home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

Полезные знакомства

Было хмурое утро. Повозку раскачивало, колеса монотонно скрипели. Их везли к месту казни. Руки у Женьки были скручены за спиной, а в рот вставлен кляп байбоку – деревянная палочка с веревкой, крепко завязанной на затылке. Такая конструкция не позволяла пленнику кричать, но оставляла возможность для дыхания. Сверху на них навалили какие-то тюки. Рядом лежал связанный Сюнь Чин.

Когда вчера Женька снова очнулся в камере, Сюнь Чин сказал, что их казнят на рассвете. Об этом он узнал от тюремщика, который принес еду и воду.

– Говорит, с тобой возни слишком много. Мол, старейшины после собрания долго не могли разойтись, все обсуждали, как бы с тобой лучше разделаться.

– Ну и на чем остановились? – угрюмо спросил Женька.

– Решили проявить снисхождение, – ответил Сюнь Чин. – Отрубить нам головы.

– Так нас прямо здесь порешат или представление устроят?

– Ты что, здесь нельзя. Дух умершего может остаться на месте казни. Для этих целей у клана есть специально отведенное место.

Женька кое-как подполз к краю повозки и выглядывал сквозь переплетенные прутья. На каждом перекрестке он ждал, что раздастся крик возницы, пронзенного стрелой Джао Даши. Что бойцы триады начнут падать под градом ударов шуангоу Чжи Минга и катаны Сереги. Что один из бандитов начнет разбрасывать тюки, чтобы убить пленников. Но метательный нож Светы достигнет цели раньше. Потом их освободят от веревок, и они убегут. Джао Даши, конечно, обругает его, что он нарушил приказ и пошел в город. Возможно, его накажут. Пусть его накажут! Он это заслужил. Но он останется жив, будет свободен, и они все снова будут вместе.

Но ничего этого не произошло. Они въехали во двор какого-то дома на окраине Цзяннина. Их вытащили из повозки, развязали ноги, конвоир грубо толкнул Женьку в спину:

– Вперед!

Сюнь Чин вчера рассказал, что особо важные экзекуции «Тень Лотоса» проводит с участием всех членов большого совета клана. Для этих целей у них есть дом с церемониальным залом. Так как они не бандиты, а, наоборот, являются истиной законной властью Китая, казнь должна быть обставлена чинно. Церемониальный зал – это не какой-нибудь сарай. Это большое красивое помещение, где братья рассаживаются в соответствии со своим рангом, каждый на заранее отведенное место. Есть места для судей, для членов малого совета. Чем ближе к эшафоту, тем почетнее.

Когда их ввели, большой совет триады был уже в сборе. Зал церемоний напомнил Женьке консерваторию. Только вместо фотографий композиторов на стенах висели гравюры. А вместо рояля на сцене стояла плаха.

Женьку и Сюнь Чина вывели на лобное место, освободили рты от кляпов, но руки оставили связанными. Голова Дракона и его окружение сидели за красивой резной загородкой. «Как в ложе», – подумал Женька. Кицунэ Да Цзи тоже была здесь. Он чувствовал ее всю дорогу, она сопровождала их и контролировала его Ци.

– Мастер Ладана, – громко проговорил Лунг Тао. – Огласи, пожалуйста, приговор.

Человек в длинном красном балахоне начал зачитывать прегрешения Женьки и Сюнь Чина. Что их брат нарушил свои обеты, что вступил в сговор с заморским варваром, и они-де замышляли убить старейшин и самого Голову Дракона.

Чтобы хоть как-то отвлечься от происходящего, Женька начал разглядывать гравюры на стенах. В основном здесь преобладали темы природы, зверей и птиц. Но одна картина, совсем рядом с эшафотом, вдруг привлекла его внимание. На ней была изображена девушка, которая играла с кошкой. Животное удивительно напоминало кота Матроскина из мультфильма «Трое из Простоквашино». Женька пригляделся. С гравюры на него смотрела Света.


