home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 10

Заноза

С грот-мачты убрали парус и согнули ее в бараний рог при помощи троса и лебедки. Получилась катапульта. Затем закрепили рыболовные крючья на длинных пеньковых веревках. Получились кошки. Все это хозяйство привязали тонким линем к камню, который на джонке использовался как мелководный якорь. Камень служил разгонным блоком, чтобы придать кошкам соответствующий импульс при броске. Причем узел крепления сделали не жестким, а бантиком. Дернешь за свободный конец линя, как за чеку, и вся связка распадется. Чтобы это произошло в полете, после выстрела катапульты, свободный конец линя крепко-накрепко привязали к борту лодки. Как только линь размотается до конца, бантик развяжется. Несколько отдельных кошек с большей вероятностью зацепятся за такелаж корвета, чем одна. На верхушке согнутой мачты закрепили корзину, куда рыбаки складывали рыбу. В корзину положили камень с кошками. Осталось только в нужный момент разрубить трос катапульты и дальше надеяться лишь на чудо.

– Обвязываемся веревками, и айда в воду.

Серега показал, как правильно сделать петлю на поясе. Она должна быть свободной, чтобы в случае чего можно было передвинуть ее под мышки.

– Стойте! Давайте еще одним общим тросом сцепимся, – предложил Женька.

Все сочли это предложение разумным, ведь было непонятно, чья кошка зацепится за такелаж.

Статую обернули сетью с буйками и осторожно спустили в море. Закон Архимеда не подвел, Дамо отлично держался на поверхности. Но самим ребятам лезть в воду ужасно не хотелось. Во-первых, там акулы. А во-вторых, уж больно навороченную систему переброски придумал Серега. Слишком много степеней свободы содержал этот импровизированный телепорт. А как гласит закон Мерфи, величайшего физика всех времен и народов, «если какая-нибудь неприятность может произойти, она обязательно произойдет».

Но в этот момент корвет сделал очередной разворот и стал приближаться к джонке. Другого такого шанса больше могло и не предоставиться. На раздумья времени не оставалось. Ощущая обычный предстартовый мандраж, еще раз проверив обвязку и собрав всю волю в кулак, друзья разом шагнули за борт, в объятия морской пучины. Фэй Цзя с топором в руках и ухмылкой на губах приготовился к запуску катапульты.

Гигантская туша корвета заслонила собой полнеба. Шкура чудовища, вверху расчерченная гладкими линиями обшивки, ближе к воде заросла зелеными мохнатыми водорослями. Когда корабль подбрасывало на волнах, обнажалась часть днища, сплошь покрытая ракушками, словно чешуей. Кариатида на носу парусника хищно сверкала белками выпученных глаз. Корвет прошел мимо совсем близко, метрах в двадцати, не больше. Казалось, протяни руку – и ухватишься.

– Руби концы! – завопили ребята. – Поехали!

Фэй Цзя с мастерством завзятого палача рубанул канат. «Пиум!» – распрямилась мачта. «Жах!» – вылетел камень.

«Фых!» – развязался бантик. «Йес!» – выдохнули ребята. Все кошки зацепились за такелаж.

Максимальная скорость корвета того времени, при движении в бакштаг, достигала десяти узлов. С учетом полученных повреждений англичанин шел не более пяти. Для выхода на глиссирование маловато, но покататься можно. Друзья начали медленно подтягиваться на веревках, сокращая дистанцию с кораблем. Однако в своих расчетах они не учли одно важное обстоятельство. Кошки зацепились за ванты довольно высоко, и чем ближе они подтягивались к корвету, тем больше становился угол наклона между веревками и водой. Им приходилось одновременно преодолевать сопротивление набегающей воды, да еще и карабкаться вверх. А это очень неудобно, когда веревки путаются, а сзади у вас болтается бесценная реликвия Шаолиня. Вдобавок драконы старались взять англичанина в клещи, и корвет непрерывно лавировал, что добавляло этому и без того нескучному аттракциону еще больше разнообразия.

Тем не менее ценой неимоверных усилий, проглотив знатную порцию соленой воды и ободрав до крови ладони, ребята наконец приблизились к кораблю настолько, что теперь оставалось только карабкаться вверх. Они висели под кормой, ожидая, когда корвет встанет на прямой курс и болтанка прекратится. И вот удобный момент настал. Парусник перестал выписывать зигзаги.

– Я первый, – выдохнул Чжи Минг, отплевываясь. – Все-таки…

Но объяснить, почему же именно он должен вскарабкаться на вражескую палубу первым, Чжи Минг не успел. Раздался хруст обшивки, корвет резко потерял ход, послышались крики, лязг железа, ружейные выстрелы. Один из драконов все же настиг англичанина на галсе и вцепился в него когтями абордажных крючьев. Начался штурм.

