home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

Выходит дракон

– Что случилось? – крикнул Чжи Минг. – Где мастер?

Он ждал их в джонке – плоскодонной лодке с парусами, похожими на раскрытые плавники карпа. С ним было еще двое рыбаков, отец и сын.

– Мастера схватили, – сказал Серега, переводя дыхание, – помочь ничем нельзя. Отчаливаем!

Ребята вскочили в лодку. Рыбаки, дрожа всем телом, ждали команды Чжи Минга. Поняв, в какой переплет они попали, бедняги с удовольствием выпрыгнули бы в воду, но джонка была им дороже жизни.

– Стойте! – заартачился Чжи Минг. – Я без учителя никуда не поплыву.

В этот момент вверху на тропинке появились солдаты. Они оглядывали кусты, высоко подняв факелы, но судна, притаившегося за камнями в темной расселине, пока не видели.

– Мастер приказал нам, – зашептала Света, придвинувшись к Чжи Мингу, – спасать статую! И уходить! Это его слова. Слышишь?

– Нет! – крикнул Чжи Минг, оттолкнув ее. – Я не оставлю мастера!

Один из солдат выпрямился, стал всматриваться, что там внизу. Потом размахнулся и бросил факел с обрыва. Белый парус джонки предательски высветился на фоне черных скал.

– They are down there! – закричал солдат.

Послышались шорох осыпающихся камней и всплески. Множество солдат спускалось вниз.

– Да что ж нам тебя, связать, что ли? – крикнул Женька и сделал шаг к Чжи Мингу.

Вдруг послушник зашатался и простонал:

– Кто это? Кто в моей голове? – Взгляд его стал мутным, на губах выступила пена.

Рыбаки тихо завыли от ужаса. В тот же миг из-за выступа скалы, буквально в десяти метрах от них, появился гренадер. Он прицелился из ружья и крикнул:

– Do not move!

Положение казалось безвыходным. Но тут Серега выхватил из-за пазухи что-то. Прогремел выстрел. Потом второй, третий. Четвертый, пятый. Гренадер упал ничком и, пятясь, пополз назад за камень. Серега навел пеппербокс на рыбаков и скомандовал тоном, не терпящим возражений:

– Отчаливаем, быстро!

Рыбаки беспрекословно повиновались. Кормчий оттолкнулся от берега, лодка плавно пошла в море. И как раз вовремя. Из-за камня показалось еще несколько гренадеров. Эти уже предупреждать не стали. В ночи засверкали вспышки, послышались выстрелы, из борта лодки полетели щепки. Но было уже поздно. Паруса расправились, шкоты натянулись, джонка набирала ход. Серега для порядку пальнул еще пару раз. С берега ему ответили дружным салютом. Но пули до них уже не долетали. Серега сдул пороховой дым со стволов, поглядел в звездное небо и меланхолично продекламировал:

– Выйдешь ночью в поле погулять, полное полыни и бурьяна, сразу начинают приставать… – Последовал вздох. – Тяжело в деревне без нагана.

– Лучше старенький ТТ, чем дзюдо и карате, – в тон ему ответил Женька. – Расстроится пропаже мистер Робертс…

– Так он его сам выбросил. – Серега развел руками. В правой он до сих пор держал пеппербокс. Поэтому получилось очень театрально. – Я поднял. Думаю, чего добру зря пропадать?

Друзья рассмеялись. Старый рыбак, кланяясь, подошел к ним. Показал на оружие и молитвенно сложил руки. Мол, убери пистоль, голубчик, страшно! Серега убрал пистолет обратно за пазуху. Тогда старик, так же молча, закивал в сторону носа лодки. Там на полу лежал Чжи Минг, Света сидела над ним на корточках. Ребята подбежали.

– Он что, ранен? – спросил Женька.

– Тихо, не мешай. – Света предостерегающе подняла руку.

Чжи Минг лежал с открытыми глазами и прерывисто дышал. Постепенно его дыхание успокоилось, он закрыл глаза, сглотнул несколько раз и прошептал: «Мама». Света достала платок и вытерла пот с его лба. Чжи Минг часто заморгал и посмотрел на Свету.

– Где я? – спросил он. – Что со мной было?

– Лежи, лежи. – Света погладила его по плечу. Лицо послушника озарила тихая, спокойная улыбка, и он снова впал в забытье.

Серега подозвал рыбака. Старик подошел, поклонился.

– Ну, довольно кланяться, лодку расшатаешь, – сказал Серега. – Тебя как звать-то?

– Меня зовут Фэй Цзя, – ответил кормчий и снова поклонился. – А как зовут господина?

– Меня зовут Се Ляо Цзя, – ответил Серега, сложил ладони, сощурил глаза и тоже поклонился. – Скажи, Фэй Цзя, куда мы плывем?

– Господин Джао Даши приказал обогнуть архипелаг Чжоушань с южной стороны, а потом как можно дальше углубиться в бухту Сяншань. Там он обещал указать место для высадки и расплатиться с нами. – Глаза у старика беспокойно забегали.

