home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Утро. День

Следующий день начался забавно.

Позавтракав, мы пришли к оружейнику. Когда тот увидел состав нашей группы и принесённое с собой вооружение – нам сказали, что обучить владеть всем оружием нас не смогут и мы должны принести с собой то, с чем привыкли работать, – то этот почтенный гном сел на табурет и изрёк:

– Валите отсюда. Они что, издеваются? Мне сказали – первогодки-юнцы с факультета артефакторики. А тут стоит шайка каких-то вооружённых до зубов головорезов.

– Дяденька, а я? – как обычно вылезла моя сестрёнка.

– А тебе тут что нужно, детка? – удивился гном.

– Ну, я тоже из их шайки, я с ними учусь, – счастливо сообщила ему девочка.

– Не, они там с ума, что ли, посходили, девочку в академию принять удумали, – пробурчал гном и, подойдя к Дее, сказал: – Ты приди ко мне вечером, я тебе какую-нибудь игрушку сделаю.

– Правда-правда? – расцвела моя названая сестрёнка.

– Конечно, – кивнул гном.

– Я обязательно прибегу, – сообщила ему Дея и, попрощавшись от нашего имени, потянула меня и Рению за руки: – Идёмте, нам ещё к мастеру-мечнику нужно успеть.

Примерно такая же сцена ожидала нас и у мечника, крупного орка. Тот оглядел нас хмурым взглядом и, выбрав самого, по его мнению, безобидного, а им оказался я, подошёл ко мне и спросил:

– Как быстро ты сможешь меня вырубить?

– Убить или вы мне нужны живым? – уточнил на всякий случай я.

– Живой, естественно, – удивился он.

– Ой, а это что там? – И я удивлённо посмотрел за спину орку. – Дея, ты знаешь, что это?

Все заинтересованно начинают вглядываться за спину мечника. Тот, непроизвольно поддаваясь стадному инстинкту, разворачивает голову.

– Где? – спрашивает он.

То, чего я и добивался. Резкий шаг и удар в затылок. Наш мастер валится под ноги.

– Э… – протянул я, глядя на лежащее у ног тело, – кажись, перестарался.

Тролль усмехнулся, вампиры стоят молча, гномы неодобрительно качают головой.

– Не, ну а как я мог узнать? – глядя на них, произнёс я.

– Степан, а что ты там увидел? – так и не поняв, что произошло, подскочила ко мне Дея.

– Да улетело уже, увижу в следующий раз, обязательно позову тебя.

– Хорошо, – кивает девочка и только сейчас обращает внимание на лежащее тело орка: – А что с господином мечником?

– Да, что с ним? – поддержал её вопрос ухмыляющийся тролль.

– Солнечный удар, мне кажется, – ответил я.

– Так сегодня пасмурно, – удивилась моя сестрёнка.

– Вообще-то солнце никуда не делось, просто оно за облаками. – И я показал на небо.

– А… – задумчиво, глядя вверх, протянула девочка.

Я же стал похлопывать орка по щекам. Тот через пару минут пришёл в себя.

– Это что такое было? – Он сел и осторожно потрогал свой затылок, а потом оглянулся назад, но там ничего не было.

Рефлексы и память. Он ещё не осознал, что успел обернуться, когда я его ударил.

– Чуть меньше секунды, – невинными глазами глядя на него, рапортую ему я.

И только тут до него доходит.

– А если бы я не уточнил?

– Ну, на то вы и мастер, что всегда знаете, что сказать, – серьёзно ответил я.

– Понятно. – Посмотрев на всю толпу, он резюмировал: – Остальных проверять явно будет себе дороже, – и снова потрогал затылок. – Тролль. Когорта гномов, с боевыми молотами. И отряд прирождённых убийц.

– И я, – робко подняла свою тонкую ручку Дея.

– А ты вообще кто? – удивился орк.

– Его сестра. – Она указала на меня.

– Сочувствую, – сказал он Дее и, посмотрев на Рению, сказал: – Надеюсь, вы сможете позаботиться о девочке.

– Поняла, мастер, – кивнула та.

– Ну, тогда проваливайте отсюда и не позорьте больше меня.

Таким макаром закончилась наша боевая подготовка в академии.