– Скорее! – крикнул Женька. – Все наверх!

Он обрезал страховочную петлю, что обхватывала его поясницу, и с ловкостью кошки на одних руках стал взбираться по тросу. Снова раздался мощный удар, вторая джонка врубилась в парусник с другого борта. Корвет содрогнулся, Женька сорвался и полетел вниз. Он едва не задел головой о плот. Но, к счастью, веревка от удара качнулась в сторону, и он просто бухнулся в воду. Серега чиркнул ножом по страховке, вдохнул побольше воздуха и нырнул вслед за другом.

Под водой без маски видимость всего несколько метров. Да еще обзору мешало облако пузырьков, поднятое корветом. Серега, по-лягушачьи загребая руками и ногами, старался как можно быстрее уйти в глубину. Вдруг навстречу ему из морской бездны выплыла тень. Тень оказалась Женькой, который, сложив руки солдатиком, преспокойно пролетел обратно к поверхности. Серега вынырнул вслед за ним. Света и Чжи Минг уже влезали на корму.

– Верховцев, хорош бултыхаться! – крикнул Женька, тоже карабкаясь вверх. – Все самое интересное пропустишь.

Серега чуть не задохнулся от возмущения. Но поскольку рядом уже никого не было, любые сентенции здесь были бесполезны. «Ну, Женька, ну, погоди!» – думал он, энергично работая руками. Когда наконец влез на полуют, веселье было уже в самом разгаре.

Главная драка шла на шкафуте, средней части корабельной палубы, где располагались шлюпки. Драконы атаковали корвет с носа, поэтому головорезы Хао Дао лезли через бак, стараясь оттеснить англичан к корме. Возле фок-мачты, а точнее, того, что от нее осталось, шла рукопашная. Морские пехотинцы, выхватив тесаки, рубились с абордажной командой Хао Дао не на жизнь, а на смерть. Гренадеры, вооруженные капсульными ружьями, обстреливали врагов, укрепившись на квартердеке. Капитанская палуба была хорошо защищена, так как располагалась на возвышении и имела парапет. Но стрелять становилось все сложнее. Схватка на шкафуте уже превратилась в месиво, и, целясь в чужого, можно было попасть в своего.

Полуют, где очутились ребята, – самая высокая палуба на корме. Здесь тоже сначала заседали четверо стрелков. Но Чжи Минг и Света аккуратно отключили их, после чего связали и вставили в рот кляпы. Серега и Женька как раз подоспели к самой тяжелой части операции – переноске тел.

– Где они только берут таких верзил, – кряхтел Чжи Минг, оттаскивая очередного усача к фальшборту.

– Они в комплекте с кораблем идут. – Женька забрал у Светы гренадера и поволок его в общую стопку.

– А этот вот бракованный попался, коротышка, – присоединился к товарищам Серега. – Может, за борт выбросить? Все равно некомплект.

– Шутники… – улыбнулась Света. – Поднимайте Дамо на корабль, и пора мастера искать.

Действительно, Робертса и Джао Даши нигде видно не было. А драка уже подкатывалась к квартердеку. Гренадеры, кто примкнув штыки, а кто просто орудуя ружьем, как дубиной, бросились в общую свалку. Отказать англичанам в отваге было сложно. Они как бешеные сражались с противником, вдвое превосходящим их по численности. Но исход схватки был предрешен. Драконы рубились с не меньшим остервенением и теснили британцев все ближе к корме.

– Может, уже Дамо не поднимать? – меланхолично рассуждал Женька, вытягивая статую. – Скоро эта заваруха и досюда дойдет, придется обратно нырять.

– Тебе бы все нырять, прекрасная купальщица, – съязвил Серега.

Реликвию Шаолиня подняли на борт. Серега присел на корточки и срезал с сети буйки.

– А вот и я! – Из-за парапета с нижней палубы вдруг высунулась голова Робертса. Губы его искривились в глумливой ухмылке. – А мы тут с вашим приятелем беседовали в капитанской каюте. Слышим, знакомые голоса наверху. Вот и решили поздороваться.

Робертс на мгновение пропал и вновь появился на лестнице, ведущей с квартердека на полуют. Впереди себя он толкал Джао Даши. Лицо мастера было абсолютно неподвижным, взгляд пустым. Он даже постарел как будто лет на десять. Капельки пота медленно сползали по его землисто-серым щекам. На лбу проявилась пульсирующая вена.

