home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 10

Боевая фармацевтика

Они забросили железные кошки, обмотанные тряпками, на высокую каменную стену и проникли в сад дома церемоний. Дальше все распределились по позициям. Лю Вэй остался снаружи.

Серега и Света поднялись на крышу и стали наблюдать. Внизу, у входа в дом, сидели два сторожа. Один из них кричал, размахивая руками:

– Вот, хошь ты меня режь, Сянь Линь, но росту он был гигантского, что твоя оглобля. И весь в черном.

– Да-да, Ван Тун, – насмехался над ним другой. – А изо рта у него пламя не вылетало?

– Что ж ты думаешь, я совсем дурак? – Ван Тун поправил палкой догорающие угли. – Он же не император Шихуанди. Но росту был гигантского. И весь в черном, что твоя печная труба.

Так они спорили до посинения, пока вдруг в ворота не забарабанили. Ван Тун, как проигравшая сторона, был отправлен открывать. Вернулся он с группой каких-то мрачных личностей. Старший отчитывал его:

– Вам же сказали, ворота должны быть открыты. Один стоит на воротах, другой делает обход. А вы тут чаи распиваете.

– Да мы это, – оправдывался Ван Тун, – открывали, а потом закрыли…

– Открывали они… – прервал его старший. – Сегодня все братья собираются, въезд должен быть открыт. А вы должны были стоять там и охранять. Я спрашиваю: зачем закрыли?

– Да тут, брат, в округе собак диких до жути развелось, – нашелся Сянь Линь. – Ну мы и закрыли. А то укусит какая-нибудь собачонка Голову Дракона, тебе же и отвечать.

– Ты поговори еще у меня. Ща как дам в бубен! – выругался старший. – А ну, быстро на ворота!

Триада постепенно собиралась. В основном это были бедно одетые люди в свободных холщовых куртках и остроконечных соломенных шляпах, надвинутых на глаза. Но были среди них и богатые горожане, в длинных парчовых балахонах и трапециевидных шапочках цинских чиновников. Этих привозили на повозках. Все они несли какие-то свертки. «Оружие», – понял Серега. Потом вдруг появился отряд в черных рубахах до колен. Головы бойцов были повязаны красными косынками с длинными фалдами, из-под косынок виднелись косички. Шел отряд очень слаженно, бойцы, практически не таясь, несли мечи. «Гвардия Головы Дракона», – шепнула Света. Красные косынки зажгли факелы и начали обшаривать сад.

Чжи Минг замаскировался рядом с туннелем в мусорной куче. Сначала он расстелил на земле мешковину и, завязав ткань на углах, закидал ее мусором. Потом разрыл углубление, залез туда, а мешковину натянул сверху. Чтобы можно было дышать, выставил наружу кончик бамбуковой трубки.

Джао Даши прятался в кустах. Для маскировки он использовал костюм лесовика: рыбацкую сеть с закрепленными на ней ветками и листьями. В губы Джао Даши взял лист бумаги. Этот прием он узнал у ниндзя, которого однажды захватил в плен. Ниндзя использовал бумагу как рассекатель, что позволяло ему дышать неслышно и оставаться незамеченным, находясь буквально в одном метре от противника.

Красные косынки обыскали сад, никого не обнаружили и расставили посты. Ребята с крыши насчитали по одному посту в каждом углу сада, пост у туннеля и пост на воротах. Командовал всеми здоровенный краснокосыночник в кожаной безрукавке. Ребята между собой прозвали его Шрам. Толстый красный рубец пересекал наискосок лицо командира.

– Эй, ну что там? – крикнул Шрам хриплым голосом, завидев возвращающуюся группу с факелами.

– Порядок. Спугнули парочку влюбленных кошек, и все, – ответил старшина.

Его товарищи заржали.

– Что на крыше? – спросил Шрам.

– Да что там может быть? – уныло ответил старшина. Он уже знал продолжение этого разговора. – Снаружи мы все здание обошли.

– Вот ты и посмотришь. – Шрам стоял, широко расставив ноги, положив руку на рукоятку меча. – Ну-ка, марш на крышу!

Старшина, вздыхая, пошел исполнять приказание. Серега и Света похолодели. Раздался глухой стук, направляющие лестницы коснулись карниза. Старшина поставил ногу на первую ступеньку.

– Быстро спускаемся по противоположной стене, – прошептал Серега. – Там свободно.

Они поползли вдоль конька на ту сторону дома, откуда выходил туннель. Делать это скрытно было очень непросто, черепица сдвигалась и побрякивала. Наконец они подползли к краю. Серега зацепил трос за печную трубу, которая удачно оказалась рядом, и перекинул ногу для спуска. Одна глиняная чешуйка оторвалась и полетела вниз. «Шух-шух-шух», – зашуршала она сквозь листву. Ребята замерли.

– Эй, что там, в кустах, посмотри, – неожиданно раздался чей-то голос.

В этот момент Света поняла смысл выражения «волосы на голове зашевелились». Они прозевали пост! Как раз здесь должен был пролегать маршрут Джао Даши.

Серега так и застыл с вытянутой ногой, изящно дополняя собой резной карниз.