Серега понял причину, снова достал пистолет, рыбак весь съежился.

– Как ты думаешь, Фэй Цзя, сколько эта штука может стоить? – Серега сам с наслаждением разглядывал пеппербокс. Его рукоятка была изготовлена из драгоценного дерева и отделана серебром с искусной чеканкой и золотыми насечками. Стволы идеально подогнаны и отполированы. Спусковое кольцо снабжено костяной вставкой, чтобы уменьшить давление на указательный палец при стрельбе.

– О-о-о… это очень ценная вещь, господин… – Старик заулыбался, когда понял, в чем дело. – Фэй Цзя это устроит.

– Ну и отлично, – сказал Серега. – А теперь давай… греби, не расслабляйся, – добавил он, резко сменив улыбку на строгую физиономию.

Рыбак опять закланялся, пятясь спиной к корме, со смешанным чувством страха и вожделения поглядывая на пеппербокс. Серега убрал пистолет, чтобы не отвлекать старика от процесса вождения.

Тем временем Чжи Минг очнулся. Он сидел, прислонившись к бухте пеньковой веревки. Женька стоял рядом, держась за ванты. Света рассказывала:

– Я еще в трапезной услышала, точнее, почувствовала, что Дамо испускает какую-то мелодию. Что-то до боли знакомое, но забытое. Тогда я поймала этот мотив, напела, и он откликнулся. Только пела я не голосом. Мелодия как бы струилась у меня вот отсюда. – Света показала на солнечное сплетение.

– Четыре пальца выше пупка. Здесь находится точка «чжун-вань», – сказал Чжи Минг. – Это середина Среднего Даньтяня. В ней происходит слияние сил души и тела и рождается энергия духа.

– Спасибо, очень ценное замечание. – Женька многозначительно поднял палец.

– Так вот, – продолжила Света. – Когда Робертс раскинул свою темную паутину, он связал нас не физически. Он блокировал нашу Ци. Идущий перемещается и взаимодействует с предметами в Пустоте не как в реальном мире. Он, по сути, творит собственную реальность, своим разумом воздействуя на Пустоту энергией Ци. Я это только там поняла.

– Хм, а когда мы все вместе, в Пустоте, кто из нас творит реальность? А ну, признавайтесь! – Женька обвел взглядом друзей.

– Тогда у нас реальность общая. Кто-то больше, кто-то меньше, – ответила Света. – А Дамо выступил как резонатор, он многократно усилил мою Ци. И я смогла разрушить реальность Робертса, и создать свою.

– Круто, – сказал Серега.

Все уважительно посмотрели на Свету.

– А как же там, на постоялом дворе в Сюйчане? – Женька вздохнул, вспомнив Миколу. – Там ведь не было статуи Дамо? Как ты победила чиан-ши?

– Я тоже долго не могла понять. – Света откинула волосы со лба. – Пока не произошло это… с Джао Даши. Тогда я услышала, что Дамо изменил свою мелодию. Ведь «струны гучжэна» звучат и в реальном мире, а не только в Пустоте. Просто воздействовать на материю гораздо сложнее. Для этого потребовалась бы колоссальная Ци. А вот мысли изменить можно. Кто-то перенастроил мелодию Дамо и взял под контроль мысли и волю мастера.

– И этот кто-то говорит по-английски, – сказал Серега.

– И ему нужен был коммутатор. Там, наверху, времени на раздумья не было. Но когда мы спустились вниз и сели в джонку, я снова услышала чужую мелодию. И на Чжи Минга сразу нашел морок. Я попыталась перехватить контроль, но Дамо не отзывался. Зато откликнулся коммутатор времени. Оказывается, моя заколка – такой же резонатор, как и статуя. И я подумала, раз кто-то залез тебе в мозг, – Света обернулась к Чжи Мингу, – значит, и я могу. Только нужен какой-то сильный образ, чтобы переключить твое внимание. Но… – Света запнулась.

– Что? – спросил послушник.

– Я же тебя совсем не знаю. Извини…

Чжи Минг покраснел.

– И тут меня озарило! Мама! Мама – это то, что есть у каждого. Это то, что всегда с тобой. И я вытеснила чужого из твоей головы, вызвав образ твоей мамы.

– Так это была ты… – то ли грустно, то ли радостно произнес Чжи Минг.

Теперь покраснела Света.

– Да ну тебя!

– То есть ты смогла победить чиан-ши при помощи коммутатора, использовав его как резонатор? – нарушил неловкое молчание Серега.

Света кивнула.

– Только теперь непонятно, что с этой реликвией Шаолиня делать. Если мы ее вернем в монастырь, англичане, чего доброго, всю братию загипнотизируют, вместе с настоятелем. Тогда такое начнется…

В этот миг грохнула пушка и в нескольких метрах от носа лодки упало ядро, окатив ребят солеными брызгами. Наперерез им шел британский корвет.

