home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Кара Да Цзи

После баннованных процедур Да Цзи пригласила их в свою каюту и приказала подать еду.

– А где сейчас сам адмирал Хао Дао? – спросил Чжи Минг, отхлебывая чай из пиалы.

– Я за него, – ответила кицунэ. – Хао Дао умер.

Чжи Минг поперхнулся.

– Нет, не волнуйтесь! Он умер своей собственной смертью, от старости. – Да Цзи заботливо постучала Чжи Минга по спинке. – Я даже не присутствовала при этом.

– А Лунг Тао, глава триады, как себя чувствует? – подозрительно спросил Женька.

– Сложно сказать, человек он тоже пожилой, – ответила Да Цзи. – Но когда я бросилась в погоню за Сюнь Чином, чувствовал себя вполне сносно.

Женька подскочил как ужаленный:

– А Сюнь Чин?! Сюнь Чин как себя чувствует?

– Вот чего не знаю, того не знаю. – Да Цзи пожала плечами. – Я его не догнала. Видно, оно и к лучшему.

– Ты обещала объяснить… – Джао Даши пристально посмотрел на кицунэ.

Она кивнула:

– Рассказ мой будет долгим, так что устраивайтесь поудобней.

Первые лисицы кицунэ появились в Китае еще при императоре Цинь Шихуанди. Великий властитель Поднебесной отправил в Японию посольство, целью которого было найти эликсир бессмертия. Послы вернулись ни с чем, но один из сановников привез с собой обратно молодую жену, мою бабку, кицунэ Назо. Никто, конечно, не догадывался об ее истинной сущности и о том, что именно она владеет тем заветным секретом, который так страстно желал заполучить великий Шихуанди.

Сперва все шло хорошо, ведь, как известно, кицунэ являются отличными хозяйками и заботливыми женами. Единственно, Назо не терпела в доме собак, и ее супруг снисходительно относился к этой маленькой прихоти своей возлюбленной. Но вот император Шихуанди затеял большую соколиную охоту. В числе приглашенных был и сановник со своей женой. Отказаться было никак нельзя, и моя бабка, после длительных уговоров мужа, согласилась поехать. Конечно, все это закончилось весьма печально. Как только подсокольные собаки почуяли кицунэ, они сразу же начали безумно лаять, и все сразу увидели, что из-под одежды Назо торчат лисьи хвосты. Она бросилась бежать, приняв свой истинный облик, и больше никогда не возвращалась в дом мужа.

Назо примкнула к стае лисиц в долине реки Хуанхэ. Она научила своих сородичей тайным знаниям кицунэ, и те выбрали ее главой рода. Когда родилась я, нашим кланом правил уже сын Назо, семихвостый лис Чоро, мой отец. Было это пятнадцать веков тому назад.

Земли, на которых обитала наша стая, принадлежали империи Северная Вэй. По традиции глава рода лисиц кицунэ был хранителем секрета плодородия рисовых полей. В те времена еще сильно было учение Даоса, и люди относились к нам, духам, вполне дружелюбно. Они приносили нам молоко и курятину, а по особым праздникам даже уточек и гусей. Мы же делали так, чтобы у них всегда был богатый урожай и ладилась торговля.

Кицунэ обожают прохладу и потому селятся в пещерах. Мой клан облюбовал себе известняковые скалы недалеко от города Лоян. И надо же было такому случиться, что именно здесь новому императору вздумалось построить подземные храмы Будде…

– Это же недалеко от Шаолиня! – встрепенулся Чжи Минг. – Там находятся пещеры Лунмэнь.

Да Цзи кивнула:

– В этой истории монастырь еще сыграет свою роль. Само по себе символично уже то, что строительство Лунмэня и Шаолиня началось в один и тот же год. Земные правители, тщетно ищущие бессмертия, мечтали, чтобы хоть память о них жила в веках. Император Северной Вэй, накопив несметные сокровища, стал повсеместно возводить величественные буддийские храмы. Сооружение гротов Лунмэня было поручено дяде императора, князю Тоба Синю. На эту грандиозную стройку согнали толпы народа: архитекторов, инженеров, камнерезов, плотников и кузнецов.

