home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4. Планета Ареана. Империя Ларгот. Север великого леса. Горы

За день до прибытия на место

– Это что такое? – посмотрел я на странный отсвет, который озарил половину Леса и неба над ним. Находился этот необычный феномен где-то далеко в Лесу, но его было видно и отсюда, особенно по тем сполохам, что мелькали в темнеющем небе над ним.

Я сначала заметил одиночную вспышку, но потом понял, что идёт равномерная серия всплесков света. Если бы не разделяющее нас расстояние, я предположил бы, что это пылает костёр. Но какой же он должен быть величины, что всполохи его пламени видны даже отсюда?

Правда, я подумал сначала, что это какое-то магическое зарево. Но туда поглядел не только я, а значит, как минимум ещё несколько людей в отряде обратили на это внимание.

– Это… – Гром, ехавший рядом со мной, повернул голову в сторону пылающего зарева, а потом удивлённо посмотрел на меня: – Странно, что ты не знаешь. Это же пылающие города древних.

Я мельком где-то читал об этом. Точно, это было в одной из книг в академии, но, так как меня на тот момент особо не интересовали история и мифы, я отнёс тот рассказ именно к этой категории данных и пропустил его мимо своего сознания. А гляди-ка, это вовсе не сказки. Вон один из них пылает.

Так, что там говорилось о таких явлениях? Это места, где произошли крупнейшие магические сражения. Места с очень сильно концентрированной, неструктурированной и хаотичной магической энергией. Места, порождающие различных монстров. Именно из-за таких аномальных зон Лес и полон того разнообразия обитающих в нём монстров. И особенно много их вблизи как раз аномальных зон. Места очень опасные для жизни. Практически никто не может выдержать в них больше нескольких часов. Потом в любом существе, разумном или не очень, начинались необратимые изменения.

И больше всего таких мест в Ледяных пустошах и в северной части Великого леса.

И как было написано в той книге, близость подобных зон очень влияет на окружающее пространство. Деревья, животные, воздух, магический фон. Всё это со временем меняется в ту или иную сторону и начинает сильно отличаться от таких же вещей, находящихся в любом другом месте.

«Прямо радиация какая-то, – усмехнулся я, – или здесь эти магические аномалии послужили катализатором изменений и сильнейшими мутагенами».

Поняв это, я решил осмотреться более внимательно. То, что тут очень много магических артефактов, я заметил давно. Так же как и естественных источников силы. Теперь хотел понаблюдать за тем, что могло ускользнуть от моего внимания. И практически сразу понял, что это.

Магический фон. Нет, не так. Тут всё было крайне пропитано магическими энергиями. До такой степени, что многие предметы, деревья, цветы, насекомые, мелкие животные, из тех, что я видел, даже ручьи и некоторые обычные камни – все приобрели свою магическую ауру. И она была живой и очень концентрированной. Не как у любого другого предмета. Нет, она значительно усложнилась. Она стала обладать теми или иными магическими свойствами. Не простыми, фоновыми. Нет, эти самые предметы, животные и прочие, со сложной аурой могли управлять теми своими свойствами, что у них появились.

«Они разумны, – было первой моей мыслью, – или это какой-то ускоренный процесс развития и эволюции, который заставляет чем-то пользоваться на уровне рефлексов? Но какие рефлексы у дерева и тем более у ручья или камня?»

Однако вот же факт: все подобные необычные магические существа могли использовать эти свои магические свойства для своего дальнейшего существования или жизни. Сам в удивлении наблюдал, как это действует. В небольшой ручеёк кто-то из отряда бросил камень. И вроде бы ничего необычного. Но он мешал бежать ручейку дальше. И тогда я увидел, как вокруг камня стало концентрироваться магическое поле, а потом его просто вытолкнуло на берег. А ручеек свободно заструился дальше. Что это было? Что за существа? Они хоть и не разумны, но явно могут что-то делать и что-то соображают.

Из того, что я знал о подобных явлениях, у меня напрашивался единственный вывод. Это элементали. Воды, земли, живых существ, деревьев, леса, воздуха. Они были хоть и не в каждом предмете, но встречались достаточно часто. И так было здесь везде. А судя по тому, что с каждым нашим шагом их количество только увеличивалось, мы постепенно входили на земли элементалей. Земли, где должны править шаманы и ритуалисты. Ведь именно с этими магическими сущностями они и работают. И мы явно окажемся в очень любопытном месте.

Наша застава как раз стоит на небольшом скалистом выступе, который, как какой-то клинок, разделил Ледяные пустоши и Великий лес, где всё окружающее пространство является царством магических тварей, странных животных из Леса, стихийных элементалей и крупнейших на континенте и в этом мире аномальных зон. А мы своей дружной гоп-компанией и будем на самом острие этого клинка.


– Это последний привал и ночёвка, – говорит мне Дея, подбежав и усевшись рядом. – Я узнала, завтра мы уже будем на месте. Все устраиваются на той поляне, что ты выбрал.

Я всё ещё был неофициальным проводником в нашей группе, хотя уже практически все, кто обладал хоть какими-то магическими способностями, а в нашем отряде это были абсолютно все, научились определять безопасные и пригодные для стоянки места. Но почему-то всё равно продолжали прислушиваться именно к моему мнению.

– Хорошо, – кивнул я девочке и сказал своим: – Ну, значит, и нам пора располагаться. – И оглядел выбранную поляну. – Там, – указал я.

Никто даже не спросил, почему именно там.


Многие уже заметили, что выбранные мной места оказывают благотворное влияние. Люди быстрее восстанавливают силы, лучше высыпаются и отдыхают, пополняют свой магический запас в ауре. Даже некоторые амулеты или артефакты заряжаются в таких местах быстрее. Хотя тут это было практически везде так. Но почему из всего хорошего, что нас окружает, не выбрать лучшее?

