home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 30

Всю ночь я ворочалась, не в силах уснуть, и лишь под утро забылась тревожным сном. Мне приснилась мама. Это был даже не сон, а воспоминание. Я хорошо помнила тот солнечный день: когда мне было шесть, мы всей семьей проводили лето на даче. Это было время, наполненное любовью. Отец — он был еще жив — называл нас ласково «мои девочки» и велел как можно больше гулять на свежем воздухе.

В тот день я умудрилась свалиться с дерева и, рыдая, прибежала к родителям. Мама смазала зеленкой ссадину на коленке и веселым голосом сказала, что печалиться нечего — до свадьбы заживет. А отец достал из шкафа леденец на палочке, развеяв мою печаль окончательно.

Проснулась я со слезами на глазах. Сжавшись в комочек, с головой укрылась одеялом и всхлипнула. Хотела бы я вернуться в то время, когда самым страшным происшествием была ободранная коленка. Сейчас же над нами нависли проблемы посерьезнее — одни нюкьеры чего стоят. Меня до сих пор била дрожь, стоило вспомнить жадный взгляд в коридоре.

Тряхнув головой, я поднялась. Запереться в комнате не выход, пора отправляться на занятия. Первой в расписании стояла медитация Рида, и мое сердце дрогнуло. Новостей от него не было, и оставалось надеяться, что Дженни поможет ему.

Наскоро приняв душ и приведя себя в порядок, я взглянула в зеркало. Мои глаза по-прежнему были разноцветными — ни одна из стихий не желала уступать пальму первенства. Интересно, удивятся ли мои родные, если я вернусь такой? Мама наверняка отправит меня к врачам.

Как же я скучала по родным! Никогда не считала себя маменькиной дочкой, но сейчас многое бы отдала за одну встречу с ней и сестрой. И все-таки перспектива навсегда оставить Ниэль пугала меня. На Земле магия станет моей тайной, я не смогу разделить радость от управления стихиями с другими. А еще я потеряю Мэтта.

Усилием воли я решила выбросить эти мысли из головы. Глупо беспокоиться об этом заранее. Вполне возможно, что я не переживу нюкьеров…

Да, я сегодня на редкость оптимистична!

Едва войдя в аудиторию для медитаций, посмотрела на кафедру — место Рида пустовало. Справившись с нахлынувшими эмоциями, направилась к своей кувшинке, как вдруг почувствовала на себе любопытные взгляды присутствующих. Сокурсникам откуда-то было известно, что мы с Мэттом опробовали экспериментальный портал, и меня завалили вопросами. Я в растерянности остановилась, и прозвеневший звонок дал мне время на передышку.

— Почему вы не на своих местах? — вдруг раздался строгий голос Рида. — Занятие уже началось.

Я обернулась, с трудом удержавшись, чтобы не воскликнуть. Куратор был одет в привычную мантию, но вид у него был изможденным — под глазами залегли тени, во взгляде — бесконечная усталость. Студенты поспешно разбрелись по кувшинкам, и лишь я осталась стоять.

— Мисс Гордеева? Вам нужно особое приглашение? — В голосе Рида мне почудились дразнящие нотки.

— Простите… — встрепенулась я и поспешно шагнула на кувшинку, едва не свалившись в воду.

— Итак, начнем сегодняшнее занятие. Теперь, когда все вы нашли общий язык со стихией, мы слегка усложним задачу.

Я едва могла сосредоточиться на словах Мэтта. Губы сами собой расползались в улыбке, а в голове царила пустота. Но помимо облегчения к моим чувствам примешивалась капелька обиды. Почему-то я думала, что первым делом Рид сообщит о своем возвращении мне.

— Я же говорил, что с ним все будет в порядке! — сказал Бен, занявший свое обычное место у стены.

Я кивнула хорьку, почувствовав стыд. Он прав: главное — Мэтт вернулся.

Медитация прошла, словно в тумане. Я кусала губы, пытаясь управиться с Быстрой, но она, будто непоседливый ребенок, плескалась внутри и отказывалась слушаться. В конце концов, я бросила попытки приструнить воду и принялась ожидать завершения медитации.

Когда прозвенел звонок, я нарочито медленно начала собираться.

— Я догоню тебя, — шепнула Оливеру, и парень, пожав плечами, вместе с толпой студентов вышел наружу.

