home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1

1987 год


Сегодня, накануне своего восемнадцатилетия, Чарли Уотсон не хотела просыпаться и вставать. Ни тогда, когда настроенный на восемь утра будильник ее цифрового радио зазвонил; ни когда диджей местной станции рассказал о прогнозе погоды на сегодня, пообещав ее родному городу, Брайтон-Фолсу, штат Калифорния, палящую жару; ни – тем более – когда он поставил последний хит Мадонны – Who's That Girl.

– Заткнись… – пробормотала Чарли в подушку. Не открывая глаз, она протянула руку и попыталась нажать на кнопку «выкл.», но трижды промахнулась, а потом сбила радио на пол. Когда оно наконец замолкло, девушка понадеялась, что сломала его всерьез и надолго.

В итоге она все-таки открыла глаза и выбралась из кровати. На ней были футболка, мужские семейные трусы и непарные носки. Стены ее не самой опрятной девичьей спальни украшали плакаты с Дэвидом Боуи, Roxy Music, Adam Ant и The Smiths, а единственным доказательством попыток хоть как-нибудь прибраться в царящем хаосе была коробка из-под ботинок, набитая медалями за участие в соревнованиях по прыжкам в воду.

По пути в ванную она автоматически провела пальцами по старой фотографии в рамке. На снимке они с отцом сидели на капоте красного «шевроле корвет» 1959 года. Отец купил эту машину, собираясь отреставрировать, но благие намерения так и остались невыполненными, и «корвет» до сегодняшнего дня пылился в гараже их дома рядом с двумя такими же старыми автомобилями.

Почистив зубы и нацепив рваные шорты и мятую майку, которую она уже надевала несколько дней назад, но не потрудилась выстирать, Чарли прихватила обувную коробку и спустилась на кухню. Ее мать, Салли, мыла посуду, а отчим, Рон, вытирал тарелки и чашки полотенцем. Салли работала медсестрой и сейчас была в медицинском халате. Они с Роном о чем-то шептались, а потом их губы соединились в поцелуе.

«Фу!» – подумала Чарли. Она обошла родителей и бросила коробку со всем ее содержимым в мусорное ведро.

Салли обернулась на звук, заглянула в мусорку и спросила:

– Это… разве это не твои награды за участие в соревнованиях по прыжкам в воду?

Чарли небрежно пожала плечами:

– Они занимали слишком много места в моей комнате.

Салли попыталась заглянуть в глаза дочери:

– Когда-нибудь ты пожалеешь об этом. Как и о том вороньем гнезде, в которое ты превратила свои волосы.

Не обращая внимания на мать, Чарли посмотрела на их собаку, Конана, обнюхивавшую мусорное ведро, и заметила пустую миску для собачьего корма.

– Ребята, вы вообще кормили Конана или просто позволяете ему умереть с голоду?

– Можешь и сама его покормить, – предложила Салли и передала ей коробку с собачьей едой. – Мне бы не помешала твоя помощь и в другом.

Насыпав еды в миску, Чарли начала атаку:

– А знаешь, что нужно для того, чтобы я была более полезной в этом доме? Вот будь у меня машина, я бы выполняла какие-то поручения, делала то, что вам самим делать не хочется. Так сказать, действительно вносила бы свой вклад…

Салли вздохнула:

– Чарли…

– Не знаю, помнишь ли ты, но у меня завтра день рождения, – продолжила Чарли. – Идеальный повод, чтобы подарить мне немного наличности. Всего пять сотен баксов, и я наконец смогу доделать «корвет».

Салли снова вздохнула:

– Чарли, мы об этом уже говорили. Мы не в состоянии бросать на ветер кучу денег, чтобы починить машину, которая, скорее всего, уже никогда не заведется. Мы просто… не можем.

Прежде чем Чарли успела запротестовать, за спиной у нее раздался боевой клич:

– Кий-а-а!

Она повернулась и увидела на пороге кухни своего двенадцатилетнего брата Отиса. На мальчике было белое кимоно, а вокруг его талии красовался желтый пояс.

– А, Отис-сан! – воскликнул Рон. – Приветствую тебя!

– Кий-а-а! – снова крикнул Отис.

Он поднял руки и рубанул ими прямо перед лицом отчима.

Играя, Рон отступил:

– О нет, я пропустил удар!

Отис рассмеялся:

– Мастер Ларри сказал мне, что я самый быстрый из всех, кто когда-либо получал желтый пояс!

Салли сияла, глядя на Отиса.

– Ты выглядишь таким взрослым в этой куртке для карате. Мой мальчик становится мужчиной…

Затем она взглянула на кухонные часы и воскликнула:

– Боже, я уже опаздываю! – Она повернулась к Чарли. – Забросишь брата на карате по дороге на работу?