Если подумать, так могли поступать многие, особенно маги. Ведь у каждого в арсенале есть плетение магического взгляда, для них без этого никак. Этому учат ещё до поступления в академию. Ну, прочтите вы усиленное заклинание магического видения, и всё станет ясно, но почему-то никто так не делал. Хотя сразу большинство вопросов это сняло бы.

Правда, мне было проще, я обходился без плетения, хотя и знал его, благодаря справочнику. Я просто смотрел и выбирал те места, где располагалось побольше полезных мини-источников. Таких сейчас стало попадаться очень много. И выбирал те, где плохих не было.

Хотя это для кого как. Для Неи и Селеи всё было не как для всех. Так что и тут работал своеобразный магический «фэн-шуй». Палатку поставьте так, а не иначе. Эти спальники положите здесь. Котелок поставьте сюда. А Нее с Селеей спать именно здесь и нигде в другом месте. Я даже для Деи целую теорию придумал, чтобы она от меня отстала. А так и интересно и необычно.

Это даже и других девушек заинтересовало. Тем более и результаты были налицо.

Как-то меня услышал один из шаманов-гоблинов и подошёл поинтересоваться, что это мы делаем. Но, как обычно, ответила просвещённая во всех моих и наших делах моя младшая и вездесущая сестрёнка, которой я к тому времени уже наплёл с три короба.

– Правильно палатку ставим, – со знанием дела ответила она. – Стёпа сказал, что мы уже давно идём по землям духов стихий и духов наших предков, духов животных и растений, а потому здесь обязательно нужно следовать их традициям и устоям.

Тот удивлённо взглянул на меня и задумчиво произнёс:

– А ведь и правда. Не знал, что северяне чтут заветы пращуров и следуют велениям духов.

– Работает ведь, – пожал я на это плечами и обвёл вокруг себя рукой.

Он только кивнул, соглашаясь с моими словами, и ушёл к своим.

Но зато после этого нашего короткого разговора мы каждый вечер имели счастье наблюдать камлания тех четырёх шаманов, что следовали вместе с нами. И что меня удивило: их танцы с бубнами помогали. Они притягивали элементалей и как-то заставляли делать их то, что нам было нужно. По мне, так никакой магии в этом не было. Но это работало.

Вечный запах от стойл теперь не разносился по всему лагерю от каждого резкого порыва ветра, идущего в нашу сторону. Наши часовые не засыпали у себя на посту, обдуваемые свежим ветерком. Вокруг лагеря каждый вечер появлялась живая изгородь, которой ещё час назад здесь не было.

В общем, я поверил в силу шаманов, когда они были на своей земле.

Вот и сейчас они отошли на небольшую площадку и до нас доносились их заунывные вопли-песни.

Но Дея подбежала ко мне совсем не из-за этого.

– Пойдём, ну пойдём посмотрим, – начала упрашивать меня девочка, и я даже знаю, о чём она говорит, вот уже какой день подряд эта ситуация повторяется, – а то я одна боюсь. А кроме троллей они к себе подпускают только тебя.

И Дея права. Речь идёт о тех странных скакунах демонов, что я привёл в лагерь. Они завораживают Дею, она готова сидеть и смотреть на них часами. Только вот те, наоборот, сторонятся всех, кроме меня и троллей. Да и то, как я понимаю, последних они подпустили к себе лишь по той простой причине, что это я тогда попросил скакунов об этом.

«Вот и думай после этого, что они не разумны и не понимают, что им говорят».

Кому предназначались эти верховые гиганты, все почему-то догадались мгновенно. Десять скакунов стоят и ждут кого-то, а у нас есть десять пеших походников. Арифметика сошлась один в один. Вот только подойти к ним боялись долго, очень уж зловеще горели их огненные глаза.

Но в конце концов кто-то из троллей всё-таки набрался решимости и сделал пару шагов вперёд. Скакуны никак не отреагировали. Но как только к ним захотел приблизиться кто-то ещё, они сразу насторожились и начали бить передними копытами. Чуть ли не рычали. Поэтому попытки познакомиться с ними поближе все оставили. Что будет, если оказаться в пределах досягаемости этих их сильных ног и острых серых зубов, никто проверять на себе не хотел, а потому заботу о них полностью переложили на троллей.

А обо мне узнали случайно. Мой драг, поросёнок четвероногий, залез к ним и, распихав этих огненных монстров, будто так и должно быть, принялся есть из их кормушки. Им, видите ли, мясо в тот раз положили более вкусное, чем ему.

Всполошённая Дея прибежала за мной, крича и размахивая руками.

Я прошёл за драгом и вывел его из стойла этих огненных скакунов. Только вот слишком близко я к ним находился, когда это произошло, а у тех никакой реакции.

В тот же вечер мне в нашей палатке устроили допрос с пристрастием. Пришлось сознаться, что это я привёл животинок в лагерь, а то стояли в лесу одинокие и никому не нужные. Жалко их стало.

На вопрос, откуда они, я так же честно ответил, что они из открывшегося портала, который находился недалеко от нашего лагеря. Ну а где сейчас их хозяева, я, естественно, не знал. Ведь куда ведёт тот портал, мне не было известно. Но о том, как я их встретил и что случилось с бывшими всадниками этих огненных скакунов, у меня не спросили. Ведь на два предыдущих вопроса я не солгал. В общем, выкрутился, только вот Рения периодически косо посматривала на меня. Ей, как и обещал, я ещё в первый день рассказал всю правду. И про прорыв инферно, и про то, кто приходил к нам в гости. И про то, что с ними случилось. И про то, зачем они могли здесь появиться. Она меня не осуждала и не упрекала, просто посмотрела в глаза и сказала:

– Всегда и только правду, – потом поцеловала и ушла собираться в дорогу.

