home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

Хокку

Вначале XIX века Тибет был охвачен сепаратизмом.

Многие князья, владения которых находились на границе с Непалом и Бутаном, пытались выйти из-под власти Лхасы. Этому активно способствовали англичане, которые усиливали свое влияние в Гималаях. То тут, то там очередной племенной вождь отказывался платить налоги в столицу.

Само центральное правительство было тоже раздроблено. С одной стороны, Тибет входил в империю Цин. Император отправлял в провинцию своих наместников, амбаней. Китайский чиновник участвовал в процедуре избрания Далай-ламы. Он вытягивал билет с именем кандидата из золотой урны, которая еще в XVIII веке была привезена в Лхасу по личному распоряжению императора Цяньлуна. Обращаясь к отцу избранника, амбань возглашал: «Из сей золотой урны вышел твой сын, так молись же милости великого императора». Этим подтверждалась сюзеренная власть Китая над Тибетом.

Однако в 1808 году, при избрании Далай-ламы IX, золотая урна не использовалась. Процарствовав совсем недолго, Далай-лама IX умер в возрасте одиннадцати лет. По официальной версии – от воспаления легких. Затем последовал длительный период споров амбаней, местных элит и религиозных властей, по какому обряду следует избрать преемника. Далай-лама X был избран только в 1822 году, уже по жребию золотой маньчжурской урны. Он также скончался рано, в возрасте двадцати одного года, в 1837 году. Далай-лама XI взошел на трон в 1842 году. В период междуцарствия и малолетства Далай-лам управление находилось в руках регентов, которые представляли интересы местной племенной знати.

Таким образом, в Тибете первой половины XIX века власть между собой делили приграничные князья, религиозные лидеры, регенты и имперские чиновники. В этой ситуации процветали все виды сепаратизма, включая сепаратизм в духовной сфере. Что и привело к возникновению большого количества сект, подобных секте Тхатто, верховного мага исконной религии Бон.

Тхатто собрал вокруг себя наиболее радикальных приверженцев, которые хотели вернуться к ритуалам предков, очистив от наслоений буддизма свою религию, а может быть, и весь Тибет.

Ученики испытывали мистический ужас по отношению к своему господину. И было отчего. Никто не знал, сколько ему лет. Лишь немногие видели его лицо, всегда закрытое глубоким капюшоном. Тщедушный на вид, Тхатто мог одним касанием парализовать любого бойца маг-цзал. Говорил он очень тихо, в голосе его преобладали хрипящие и шипящие звуки. Но старые адепты секты рассказывали такую историю.

Как-то они путешествовали к горе Кайлаш. Жрец хотел принести жертву на месте силы, там, где, по легенде, его предки вышли в Тибет из сумеречного портала. На них напали разбойники и перебили большую часть учеников. Тхатто равнодушно взирал на эту кровавую резню. Когда же в живых осталось всего несколько бонцев и разбойники подступили к нему вплотную, он вдруг издал бешеный рык, словно из его груди вырвалась дикая кошка. Все, кто был вокруг, упали, как мертвые. Жрец привел в чувство своих последователей и собственноручно перерезал глотки большинству грабителей. Лишь нескольким сохранил он жизнь. Когда они добрались до места силы, стало понятно, зачем он это сделал.

Но, как говорится, «война войной, а обед по распорядку». Несмотря на свои сверхспособности, Тхатто был человеком из плоти и крови. А следовательно, нуждался в одежде и пище, как и его ученики. Кроме того, для осуществления его великой миссии требовалось оружие и деньги. В поисках источников финансирования Тхатто вышел на клан «Тень Лотоса». Китайские триады декларировали приверженность буддизму, следовательно, были противниками Бон. Однако у них с Тхатто нашелся общий враг – династия Цин. Голова Дракона понимал, что война с англичанами серьезно пошатнула трон узурпаторов, и надеялся, что беспорядки в Тибете еще сильнее ослабят ненавистных маньчжуров. И они решили временно объединиться…

Чарли Намган ехал на муле. Это было выносливое и покладистое животное. С ним он научился управляться довольно быстро. А вот его реципиент доставлял ему уйму проблем. Их сопровождал отряд последователей черного жреца. Археолог восстановил контакт как раз незадолго до решающих переговоров. Они подъезжали к местечку Синин, на границе с Тибетом. Там была назначена встреча Тхатто и Лунг Тао.

Чарли почувствовал что-то неладное. В пси-контакт вмешались помехи, как в телевизионную картинку во время грозы. Куратор воспринимал окружающий мир глазами реципиента. И одновременно видел образ пространства-времени в тахионном спектре. Они приближались к какому-то объекту, который искажал топологию тахионного поля.

Помимо многочисленных отрицательных качеств, Тхат-то обладал несколькими полезными свойствами. Например, он умел переходить в Пустоту. Так он называл пространство тахионов. Чарли приказал ему: «Слетай, посмотри, что там?»