– Я могла бы, если бы у меня была машина.

– Просто позволь ему ехать за твоим велосипедом, чтобы никто его не похитил.

– Похитил?! – переспросила Чарли. – Ты ведь только что сказала, что он теперь мужчина!

– Если кто-нибудь попробует на меня напасть, я разорву ему селезенку, – заявил Отис, а потом добавил, подхватывая свой скейтборд: – Пошли, Чарли!

Застонав, Чарли вышла за Отисом из дома, стоявшего в самом конце непроезжей улицы, граничившего с травянистым болотом и – с заднего двора – имевшего вид на океан. По подъездной дорожке они дошли до того места, где девушка парковала свой мопед не самой последней модели. Она восстановила и пыталась усовершенствовать его двигатель, но так и не смогла заставить мопед двигаться быстрее пятнадцати миль в час.

Когда она взобралась на сиденье, Отис. принялся привязывать старую скакалку к задней части рамы мопеда. Потом он проверил натяжение импровизированного буксирного троса, чтобы убедиться, что тот не помешает выполнять трюки на скейтборде. Чарли завела двигатель и потихоньку поехала, позволяя брату мягко тронуться на его средстве передвижения. Она смотрела вперед, стараясь игнорировать соседские дома, чтобы избежать даже визуального контакта с кем бы то ни было. Буксировка младшего брата всегда приводила ее в смущение.

Попетляв по проселочным дорогам, они в конце концов выехали на Мэйн-стрит, вдоль которой росли деревья, а также располагались продовольственные лавки, магазины с товарами для дома, рестораны. Они проехали мимо женщины, подметавшей верандочку своего кафе, где торговали замороженными йогуртами. Она улыбнулась и помахала им. Отис, должно быть, узнал ее. Он махнул одной рукой, другой крепко держа скакалку, и, улыбнувшись, крикнул:

– Доброе утро, миссис Кэллоуэй. Прекрасная погода сегодня утром, не правда ли?

Миссис Кэллоуэй кивнула в ответ и засмеялась.

Когда они проехали кафе, Чарли оглянулась:

– Ну и подлиза же ты, Отис!

– Я просто очарователен! – возразил Отис – И отныне я буду получать йогурт со скидкой. Возьми способ на заметку!

Дети в белых кимоно с тканевыми ремнями толпились на тротуаре, ожидая возможности войти в додзё – зал для занятий восточными единоборствами – мастера Ларри. На фасаде здания были написаны какие-то японские иероглифы.

Когда Чарли и Отис приблизились к додзё, мальчик отпустил веревку и ловко подрулил на своем скейтборде к тому месту, откуда стоявшие дети могли его заметить. Подкатив к ним на скорости, он спрыгнул на землю, поддел ногой скейтборд, тот подлетел, перевернулся в воздухе, приземлился и тут же снова оказался под ногой Отиса. Тронувшись, Чарли услышала, как друзья мальчика нахваливают его трюк. Скакалка осталась привязанной к мопеду и теперь волочилась за ним.

Она приехала на набережную Брайтон-Фолса – здесь располагался старый парк развлечений с горками и деревянными аттракционами, а также была территория с множеством киосков с игровыми автоматами и закусочных, уходившая далеко за общественный пляж. Чарли работала в «Хот-доге на шампурах» – закусочной, которая размещалась в небольшой хижине и торговала именно тем, что значилось на вывеске.

Когда она остановилась за киоском, ее босс – Крейг – только открывал свое заведение. Она знала, что ему всего двадцать два года – он трижды сказал ей об этом на прошлой неделе. Заметив Чарли, Крейг выразительно постучал указательным пальцем по стеклу своих часов:

– Ты опоздала на семь минут…

– Сейчас только девять, Крейг. И отчего-то я не вижу вокруг толпы людей, жаждущих в этот час полакомиться сосисками.

Но сразу после ее слов какой-то человек взволнованно крикнул:

– Эй, привет! Я жажду!

Крейг бросил суровый взгляд на Чарли, которая вздохнула так, словно выпускала пар. Она и представить себе не могла, каким образом дешевая закусочная на набережной могла вселить в человека то невероятное самомнение, которым обладал ее босс.

Она позволила Крейгу позаботиться о клиенте, а сама вошла в хижину, чтобы переодеться в рабочую форму. Будучи «штатным работником и официальным представителем» такого уважаемого заведения, как «Хот-дог на шампурах», она должна была носить «фирменную» одежду: отвратительную разноцветную рубашку, бейсболку и шорты. Ей не нужно было зеркало, чтобы понимать: она похожа на клоуна из третьеразрядного цирка. И она не нуждалась в гадалке, чтобы знать, что ее день уже ничто не улучшит.

Что ж, на самом деле ее день стал намного хуже…



* * * | Бамблби | Глава 2







Loading...