Но наш клан не хотел мириться с таким положением вещей. Эти горы были выбраны моей бабкой Назо не случайно. Сам Юй Великий, древний борец с потопом, разрубил скалу Лунмэнь надвое и нарек это место «Воротами Дракона». Земля эта источала силу, так необходимую кицунэ на пути достижения состояния небесной лисы. Мы не могли вступить с людьми императора в открытое противостояние, нас было слишком мало. И тогда мой отец, семихвостый лис Чоро, решил пойти на хитрость. Он приказал мне обернуться прекрасной девушкой и стать женой князя Тоба Синя. Я должна была вызвать бунт среди подчиненных мужа, сподвигая его ко всяким жестокостям…

– Да, я слышал это предание, – задумчиво сказал Джао Даши. – Шаолинь ведь был основан не на пустом месте. До этого в горах Суншань жили даосские монахи. Они считали своим долгом исцелять людей, одержимых злыми духами. Монахи Шаолиня продолжили эту традицию. Так появились охотники на кицунэ. Один из них изгнал оборотня, который поселился в доме знатного вельможи близ Лояна.

– Да! Вот только злыми нас сделали вы! – запальчиво произнесла Да Цзи. – Это вы пришли на нашу землю, и вы отняли у нас место силы! На совете рода я поклялась выполнить волю отца. А подобная клятва для кицунэ – это все. В случае ее нарушения мне грозило не просто изгнание из клана. Я лишилась бы своей сущности и превратилась бы в обычную лису.

Да Цзи часто замахала веером.

– Скажите, – поинтересовался Женька, – а Колобка тоже вы съели?

– Это такой круглый, румяный и все песенки распевал? Нет! Даже не слышала о таком…

Кицунэ облизнулась и продолжала:

– Князь Тоба Синь влюбился в меня без памяти и потворствовал всем моим прихотям. Не буду посвящать вас в подробности, но я была близка к своей цели. Строители Лунмэня изнемогали от непосильной работы, болезней и жестокости надсмотрщиков. Крестьяне стонали от непомерных налогов и гибли от голода. А замок князя Тоба Синя утопал в роскоши. Торжества следовали одно за другим и по своей пышности превосходили празднества самого императора. Дело шло к бунту. Об этом доносили наши лазутчики, кицунэ. Они умело подогревали недовольство людей, распространяя слухи и сея ненависть к властям.

Народный гнев часто сметал правящие династии с престола Поднебесной, а вместе с ними и все их начинания. Северная Вэй насаждала в Китае буддизм. Не стало бы рода Тоба, заглохло бы и строительство пещер Лунмэнь…

– А Китай погрузился бы в кровопролитную гражданскую войну, – кивнул Джао Даши.

– А война все равно началась. Так годом раньше или годом позже – какая разница? Вы же, люди, не можете гармонично сосуществовать. Ни друг с другом, ни с окружающим миром. – Да Цзи резко сложила веер. Пластины хрустнули. – Я убедила мужа взять заложников из числа строителей и крестьян. И казнить ежедневно по нескольку человек, пока бунтовщики не выдадут зачинщиков. На холме у лагеря, где жили строители, установили плаху. Палач работал каждый день. Потом тела казненных привязывали к плотам и отправляли вниз по реке Ихэ, чтобы они напоминали черни о неминуемой расплате. Наши лазутчики докладывали, что восстание вспыхнет со дня на день. И все случилось бы по-моему, если бы не близкое соседство с монастырем Шаолинь.

Однажды у нашего дома появился человек в сером балахоне. От него исходила угроза. Я это почувствовала и сказала мужу. «Надо выпороть твою старую служанку, чтобы не пугала тебя всякими россказнями, – рассмеялся он. – Ты жена князя. Не подобает тебе обращать внимание на каких-то нищих». Но все же позвал начальника стражи и приказал прочесать окрестности вокруг замка. Солдаты никого не нашли.

На следующий день муж отправился с проверкой, посмотреть, как продвигается подготовка каменного пьедестала для огромной статуи Будды Гаутамы в пещере Гуян. Раньше в этом гроте как раз проходил совет нашей стаи. В стенах мы проделали множество ниш. У каждой лисы было свое определенное место, в соответствии с ее заслугами перед кланом и количеством отращенных хвостов. А сейчас наши места заняли каменные изваяния.

