home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

Преобразование Фурье

Наша команда шагнула сквозь перегородку на палубу.

Ронин в боковом прыжке целил ногой в голову дракона Хао Дао. Пират стрелял из мушкета. Свинцовый фонтан картечи уже показался из ствола, и лицо стрелка скрыло облако порохового дыма. Кто-то склонился над павшим товарищем. Кто-то прыгал с корабля в воду, пытаясь уйти от неминуемой гибели, а смерть уже настигала его острием брошенного копья. Голый по пояс силач орудовал огромным веслом, как битой для лапты. Получив от него солидную порцию кинетической энергии, вдоль борта летел человек в черной маске. Перед ударом он, похоже, метнул сюрикен. Поэтому его правая рука была выставлена вперед. Получился супермен. В общем, суматоха была – мама не горюй!

Но что-то было не так. Не так, как всегда. Сначала солнышко зашло за тучку. Откуда бы ей взяться в Пустоте? Затем золотистые солнечные лучики сделались серыми. Затем – черными. Они искривились, переплелись и превратились в паутину. Друзья были полностью обездвижены. Взглянув на нос корабля, они увидели боевого мага Тхатто. Лицо жреца скрывал глубокий капюшон, в руках он держал кривой сучковатый посох, напоминающий конечность гигантского членистоногого. За спиной его клубился густой мглистый туман, озаряемый вспышками синих молний. При каждом разряде марево оживало, обретая форму то оскалившегося шакала, то когтистого коршуна, то шипящего змея, то беснующейся пантеры. Жреца окружали его косматые ученики в остроконечных шапках. Тибетцы издавали жуткий монотонный звук, играя на флейтах, украшенных на концах набалдашниками в виде черепов. Но это был не тот звук, который можно услышать ушами. Это была вибрация, которая проникала в голову, в грудную клетку, в живот. Это была гибельная музыка, разрушающая чувство реальности, уничтожающая мысли и пожирающая волю.

На этот раз аналитики МИ-6 рассчитали все точно. Девять старейшин, путешествующих вместе с Чарли в голове Тхатто, рассказали Археологу о последней битве дарашунгов. О том, как принц Падмакара вероломно подловил их, замаскировав на склоне горы отряд йогов с дунченами. Звуки труб не позволили дарашунгам применить свою магию, блокировав любые их попытки воздействовать на Пустоту. Профессор Уиншер предложил абстрагироваться от мистической составляющей этого рассказа и пропустить его сквозь призму научного подхода. «Нам известно, – сказал Уиншер, раскуривая очередную сигарету, – что Тхатто умеет переходить в некое суперпространство, которое он называет „Пустотой “. Там физические объекты проявляют свою волновую природу. Тхатто умеет менять форму и сущность этих объектов, воздействуя на них посредством тахионного поля. С точки зрения гармонического преобразования Фурье Тхатто корректирует спектр сигнала, что и приводит к изменениям в наблюдаемой картинке. Как следует из рассказа девяти старейшин, принц Падмакара во время битвы поставил активные волновые помехи, которые забили несущие частоты дарашунгов. Мы можем проделать тот же фокус. После очередной серии ментальных интервенций мы знаем, какой волновой код применяют наши оппоненты. Также нам известны частотные характеристики тех артефактов, которые они применяют в качестве резонаторов. Значит, надо создать глушилки. Задача Чарли поэкспериментировать с различными предметами – излучателями звука, чтобы добиться нужного эффекта. Раз уж этот Тхатто такой эксперт по битвам в Пустоте, должен же он понять, о чем идет речь».

Тхатто понял. Дух вождя Тегелы открыл ему магические имена его врагов! Однако изъяснялся праотец очень туманно. Вместо того чтобы говорить на исконном языке древних дарашунгов, он мудрствовал о каких-то «спектрах», «частотах» и «амплитудах». Но, может быть, именно так и должны духи открывать людям свои страшные тайны? Иначе зачем были бы нужны они, жрецы – гадатели знамений, провидцы судеб и толкователи сновидений? Тхатто понял. И начал действовать.

Он изготовил волшебные флейты «шепчущие имена». В Тибете для этих целей традиционно использовали человеческие бедренные кости. Однако здесь, в Китае, пришлось довольствоваться простым бамбуком. Зато наконечники флейт маг украсил настоящими черепами летучих мышей. Издалека они выглядели точь-в-точь как человеческие, только миниатюрные. Как и любой другой уважающий себя колдун, Тхатто всегда таскал с собой шкатулку с запасами подозрительных настоек, цветных кристаллов, резко пахнущих порошков и сушеных представителей флоры и фауны. Чтобы придать флейте нужное звучание, он растворил экстракт несбывшихся надежд в слезах ребенка, у которого изо рта отняли чупа-чупс, добавил немного звона разбитых сердец и прошептал мантру «абонент не отвечает или временно недоступен…». В этой эссенции безысходности он вымочил бамбуковые заготовки и оставил их сушиться под полной луной. В каждую флейту он засунул трубочки рисовой бумаги со знаками, выведенными под диктовку Тегелы. Это был интеграл Фурье, физический смысл которого Археологу объяснил профессор Уиншер. В общих чертах. А Чарли уже внушил его своему подопечному.