Всю ночь Джао Даши и Чжи Минг носились по городу как угорелые. Безрезультатно. Мастер вошел и молча покачал головой. «Ничего!» За ним плелся молодой послушник, лицо его стало серым. Лю Вэй еще не вернулся. Предрассветные сумерки подползали к Цзяннину.

– Не будем отчаиваться, – сказал Джао Даши. – Если его похитили с целью выкупа, скоро мы об этом узнаем.

– Разве он им скажет? – Серега с сомнением покачал головой. – Женька гордый. Под принуждением от него ни слова не добьешься.

– Наверное, это дело рук зомби Чиан-ши и его сподручных из Тибета, – сказала Света.

– Давайте попьем чаю, – предложил Джао Даши. – Возможно, решение придет само собой.

Все настолько измучились, что с радостью приняли это предложение. Мастер открыл большую керамическую банку и высыпал в продолговатую пиалу скрученные зеленые шарики.

– У нас дома пьют индийский чай, он черный, – сказал Серега. – А китайский – весь зеленый. Интересно, почему в Китае и Индии растет разный чай?

– Я открою вам страшную тайну. – Джао Даши сделал большие круглые глаза. – Черный и зеленый чай – это одно и то же растение. Чайный лист собирают с дерева, которое называется «камелия». Отличие – в способах обработки. А всего их известно больше тысячи.

– Откуда же такое многообразие? – удивилась Света.

– Впервые чай начали выращивать в провинции Юньнань, что недалеко от Тибета, три тысяч лет назад. А уже оттуда чай распространился по всему Китаю. – Джао Даши вылил первую заварку. – Везде свои природные условия, и каждая община держит рецепт обработки в строгом секрете. Так что сколько чаеводов, столько и чаев.

– Листья и листья, чего их обрабатывать? – Серега пожал плечами. – Мама на даче листья смородины обрывает прямо с куста и в чайник кидает. Аромат такой, закачаешься!

– Приготовление чая – это как приготовление вина. – Джао Даши разлил чай по пиалам. – Чтобы чайный лист раскрыл свой аромат, его собирают, высушивают, а потом мастер над ним колдует.

– И какие же заклинания он произносит? – Света с наслаждением пригубила янтарный напиток.

– Например, этот чай называется «Черный Дракон». Дословно – Heilong. Англичане называют его «Улун». Горный чай любит холодный ночной ветер и жаркие солнечные дни. Чтобы сок начал бродить, подсушенный лист надламывают. Чем больше надломов, тем интенсивнее брожение.

Для этого днем его сушат на солнце, а к ночи раскладывают на бамбуковых подносах. Мастер разговаривает с чаем, ворошит его, подбрасывает листья, чтобы им было веселее и они вдоволь насмеялись. Наутро чай завяливается и обжаривается, пока лист не станет наполовину красным. Время здесь бесценно. А дальше происходит самая тайная магия! Листья скручивают в маленькие изящные шарики, которые начинают благоухать, как цветок орхидеи.

– А как же делают черный чай? – Серега с интересом ловил новые нотки вкуса в каждой новой заварке.

– Так же, за исключением самого последнего шага. В помещении на каменный пол насыпают раскаленные угли, которые сверху укрывают золой. Получается своего рода коптильня. Далее, на золу ставят корзины, и чай медленно томится в этом тепле. Получается «Да Хун Пау» – темный улун.

– Мне дедушка рассказывал такую легенду, – добавил Чжи Минг. – В горах Аньси жил охотник по прозвищу Черный Дракон. Так его прозвали за темный цвет кожи и воинственный нрав. Однажды охотник увидел необычное дерево, нарвал с него листьев и положил себе в сумку. В этот момент из лесной чащи выскочил олень. Черный Дракон погнался за дичью и преследовал зверя весь день. Только к вечеру удалось ему настичь добычу. За это время чайные листья в сумке перемялись и потемнели. Охотник расстроился, но все же заварил чай. Вдруг настой заблагоухал удивительным ароматом. Тогда Черный Дракон отправился ко двору императора династии Сун и преподнес чай в качестве подарка. Напиток настолько понравился Сыну Неба, что тот распорядился насадить целый чайный сад в провинции Фуцзян. Чайный лист обрабатывали, а потом прессовали в большие блины и ставили клеймо Дракона и Феникса. Так появился чай Longfong Tuancha.