Снова прогремел выстрел. На этот раз ядро переломило бушприт. Передний парус, словно огромный лопух, спланировал в море. Лодка сразу замедлила ход и стала забирать в сторону. Рыбаки дружно завыли.

– Эй, там, на лохани! – крикнули с корвета по-китайски. – Лечь в дрейф!

Друзья узнали голос Робертса. Старик умоляюще посмотрел на Серегу, а молодой рыбак так просто упал на пол и закрыл голову руками. Серега махнул рукой. Мол, что тут поделаешь, приехали. Кормчий пнул сына в бок. Парень вскочил, забегал, ослабляя шкоты. Потом они вдвоем свернули жалюзи парусов. Джонка проплыла по инерции еще немного и остановилась, закачавшись на волнах. Через минуту к ним подошел корвет. С форштевня корабля на них злобно смотрела фигура русалки, как бы говоря: «Зря вы ввязались в это дело, ребята!»

– Я спускаю шлюпку. Мне нужны только беглецы и их поклажа! – крикнул Робертс, обращаясь к рыбакам. – Вы потом можете убираться на все четыре стороны. Если вздумаете меня дурачить, всех отправлю на дно. Ясно?

Кормчий джонки сравнил огневую мощь пеппербокса и корвета. Баланс сил был явно не в пользу Сереги.

– Нам все ясно, господин, – ответил старик.

– Мисс Эллиот и уважаемые сэры. Теперь информация для вас. – Робертс обернулся и махнул рукой. Два гренадера подтащили к фальшборту Джао Даши. – Дети, поздоровайтесь с учителем.

Луна осветила истерзанного мастера. Лицо его было покрыто кровоподтеками, одежда разорвана, на голом плече виднелась рана. Но страшнее всего были его глаза. Темные и блуждающие.

– Он у меня полностью под контролем. – Робертс схватил Джао Даши за шиворот и встряхнул его. Голова учителя безвольно зашаталась. – Хрустальная пуповина, слыхали про такое? И не вздумайте утопить статую. Ваш учитель сразу же полетит за ней. Так что без фокусов. Сначала переправляем Дамо, потом вас!

Робертс подал знак, матросы начали спускать шлюпку.

– Приплыли, – тихо сказал Женька. – Ты сможешь в него попасть?

– Не думаю, – покачал головой Серега. – Света, как там твоя мелодия?

– На таком расстоянии у меня не получится, – ответила Света. – Если этот паук завладеет Дамо, нам его не победить. Думаю, он все понял там, в трапезной.

– Еще не известно, что у него на уме, – согласился Женька. – Робертс получит статую, а потом отправит нас на корм рыбам. Так, на всякий случай.

– Надо избавиться от нее, – проговорил Чжи Минг.

– Но как же мастер? – Все переглянулись.

– Мастер одобрил бы наш выбор, – твердо сказал Чжи Минг. – Он воин, а воин всегда готов к смерти. Реликвия Шаолиня не должна снова оказаться в лапах англичан. Они с ней столько бед натворят…

Тем временем с борта корвета скинули веревочную лестницу. Матросы начали спускаться в шлюпку.

– Тогда сейчас, потом будет поздно, – сказал Серега и взялся за веревку, которой была обвязана статуя. Ему показалось, что он слышит тихую, щемящую сердце мелодию.

В этот миг на палубе корабля возникло непонятное оживление. Тревожно затрубил рожок, послышались крики, команда забегала. Шлюпку стали поднимать обратно, матросы полезли вверх. Вдруг раздался пушечный залп. Клочья такелажа полетели в сторону джонки. Кто-то атаковал судно Робертса.

Корабль поднял паруса и начал набирать ход. В тот же миг, как символ избавления, море озарили лучи восходящего солнца. В его блеске ребята увидели три большие боевые джонки, которые полным ходом шли на корвет.

– Это флаг господина Хао Дао, – сказал, кланяясь, незаметно подошедший кормчий. Фэй Цзя понял, что ветер переменился и пора восстанавливать отношения с прежними хозяевами.

– Хао Дао? – удивленно переспросил Чжи Минг. – Того самого пирата, что до войны держал в страхе все побережье, от Гуанчжоу до Нинбо?

– Господин Хао Дао запретил называть пиратами его и его людей. Про них следует говорить «драконы моря». – Старик скромно потупил глаза.

Действительно, на парусах джонок красовался яркий герб – дракон обвивал якорь, а в его хвосте, скрученном в форме Инь-Ян, бурлило две волны.

– Я слышал, что Хао Дао отошел от дел. Говорят даже, что он умер?

– Всякое болтают, – ответил рыбак. – Знаю только, что в его эскадре раздор и что с англичанами они не воюют. Но, видно, Будда вам благоволит.


Глава 7 Сторукий Шива | Ход в Шаолинь | Глава 9 Слишком высокая цена







Loading...