Что она хотела сказать этой своей последней фразой, я, если честно, так и не понял. Но слова её запомнил. Я и так ей лгать не собирался.

И вот сейчас прошло уже два дня с того случая.

Благодаря скакунам, на которых могли передвигаться тролли, мы теперь двигались значительно быстрее. И до заставы уже практически добрались.

Поставив палатку и натаскав воды и дров, чтобы Селея могла начать готовить нам ужин, я отвёл Дею к стойлам. И просидел с ней там до того момента, пока нас не позвали есть.

И вот последняя ночь в пути. Завтра мы, со слов одного из гоблинов, который бывал на заставе раньше, будем уже ночевать на ней.


«Ну и что меня разбудило в этот раз?» – удивлённо огляделся я вокруг.

Это у меня уже бзик такой, что ночью я, просто чтобы перевернуться на другой бок и устроиться получше, не просыпаюсь.

Никаких магических всплесков. Ничего. Хотя в этом месте и так переизбыток магии вокруг. Но я уже понял, что реагирую на смену фона, что было гораздо более надёжным способом контроля ситуации вокруг меня. Я чувствовал даже малейшие вспышки магии. И потому фиксировал и реагировал даже на минимальные изменения магического фона в ближайших окрестностях.

Но сейчас ничего такого я не наблюдал. Однако что-то же меня подняло?

Встаю и прохожу туда, откуда, как мне показалось, будто послышался слабый шорох. Странно, вроде кто-то вышел из палатки девушек.

Я, конечно, понимаю, что может срочно понадобиться сходить по нужде, но тут же Лес кругом, и чёрт его знает, кто бродит вокруг.

Тихо следую за тенью. Хотя меня и посчитают извращенцем, если засекут, но так мне самому спокойнее.

Странно. Идёт не останавливаясь. Вот уже и изгородь.

Что это?

Вижу какую-то необычную руну, которая заставила расступиться этот живой забор из травы и растений, выстроенный шаманами, и выпустить кого-то из лагеря.

Кого только? Кто способен из девочек работать с элементалями? Ни у кого из них в ауре нет ничего, подчёркивающего эту направленность развития. Хотя и этому доверять – не вариант, на себя вон посмотреть если, то даун дауном от магии. Так что аура – это далеко не показатель.

Крадусь дальше. Забор открыл, воспроизведя ту же руну.

Подбираюсь чуть ближе, чтобы разглядеть силуэт. Использовать плетение ночного видения не хочу. Это так, как с демонами, что встретил раньше. Почему-то знаю, что заметит.

Раньше такого ощущения не было в отношении никого из моих девочек. Что тоже странно.

Приглядываюсь. Теперь вижу, что со спины уж больно похожа на Дару. Но что ей тут нужно, куда она идёт?

Следую за ней, на небольшом отдалении. Ориентироваться по ауре очень удобно. Можно отпустить цель чуть ли не на десятки метров.

Дара отошла от лагеря уже примерно на полтора километра. Странно, животные её не трогают, как и меня. Мимо неё проскочил какой-то монстр, только оглянулся на девушку и побежал дальше.

Девушка вышла на небольшую возвышенность в Лесу. С неё очень хорошо видны всполохи над городом древних.

Огляделась. Села на камень. Кстати, камень выбрала тот, что был с элементалем внутри.

Наблюдаю за Дарой.

Сначала ничего не происходит. Она сидит и смотрит на город.

«Неужели просто пришла полюбоваться? Если так, прибью на месте».

Но нет. Не такая она дуреха, чтобы в таком опасном месте забыть о своей безопасности.

Саму девушку мне не очень хорошо видно, но вот её ауру я вижу прекрасно. И с ней стали происходить странные вещи.

Её аура начала растекаться и значительно увеличиваться в размере, плотности и объёме. Концентрация энергии внутри её значительно возросла.

«Какая сила!» – поражённо подумал я, глядя на девушку.

Теперь её вряд ли кто отнёс бы к посредственным или средним магам. Я видел архимага Каа. Так он ей и в подмётки не годится. Теперь в ней видны не только жизнь, но и многие другие стихии, нет только тьмы, смерти и, что странно, света. Не духа, а именно света.

Создаётся такое впечатление, что Дара в плане своей энергетической наполненности полностью нейтральное существо, сдвинутое немного в сторону жизни.

Вдруг она оглядывается и смотрит на то место, где я прячусь.

– Я так и знала, что ты меня найдёшь, – говорит она. – Ты странный, ты чувствуешь и видишь магию, отец сказал, что таких, как ты, больше нет в этом мире. Но твои предки оставили ощутимый след в этом мире. – И она немного подвинулась, освобождая мне место рядом с собой на камне. – Посиди со мной, – просит девушка, – мне это сейчас очень нужно.

Выхожу и ошарашенно смотрю на представшее передо мной существо. То, что это Дара, сомнений нет. Но вот предыдущую девушку она напоминает мало. Очень сильно гипертрофированное тело. Грудь. Бёдра. Алые губы. Какие-то небольшие клычки. Всё очень тугое и налитое жизнью и силой. Её одежду чуть ли не разрывает по швам. И крылья. Странные и необычные. При этом волшебное, но какое-то слегка отрешённое и грустное лицо. Есть длинный, виляющий из стороны в сторону хвост, который, казалось, живёт своей собственной жизнью.

Но всё равно она прекрасна и при этом нереальна. Однако она всё так же желанна для меня. Даже без странного зова, который внезапно совсем пропал.

Передо мной сидит, я бы сказал, демоница. Но в ней совсем нет тьмы.

Неужели так выглядят ангелы?

Но и света я в ней не заметил. Только жизнь и её разнообразие в различных её проявлениях. Дара – сама жизнь. Суть этой планеты. И этого мира.