Я тоже поехала с мужем. По пути вдоль дороги стояли голодные оборванные крестьяне. Эскорту дважды приходилось останавливаться, чтобы разогнать толпу. Люди смотрели озлобленно. Послышалось даже несколько крамольных выкриков. Неслыханная дерзость! «Господин! – обратился к нам начальник охраны. – Вам с госпожой лучше пересесть в носилки. До моего слуха донеслись ругательства. Как бы следом не прилетело чего-нибудь потяжелее». Князь только презрительно посмотрел на него и пришпорил лошадь.

Когда мы подъехали к пещерам Лунмэнь, нас ждал новый сюрприз. Лагерь был оцеплен императорскими войсками. Солдаты Тоба Синя сидели в стороне, сгрудившись в кучу, без оружия. «Господин, это измена!» – шепнула я мужу, а сама внимательно высматривала в толпе наших лазутчиков. Для того чтобы определить кицунэ, не обязательно переходить в Пустоту. Достаточно посмотреть на человека против заходящего солнца. Если перед тобой волшебная лиса, сразу увидишь золотистый ореол вокруг головы и треугольные ушки. Но я-то видела своих и без этих ухищрений.

К нам направился генерал в богатых доспехах. Его сопровождали воины в шлемах с красными помпонами и в бронированных кожаных нагрудниках. Руки они держали на рукоятках мечей. С обеих сторон нас обошли лучники и встали цепью вдоль дороги. Встреча эта не предвещала ничего хорошего. Генерал поднял вверх свиток, обвязанный атласной лентой. «Великий император милостиво просит своего дядю, князя Тоба Синя, пожаловать к нему во дворец», – сказал он, оставаясь на почтительном расстоянии от нас. «Подойти ближе, посланник! – крикнул князь. – Я хочу поздороваться с тобой и приложиться губами к печати Великого императора».

Ни одна из сторон не двигалась с места, каждый выжидал. Воины князя медленно достали мечи наполовину из ножен. Говорят, что от напряжения у людей начинают шевелиться волосы на голове. У кицунэ из пальцев появляются кончики когтей. Боковым зрением в толпе я увидела своего брата. Он подал мне знак: «Мы готовы!» Я ждала удобного момента.

Вдруг в небе грянул гром. Все вздрогнули. Я мгновенно кивнула: «Давай!»

Чтобы вспыхнул порох, достаточно всего лишь маленькой искры. Для схватки хватило двух стрел. Одна пронзила горло телохранителя князя Тоба Синя. Другая сразила солдата императора. Мечи со свистом вылетели из ножен. Упруго согнулись бамбуковые луки. Заржали кони.

Это была страшная резня. Отряд князя рванулся вбок, чтобы смешаться с толпой. Генерал направил своих людей наперерез, расчищая дорогу копытами и острым железом. Строители и крестьяне, чтобы завладеть оружием, атаковали и тех и других. Лучники произвели залп. Лазутчики кицунэ рубили всех без разбора.

Я соскользнула с лошади и примкнула к своим. В схватке кицунэ превращаются в огнесаблекогтезубых человеко-лис. А хвосты используют как кистени. Высокоуровневые кицунэ владеют и другими секретными приемами. А также могут укусить себя за локоть, умеют чихать с открытыми глазами и даже дышать с высунутым языком.

Вы тоже умеете? Молодцы, засовывайте языки обратно!

Да Цзи расхохоталась и откинулась на подушки. А возмущенные друзья чуть не набросились на нее. Но, вспомнив про огнесаблекогтезубую человеколису, решили отомстить более изощренным способом.

– А лампочку вы сможете в рот засунуть? – Серега изобразил пальцами грушевидную лампу накаливания.

– Не знаю, не пробовала… – Да Цзи задумчиво посмотрела на торшер. – А что тут сложного? Мы могли бы изрубить их всех в капусту. А потом – растереть в атомную пыль. Но семихвостый лис Чоро приказал нам затеять заваруху и тихо уйти по-английски, не прощаясь. Первая часть задания была выполнена успешно. Дело оставалось за малым.

И тут я увидела человека в сером балахоне. Он направлялся сквозь кипящую битву прямо ко мне. Потом показался еще один, еще, еще… Я совершила Переход. Застыли бойцы, сцепившиеся в смертельной схватке, пытаясь вырвать ножи друг у друга. Застыли падающий всадник и крестьянин, стаскивающий его багром с лошади. Застыло копье, летящее в грудь лучнику, и стрела, пущенная навстречу. Растопырив когтистые лапы и перепончатые крылья, зависли в воздухе наши маленькие помощники, летучие мыши. И только люди в серых балахонах неумолимо двигались к нам сквозь Пустоту.