В этот момент в комнату вошел запыхавшийся Лю Вэй.

– Нашел, – выдохнул аптекарь, вытирая пот со лба.

– Ну же, говори, где он? – Джао Даши чуть не сбил Лю Вэя с ног.

– Нашел. Он в плену у триады «Тень Лотоса».

Джао Даши выругался:

– Как эти шакалы нас выследили?

– Сие мне неведомо. – Лю Вэй развел руками. – Только насолил он им чем-то, видать, сильно. Завтра на рассвете его хотят казнить.

– А вы откуда знаете? – закричал Чжи Минг.

– Слушай, студент. – Аптекарь поправил пенсне. – В городе есть уважаемые люди. Они знают других уважаемых людей. Но эти люди не любят, когда их имя произносится всуе. Главное – что знаю, и все.

– «Тень Лотоса» – это кто еще? – спросил Серега.

– Бандиты, – ответил Джао Даши, – тайная организация. Пудрят мозги молодежи. Мол, якобы они – последователи монахов-мучеников Шаолиня и борются за возвращение на трон династии Мин. А сами собирают дань с лавочников и торгуют опиумом. А где его держат?

– В резиденции Лунг Тао, главы клана. А завтра с утра повезут на казнь в церемониальный дом на окраине Цзяннина.

– Так чего же мы сидим? – Серега схватился за катану. – Айда Женьку выручать!

– Подожди, подожди, какой ты быстрый. – Лю Вэй подвинул ему стул. – Присядь-ка. В окружении Лунг Тао есть японка, Да Цзи. Говорят, что она кицунэ.

– Что-о-о? – Джао Даши вытаращил глаза. – Как же он ее не боится?

– Уж не знаю, как они договорились, но Да Цзи его охраняет. В резиденцию Идущим ход закрыт. Туда сложнее, чем в Запретный город, проникнуть.

– Кто она, эта кицунэ? – Света нахмурилась.

– Оборотень, – ответил Джао Даши. – Лиса, которая приняла облик прекрасной девушки и живет среди людей. Она питается энергией окружающих, и за счет этого, ей удается сохранять молодость.

– Энергетический вампир! – вспомнил Серега расхожую фразу из телевизора. – Знаю я одну такую тетеньку у нас во дворе.

– Не-е, вампир – это Чиан-ши, – сказал Чжи Минг. – А кицунэ – она такая безобидная, пока ее не разозлить. Выберет себе какого-нибудь бедолагу и давай его морочить. Что она-де любит его и замуж за него хочет. А как поженятся, муж начинает потихоньку чахнуть. Только выйдет он как-нибудь ночью на луну посмотреть и увидит ее во всей красе. Со всеми ее многочисленными хвостами. Чем больше хвостов, тем дольше кицунэ в человеческом обличье прожила. Девятый хвост у нее отрастает через тысячу лет. После этого кицунэ становится бессмертной, и люди ей уже больше не нужны.

– Так она что же, из Лунг Тао, из этого мафиози, энергию пьет? – Серега поежился.

– Не думаю, – ответил Лю Вэй. – Он дедок крепкий, характер у него нордический, вредных привычек не имеет. Она там какой-то другой источник энергии нашла. Накрыла всю резиденцию хрустальным куполом, везде ловушек понаставила.

– Ну, раз эта женщина-вамп в свою избушку лубяную никого не пускает, надо Женьку по пути вызволять, – сказала Света. – Сами ей по дороге ловушек понаставим. Один из нас заблокирует кицунэ, а остальные расправятся с бандитами.