Но кто она? Неужели так выглядят боги? Или богини?

Однако и эта мысль мне показалась какой-то неправильной.

Было что-то ещё.

Правда, глупо было бы у неё сейчас спрашивать «Ты кто?», проведя с этой девушкой не одну ночь. Это нужно было сделать ещё в первый день нашего знакомства. Уже тогда можно было понять, что она отличается от нормальных людей (а где они тут?) так же сильно, как и я.

Но я этого не сделал. С ней мне было хорошо, и она была мне нужна. Именно как Дара. Та, что дарит жизнь.

Но, честно говоря, очень хочется всё-таки понять, кто эта девушка. Кто она?

Однако я спрашивать ничего не стал. Не тот момент.

Дара в последнее время очень изменилась. Её странный манящий зов, притягивающий и возбуждающий меня, пропал перед самым отъездом. Тогда мы с ней были вместе последний раз. Это меня напрягало больше всего. И очень не нравилось. Я не понимал, что произошло. Будто кто-то щёлкнул выключателем и что-то отключилось во мне и в ней.

А сейчас, похоже, наступит развязка. Видимо, она всё-таки расскажет, что же с ней и с нами произошло.

– Видишь это зарево? – спросила неожиданно девушка, указывая на пылающий город, заговорив несколько не о том, что я хотел услышать.

– Да, – кивнул я, – его трудно не заметить.

– Раньше этот город назывался Гроан. Большой и процветающий. Из него можно было попасть в несколько ближайших миров. Порталы туда строил мой отец.

Я удивлённо взглянул на Дару.

А она, прикрыв глаза и будто что-то вспоминая, продолжила:

– Город учёных, город студентов и университетов. Там не было ничего угрожающего этому миру. Кроме магов. Кроме нас. Мы жили там. Моя семья и я. Я тогда была ещё совсем маленькой девочкой, мне было чуть больше пяти лет, когда это случилось. – Она повернулась в мою сторону, на её глазах блестели слёзы. – Как-то вечером отец экстренно собрал нас и сказал, что город обречён и мы должны бежать из него. А через три дня город запылал. – Девушка вновь посмотрела на меня, теперь её глаза были совершенно сухи, и в них переливалось то самое зарево, что освещало город. Она помолчала, а потом тихо произнесла: – Я беременна, у меня будет твой ребёнок. Вчера я связалась со своим отцом. Он заберёт меня.

Странно, но я понял, что мне не уговорить её остаться. Но тут было что-то другое. Да я и знал, что сейчас ей безопаснее быть где-то далеко отсюда. Ей и моему ещё не родившемуся ребёнку.

Они хоть и вечные существа, но не бессмертные. Не знаю, откуда во мне родилось это понимание, но я чётко осознавал его.

– Когда? – задал я ей вопрос.

Она посмотрела на зарево.

– Скоро. Он уже строит портал.

Я лишь кивнул на её слова.

– Ты даже не спросишь, кто я? – наконец откликнулась она.

Я спокойно пожал плечами:

– Мне это и так известно. – И я так же посмотрел на всполохи перед собой.

– Да? – удивлённо посмотрела на меня девушка. – И кто?

– Мать моего будущего ребёнка, – просто ответил я.

– Хм, тебе и правда не хочется знать большего? – И, отвернувшись, шёпотом спросила: – Я тебя разочаровала, да? Это из-за того, что ты меня увидел такой? Ты такой же, как и те, другие. – И она резка встала. – Да, это всё из-за того, что я не такая, как ты! – В её глазах пылало зарево, такое же, как и за её спиной.

Я вгляделся в её глаза, такие странные и необычные, хотя теперь они очень даже подходили к её внешнему облику. И сам поднялся, разглядывая её.

– Ты прекрасна. Как бы странно и необычно сейчас ни выглядела, – честно ответил я ей то, что думал, и, протянув руку, провёл ею вдоль её тела. Запоминая её очертания. Эту настоящую ипостась, которую увидел впервые.

Дара подалась ко мне. Её тело напряглось. Дыхание участилось.

– Почему? – изумилась она. – Зов же должен был пройти. Его же нет.

Я не понимал, о чём она говорит, мне просто нравилось прикасаться к ней.

– Так ещё приятнее, – прошептала она, прижавшись ко мне всем телом.

Так мы и простояли некоторое время, а потом она слегка отстранилась, потупившись, произнесла:

– Прости. Я думала, ты поэтому не хочешь ничего знать обо мне. – Она провела рукой вдоль своего тела.

– Нет, просто то, что мне нужно, я и так уже узнал, – ответил я.

– Я теперь это поняла. – Она снова прижалась ко мне. – Так не было ни с кем. Я точно это знаю. Я часто расспрашивала брата и сестёр. Ведь им повезло больше, чем мне. Они уже слышали зов. Мне было интересно. Я хотела знать, как это будет. У нас это не так, как у других. И поэтому я боялась. – Она уткнулась мне в плечо. – Я не уверена, что мы ещё встретимся, но можно, когда я почувствую, что готова, приду к тебе ещё раз?

Я посмотрел на неё:

– Ты о чём?

– Через какое-то время после того, как у меня родится ребёнок, зов должен повториться, – пояснила она. – Так происходит всегда. Не сразу, и даже не через год. Иногда проходят столетия и тысячелетия. Но можно, когда я его почувствую, то приду снова к тебе? – И Дара вгляделась мне в лицо.

– Не уверен, что буду ещё жив к тому времени, – усмехнулся я.

– Ты постарайся, – улыбнулась в ответ мне девушка.

– Попытаюсь, – так же улыбнулся я и сел на камень, усадив Дару себе на колени.