А дальше дело, как говорится, было в шляпе. Точнее, в капюшоне. Тхатто нанял шайку разбойников и при помощи Тегеллы выследил джонку. Он приказал разбойникам, чтобы те захватили корабль, а сам притаился с учениками в засаде. Как только произошел Переход, маг прыгнул следом в Пустоту, прихватив с собою весь свой духовой оркестр. И вот наши друзья присутствовали на концерте. Музыка была скверная, но возможности уйти из зрительного зала не было никакой.

– Свет-ет-та, позови Да-мы, – прошептал Женька уголком рта, не шевеля губами.

Когда-то, давным-давно, когда в сети искали только рыбу, Гугл был просто числом, а телефон был большой, с диском и не у всех, этим искусством владел каждый школьник.

– Не мо-гу, – тоже шепотом ответила Света. – Виртуозы Тибета мешают.

– А коммутатор? – просипел Серега с другой стороны.

– Коммутатор тоже не фунциклирует, – вздохнула Света. – Помехи.

Однако истинными мастерами-шептунами становились лишь те ученики, кто регулярно отрабатывал ката «дай списать!». Отличница Света по этой дисциплине явно отставала от своих одноклассников. Тхатто услышал и медленно направился к ней.

Передвигался он беззвучно и плавно, словно полз. Только посох, как метроном, глухо отстукивал обратный отсчет по деревянным доскам палубы.

– Отдай – мне – кхх-аммутатор, – прошипел он из-под своего капюшона.

Случайный наблюдатель мог бы предположить, что здесь проходит дружеское состязание мастеров-шептунов. Что Тхатто просто решил показать класс и перещеголять великих гуру Серегу и Женьку. Но потоки обсидиановой паутины и беснующиеся тотемные звери за спиной мага явно указывали на серьезные прорехи в этой миролюбивой трактовке происходящего.

– Презренный червяк, мучитель летучих мышей, – произнесла Да Цзи. – Думаешь, маленькие вампиры простят тебе это?

– А… и ты попалас-сь, доч-ч-ь Иннари, – прошипел Тхатто. – Подожди, и до тебя очередь дойдет.

– Размечтался, одноглазый, – ответила кицунэ и шарахнула его по лбу огненным мечом, неизвестно откуда взявшимся в ее руке.

Но Да Цзи промахнулась. Тхатто рассыпался в мелкий обсидиановый бисер, вместе со своим посохом и зверинцем. И с шелестом собрался вновь, как только меч прошел сквозь него.

Маг направил посох на Да Цзи, из коряги вылетел синий разряд, и пылающий меч кицунэ покрылся инеем. Она едва успела отдернуть руку, клинок упал на палубу и раскололся на сотни ледяных осколков. Снежная пантера выглянула из-за спины мага и злорадно улыбнулась, показав Да Цзи язык.

– Ах ты, кошка драная! – крикнула кицунэ. – Это же был мой любимый ножик. На, получи! – И она метнула апельсин пантере прямо ей в пасть, предварительно пронзив сочный плод своими острыми когтями.

Кошки просто обожают цитрусовые. Наслаждение, которое они испытывают, вкушая свежевыжатый апельсиновый сок, сравнимо разве что с экстазом, который переживает человек, внимая чарующим звукам скрежещущего по стеклу железа. Поймав в пасть концентрированный заряд витамина С, пантера жутко взвыла и аннигилировала.

Из-за спины мага выглянул огромный удав и деловито уставился на Да Цзи.

– У кого-нибудь есть еще апельсин? – крикнула она.

– Удав не боится апельсинов, – ответил Чжи Минг.

– Да? А чего он боится? – поинтересовалась кицунэ.

– Ежей.

– Но у нас нет с собой ежа! – вскричала лиса. – К тому же я их тоже боюсь.

В этот момент змей совершил молниеносный бросок, блеснула обсидиановая чешуя, и смертельные кольца опутали Да Цзи.

– Вс-се-е, вам конец, – прошипел Тхатто. – Вс-сем конец!

Маг трясущейся рукой воздел корявый посох вверх. Подул пепельный ветер, все заволокло туманом и мглой. Паутина пришла в движение, обсидиановые жгуты с неимоверной силой сдавили тела наших друзей. Флейты, шепчущие имена, застонали и завыли, словно вся скорбь мира вырвалась наружу. Пространство, не занятое паутиной, заполнилось этой губительной мелодией. Вибрирующий звук превратился в вязкую тягучую субстанцию, которая застилала глаза, залепляла уши и проникала в рот. Друзья начали задыхаться. От этого не было спасения, этому невозможно было сопротивляться.

«Конец!»


Глава 15 Но | Ход в Шаолинь | Глава 17 Глава последняя







Loading...