– Согласен, – кивнул Серега. – В церемониальном доме у нас шансов нет. У них там весь кагал соберется. А по дороге мы с ними махом разделаемся. Тут главное – внезапность.

– Я – за нападение по дороге, – поднял руку Чжи Минг. – Как гласит пятнадцатая стратагема Сунь-цзи: «Сманить тигра с горы на равнину»!

– Не думаю, что это хороший план. – Джао Даши начал загибать пальцы. – Во-первых, мы не знаем, по какой дороге они поедут и сколько будет охраны. Во-вторых, мы не знаем, как его будут перевозить. В-третьих, мы не можем устроить открытый бой на улицах Цзяннина. И самое главное. Триада – мастера конспирации. Отправят несколько конвоев одновременно в разные стороны. Где искать Женьку?

– Так что же делать? – Ребята переглянулись.

– Применить шестую стратагему Сунь Цзи: «Поднять шум на востоке, чтобы атаковать на западе», – гордо провозгласил Лю Вэй.

– Так, ты, стратег-заочник, – прервал его Джао Даши. – Давай ближе к делу. Говори, чего знаешь?

Аптекарь обиженно хмыкнул, поправил пенсне на носу и достал из рукава бумагу, свернутую в трубочку.

– Вот, здесь план церемониального дома.

Все приникли к схеме.

– Что это? – Джао Даши ткнул пальцем в извилистую линию, которая одним концом упиралась в зал церемоний, а другим уходила за пределы дома.

– Это подземный ход. – Лю Вэй поджал губы.

– Лю Вэйчик, миленький, не тяни. – Света молебно сложила ладошки.

– Хорошо. У триады во всех зданиях есть тайные комнаты и секретные пути для отступления. Зал церемоний организован таким образом, чтобы Голова Дракона мог скрыться в случае опасности. Подземный ход выходит в зал как раз там, где будет сидеть малый совет и установят плаху. Вход замаскирован под обычную стену. Только стена тонкая, а за нею – дверь. Через этот туннель мы Женьку оттуда и вытащим.

– Хорошо бы осмотреться на месте. – Джао Даши чертил какие-то кружочки и стрелки на схеме. – А попасть туда можно, охрана там сейчас есть?

– Охрану выставляют только на время собрания. Сейчас там всего двое сторожей. В зал церемоний просто так войти не получится. Но в туннель со стороны пустыря, думаю, можно.

– Ну, тогда делов-то, – сказал Серега – Проходим по туннелю, а потом запускаем летающий глаз.

– Я бы не рисковал. – Джао Даши покачал головой. – Кицунэ могла расставить там хрустальные колокольчики, чтобы засечь разведку Идущих. До момента схватки «Бу Хо Хонг» применять нельзя.

– Как же мы предупредим Женьку? Эх, посмотреть бы, как у них там все организовано. – Света постучала пальцем по схеме.

– Посмотреть – это можно, – сказал Лю Вэй и, как Василиса Премудрая, достал из другого рукава еще один сверток.

– Лю Вэй, тебе не в аптекари, тебе в фокусники надо было идти, – сказал Чжи Минг. – Это еще что?

– А вам, молодой человек, я бы тоже посоветовал, куда идти. – Лю Вэй выпрямился с чувством собственного достоинства. – Но здесь-таки дама. Так шо напрасно ви разоряетесь. Шо касаемо вашего интэреса до свертка, то там-таки – эскизы для отделки церемониального зала.

– Что, тоже уважаемые люди помогли? – поинтересовался Джао Даши, внимательно разглядывая рисунки.

– Да нэ, у букиниста одного на привозе на полкило сахара выменял.

– Что это на стенах? – спросил Серега.

– Там висят гравюры. Птички там всякие, бабочки-цветочки, девушки-пастушки.

– Стоп! – сказал Серега. – Я знаю, как предупредить Женьку.


Глава 6 Кого боится лунный заяц | Ход в Шаолинь | Глава 8 Боевая каллиграфия







Loading...