Мы посидели немного в тишине. Говорить, если честно, не хотелось. Никогда не умел прощаться и предпочитал этого не делать. Поэтому просто прижал девушку к себе и сидел, уткнувшись лицом в её крупную, налитую грудь.

– Хочешь что-нибудь спросить? – вдруг обратилась она.

– Не особо, – признался я.

– Ты странный, – сказала Дара, – многие, наоборот, ищут встречи с нами, чтобы попросить что-нибудь или спросить о чём-то, а ты другой, я чувствую, что тебе это не нужно. – И она погладила меня по голове. – Отец идёт. Я чувствую.

Кстати, я тоже почувствовал значительное изменение магического фона вокруг.

– А он силён, – констатировал я, взглянув на образующийся портал.

– Тут были и сильнее, – тихо ответила девушка и вдруг спросила: – Помнишь, я сказала, что твои предки оставили ощутимый след в этом мире?

Я кивнул.

– Видишь это зарево? – Она снова вернулась к разговору о городе. – Там жили маги, сейчас их называют древними.

Я посмотрел в том направлении, куда показывала девушка.

– Потом пришёл враг из другого мира и другого измерения. Но маги не могли ничего противопоставить ему. И тогда они попросили помощи у сути этого мира. Они обратились к самой его душе. И мир открыл портал. Через него пришли те, кто изгнал врага. Но они жили по другим законам. Они выполнили свою задачу и заплатили свою цену, чтобы иметь право остаться здесь. Но магам стали не нужны настолько сильные соседи. И началась другая война. Этих пришлых стали уничтожать. На них магия действовала, как и на всех остальных. Однако маги не учли того, что пришлые жили по другим законам. И как только умер первый из них, они всей своей силой и мощью ударили не только по магам, но и по всем остальным жителям этого мира. И хотя было их не очень много, но этих странных немагов это не остановило. И вот тогда запылали города. Они не умели пользоваться магией, они не понимали её принципов. Но они умели другое. Они умели уничтожать. Это был их главный талант. – Дара вгляделась в моё лицо. – Так вот, это твои предки превратили его и многие другие города этого многострадального мира в эти вечные пылающие костры. И они были намного сильнее и опаснее моего отца. – Она прижалась ко мне. – И теперь я понимаю, почему они это сделали. Я видела твою душу. И своего ты не отдашь никому и никогда. Такова твоя суть. А они были такие же. Маги тогда совершили свою самую главную ошибку и поплатились за это.

Тут портал наконец полностью сформировался, и из него вышел отец Дары во вполне человеческом виде, таким, каким я его видел в магазине. Он удивлённо посмотрел на девушку, сидящую у меня на коленях.

– Зачем ты его позвала? – спросил он у неё.

– Я не звала, он сам пришёл. Ты был прав, в нём течёт древняя кровь. – Она хотела было подняться с моих коленей, но задержалась и, развернувшись, поцеловала меня в губы. – Не забывай меня, пожалуйста, – попросила она.

– Даже если бы хотел, – усмехнулся я, – то не смог бы. Ты правильно меня поняла. И своего я никому не отдам. А ты – моя. И ребёнок, которого ты носишь, тоже мой. Поэтому поверь, мы ещё встретимся.

Она вгляделась в мои глаза.

– Теперь я понимаю, почему вас боялись, – тихо сказала мне девушка, а потом добавила: – И поэтому я тебе верю.

Она ещё раз наклонилась и поцеловала меня. Её отец странным взглядом смотрел на это, похоже, он не понимал действий своей дочери. Будто она делала что-то совершенно несвойственное или ей одной, или вообще всем им.

Дара поднялась с коленей и пошла к своему отцу и открытому порталу. Но на полпути она остановилась.

– А всё-таки спроси, что ты хотел узнать, – попросила она меня. – Мне это будет приятно.

Я взглянул на неё:

– Кто вы?

Девушка улыбнулась:

– Видишь, как это просто. – И, усмехнувшись, ответила: – А не скажу. – И показала мне язык. Потом сделала несколько шагов к своему отцу.

– Идём, – сказал он ей на странном, слегка тянущем гласные, языке, – мать тебя уже потеряла. Ты должна была быть дома ещё полторы недели назад. Зов пропал уже тогда.

Девушка посмотрела на него.

– Я хотела побыть ещё немного со Степаном. Тем более, как оказалось, рядом с ним зов не нужен.

Отец удивлённо посмотрел на неё.

– Странно, я о таком не слышал. Спрошу на Совете. – И он шагнул к порталу.

Странный разговор.

Но девушка так и не ответила на мой вопрос о том, кто они.

Уже у самого портала Дара обернулась.

– Драконы, – тихо сказала она на том странном тянущем языке, – мы драконы. – И шагнула в портал.

Вот и думай после этого, а чего здесь и как?

Только драконов я представлял себе как-то иначе. Хотя кто вживую видел этих мифических существ?

А вот она была права. Встречи с ними искали многие. Вроде как они одаривали тех, кто их нашёл, неоценимым даром.

Хотя большего, чем Дара уже сделала для меня, она сделать вряд ли сможет. У неё мой ребёнок. Удачи тебе там, куда бы ты ни направилась. А обещание я сдержу и рано или поздно найду и тебя, и своего ребёнка. Хочу увидеть вас обоих. И желательно, чтобы ты больше не притворялась. Твой истинный облик мне нравится не меньше, чем другой.

Я ещё немного посидел на камне и понаблюдал за пылающим городом. Интересно, о каких моих предках говорила Дара? Не о землянах же.

Было у меня подозрение, что связано это именно со мной и моими странностями. Но тогда получается, и к Земле я имею достаточно опосредованное отношение, или мои предки побывали и там.

Всё интереснее и интереснее.

«Ладно, пора возвращаться». – Я поднялся и пошёл в лагерь.

Чувствую, ещё и с Ренией и остальными объясняться придётся.

