home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1

Отчего затих соловей

На второй день они остановились на постоялом дворе в уезде Сюйчан. Вдоль дороги была сделана насыпь метра два высотой, укрепленная камнями. На возвышении на деревянных сваях стояли аккуратные беленые домики с соломенными крышами. Гости обедали на открытых верандах, а спать уходили в комнаты, отделенные от улицы сдвижными решетчатыми дверями.

Несколько слуг бегали от одного домика к другому, стуча деревянными сандалиями, и разносили постояльцам вареный рис, овощи, чай и саке. Публика здесь собралась самая разнообразная: мелкий чиновник, путешествующий с семьей; безмолвная группа косматых людей в цветастых халатах и меховых остроконечных шапках; буйная компания, которая отмечала какое-то удачное дельце.

– Подозрительные личности, – шепнула Света, указывая на гуляк.

– А, эти… – Джао Даши даже не обернулся. – Это разбойники. Такого сброда сейчас полно шляется по дорогам. Не обращай внимания.

Наша экспедиция расселась за одним из столиков на циновках. Микола заказал всем густую пшеничную похлебку, печеные каштаны, соевый творог тофу и зеленый чай.

Еду вскоре принесли. Чжи Минг увлеченно рассказывал про историю уезда Сюйчан. Как вождь Сюй основал здесь в незапамятные времена поселение. И что отсюда начался расцвет царства Вэй. Именно поэтому уезд получил имя «расцветающий Сюй», или Сюйчан.

– Эх, съел бы я сейчас плова узбекского. Хоть целый чан! – вдруг невпопад сказал Серега.

За столом воцарилось неловкое молчание. Микола подозвал хозяина гостиницы, шепнул ему что-то на ухо и протянул серебряную монету. Хозяин попробовал монету на зуб, кивнул. Через некоторое время он принес дымящуюся сковороду тонко нарезанного жареного мяса.

– Это серна, господин, – сказал он, кланяясь. – Мой сын только с утра подстрелил ее в горах.

Ребята не могли оторвать глаз от шкварчащего жаркого, испускающего умопомрачительный запах.

– Неудобно как-то, – сказала Света.

– Ничего особенного. – Джао Даши жестом предложил им угощаться. – В Китае же не все буддисты.

Ребята с благодарностью посмотрели на него и Миколу и с аппетитом принялись за угощение. Чжи Минг насупился.

– Эй, ви, падальщики, – вдруг кто-то окликнул их грубо с явным акцентом.

Друзья чуть не поперхнулись. На них злобно смотрел косматый человек в остроконечной меховой шапке. Его товарищи захохотали, а один схватил пиалу из-под саке и метнул ее, целясь в голову Свете.

Джао Даши среагировал молниеносно. Он перехватил чашку в воздухе палочками для риса и одним движением поставил ее на стол. Микола из ниоткуда выхватил хлыст и ударил по столу косматых бузотеров. Посуда и овощи разлетелись в стороны.

– Все, все, ми пашютили, – сказал косматый, нещадно коверкая слова. – Слюшай, сидим отдыхаем, да?

Ужин был испорчен. Но до драки, к счастью, дело не дошло.

– Дикари из Тибета, – угрюмо сказал Джао Даши. – Какая муха их укусила?

– Действительно, чудно. – Микола раскурил люльку и пустил колечко дыма. – От станичников, шалопаев придорожных, всего можно было ожидать. Но эти…

На ночь они расположились в отдельном домике, который стоял далеко от трапезных веранд. За это хозяин гостиницы запросил двойную цену. Микола погрозил ему пальцем, но деньги заплатил. Хозяин долго кланялся и восхвалял их щедрость и то, что Будда осчастливил его скромный постоялый двор посещением таких важных господ, и что… Чжи Минг наконец не выдержал и попытался дать пройдохе пинка. Но старик увернулся и исчез с необыкновенным для своих лет проворством.

Джао Даши обошел домик вокруг, постоянно нагибаясь зачем-то. Потом поднялся на веранду, опять присел на корточки и натянул поперек лестницы тонкую нитку с колокольчиками на концах. Аналогичные приспособления он закрепил на столбах, поддерживающих соломенный навес. Затем достал из кожаного мешочка несколько горстей железных репейников и разбросал по полу веранды.

– Это тэцубиси, – сказал мастер. – Шипастый сюрприз для незваных гостей.

