home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

Легенда о стране Дара-Шунг

В Тибете было много профессий. Были там пастухи, были кузнецы. Были даже носильщики привилегированного тела. Но Тхатто был представителем самой древней профессии. Он был боевым магом. Хотя официально, по месту работы, числился просто жрецом при храме Бон.

Предание гласило, что его предки вошли в Тибет из волшебной страны Дара-Шунт три тысячи лет назад, открыв сумеречный портал у подножия горы Тисе. Их предводитель Бхаянаг Тегела положил на землю яйцо золотой орлицы и одним движением воздвиг из него крепость, которая простояла шестьдесят четыре поколения.

Крепость имела четыре цитадели и была изготовлена из магического камня Зи. Крепость опоясывала огненная река, а все подступы к ней на три дня пути поросли железными шипами так, что ни один человек не мог подойти близко.

Жители страны Дара-Шунг на вид были совсем как люди. Но каждый из них был связан с четырьмя невидимыми существами. Снежная пантера помогала дарашунгам находить дорогу в горах. Шестикрылый коршун учил их летать по воздуху. От седого шакала они получали невиданную хитрость. А змей с обсидиановой чешуей делал их непобедимыми и яростными воинами и наделял секретом извержения пламени.

Как-то Бхаянаг Тегела возвращался с охоты на леопарда и увидел прекрасную дочь пастуха, которую звали Дхувей Тара. Вождь дарашунгов был ослеплен красотой человеческой девы, взял ее себе в жены и увез в крепость Дара-Шунг. Тогда стали приходить к нему его соплеменники и говорить, что тоже хотят брать себе жен из людей. И просили его снять железное заклятие, поскольку шипы не давали жителям Тибета подходить близко к крепости. Вождь долго не соглашался, но воины были настойчивы, и Бхаянаг Тегела снял железное заклятие.

Вскоре увидел Бхаянаг Тегела под стенами своей крепости несметное войско тибетского царя Джанги. Собрал он тогда старейшин девяти магических кланов и спросил их:

– Вот, вы убедили меня снять железное заклятие, и теперь пожинайте плоды своей неосмотрительности. Как мне поступить с человеческим царем Джангой?

Встал первый старейшина и предложил напустить на головы людей большой огненный ураган. Встал второй старейшина и предложил призвать снежную лавину с вершины горы Тисе. Встал третий старейшина и предложил укрыть долину ядовитым туманом.

Расхохотался тогда громко Бхаянаг Тегела и сказал:

– Все это могу я сделать с людьми, но кто тогда будет приносить нам ароматный мед и прохладное козье молоко? Оседлайте мне моего превосходного стального коня. Я поеду в гости к царю Джанге.

Облачился он в одеяния из шкур горностая, надел свой шлем с ликами на три стороны и камнем ночи Гахра, накинул на плечи плащ, сотканный из нитей проницательности, воссел на своего превосходного стального коня с поводьями тонкими, как паутина, и вмиг очутился в стане людей, пришедших к стенам крепости Дара-Шунг.

Царь Джанга пребывал в это время в своем четырехугольном шатре, сплетенном из волоса яка. Бхаянаг Тегела вошел в шатер и приветствовал царя на человеческом языке:

– Здравствуй, о великий властитель крыши мира. Как я рад, что ты пожаловал в мои владения. Премного наслышан я о твоей мудрости. Угостишь ли ты меня чаем?

Царь Джанга несказанно удивился такому внезапному появлению своего врага. Тем не менее пригласил присесть вождя дарашунгов на циновки и приказал своим слугам принести изысканные яства и напитки.

– Зачем нам воевать, о мудрейший Джанга? – спросил Бхаянаг Тегела. – Давай лучше сыграем в загадки. Тот, кто проиграет, подчинится. И будет вассалом победителя. Станем мы тогда могущественнее всех и вместе завоюем весь мир.

Эта идея понравилась царю Джанге. А надо сказать, слыл он действительно большим знатоком загадок и мысленно уже праздновал победу.

– Ты гость, – сказал вождь дарашунгов. – Тебе первому и загадывать.

– Коралловый кошелек, полный золотых монет, – что это? – спросил человеческий царь.

– Тот кошелек принесли мне тысяча братьев в белых одеждах. Съел я и братьев, и кошелек с монетами сегодня на завтрак, – ответил Бхаянаг Тегела. – Красный перец – вот ответ на твою загадку.

Ничего не ответил царь Джанга, лишь гневно посмотрел он на вождя дарашунгов, но жестом признал, что ответ его верный.

Тогда Тегела загадал свою загадку:

– Река, которая всего длиннее и всего короче. Течение ее то бурно, то стихает. Когда плывешь по ней, совсем не замечаешь. А иногда клянешь, что волны ее мутны. Но вот уже доплыл до моря. И все готов отдать, чтоб хоть на миг остаться в ее водах.

– Жизнь, это жизнь! – вскричал царь Джанга, догадавшись.

И так они играли неотступно, луна уже шесть раз сменила солнце, но превзойти не мог один другого. И предложил тогда царю Тегела:

– Вот что, мудрейший и могучий Джанга. Давай другое состязание устроим. Хочу я подарить тебе великолепные подарки. Коль ты увидишь, что средь них есть хоть один тебя подарок недостойный, тогда готов я в тот же миг признать победу за тобою.

Царь Джанга согласился, и тогда вождь приказал внести свои подарки. Он предложил царю такие сокровища: панцирь боевой с искусною насечкой; кинжал с каменьями и лезвием таким же острым, как мысль о времени, потерянном впустую; шлем золотой с серебряной кольчугой; седло, уздечку и чепрак, тончайшей вышивкой расшитый; и флейту из слоновой кости, и лютню, что чудесно издавала сама чарующие звуки; и камень огненный с ажурною оправой.

