home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 15

Вредная привычка профессора Уиншера

Чарли Намган ехал на муле. Это было выносливое и покладистое животное. С ним он научился управляться довольно быстро. А вот его реципиент доставлял ему уйму проблем.

Когда в конце войны МИ-6 завладела архивами нацистской организации Аненербе, выяснилось, что Общество по изучению древних сил и мистики тесно сотрудничало со швейцарским психиатром Карлом Юнгом. То, что Юнг открыто поддерживал нацистов, было известно всем. Психиатр считал Гитлера воплощением своих идей о «коллективном бессознательном», что фюрер отражает глубинную сущность немецкого народа и черпает свою энергию в потустороннем мире. В архивах были найдены сведения, что Юнг участвовал в экспертизе артефактов, привезенных Эрнстом Шефером из его тибетской экспедиции. Экспедиция проходила под эгидой Аненербе и под непосредственным патронажем рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Тибетское правительство отнеслось к гостям из Третьего рейха с большим дружелюбием. Рединг Хутукту, регент Тибета, вручил Эрнсту Шеферу богатые подарки.

В числе прочего Шефер получил от регента древнюю рукопись «Бардо Тхедол», «Тибетскую Книгу Мертвых». Сам манускрипт англичане также обнаружили в архивах Аненербе.

Впервые в Европе книга была опубликована еще в 1927 году. Ее перевел английский профессор Уолтер Эванс-Венц. Но такой древний экземпляр еще не попадал в руки исследователей. Как только весной 1940 года багаж экспедиции прибыл в Германию, осмотреть ценную находку пригласили Карла Юнга. Дело в том, что швейцарский психиатр давно интересовался этим произведением. Он считал, что в «Бардо Тхедол» описан процесс встречи души человека с ее бессознательной сущностью. Много позже, уже после войны, Юнг напишет предисловие и психологические комментарии к новому изданию этой книги.

Официальной целью экспедиции Шефера был поиск истоков арийской расы в Тибете. Но привлечение Карла Юнга в качестве эксперта натолкнуло сотрудников МИ-6 на мысль, что здесь кроется нечто большее, чем просто антропологический интерес. И англичане занялись поиском документов, связанных с исследованиями в области психологии и управления сознанием. Выяснилось, что на протяжении всех трех своих азиатских экспедиций Шефер целенаправленно собирал артефакты и легенды, которые указывали бы на возможность внушения воли одного человека другим.

В записях Шефера англичане также обнаружили рассказ о статуе Бодхидхармы, утерянной в Китае в прошлом веке. Тибетский лама, который поведал Шеферу эту историю, утверждал, что династия Цин использовала статую как мистический центр силы. Через нее маньчжуры подчинили себе весь Китай. В начале XVIII века император Канси привел Шаолинь к покорности. В знак примирения он преподнес монастырю статую Бодхидхармы. Это выглядело поистине странно. Ведь Цин объявили государственной религией конфуцианство. А Бодхидхарма, или Дамо, как его называют в Китае, принес в Поднебесную буддизм. И маньчжуры боролись с этой религией, поскольку в ней не было почитания императора. Однако с того момента очаги сопротивления в Китае начали постепенно затихать, пока не угасли совсем. Тибетский лама объяснял это тем, что Шаолинь всегда был духовным центром Поднебесной. И Цин каким-то непостижимым образом использовал статую, чтобы внушить свою волю монахам, а через них и всему Китаю. А когда во время Первой «опиумной войны» статуя пропала, власть маньчжурской династии иссякла.

Как только в МИ-6 осознали, что таинственная статуя Дамо хранится в Британском музее, об этом сразу же доложили правительству Великобритании. И к работе подключили ученых-психоаналитиков. Сначала исследования не дали никаких ощутимыми результатов, и о находке снова забыли.