Все вошли в дом. Чжи Минг лег у двери, ребята расположились в углу комнаты, Джао Даши и Микола – по бокам, образовав защитный периметр. Оружие каждый положил рядом с собой. Джао Даши – прямой меч цзянь с двусторонней заточкой и лук со стрелами. Микола – две турецкие сабли. Чжи Минг был вооружен крючкообразными мечами шуангоу, с гардой в виде серпа. Такая конструкция позволяла вести бой с большим количеством противников и на любых дистанциях. Серега, Женька и Света были вооружены японскими мечами. В основе техники владения мечом лежит искусство боя с шестом. Поскольку времени на подготовку было мало, мастер решил научить их работе с катаной, так как базис у них был неплохой.

Гуляки на улице постепенно угомонились, и на гостиницу опустилась тишина. Только иногда у коновязи ржали лошади, и лягушки квакали в болоте. Да ночной соловей на ветке распевал серенады своей ненаглядной. Путники дружно сопели, Микола даже похрапывал. А Света все никак не могла заснуть. Она думала, правильно ли они поступили, что ели мясо на глазах у этих людей, со своими обычаями, и тем самым спровоцировали их.

Вдруг что-то изменилось. Сначала Света осознала, что затихли лягушки и соловей. Наверное, тоже устали, подумала она с улыбкой. Потом затих Микола и сопение ее друзей прекратилось. Это было уже странно. На нее накатила какая-то обволакивающая, черная тишина. Никаких видимых причин для беспокойства не было, но Свету охватил ужас. Она попыталась вскрикнуть, но у нее не получилось. Она как будто вмерзла в ночь. Все ее тело сковал паралич. Она лежала спиной к двери. Каким-то другим зрением она увидела, как дверь отодвинулась и в проеме возник силуэт человека в остроконечной меховой шапке.

Потом вошел второй, за ним третий. Один из них споткнулся о Чжи Минга и выругался. Но тот даже не пикнул. В комнату набилось уже больше десятка косматых тибетцев. Все они молча вставали по стенам, буквально вжимаясь в них. Света чувствовала, что они чего-то боятся. Или кого-то. В этот момент в дверном проеме возник силуэт человека в капюшоне. Этот кто-то вошел в комнату.

Если долго наблюдать за людьми в подзорную трубу, может возникнуть чувство, что вы находитесь рядом с ними. Но они вас не видят. Вы – невидимка. А реальный мир вокруг вас тоже перестает существовать, поскольку вы смотрите в подзорную трубу. Вы ни здесь и ни там. Вы в пустоте. Так же и Света ощущала себя нигде. Она не могла пошевелить даже веками. При этом она видела все, что происходило в комнате, в каждой ее части.

Она никак не могла разглядеть серого человека в капюшоне. Незнакомец сказал что-то на непонятном наречии. Голос его был, скорее, похож на шипение. Один из косматых поклонился и направился к Джао Даши. В его руке в лунном свете блеснул кинжал. Косматый замахнулся и нанес удар. Точно электрический разряд пробежал по невидимой сфере. Косматый отлетел в угол комнаты.

Света своим «другим зрением» увидела, что глаза Джао Даши открыты. На лбу его выступил пот и надулись жилы. Мастер смотрел остекленевшим взглядом на серого человека в капюшоне и не мог пошевелиться. Света почувствовала, что между Джао Даши и серым возникла какая-то невидимая связь. Как будто они перетягивали канат. Но канат прозрачный. «Это хрустальная пуповина!» – поняла Света. Джао Даши был в ловушке. Серый в капюшоне высасывал его Ци. Они все были в ловушке.

Мастер силился разорвать связь, но не мог. Микола также лежал с открытыми глазами. Света чувствовала, что казак старается раскачать «струны гучжэна». Но косматые тибетцы обволакивали его импульсы какой-то вязкой энергией. Серега, Женька и Чжи Минг бодрствовали и тоже были обездвижены. Света поняла, что они находятся в пузыре времени. В чужом пузыре. Они застыли, как бабочки в янтаре. И кто-то чужой и страшный смотрел на них из Пустоты.

«Другое зрение» Светы туманом расползлось по комнате, просочилось наружу, спустилось с лестницы и охватило всю территорию вокруг домика. За каждым деревом, за каждым валуном сидели косматые тибетцы. Все были вооружены до зубов.

«Другое зрение» вернулось на веранду. И только тут Света поняла, что эта ее часть сознания находится вне контроля серого капюшона. Она осмотрелась и заметила на полу тэцубиси – железные репейники, разбросанные мастером перед сном. Репейники были кем-то аккуратно сложены в кучку. Света попробовала материализовать туман и «потрогать» репейник. «Ой!» – мысленно вскрикнула она, уколовшись.

Туман мгновенно схлопнулся до размеров комнаты. Света лежала парализованная. Серый внимательно посмотрел на нее. Из-под черноты капюшона сверкнули два желтых глаза. Он прошипел что-то. Один из косматых выскочил на веранду и сразу же вернулся. Тибетец пожимал плечами, словно говорил: «Там никого нет». Капюшон снова сконцентрировался на Джао Даши. Эта передышка позволила мастеру ослабить связь. Он даже слегка пошевелился. Но серый вновь взял его под контроль. Ци продолжила вытекать из монаха вместе с его жизнью.