Как в воду глядел. Только прошёл изгородь, как меня перехватила вампирша.

– Где Дара? – сразу спросила она.

Видимо, сопоставить два факта, а именно: отсутствие девушки в палатке и моей тушки, она смогла очень быстро.

– Я её проводил. За ней прибыл отец и забрал её домой.

– Чего? – поражённо посмотрела на меня обычно невозмутимая Рения.

– Ну, – я кивнул в направлении леса, – он создал для неё портал, там, недалеко, вот мы дождались его открытия, и она ушла.

Девушка стояла и изумлённо смотрела на меня.

– Он настолько сильный маг? – наконец спросила Рения.

– Я думаю, ещё сильнее, – честно ответил я.

Девушка понятливо кивнула. И тут она подозрительно посмотрела на меня:

– А почему она вообще ушла?

Я пожал плечами и, усмехнувшись, ответил:

– Да кто этих драконов поймёт-то. – И, подхватив Рению под руку, отвел к палатке, настолько ошарашенной, я Рению ещё не видел.

– Спокойной ночи, – пожелал я ей и подтолкнул в спину.

Она лишь кивнула и как сомнамбула вошла в палатку.

И я лёг спать. Вернее, постарался заснуть. Но сон почему-то не шёл…

И тут опять шорох. И опять со стороны палатки.

«Не, ну это даже уже не смешно», – поворачиваясь, подумал я и, поднявшись, пошёл на шуршание.

– Ты чего подглядывать вздумал, извращенец! – раздалось возмущённое шипение Селеи от кустов у изгороди.

«И как это я её не заметил? – сам у себя спросил я и помотал головой. – Вот теперь и доказывай, что не верблюд, – усмехнулся я, – два горба на спине есть, колючку жуёшь. Значит, верблюд и есть». – Ещё раз усмехнулся, представив, что меня ждёт утром, и отошёл на пару шагов назад. Подождал, пока девушка закончит. Удостоверился, что она вернулась в палатку. После чего вернулся к спальнику и снова лёг…

Как ни странно, утром ни у кого ко мне никаких вопросов не возникло. И что самое непонятное, все, кроме меня, будто забыли о том, что буквально вчера с нами путешествовало на одну девушку больше. Никого даже пегас без всадника и чьи-то лишние вещи в палатке не смутили, будто так и должно быть.

Чтобы не накалять обстановку и не вызывать лишних вопросов, всё, что принадлежало Даре, я решил убрать к себе в сумку. И, уже упаковывая её небольшую котомку, я случайно дернул завязку одного из карманов. На пол выпала записка.

«Хотя ты об этом и не спросил, но знаю, что тебе это интересно. У меня будет мальчик. Я назову его Таолом. Как я понимаю, ты знаешь, как переводится это имя».

Естественно, я знал. С языка, на котором говорили Дара и её отец, это переводится точно так же, как и имя Степан с общеимперского.


Полдня до заставы

Это почувствовал я один или нет?

Похоже, нет.

И что на этот раз?

Видимо, что-то не очень приятное. Тролли и огры да и остальные представители народов севера (тут захотелось усмехнуться, вспоминая наших эскимосов, но эти больше напоминали викингов, которые наматывали кишки своих врагов на столбы, так что улыбки не получилось) начали спешиваться и поправлять экипировку. Я последовал их примеру.

– Что происходит? – подлетела к нам Дея.

– Твари из Пустошей, – серьёзно ответил ей Гром и направился в сторону готовившихся к бою троллей и огров.

Я огляделся.

Фиговое место. Слишком открытое со всех сторон. Так не пойдёт. Как они здесь обороняться собрались? А если тварей на нас нападёт больше одной, они что будут делать? Бегать во все стороны.

Да у нас больше половины – маги, которые отродясь этих самых тварей не видели и не представляют, как с ними воевать. И я в том числе.

– Пошли, – сказал я своей мелкой сестрёнке, беря её за руку, и, не слушая её возражений, направился к какому-то каменному столбу.

Так это источник силы земли! Замечательно. Есть у нас очень хороший маг-стихийник. Адепт Земли.

– Ира! – громко окликнул я девушку.

И почему-то на меня обратили внимание и остальные, не только наши. Удачно.

– Да? – спросила она у меня.

И я обратился не только к ней, но и ко всем, кто меня слышал в данный момент.

– Животных ставьте туда. Они будут последней линией защиты. Это на тот случай, если к вам кто-то проберётся за спину. – И уже непосредственно указал Ире: – Проверь этот каменный столб.

– Да, вижу, – посмотрев на него магическим взглядом, кивнула девушка.

– Ты наша главная ударная сила. Оглядись вокруг. Камней здесь навалом. Так что не экономь. Ты, как я знаю, колдун. Поэтому с тобой и источником нам повезло. – Я перевёл взгляд на смотревших на нас магов. Оглядел их значки. – Вы трое, – обратился я к двум девушкам и парню, даже не задумываясь, что кто-то меня не послушает, – вы ведь маги земли?

Они кивают.

– Хорошо. Здесь источник, – указал я на столб позади себя и мотнул головой в направлении Иры: – Она у вас главная, будете делать всё, что Ира вам скажет.

Те наклонили голову и пошли к девушке. Я осматриваю оставшихся. Вижу рейнджеров-огров.

– Кед. Сможете узнать, сколько там тварей? – И показал направление, откуда чувствовал движение магической силы.

– Уверен, что твари там? – уточнил огр.

– Да, – подтвердил я.

– Хорошо, нам потребуется минут десять. – И, махнув рукой своим, он побежал в ту сторону.

Почему-то животных никто с собой не взял. Видимо, так надёжнее.

Так. Кто у нас есть ещё?