Но позднее, когда был изобретен метод МРТ, магнитно-резонансной томографии, в Ноттингемском университете провели опыт с использованием статуи Дамо. В два томографа, стоящие рядом, помещали испытуемых и делали МРТ мозга. После этого между томографами помещали капсулу со статуей Дамо и производили повторный замер. Капсула была максимально экранирована от всех известных видов излучения, как изнутри, так и снаружи. На повторных снимках явно наблюдалась синхронизация мозговой активности испытуемых. Тогда ученые решили подвергнуть статую внешнему воздействию и поместили в капсулу электромагнитный излучатель. Выяснилось, что на определенных частотах синхронизация мозговой активности не симметрична, а картина направленно передается от одного испытуемого к другому. Если же поляризацию излучения поменять, направление передачи мозговой активности также изменится.

На этом этапе эксперимента было доказано, что статуя Дамо позволяет синхронизировать мозговые активности двух индивидов, если они длительное время находятся рядом. При этом, если воздействовать на статую электромагнитным излучением определенной частоты, один испытуемый становится донором, а другой – реципиентом мозговой активности. В дальнейших отчетах МИ-6 статуя Дамо фигурировала под кодовым названием «пси-резонатор D». А синхронизация мозговой активности получила название «В-синхронизация».

Чтобы оценить фактор личности в результатах эксперимента, ученые комбинировали различных испытуемых, а также изучали воздействия индивидов друг на друга в личном общении, в отсутствие пси-резонатора D. Выяснилось, что направление воздействия не зависит от силы личности испытуемых, а зависит только от поляризации излучения. То есть испытуемый, который в обычных условиях проявлял качества лидера, в присутствии пси-резонатора D становился реципиентом, даже если донором выступал индивид со слабой, ведомой личностью. При этом сила воздействия была максимальной, если донор и реципиент принадлежали к общей социальной группе или имели схожий жизненный опыт. Например, эффект передачи усиливался, если испытуемые перед экспериментом слушали одну и ту же музыку или читали одни и те же книги.


1 июля 1986 года профессор Уиншер, как обычно, производил замеры. Уиншер нервничал. В эксперименте должны были участвовать Гвен Тейлор и Мэй Ли. Девушек утвердили после тщательного отбора по признакам психологической совместимости. Их изолировали от контактов с другими людьми на целый месяц, кормили одной и той же пищей. В перерывах между просмотрами любимых фильмов они играли в «верю, не верю» и добились вероятности угадывания более 85 процентов! Они стали буквально ментальными близнецами. В эксперименте одна девушка – донор – по команде должна была случайным образом закрывать глаза. То левый, то правый. А реципиент должна была угадывать и повторять движение. Цель эксперимента – понять, как влияет пси-резонатор D на процент угадывания и сохранится ли эффект, если поменять местами донора и реципиента. За десять минут до начала эксперимента Гвен Тейлор сделалось плохо, и ее увезли на скорой. Месяц подготовки полетел в тартарары!

Вместо Гвен Тейлор на кушетку томографа легла Эми Чэн, ассистентка Уиншера. Просто чтобы не терять лабораторный день. Профессор с тяжелым вздохом включил аудиовидеозапись и нажал на кнопку метронома. Чтобы исключить подсказки, эксперимент должен был проходить в полном молчании. Ассистентка Эми Чэн выступала донором, а Мэй Ли, которую только что разлучили с ее ментальной сестрой, – реципиентом.

– Интересно, этот болван Уиншер заплатит мне за непрофильную работу? – вдруг громко проговорила Мэй Ли. – Я аспирант, а не подопытная крыса. Достаточно уже того, что я убираю за ним его отвратительные окурки…

Уиншер выронил сигарету изо рта, глаза его полезли на лоб.

– Что, что вы сказали, повторите! – Профессор влетел в комнату и стал трясти Мэй Ли. Та смотрела на него непонимающими глазами.

Ассистентка Эми Чэн вскочила с кушетки и тоже явно была не в себе. После этого случая Эми Чэн получила огромную премию и надолго сменила неудобный стул в прокуренной лаборантской на удобную кушетку томографа. А профессор открыл явление ментального переноса. Но убирать за собой окурки он так и не научился.