Хлопнула дверь, и мы с Мэттом остались вдвоем. Куратор двинулся ко мне, я дернулась ему навстречу, но тут же замерла. А как же Крон? Может ли он узнать, что мы здесь наедине? Мое движение не осталось незамеченным Ридом. Его плечи напряглись, и он нахмурился:

— Что-то не так?

— Я рада, что Орден тебя отпустил! — затараторила я. — Но мне… Крон сказал, что доложит о наших отношениях, если я не уеду.

На лице Мэтта отразилось облегчение.

— Я уж думал, ты пожалела о том, что связалась со мной.

— Что? Вовсе нет!

— Думаешь, в свете происходящего меня напугает потеря должности? — улыбнулся Мэтт, подходя ближе. — Даже если Крон и захочет заложить нас, на инициирование разбирательства ему потребуется время. Впрочем, я понимаю, какие цели он преследует. Думает, что именно из-за тебя я влез в это дело.

Я, смутившись, опустила взгляд.

— Так мы не будем…

— Конечно, не стоит открыто демонстрировать наши отношения — нас может обнаружить кто-то еще. Мы будем осторожны, но это вовсе не повод уезжать.

— Я не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня. — Мой голос внезапно охрип.

Мэтт взял меня за руку.

— Я не откажусь от тебя, Яна, до тех пор, пока ты сама не захочешь этого.

Ответить я не успела: в аудиторию вдруг ввалилась Сара с кипой бумаг под мышкой.

— Мистер Рид, я принесла документы, которые вы просили…

Я, вспыхнув, выдернула ладонь и перевела взгляд на девушку. Заметив меня, она поправила очки и разочарованно поджала губы.

Выходит, Мэтт все же успел зайти к Саре, но не нашел времени на меня? От обиды перехватило дыхание.

— Спасибо. Можешь идти, — кивнул Мэтт.

— А как же… — возразила девушка, но сникла под взглядом начальника.

— Мне, пожалуй, тоже пора. — Я перехватила сумку поудобнее и двинулась к выходу.

Рид придержал меня за локоть.

— Подожди, мы не закончили.

Оскорбленная Сара, громко фыркнув, вышла, и я обернулась к куратору:

— Почему она узнала о твоем возвращении раньше меня? Ты же понимаешь, что я с ума сходила все эти часы?

Я знала, что веду себя глупо, но не могла остановиться.

— Сара застала меня в лаборатории. До занятий оставалось всего полчаса, и я попросил ее помочь с бумагами. Тебе незачем ревновать к ней.

— Я вовсе не ревную! — солгала я.

— Конечно-конечно, — усмехнулся Рид. — Думаешь, мне нравится, что вокруг тебя постоянно крутится Оливер Уилсон? А ведь у него куда больше прав быть рядом с тобой.

— Он всего лишь мой друг.

— А Сара — моя помощница, — отрезал Мэтт и, прищурившись, добавил: — А твой мир? У тебя есть кто-то на Земле?

— Нет. — Я покачала головой. — Я бы не поступала так, будь у меня парень дома.

— Но ты все равно должна будешь вернуться, — горько выдохнул Рид.

Я до крови прикусила губу.

— Да…

— Ты бы могла остаться в Ниэле? — Мэтт стремительно сократил расстояние между нами. — Жить здесь, со мной?

Меня охватило смятение, я замолчала, не находя ответа. Не пожалею ли я, если останусь? Я смогу обмениваться письмами с родными, но достаточно ли этого? Они ведь даже никогда не узнают правды!

Едва не ожегшись о взгляд Рида, я покачала головой:

— Я… я не знаю.

В глазах Мэтта сверкнуло отчаяние.

— Да, ты права. Я не должен был задавать этот вопрос. — Он отпустил мою ладонь и уже совсем другим тоном произнес: — После занятий встретимся у Дженни? Есть новости.

Не дожидаясь меня, Рид первым покинул аудиторию. Когда я вышла, его уже и след простыл. Привалившись к стене, я всхлипнула. Я окончательно запуталась.

Несмотря на то что я и сама думала об этом, вопрос Рида застал меня врасплох. Мысль о том, что мне все равно придется выбирать, причиняла боль.