Маги тьмы побоку. Они против тварей из Пустошей что комары против слона, чтобы завалить, их нужна целая тьма. У нас столько нет.

– Вы, – указал я на нескольких девушек, в том числе и на Селею с Неей, и двух парней, – в резерв, – и махнул рукой за столб. – Будете накопителем сил. Поделитесь с теми, кому она потребуется.

Кто остался?

До фига жизнюков, магов крови и несколько стихийников. Ещё шаманы.

– Эй! – крикнул я тому самому шаману-гоблину, с которым когда-то говорил. – Начинайте камлать и выстройте вокруг нас каменную изгородь наподобие той, что вы делали в Лесу, сможете?

– Только из мелких камней, – ответил он.

– Пойдёт, – одобрил я, – это лишь для того, чтобы заставить тварей переть на нас не напрямую. Так что большие глыбы лучше не трогайте.

– Сделаем, – ответил гоблин, и они отошли в сторону.

Сразу послышалось их заунывное пение.

Дальше. Стихийники, а это вода, огонь и воздух.

Твари их Ледяных пустошей огня не боятся, это я уже знал, но это антагонистичная им стихия, а потому для них она ещё больнее и чувствительнее, так что это нужно использовать.

– Маги огня!

Шаг вперёд сделало несколько человек, орк и гоблин, но последний ещё и маг воздуха, и в этом качестве он будет более полезен, поэтому я сказал ему пока вернуться в строй.

– Вы прикрываете магов земли. Бьёте только по тем, что прорвутся во внутренний круг. Его обозначат шаманы своей изгородью. Отгоняете их назад. Используете только плетения, бьющие по одиночной цели. Лишние жертвы со стороны своих нам не нужны.

Нестройное согласие. Нет у людей военной выправки. Похоже, за месяц таких приключений что-то да появится.

Теперь самое главное. Маги воды и маги воздуха. Смотрю на оставшихся стихийников.

– Ваша главная задача – заставить замереть ледяных монстров на месте. Приморозить лапы к земле, не дать резко сорваться с места. Им, – показываю на Иру и её помощников, – нужно время, чтобы сосредоточиться на ударе.

Те кивают.

– И ещё, – добавляю я, – ваша задача – это щит. Думаю, тут лучше справится сильный маг воздуха. Из тех, кто есть, это ты, Лейла. На тебе его поддержание и установка в случае прорыва тварей сюда, во внутренний круг. Ты – наша последняя линия обороны. Так что не лезь в бой и береги силы на мгновенную установку щита. Поняла?

Лейла серьёзно посмотрела на меня и кивнула.

– Поищи хотя бы слабый источник силы поблизости и подключись к нему.

Девушка снова кивнула. Я перевёл взгляд на остальных.

– Рения, ты и остальные вампиры как маги тут не нужны, но нужна ваша сила и выносливость. Вы с троллями и остальными будете живым щитом, прикрывающим магов. В этом ваша единственная задача. – Я посмотрел на девушку.

– Поняла, – ответила та за всех вампиров.

Примерно это же я сказал и троллям с северянами и орками.

Остались последние. Эльфы. Маги жизни. Тоже совершенно бесполезные маги против тварей из Пустошей. Но они очень сильны как маги сил поддержки. А потому…

– Экос, – обратился я к брату Селеи, – нужно что-то, чтобы повысить выносливость и силу наших бойцов из первой линии, сможете организовать?

Тот подозвал одну из девушек. Они о чём-то посовещались.

– Да, – уверенно кивнул он.

– Хорошо, тогда дальше. – И я показал в сторону тёмных магов: – Выдели нескольких лучших магов жизни, они будут заниматься ранеными.

Он посмотрел на ту же девушку. Она отозвала нескольких магов и отошла с ними к камню.

– И ещё. – Я показал на вершину каменного столба:

– Там могу разместиться три лучника. Выбери лучших, это наш дозор и стрелковая поддержка. Они будут контролировать перемещение тварей и предупреждать нас. Кроме того, я думаю, глаза даже у тварей Пустошей – уязвимые точки, поэтому можно стрелять в них.

Экос кивнул и подозвал к себе ещё двух парней. Они втроём взяли по два лука, запасные колчаны со стрелами и стали карабкаться на скалу. И уже через пару минут заняли наверху позиции, распределив зоны контроля.

Ну, всё, осталось только ждать.

Нет, было ещё кое-что.

– Нея, Селея, – подошёл я к девушкам, – приглядите за ней, – попросил я и передал им руку Деи, – даже если она постарается куда-то влезть.

Девочка насупленно посмотрела на меня.

– Ты сама выбрала свою судьбу, назвав меня братом, – усмехнулся я. А потом посмотрел на неё уже серьёзно:

– Да и помогать ты можешь отсюда, только не переусердствуй. – И, потрепав её по волосам, отправился туда, где и должно было произойти основное сражение.

Мне ещё за Ренией присматривать, которая оказалась на самой передовой. Нужно было бы попросить её охранять девочек. Но мы, как всегда, сильны задним умом. А сейчас она уже не уйдёт отсюда.


– Экос, смотри, – указал молодой эльф, который был и лучшим лучником, в направлении гор.

Оттуда бежали огры.

– Рейнджеры! – крикнул Экос вниз, предупреждая своих.

А через несколько минут те оказались среди ожидающих нападения северян, троллей и гоблинов.

– Сколько их? – спросил Экос.

Северянин посмотрел на него и ногой начертил на земле: «15».

Говорить ничего не требовалось. Даже чтобы уничтожить одну тварь, требовался хорошо подготовленный и сильный отряд. А тут их пятнадцать! Теперь понятно, почему этот странный хуман ничего не произнёс в ответ. Не нужно пугать тех, кто сейчас приготовился к отражению нападения.