Оказалось, что пси-резонатор D позволяет донору получить полный контроль над сознанием реципиента. Правда, только если оба испытуемых имеют азиатские корни. Мэй Ли и Эми Чэн были этническими китаянками. У европейцев подобного эффекта добиться не удалось. Кто-то из специалистов упомянул имя Карла Юнга и его концепцию коллективного бессознательного.

– Возможно, статуя Дамо настроена на определенные архетипы, присущие только азиатскому этносу, – сказал эксперт-психоаналитик. – Если мы хотим загипнотизировать европейца, нам надо искать Экскалибур или шлем Александра Македонского, на худой конец. Жаль, что у нас только один пси-резонатор.

Сотрудники МИ-6 переглянулись. Они вспомнили про древнюю рукопись «Бардо Тхедол». «Тибетская Книга Мертвых» получила кодовое название «пси-резонатор Т».

Группа профессора Уиншера выяснила, что личность реципиента сопротивляется экспансии донора. Однако был разработан комплекс приемов, который позволял поставить под контроль строптивого ведомого. Главный принцип – куратор, так теперь называли донора, должен знать о реципиенте все. Реципиент о кураторе – ничего. Стабильный захват сознания происходил в радиусе до ста метров от пси-резонатора. Если же ведомый выходил из этого круга, контакт терялся.

Пси-резонатор Т обнаружил те же свойства, что и его собрат D. Тогда ученые решили поэкспериментировать с ними в паре. Выяснилось, что, если в зону активного контакта внести другой пси-резонатор, куратор начинал фиксировать помехи, вплоть до потери контроля над ведомым. Это навело сотрудников МИ-6 на мысль, что таким способом можно искать другие пси-резонаторы. Надо отправить донора и реципиента в путешествие по музеям. Авось какой артефакт и откликнется.

Сначала идею забраковали. Многострадальная Эми Чэн возражала:

– Нам за собой что, целую энергетическую установку таскать?

Это было резонно. Направленная В-синхронизация возникала под воздействием электромагнитного излучения. Однако выяснилось, что, если контакт уже активирован, излучатель можно отключить. Главное, чтобы ведомый оставался в зоне действия пси-резонатора. Пришлось Эми проехаться по музеям Лондона в состоянии анабиоза, лежа на каталке.

Поиски результатов не принесли. Новых полезных артефактов исследователи не обнаружили. Да и от старых практическая польза была неочевидна. Армию зомби по этой технологии не создашь. Можно, конечно, попытаться заманить китайского посла в поле действия пси-резонатора. А дальше-то что? Возить за ним Эми Чэн и статую Дамо?

– Стоп, – проговорил профессор Уиншер. – Какое еще поле?

– Какое поле, вы о чем? – не понял сотрудник МИ-6.

– Вы сказали «заманить в поле действия». – Уиншер потушил окурок и разогнал ладонью сизый дым. – Пси-резонатор находится в экранирующей капсуле. Наружу не проникает никаких известных физических полей. Тогда посредством чего возникает В-синхронизация?

– Продолжайте, профессор. К чему вы клоните?

– Во все эти ваши мистические объяснения, что контакт между донором и реципиентом устанавливается через потусторонний мир, я не верю. Если рассуждать в рамках научного подхода, нужно понять природу этого взаимодействия. Например, вы слышите мой голос за счет механических колебаний. Частицы воздуха воздействуют на вашу ушную мембрану. В открытом космосе, где воздуха нет, вы бы меня просто так не услышали. Однако в космосе я могу использовать радио. И мой голос донесет до вас электромагнитная волна. В момент В-синхронизации мы не фиксируем возмущения никаких известных физических полей. Поэтому на роль почтальона надо искать какого-то другого кандидата.

– Какого кандидата? Имя, профессор, имя!

– Тахион. Виртуальная частица, которая распространяется в пространстве со сверхсветовой скоростью. А во времени проявляет себя как волна.

– И – и-и… какая нам от этого польза? – нахмурился практичный представитель аппарата британской разведки.

– Не знаю, – задумчиво ответил Уиншер. – Но если это действительно так, мы можем попробовать установить В-синхронизацию во времени.


Глава 14 Карма | Ход в Шаолинь | Глава 16 Легенда о стране Дара-Шунг







Loading...