– На всякий случай напоминаю. – Робертс толкнул мастера в спину, тот безвольно шагнул вперед. – Он у меня под полным контролем. Сейчас его Ци течет по моим энергетическим каналам. Погибну я – сразу погибнет он. Так что без фокусов!

– А если он погибнет? Ты тоже кони двинешь? – Серега с угрозой посмотрел на Робертса.

– Разбежался! – Робертс осклабился. – Да и не решишься ты, кишка тонка.

Англичанин сплюнул.

– Короче, некогда мне тут с вами разговаривать. Отдавайте назад вашу золотую куклу. Тогда, может быть, я помогу вам остаться в живых. Да! И еще мне нужен мой пеппербокс и та странная раковина, которую молодая леди сейчас сжимает в руке.

– Тебе бы самому в живых остаться, – сказал Женька. – Вон пираты ваших как утюжат. Видно, вы, англичане, даже бандитов достали. Досюда доберутся – тебе несдобровать.

До полуюта долетали душераздирающие крики умирающих. И по всему было ясно, что это крики соотечественников Робертса.

– Ошибаетесь! – Робертс боком, прикрываясь мастером, подошел к фальшборту и посмотрел вниз. «Фюить!» – свистнул англичанин. «Фюить!» – послышалось в ответ.

– Меня ждет шлюпка и пара верных матросов. В общей суматохе я исчезну отсюда в два счета. Могу взять с собой и вас. Но сначала вы выбрасываете оружие в воду, отдаете мне статую и прочие прибамбасы. Потом по одному спускаетесь в лодку и позволяете себя связать. Идет?

– Какой нам смысл? – спросила Света. А сама лихорадочно размышляла, можно ли включать коммутатор и выживет ли Джао Даши при переброске. – Драконы Хао Дао напали на вас, а не на нас!

– Ты так думаешь? – Робертс нехорошо рассмеялся. – Эти азиаты ничего не делают просто так. Или они, по-вашему, для забавы столько людей угробили? Нужны вы им зачем-то, до смерти нужны. – Робертс обвел ребят тяжелым взглядом. – Китайцы – это не европейцы. Пытать умеют по-настоящему. Так что выбирайте!

Женька вспомнил про Да Цзи и поежился. Снова встречаться с Лунг Тао и Красным Бамбуком – удовольствие было так себе.

– Чего ты медлишь? – шепнул он Свете. – Врубай коммутатор!

– Не могу, – выдохнула она. – Мастер может погибнуть…

Бой уже шел на квартердеке. Гренадеры завалили лестницу ящиками, бочками и всем, что под руку попалось. Они встречали головорезов Хао Дао штыками и выстрелами в упор. Но те лезли на баррикаду как заведенные. Вдруг раздался взрыв, потом второй. Драконы стали забрасывать англичан пороховыми бомбами. Такелаж вспыхнул, пламя мгновенно перекинулось на паруса.

– Решайте: либо сейчас, либо никогда! – Робертс дважды ударил стопой Джао Даши по сгибам ног. Мастер упал на колени. Англичанин выхватил кинжал и всадил лезвие учителю в руку. – Ну! Или он сейчас умрет!

Он выдернул клинок с доворотом и снова занес его для смертельного удара. Лицо Джао Даши при этом оставалось абсолютно тупым и безучастным. А из плеча его брызнула алая кровь. Ребята с яростным воплем бросились на врага.

Но за мгновение до этого прогремел мощный взрыв. Горящая головешка попала в стопку пороховых камор, которые какой-то нерадивый канонир сложил вместе у бизань-мачты. Огромное пылающее бревно переломилось, словно спичка, и обрушилось в самую гущу схватки на головы дерущихся. В стороны полетели щепки. На парусном флоте деревянные обломки, что артиллерийские ядра вышибали из корпуса корабля, называли занозами. Именно от них, а не от прямого попадания снарядов погибала большая часть команды при обстреле. Одна из таких заноз пронзила Робертса насквозь. Англичанин пошатнулся, обвел окружающих блуждающим взглядом, попытался сказать что-то, хватая воздух ртом, словно рыба, и рухнул на палубу.

Глаза Джао Даши прояснились, лицо приобрело осмысленное выражение. На нем отразились боль, радость и удивление – все три чувства одновременно. Мастер улыбнулся, поклонился своим ученикам, положив ладонь на кулак, и упал замертво.

– Нет, нет, не умирайте, мастер, пожалуйста, – подбежал к нему Чжи Минг.

Но великий мастер кунг-фу, учитель «Бу Хо Хонг» и архат Шаолиня девятого уровня посвящения безжизненно лежал на палубе пылающего, охваченного битвой корвета.


Глава 9 Слишком высокая цена | Ход в Шаолинь | Глава 11 Детям до шестнадцати







Loading...