Тхатто применил технику, которую называл «взгляд за горизонт». Они, как в ускоренной киноленте, пронеслись сквозь туман, забор, листву сада, стены дома. Чарли мог поклясться, что видел внутреннюю молекулярную структуру камня и дерева, из которых было построено жилище.

Это было традиционное китайское строение сыхэюань. Четырехугольный двор, строго ориентированный по сторонам света, обнесенный высокой оградой, по периметру которого стояли одноэтажные домики, окнами вовнутрь. По схеме сыхэюань в Китае строились не только жилые дома, но и административные учреждения, монастыри и даже дворцы. Конфуцианские нормы строго предписывали, где должен проживать каждый член семьи, где слуги, а где располагаться кухни и бытовые помещения. Главный дом был обращен окнами на юг, чтобы получать максимум тепла и света. Перед входом стояла ширма «стена теней». Она должна была защитить жилище от злых духов. Чтобы войти внутрь, следовало обогнуть ее. Черный глаз Тхатто пронзил перегородку насквозь.

В комнате находилось несколько человек. У входа стоял здоровенный охранник в красной косынке и кожаной безрукавке, с безобразным шрамом от левой брови до правой скулы. Он почтительно выслушивал наставления какого-то жилистого старика с хищным взглядом. Другой персонаж, румяный розовый дедушка со свиными глазками и хитрой улыбкой, что-то писал, разложив на столе канцелярский набор. Третий сидел на резном деревянном стуле, протянув руки к жаровне с раскаленными углями. Был он лыс, лицо его не выражало абсолютно ничего.

У ног его на маленькой скамеечке расположилась девушка удивительной красоты, одетая в кимоно. Она перебирала струны сямисэна и напевала какую-то грустную песню.

Потом профессор Уиншер достанет эти образы из сознания Чарли при помощи своих томографов, а ассистентка Эми Чэн отнесет их для расшифровки в отдел ЭВМ.

Источник возмущения тахионного поля исходил из палисандровой шкатулки, которую лысый старец держал на коленях. У археолога был нюх на бесценные реликвии. Его ментальное сердце часто забилось. В шкатулке лежала легендарная печать Хэ Ши Би династии Мин. Чарли мысленно впился взглядом в артефакт.

Когда вам сильно бьют в глаз, качество изображения обычно ухудшается. Именно это и произошло с летающим глазом Тхатто. Девушка, не переставая напевать, взмахнула сямисэном, как теннисной ракеткой, и врезала что есть силы магу по его окуляру. В переносном смысле, конечно. Но энергетический удар Тхатто получил мощный. Как мяч после коронного удара Мартины Навратиловой, летающее око со свистом полетело обратно к своему хозяину.

– Будешь знать, как подглядывать! – крикнула она ему вслед.

Конфуз был грандиозный. Историческая встреча не состоялась, все договоренности были разорваны. Мало того что Тхатто не получил денег. Ему еще пришлось и потратиться на лечение.

Зато Чарли от этого ералаша получил одни только выгоды. Во-первых, у него образовался незапланированный отпуск. Во-вторых, у Археолога появилась мечта. Если печать Хэ Ши Би как-нибудь стащить и где-нибудь закопать, то через полтора века ее кто-нибудь сможет отыскать. И этим кем-нибудь может быть он. Ну и в довершение ко всему он получил поощрение от руководства.

В связи с мафиозной угрозой из Гонконга МИ-6 вдоль и поперек изучила историю организации «Тень Лотоса». По ментальным снимкам эксперты опознали Да Цзи. Эта дама, как истинный самурай, писала хокку. Вот, например, что она каллиграфически вывела в своем дневнике сразу же после описанных событий:

Зачем внезапно

Нежный взгляд в ночи летит?

Одна навеки…

А как истинный поэт, Да Цзи мечтала о славе. И во время восстания тайпинов в 1850 году, к которому триада имела самое непосредственное отношение, она опубликовала свои произведения в революционной газете «Чжэнь Син». Тайпинское государство просуществовало четырнадцать лет и было уничтожено цинской армией при поддержке англичан и французов. Но стихи остались. А произведение многое может рассказать об авторе. Так у профессора Уиншера появился второй кандидат для В-синхронизации во времени. Не хватало только пси-резонатора.

Статуя Дамо в этот момент уже находилась в монастыре Пуцзи на острове Путошань. От шотландских гвардейцев, которые охраняли украденные сокровища Шаолиня, толку не было. На ментальный зондаж они никак не отзывались. А вот Да Цзи откликнулась. Хотя и находилась за сотни километров от пси-резонатора D. Это явление назвали «кросс-синхронизацией». Печать Хэ Ши Би выступила в качестве ретранслятора ментального сигнала. Осталось найти куратора, который обеспечил бы стабильный контакт. Нужна была девушка с азиатскими корнями, творческими наклонностями и с погружением в образ. Так Джулия Андерс вошла в проект «Реинкарнация» и стала куратором кицунэ Да Цзи.


Глава 19 Рыцари Круглого стола | Ход в Шаолинь | Глава 21 Обрыв







Loading...