Благо Петрович приучил меня заниматься гимнастикой, сведя с отличным мастером, стариком китайцем, жившим у нас в городе. И как оказалось, китайцы не зря считали своё ушу и тай-чи полезным занятием. Мне это тоже шло на пользу. Ну и ещё йога, правда, ею я занялся гораздо позже и самостоятельно. Главное, всё это не забивает мои рефлексы и не вырабатывает привычки действовать так, а не иначе. Идеальное средство поддержания тела и духа в должном порядке и состоянии. Особенно для такого зверя в человечьем обличье, как я. Себя нужно держать в руках и контролировать.

Потом начались общие лекции.

Сначала была теория магии. Её читал сам Касис. Тут было много чего интересного. Он описал различные школы и типы магии. Возможности её использования в тех или иных условиях и в разных случаях. Сильные и слабые стороны её. И прочая, прочая, прочая.

Как оказалось, рунология и артефакторика – одни из самых мощных и наименее энергоёмких типов использования магической энергии. Первое было производным от второго. И в результате этот тип магии – самый долгий в плане подготовки и применения. Рунологи и артефакторы могли оперировать плетениями двенадцатого, максимального, уровня.

Что в принципе невозможно для всех остальных магов. Для архимага предел – девятый-десятый уровни плетений.

Ну и тут были свои исключения. Как же без этого. И этим исключением являлись вампиры. Они по определению рунные маги и маги крови и рунами могут оперировать мысленно. Им не нужно их физическое воплощение и последующее наполнение магической энергией.

Вот именно тогда я и понял, чем отличаюсь от всех магов и почему они не работают с энергией тем способом, что и я. Я могу управлять рунами напрямую, мысленно. Точно так же, как это делают вампиры. Но они могут работать с магической энергией только одного типа, у меня же таких ограничений не было в принципе. Я это проверял. И это огромное преимущество. Перед всеми. Но светить такую свою способность нельзя. Слишком много вопросов ко мне возникнет. А потому я пока слушал и запоминал.

Дальше Касис нам описал основные наши обязанности и сферы деятельности. Подготовка артефактов, магических свитков, установка и взлом защитных плетений. И самое главное, без чего не смогли бы существовать никакие другие маги – перевод рунных магических формул в любые другие типы их воспроизведения. Этим занимались только рунные маги. Напоследок же он дал нам самостоятельное задание ознакомиться с основными типами магического взаимодействия тех или иных стихий и типов магии, а также изучить эти самые типы магии.

Следующая лекция была у рунолога. Он закрепил материал прошлого занятия. Поговорил с нами о нашем завтрашнем практическом занятии и выдал несколько простых рунных формул, которыми мы могли бы воспользоваться. Это было несколько несложных щитов и пара нападающих плетений.

После обеда эстафету нашего учебного марафона перенял артефактор и показал, как воплотить эти самые простые формулы в рабочие и действующие артефакты.

Казалось, никому, кроме меня, это особо не интересно. Как потом выяснилось, это действительно было так. Все уже давно знали настолько элементарные основы. Каждый студент в нашей группе как минимум уже умел работать с несколькими рунными алфавитами. Даже Дея и тролль. Не говоря уж о гномах. Те были полноценными мастерами магами, и, чего они забыли в нашей академии, сказать не мог не только я. Так и получалось, что я единственный был неучем.

Кстати, именно поэтому никого особо не смутили практические занятия и будущий турнир. Наоборот. Как я понял, студенты младших курсов радовались возможности попасть на турнир. Он позволял заявить о себе и обратить на себя внимание.

Меня же такая перспектива вообще-то не привлекала. Но случайно услышанная фраза, что те, кто пройдёт отборочный и первый тур, получат свободный доступ в библиотеку в любое время, мне очень понравилась. Теперь хотя бы был какой-то смысл постараться не слиться в первом раунде, как я того желал.

После занятия я отловил нашего куратора. Нужно было кое-что узнать у него.


– Глен, – обратился к молодому магу-артефактору северянин с первого курса, – можешь мне помочь?

Хотя тот и должен был обращаться к нему «господин маг» или «куратор», но Глен решил не обращать на это внимания, он слышал, что северяне немного диковатые люди и просто не разбираются в подобных условностях. Уже то, что он не сказал «эй, ты», было хорошо.

– В чём дело? – посмотрел он на молодого светловолосого парня.