Бен сочувственно посмотрел на меня.

— Считаешь, мне надо остаться? — не выдержала я.

Хорек развел лапками:

— Это только тебе решать, Яна.

Я горько усмехнулась. Кажется, мне предстоит самое трудное решение в жизни. Сделав несколько глубоких вдохов, я успокоила стучащее где-то в горле сердце и смахнула слезинку со щеки. Лишь отправившись на следующее занятие, я сообразила, что так ничего и не рассказала Риду о вчерашнем нюкьере.

— Как прошел день? — спросила Дженни, когда я вечером переступила порог ее кабинета.

Я пожала плечами, подбирая слова. Еще дважды я чувствовала присутствие нюкьеров. К счастью, они не нападали, лишь наблюдали. Словно дикий зверь, стерегущий добычу. В таких условиях сосредоточиться на занятиях было невозможно. С последней медитации я и вовсе сбежала, попросив Оливера передать преподавателю, что мне нехорошо. Глупо прилежно учиться, когда мир катится в бездну.

— Нюкьеров становится больше, — ответила я, усаживаясь в кресло.

— Я насчитал семерых, — мрачно добавил Бен.

Мельком я отметила, что Дженни выглядит непривычно бледной. Казалось, даже ее рыжие волосы несколько поблекли.

— Чтоб этого Роффла стихия поглотила! И он отказывается отменять бал в честь праздника?! Не представляю, как нам уберечь гостей…

Хороший вопрос.

Покачав головой, Дженни взялась делать чай. Насыпав заварку в чашки, она посмотрела на меня:

— Создашь кипяток? Не хочу беспокоить секретаря.

Я неуверенно кивнула. Мы уже проходили подобную магию, но практики мне недоставало. Склонившись над кружками, я зажмурилась и мысленно нарисовала подходящую руну. Следом вызвала стихию, надеясь, что Быстрая не станет упрямиться. Секунду ничего не происходило, а потом с пальцев потекла горячая вода в кружки. Удивительно, меня она не обжигала!

— Отлично! — похвалила меня Дженни.

Я выдохнула, сама не веря, что у меня получилось. Раньше я использовала магию только на занятиях и впервые вызвала ее для себя. Так легко войти во вкус!

— Где-то здесь у меня завалялась барриница…

Порывшись в ящике, магичка вытащила бархатный мешочек. Когда она положила пару длинных высушенных листьев в кипяток, в воздухе появился сладковатый запах, напоминающий ваниль.

Дженни вдруг побледнела и, прижав ладонь ко рту, бросилась к противоположной стене, где обнаружилась еще одна дверь. Зашумела вода, и мы с Беном переглянулись.

Магичка вышла из уборной через десяток минут, еще более бледная.

— Прости, мне снова стало плохо. Надо, наверное, обратиться в лазарет, желудок шалит.

— Снова? — зацепилась я за ее слова.

Магичка плюхнулась в кресло и с отвращением отставила чашку в сторону:

— Обычно меня тошнит утром. Я и забыла, какой у баринницы отвратительный запах — удушающе приторный.

Я принюхалась: ничего отвратительного я не чувствовала, наоборот, аромат был тонким и нежным.

Катя тоже любила чай с ванилью. Впрочем, она добавляла ее всюду: и в какао, и в кофе! Ее любовь к ванили, конечно, уступала страсти к меду, но все же ее было дома с избытком.

Однажды мамина подруга — тетя Лариса — отпила приготовленного сестрой чая и тут же помчалась в туалет. Катя тогда смертельно обиделась, но выяснилось, что тетя Лариса беременна. Сейчас я иногда нянчила пятилетнего Славика…

Погоди-ка!

— Дженни, а вы не думаете, что причина вашего плохого самочувствия — беременность?

Магичка, глотнувшая чай, поперхнулась и уставилась на меня.

— Что? Нет! — Ее щеки залила краснота. — Столько лет у нас не получалось завести детей…

Она замолчала, что-то подсчитывая про себя.

— В нашем мире существуют тесты на беременность. У вас есть что-то похожее?

Дженни кивнула:

— Простейшее заклинание, доступное всем стихийникам.

Вытащив из ящика стола нож для бумаг, она проколола палец. Дождавшись, пока выступит капля крови, что-то пробормотала себе под нос и замерла.