Но Экоса занимал и другой вопрос. Как этот, казалось бы, с виду совершенно простой и не слишком образованный дикарь мгновенно превратился в того, кого он видел сейчас? Вождя, ведущего своих бойцов на смерть. И что самое странное: страха не было. Была только уверенность и спокойствие. И они растекались от этого хумана. Волнами накатываясь на остальных.

Хуман стоял впереди и что-то высматривал.

– Готовность!!! – резко воскликнул он.

Экос и остальные ничего не видели.

– Лейла, быстро ставь щит!!! – закричал северянин и рубанул, казалось бы, пустой воздух.

Но нет. Из-под его удара выскочили искры и снежная крошка.

«Так твари ещё и невидимки».

Но как? Как северянин их обнаружил? Вот что означают дикие животные инстинкты. Они, эльфы, уже давно ушли от такого.

– Идиоты, активируйте магическое зрение!!! – опять закричал северянин.

Вот тебе и дикарь, и инстинкты. Всё проще. Он заранее подготовился к схватке, что должны были сделать и все остальные.

– Дея, – уже спокойнее сказал северянин, – помоги Лейле и усиль щит. Остальные маги воздуха – делать то же самое.

Экос видел, как их накрывает многослойный купол.

– Водяные, – никто даже не уточнил, о ком он, – фокусируйтесь на одной цели и сообщайте о ней Ире. Они будут атаковать именно её, а мы пока сдерживаем остальных. Жизнюки, чего забылись, давайте свои плетения. – И он посмотрел наверх.

– Эй, там!

Экос обратил на него внимание.

– Следите за тем, чтобы с той стороны к нам никто не приполз! – указал хуман за скалу.

– Понял! – откликнулся эльф.

А дальше пошёл уже настоящий полумагический бой.

Маги одни бы не справились, но и без них все бы здесь полегли.

«Откуда ему известна столь необычная тактика боя и применение настолько разных магов и обычных воинов в такой ситуации?» – глядя на сражающегося в первых рядах северянина, сам у себя спросил Экос.

А бой шёл. Тварей и правда было очень сложно убить обычным оружием. Но в задачу первой линии обороны, которую составляли вампиры и люди, это и не входило. Они просто не давали тварям ворваться во внутренний круг. Уничтожали их маги земли. И как ни странно, тот самый северянин. Не слишком понятный знакомый его сестры.

А знакомый ли? По идее и по их законам, он уже как три месяца её муж вообще-то. Только вот знает ли об этом парнишка, было не очень понятно. Но Селея ведёт себя с ним как супруга. Что тоже удивляло Экоса. С её-то характером. Да и убить она его теперь не грозится при каждой встрече.

Но как северянин умудряется убивать тварей, если даже огромные булыжники не всегда могли причинить им ощутимый вред, было непонятно. Но факт налицо. Возле него лежало уже три трупа.

Эльфы оттаскивали во внутренний круг раненых. Без них не обошлось. Но, судя по присутствию ауры, пока все живы.

Вот тварей осталось десять. Вот семь. Пять. Три. Последняя.

– Мы победили? – удивлённо спросил у Экоса сидящий рядом лучник.

– Судя по всему, да, – кивнул тот.

Но северянин почему-то не расслаблялся. Ему что-то не нравилось. Он упорно оглядывался, будто принюхиваясь к чему-то.

«Как же он похож на дикого зверя», – изумлённо глядя на него, подумал Экос.

– Не снимать щит!!! – крикнул он и ринулся в сторону стоящих магов.

Никто ничего не понял, но прямо у камня, где буквально мгновение назад ничего не было, появилась воронка, и из неё вылезла странная тварь, похожая на огромную сороконожку. Однако северянин с ходу выхватил оба своих клинка, взбежал на несколько метров по поверхности камня, оттолкнулся. Прыжок. И он со всей силы воткнул свои мечи в глазницы твари. Раздался жуткий стрёкот и верещание. Хумана это не смутило. Он спокойно выдернул оружие, при этом увернувшись от передних лап твари, и спихнул её обратно в воронику.

– Это что? – удивился один из лучников. – Портал?

– Да, – ответил ему Экос, оглядывая окрестности. И тут же заорал, показывая направление, где возникла ещё одна воронка: – Там!!!

Тролли быстро сориентировались и развернулись в нужную сторону.

Вторая тварь не успела даже показаться, как её разрубили на части.

– Ещё!!! – крикнул другой лучник.

С этой разделались вампиры.

Наступило несколько мгновений тишины. Северянин стоял и к чему-то опять принюхивался.

– Всё, – уверенно произнёс он, – больше никого нет. – И, вытерев свои клинки какой-то тряпкой, убрал их в ножны.

Люди, не до конца осознавая, что уже всё закончено, начали расходиться от камня, но тут опять опомнился северянин:

– Э, тут такое дело, вы бы лучше не разбредались далеко, а то вдруг кто ещё появится…

– Слушай, – неожиданно обратился к Экосу тот самый молодой эльф, – а как он порталы-то почувствовал? Они же не дают никакого магического фона?

Экос усмехнулся:

– И только это тебя удивило во всей этой истории?

Эльф промолчал. И они оба посмотрели на подошедшего к одной из тварей северянина, с интересом разглядывающего её.

…В этот день отряд никуда больше не поехал. Только прошли немного дальше от места боя. Людям требовалось передохнуть. Особенно магам.

А северянин… Что северянин? Он опять спокойно продрых всю вторую половину дня. Ничего его не трогает.


Глава 3. Планета Ареана. Империя Ларгот. Большой северный имперский тракт. Перешеек. Подножие северных гор | Сборник "Цикл "Живучий". Компиляция. Книги 1-7" | Глава 5. Планета Ареана. Империя Ларгот. Граница с ледяными пустошами и великим лесом. Застава







Loading...