На самом деле Глен был удивлён. Его подопечная группа была очень спокойной и не терзала своего куратора по пустякам, как это происходило на других факультетах.

«Видимо, из-за своего состава, – подумал он, – из реальных новичков там только этот парень, и то в маги он попал, судя по всему, по счастливой случайности… Наверное, спросит сейчас о завтрашней практике. Переживает», – решил он.

Но северянин его удивил:

– Мне нужно устроить одного родственника с магическими способностями в какую-нибудь школу с возможностью постоянного проживания там. Можешь что-то порекомендовать? А то я объявление видел одно, но насколько оно соответствует действительности, не знаю.

– Э… – куратор немного растерялся, – даже не знаю, чем тебе помочь. – Однако, заметив, что северянин слегка расстроился, сказал: – Зато я точно знаю, кто сможет. Пойдём. – И, развернувшись, направился к выходу из факультета. – Замдекана по учебной работе наверняка должна быть в курсе этого, – пояснил он идущему рядом северянину, – она нормальная женщина, так что, думаю, подскажет хорошее учебное заведение. Она отслеживает лучшие из них. Заключает с ними контракты на льготное поступление. Те ей рекомендуют лучших своих выпускников. Так что она точно должна знать информацию, которая тебя интересует. Это ведь её прямая работа.

– Спасибо, – искренне поблагодарил северянин.

– Да не за что. – Глен впервые почувствовал себя тем, кто действительно смог помочь решить хоть какой-то, даже такой необычный вопрос. – Обращайся, если что, – добавил он.

Парень лишь кивнул.

«Не из болтливых», – оценил Глен.

Через десять минут они были на месте. Правда, пришлось немного подождать. Но довольно скоро их пригласили в кабинет.

– А, Глен, – посмотрела на вошедших магиня Резалия, красивая статная женщина, – с чем пришёл? И кто это с тобой? У него какие-то проблемы?

– И да и нет, – ответил Глен и пояснил: – Он хочет одного своего родственника устроить в какой-нибудь приличный интернат. Вот и обратился ко мне, чтобы я что-то порекомендовал. Но я в этом вопросе полный ноль. А лучше вас никто в этом не разбирается.

Та кивнула:

– Мне, чтобы что-то порекомендовать, нужно знать несколько вещей, – и вопросительно посмотрела на парня.

Тот пожал плечами.

– У него хорошие способности к магии и какой тип?

– Огонь, земля и разум, – не задумываясь, ответил северянин, – способности гораздо выше моих. Как говорил маг, который определял его способности, он может претендовать на магистерское звание как минимум в огне и разуме, земля чуть слабее.

– Хм. Интересное сочетание и редкое. Обычно там, где есть огонь, редко бывают какие-то иные сильные магические способности. Потенциально три сильных направления. Он способный?

– Не знаю. Но уверен, стараться будет.

– Хорошо, – кивнула женщина, – и теперь часто самый неприятный вопрос. Насколько богата его семья? Есть одна частная школа. Но там могут позволить обучать своих детей действительно только очень богатые семьи. А как я понимаю, он тоже северянин.

– Да, – кивнул подопечный Глена, – но с деньгами проблем не будет.

Женщина внимательно посмотрела на него:

– Ты меня удивил. – Подойдя к столу, написала что-то на пергаменте. – Здесь адрес и имя того, кого тебе необходимо спросить. Письмо передашь ему. Он знает мой почерк.

– Спасибо, – беря листок, поблагодарил её северянин и, попрощавшись, ушёл.

– Он маг? – спросила Резалия у оставшегося Глена.

– Да, он с нашего факультета, – ответил тот.

– Странно, я не чувствую в нём никакой магии, – задумчиво произнесла женщина и, подойдя к окну, посмотрела в спину идущего к воротам академии северянина.

Тот остановился, оглянулся на её окно и пошёл дальше.

– Интересный экземпляр. Он явно учится не на том факультете. – Через руки этой женщины прошло огромное количество дел абитуриентов. Но она не помнила ни одного, где бы указывалось, что какой-то северянин собирается поступить на магический факультет. – Интересно, – повторила она и вновь взглянула в окно, но северянина уже не было.


предыдущая глава | Сборник "Цикл "Живучий". Компиляция. Книги 1-7" | Вечер







Loading...