Не мог царь Джанга оторвать глаз от чудесных подношений. Ему очень хотелось победить, но от даров волшебных не мог царь Джанга отказаться.

Взыграла гордость в Джанге, и ответил он:

– Прими и ты мои дары, ужасный Бхаянаг Тегела.

Царь Джанга преподнес ему дары такие: рог охотничий из раковины белой, спираль витков ее крутилась вправо; и бирюза с вкрапленьями златыми; и меч, рубящий по мановенью мысли; и пояс с лазуритовой отделкой; и белый шарф, удачу приносящий; цветок коралловый с серебряною цепью; и для воды кувшин, покрытый перламутром; хрустальный шар с рисунком небосвода, все двадцать восемь там созвездий воссияли; ларец прекраснейший с игрою чатуранга; и зеркало тончайшей полировки.

Вождь дарашунгов восхитился дарами, а потом сказал:

– Не можем мы прийти к согласию. И ты великий властелин, и я. Скажи своей охране оставить нас. Тогда тебе открою тайну, что позволит найти решение в нашем споре.

Царь Джанга отпустил охрану, оставил лишь он собственного сына.

– Наследник это мой, царевич Джахаази, ему я доверяю, как себе.

– Ему ты доверяешь? – Бхаянаг Тегела рассмеялся. – А ну-ка, юноша, возьми кинжал и сердце вырежи у этого слепого человека.

И в тот же миг царевич превратился в шипящего ночного мага Сонго. Царь Джанго отшатнулся.

– Постой, друг Сонго. Подожди немного. – Вождь дарашунгов отвел в последнее мгновенье руку мага.

– Возможно, все же стоит нам договориться?

Царь Джанга понял, что бессилен он пред магией и хитростью Тегелы. А также понял, что не найти ему союзника надежней. Тогда Тибет и Дара-Шунг про мир договорились. Тот договор скрепили посланцы всех родов Тибета и девять грозных кланов магов.

В тот год согласье наступило меж жителями крыши мира и темными сынами Дара-Шунта. Они искусством славились чудесным и были открыватели сокровищ. К ним люди обращались в игре, чтоб в кости получить удачу. А дарашунги женились на тибетских девах и шли в телохранители к царям Тибета. Старейшины же сделались жрецами, людей они учили тайным знаниям и имена наследникам давали.


Никто не мог противостоять союзу царей Тибета и магов Дара-Шунта. Не было более свирепых и жестоких воинов, чем сыны сумеречного портала горы Тисе. Одно лишь имя их нагоняло на правителей и людей окрестных земель ужас. Дарашунги никогда не брали себе военную добычу. Золота и каменьев у них было предостаточно. Но всех пленников они забирали с собой и приносили в жертву своим богам на алтаре, стоящем в центре крепости четырех цитаделей, обнесенной стеной из магического камня Зи и омываемой огненной рекой.

Шло время, и Тибету покорились все окрестные государства. И вот в один год не случилось никакой войны. Пришли тогда жрецы к царю Тибета Кааяру и сказали: «Нужны нам пленники, чтобы почтить память предков наших и богов наших». Царь ответил: «Возьмите что хотите. И яков, и шерсти, и шелка, и золота из сокровищницы моей». – «Все это есть у нас в достатке, – ответили сыны сумеречного портала. – Ты дай нам пленников. Помни договор, подписанный твоим предком, царем Джангой, с нашим предком, вождем Тегелой». Царь Кааяр вспомнил страшную легенду, которую передавали правители Тибета из уст в уста своим потомкам, и ужаснулся. И отдал магам сто преступников мужского пола, томящихся в его темницах.

На следующий год пришли жрецы снова и сказали: «Отдай нам, Кааяр, сто преступников. Хотим мы почтить память предков наших и богов наших». И было у царя в темнице только девяносто девять преступников. И тогда подложил царь Кааяр золотой кубок своему верному слуге, как будто тот был вор. Приказал он обыскать своего верного слугу, и нашли у него пропажу, и заковали в кандалы, и отдали магам, и те принесли его в жертву.

Стал тогда народ роптать. Устрашился Кааяр народного гнева и пошел войной на крепость Дара-Шунг. И разбили его сыны сумеречного портала, и заковали его и воинов его в кандалы, и принесли в жертву богам своим на алтаре, стоящем в центре крепости четырех цитаделей.

Обложили данью маги жителей Тибета. И наказали ежегодно отдавать им сто мужчин и сто женщин на закланье. И объявили жрецы, что такова воля богов. Если же воспротивятся люди их воле, сулили жрецы им страшные кары, что постигнет Тибет глад, и мор, и саранча, и нашествие скорпионов. Покорились люди воле богов и стали добровольно отдавать своих соплеменников в жертву. Жрецов же признали истинными посланцами духов Земли и Неба. Так возникла религия Бон.

С момента выхода магов из сумеречного портала и основания крепости Дара-Шунг сменилось шестьдесят четыре поколения. Никто уже не помнил, как жрецы обрели свою власть, и никто не сомневался в истинности их учения. В то время правил в Тибете юный царь Тисонг Де-цэн. Взял он себе в жены китайскую принцессу Фапу. Привезла с собой принцесса многочисленную пышную свиту. В числе прочих придворных сопровождали ее неприметные люди в скромных серых балахонах, с характерными точками на обритых головах…


Глава 15 Вредная привычка профессора Уиншера | Ход в Шаолинь | Глава 17 Осада







Loading...