Света медленно освободила туман, и он снова расползся по комнате. Серый что-то почувствовал, беспокойно зашипел, но не смог оторвать своего жала от Джао Даши. Света позволила туману ползти дальше, дальше, медленно… очень медленно. Белое облако обволокло тэцубиси. «Пух!» Она разложила репейники в спектр. Как тогда, в «пасти аллигатора» чашу с водой. И переместила их точно под стопы серого капюшона. «Пух!»

Тишину пронзил жуткий, нечеловеческий вопль. Серый рухнул на спину. Хрустальная пуповина лопнула. Вспышка! Джао Даши, сделав винтообразный мах, вскочил на ноги. Микола, Чжи Минг, Серега и Женька – все пришли в движение. Света почувствовала, что ее смирительная рубашка тоже упала. Она сделала обратный кувырок, одновременно выхватив метательный нож, закрепленный на предплечье. «Вжих!» – смертоносная сталь полетела туда, где только что корчился на полу серый капюшон. Но его там уже не было.

Косматые завизжали и бросились в атаку. Они были вооружены короткими изогнутыми мечами дао. Микола резко развел руки в стороны. Двое тибетцев так и остались на месте, пригвожденные его саблями к стене. Чжи Минг работал своими мечами шуангоу. Он блокировал удар лезвием и крюком вырывал оружие из рук противника.

В такой карусели разобрать, кто свой, а кто чужой, – отдельная проблема. К счастью, тактику группового боя ребята отработали со своими учителями еще в монастыре. Главное – защищать спину товарища, выбрать общую жертву и атаковать одновременно. И не давать, чтобы одновременно атаковали своих. Как только Чжи Минг выбивал меч у тибетца, Джао Даши беспощадно добивал противника. Микола, изобразив зигзаг в воздухе, достал из Пустоты хлыст. На этот раз он выбрал модель с подсветкой. Докрасна раскаленные металлические нити, похожие на лошадиный хвост длиной в три аршина. Горящий хлыст очень эффектно смотрелся в темноте и расчищал ряды тибетцев, что твой веник.

Ребята, зажатые в углу, не имели доступа к всеобщему веселью. Серега, чтобы не остаться в стороне, вспомнил прием из Чрева Дракона. Он запустил маленький снежный смерч и выбросил нескольких тибетцев сквозь соломенную крышу. Женькины шаровые молнии довершили дело. Бой затих. Друзья огляделись. Серого капюшона в комнате не было.

В этот момент с улицы послышался шум.

– Это косматые, там их еще полно! – крикнула Света.

Мастер отточенным движением выхватил лук, во время боя висевший у него за спиной, и начал пускать стрелы одну за другой. Он бил прямо сквозь стены, сквозь дранку и тонкую штукатурку. Джао Даши стрелял на звук сигнальных колокольчиков, которые вчера вечером закрепил на деревьях по периметру дома. Одна стрела еще не успевала пройти сквозь стену, а следующая уже ложилась на тетиву. По вскрикам было понятно, что ни одна из них не прошла мимо цели.

– Уходим! – крикнул Микола. – Их слишком много!

Путешественники выскочили на улицу. Микола расчищал путь огненным хлыстом. Чжи Минг прикрывал отступление сзади.

Лошади стояли у коновязи. Джао Даши после вчерашнего инцидента распорядился не расседлывать их. Сторож, увидев бегущих людей и их преследователей, мгновенно испарился. Микола запрыгнул на своего коня сзади, по-ковбойски, и помчался галопом обратно по направлению к преследователям. Огненный хлыст требовал много Ци, и он снова выхватил сабли.

Противник пустил в ход луки. Град стрел осыпал всадника. Микола был признанным мастером фланкировки – искусства вращения шашкой. Создав вокруг себя защитную сферу из летающих клинков, он врубился в ряды тибетцев и разметал их в стороны. Но одна стрела все-таки догнала лихого казака. Микола выпал из седла, и лошадь за стремя потащила его в темноту.

– Ах! – выдохнули ребята.

Маневр Миколы дал им возможность вскочить на лошадей. Но цена была слишком высока.

– Он жив еще! – крикнула Света. – За ним!

– Нет! – приказал Джао Даши громовым голосом. – Быстро, иначе все здесь останемся!

Они пришпорили лошадей и вихрем понеслись прочь.


Глава 21 В путь! | Ход в Шаолинь | Глава 2 Под мостом







Loading...