– Наверное, кошки опять шляются, – лениво ответил другой.

Они подождали полминуты. Кажись, пронесло, тревоги не было.

– Давай с другой стороны спустимся, – произнесла Света одними губами.

В этот момент над коньком возник силуэт. Та сторона крыши, где поднялся старшина, была ярко освещена лунным светом. Там, где прятались ребята, лежала тень. Человек медленно продвигался в их сторону.

– Быстро, в трубу, – сообразил Серега.

Они, как два привидения, просочились в черное жерло и повисли на тросе. Светина ступня щекотала Серегину макушку.

– Думаешь, не заметит? – шепнула Света.

– Подойдет близко – точно заметит. Не жди, сразу метай нож, – ответил Серега.

Человек приближался, хруст черепицы слышался уже рядом. Света нащупала рукоятку. Метать нож без замаха неудобно. Но отец научил ее технике броска одной кистью. Здесь главное – почувствовать волну от плеча к ладони, как при ударе хлыстом. И посылать нож в момент срыва волны. Таким движением стряхивают градусник.

Света медленно извлекла лезвие из ножен, заскользила рукой от бедра вверх, к глазам, и едва-едва выглянула над кромкой трубы. Человек стоял рядом, всего шагах в семи, и пристально смотрел в ее сторону. Света приготовилась к броску.

В этот момент издалека, со стороны ворот, послышался крик. Человек дернулся обернулся, и пошел назад. Света подождала, пока голова непрошеного гостя скроется за краем крыши, и так же медленно опустила нож в ножны.

– Все в порядке, – прошептала она. – Можно вылезать.

Ее шикарный обтягивающий костюм «Адидас», в который она облачилась перед операцией, слегка запылился от ползанья по черепице. Но сейчас вновь приобрел исходный черный цвет. Платок, завязанный по-пиратски, защитил ее золотистые волосы. А вот Серега наконец-то осуществил свою заветную мечту. Стал из шатена брюнетом. Лица их получили идеальную боевую раскраску, которой позавидовал бы сам Гойко Митич, не говоря уже о Чингачгуке.

– Да… – только и сказали они, глядя друг на друга.

– Интересно, что же там все-таки произошло? – спросил Серега.


А произошло вот что. Рябого и косого, как людей ненадежных, сняли с поста. У ворот поставили двух бойцов в красных косынках. Один из них был несколько тучноват. Его товарищ, худой как жердь, попрекал его. Мол, «не подобает воину триады походить на цинского министра». Тучный, напротив, считал свою внешность воплощением здоровья и силы и советовал худому больше следить за собой. А то его на ветру раскачивает.

Лю Вэй, несмотря на просьбы Джао Даши, проявил-таки инициативу. Привязав лошадей, он подполз совсем близко и наблюдал за перебранкой охранников. И вот увидел он, что на крышу дома церемоний поднимается человек. Лю Вэй понял, что дело плохо. Если ребят засекут – всему конец. Тогда Лю Вэй, недолго думая, вышел из-за кустов и направился прямо к воротам. Охранники как раз перешли к детальному обсуждению внешности друг друга. Дискуссия проходила на высоком интеллектуальном уровне, с использованием идиоматических выражений и образов местного фольклора.

– Большое вам наше здравствуйте, – сказал Лю Вэй, широко улыбаясь.

Спорщики уставились на него.

– Ты кто такой? – спросил толстый.

Вместо ответа, Лю Вэй вытащил из кармана пузырек – часть аптечки, которую он захватил на операцию. И продекламировал, размахивая склянкой:

Эй, жирдяй, налетай!

Покупай растворы.

Из драконьих зубов

И корня мандрагоры!

Толстый побагровел. А худой, осклабившись, сказал добродушно:

– Проваливай отседова, дядя, пока цел.

На что Лю Вэй так же звонко пропел:

Для дистрофиков – клизьмы

От глистов прочищают организьмы.

Он делал особый упор на «изьмы», наверное желая подчеркнуть какие-то особые целебные свойства своих препаратов. Но охранники не оценили его прононса. Худой посинел от злости, что сделало его похожим на скелет. Толстый стал краснее собственной косынки. Выхватив из-за пояса дубинки, воины триады бросились на Лю Вэя. Если бы не школа Джао Даши, худой и толстый стали бы последними клиентами аптекаря.

– Фармацевта убивают! – завопил Лю Вэй, ловко уворачиваясь от ударов.

– Вот мы тебя сейчас, очкарик! – орали бойцы, безрезультатно пытаясь достать обидчика, отчего злились еще больше.

Лю Вэй увидел, что по центральной аллее к воротам бегут другие красные косынки. Ватагу возглавлял бугай в кожаной жилетке, со страшным шрамом поперек лица.

Адекватно оценив свой уровень подготовки, аптекарь решил не испытывать далее судьбу.

– Ну, раз вы лечиться не хочете, я пошел! – крикнул он, отскакивая в сторону. – Пока, дефективные!

И, не дожидаясь наплыва потенциальных клиентов, бросился наутек. Это представление спасло не только Серегу и Свету, но и всю операцию.


* * * | Ход в Шаолинь | Глава 11 На кого посмотрела Да цзи?







Loading...