Я подалась навстречу, не зная, чего ожидать. Спустя мгновение кровь изменила цвет с алого на белый, и Дженни неверяще прошептала:

— Беременна, я беременна…

Я улыбнулась, глядя на нее. Кажется, она действительно не ожидала этого. Постепенно сквозь удивление на ее лице проступила робкая надежда. Она приложила ладонь к животу, прислушиваясь к себе.

— Уилл будет счастлив. В последние годы мы потеряли надежду.

На глазах женщины выступили слезы, и я, не удержавшись, обняла ее. Даже Бен, присутствующий при разговоре, расчувствовался. Он смешно утирал лапками мордашку и топорщил усы. Дженни станет отличной матерью.

— Я что-то пропустил? — раздался голос Рида от двери.

— Нет-нет, все в порядке, — отозвалась Дженни, утерев слезы. — Проходи. Досталось тебе от Ордена?

— Мне повезло, — усмехнулся тот. — Гильдийцы быстро вытащили меня, Роффл даже не успел приступить к настоящему допросу.

— Вот и отлично, — рассеянно кивнула Дженни. — Удалось выяснить что-нибудь новое?

Мэтт помрачнел:

— Я получил письмо от старого друга из Ордена — сейчас там творится настоящий беспредел. Многие потеряли свои должности, на их места приходят никому не известные новички. И все с разрешения главы Ордена. К слову, об Алисии там явно что-то знают, но подробности скрывают.

— Похоже на передел влияния.

Я искоса посмотрела на куратора. После утреннего разговора мы больше не виделись, и я жалела, что мы поссорились. Но в то же время ответа на его вопрос у меня не было.

— Яна? — спросила Дженни.

Встрепенувшись, я поняла, что погрузилась в свои мысли, а речь идет о нюкьерах.

— В аудиториях, расположенных на верхних этажах, мы с Беном чувствовали призраков чаще. Похоже, они и впрямь живут под крышей.

— Верхний этаж почти не используют, видимо, поэтому они выбрали это место, — задумчиво протянула Дженни. — Еще какие-нибудь новости?

— Яне угрожал Крон, — сказал Мэтт, и я бросила на него укоризненный взгляд.

Впрочем, это не помогло, и мне пришлось рассказать о его угрозах.

Магичка нахмурилась:

— Орденская шавка! Наверняка заботится о своих хозяевах. Думаю, я смогу занять его на пару дней. На него подали три жалобы: все за фривольные намеки. Пора дать им ход.

Невольно я улыбнулась — уж больно кровожадный вид был у магички.

— А что мы будем делать с балом в честь праздника? — Рид принялся расхаживать по кабинету.

Дженни мгновенно посерьезнела:

— Толпы людей могут спровоцировать нюкьеров.

— Как я понимаю, просто запереть замок и не пустить гостей мы не можем?

— Увы… — пожала плечами магичка. — Меня вышвырнут из академии, а бал все равно состоится.

Я поежилась и кашлянула:

— Может, мы расскажем о нюкьерах проверенным людям? Я бы сообщила друзьям, не хочу, чтобы они пострадали.

Мэтт меня поддержал:

— Я хочу рассказать о тварях приятелям с боевого факультета. Мы можем отловить одного нюкьера и попробовать уничтожить. — Я с ужасом посмотрела на куратора. Тот нахмурился: — К сожалению, нам придется взять с собой Яну и Бена. Без них мы не увидим призраков.

Как ни странно, это успокоило меня. Дженни с сомнением посмотрела на нас.

— Если мы будем знать, чего они боятся… Я пойду с вами!

— Нет! — воскликнула я.

Магичка хотела возмутиться, но я выразительно посмотрела на нее, и та замешкалась. Рид ничего не понял из нашего обмена взглядами, но спорить не стал.

— Тогда займемся этим вечером. Расскажите о нюкьерах людям, в которых вы уверены. Если информация дойдет до Ордена, он получит повод вышвырнуть нас отсюда. Этого допустить нельзя.

Я кивнула. Бросив взгляд на хорька, сказала:

— Раз уж у нас есть немного времени… Вы не поможете нам с Беном разговорить библиотекаря? Он не очень-то дружелюбен.


* * * | Куратор для попаданки | ГЛАВА 31







Loading...