Собратья-лисы сгрудились вокруг меня, готовые драться за свою принцессу до последнего. За всю историю пребывания в землях Китая у нас не было стычек с даосскими монахами. Случалось, что странник разоблачал кицунэ, поселившуюся среди людей в образе прекрасной девушки. И тогда она просто убегала. Теперь же нам предстояло сразиться с неведомой силой – насельниками монастыря Шаолинь.

Если бы семихвостый лис Чоро был с нами, возможно, все пошло бы иначе. Его мастерство позволяло создать непреодолимую защиту для любого из Идущих. Но мой отец отправился искать помощи у других кланов. А из чистокровных кицунэ среди бойцов была я одна. Таков был наш обычай. Только наследник оставался в стае. Остальные отпрыски древнего рода волшебных лисиц должны были уйти, чтобы основать собственный клан.

И я испугалась. Я бросила своих братьев и бежала с поля боя. Как только монахи и кицунэ столкнулись, низвергая друг на друга потоки энергии, я скрылась. Приняв образ лисицы, я неслась как безумная, поджигая на своем пути деревни и поля. Однако вскоре разум вернулся ко мне. И я поняла, что по этим следам меня будет легко найти. Только это спасло окрестности Лояна от чудовищного пожара. Я направлялась в столицу Северной Вэй, считая, что среди людей мне будет проще затеряться. К тому же вернуться к своим я уже не могла.

Так я очутилась у какого-то ручейка и остановилась напиться. С жадностью начала я лакать прохладную воду, а когда подняла глаза, то увидела на другом берегу дряхлого старика. Он сидел на корточках, склонившись над большим глиняным блюдом, и перебирал рис. Я хотела бежать дальше, но почувствовала, что не могу сдвинуться с места.

«Куда ты спешишь? – спросил старик, не поднимая глаз от блюда. – Перед тобой теперь целая вечность, и спешить тебе некуда».

Я содрогнулась, услышав этот голос, и упала на колени. У лисиц это выглядит немного иначе, чем у людей, но суть от этого не меняется.

«О, Инари, прости меня, твою нерадивую дочь!» – вскричала я, узнав владычицу кицунэ.

«Теперь ты больше не моя дочь, – ответила богиня Инари. – Ты предала свой клан, твои братья погибли. Ты должна принять наказание».

Я горько молила ее о пощаде, но богиня была непреклонна. Старик наконец поднял глаза. И словно бездна разверзлась предо мною. Лицо его начало меняться, морщины разгладились, на щеках появился румянец, седые волосы почернели и сплелись в тугие косы. И вот передо мною была уже прекрасная юная девушка. Но на этом метаморфозы не закончились. Тело ее удлинилось и покрылось чешуей, замысловатые кольца с шелестом побежали по нему в ритмичном магическом танце. Инари превратилась в змею с головою девы.

Гигантская змея изогнулась над ручьем и нависла надо мной. Душа моя подпрыгнула и ушла во все четыре лисьи пятки. Шерсть встала дыбом, когти заскрежетали о каменистый берег. Инари, медленно покачиваясь из стороны в сторону, высасывала мою сущность. Голубоватые фосфоресцирующие потоки вытекали из меня и струились к ее губам. Словно облако, образ кицунэ вышел из моего тела, и порыв ветра унес его.

«Теперь ты человек. Такова твоя кара, – свистящим шепотом произнесла Инари. – Ты больше никогда не станешь небесной лисой и не обретешь бесконечной проницательности. Чтобы продолжать жить, ты должна будешь забирать жизненную энергию у людей. И таиться, опасаясь быть раскрытой. Ненадолго, в Великой Пустоте, ты сможешь вновь становиться кицунэ. Но тем горше будет твое возвращение в реальность. Твою новую реальность».

Инари закружилась волчком и исчезла, рассыпавшись в звездную пыль. А на берегу ручья осталась лежать растерзанная, убитая горем девушка.


Глава 11 Детям до шестнадцати | Ход в Шаолинь | Глава 13 Дембельский аккорд







Loading...