home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. Поселение эльфов

Развалины

Сразу после того, как выбрались из них

Перед тем как уйти из развалин, я их проверил. Ведь причиной моего появления здесь всё-таки послужил рассказ эльфов о портале, который они искали. Поэтому следовало его найти. На это я потратил не слишком много времени. А всё по одной простой причине: никакого портала тут в принципе не было. Я это понял очень быстро.

Когда Элая перешла в свою вторую ипостась и из неё перестала так бешено бить тёмная энергия, я смог без проблем воспользоваться своими способностями. Это дало возможность мне поискать все близлежащие источники магии или иные магические аномалии вокруг. И, к моему удивлению, тут совершенно ничего не было.

«Или кто-то очень ошибся, или…» – подумал я.

И вот это второе «или» навевало мне очень нехорошие подозрения. Чтобы проверить их, я, под недоумённый взгляд девушки, быстро обежал все строения, которые тут находились. В развалинах не то что ничего не было сейчас, а в принципе ничего никогда не было. Ну, разумеется, кроме того единственного одностороннего портала, созданного пентаграммой, через который и притянули в этот мир Элаю. Ни здесь, ни в ближайших окрестностях не наблюдалось даже остаточных следов присутствия какого-нибудь другого портала. И это настораживало.

Очень чётко нарисовалась ещё одна немаленькая проблема. Если портала здесь никогда не было, но о нём эльфам кто-то рассказал, то этому кому-то было нужно, чтобы они пришли сюда по какой-нибудь причине. И причину я вижу только в одном, вернее, видел. Там, в подземелье, она и осталась.

Сериканским магам нужны были жертвы на составление пентаграммы или для проведения ещё каких-то ритуалов. Ведь подчинить и привязать к себе демона – очень непростая задача, насколько я знаю. Хотя это, конечно, не мне судить, я не эксперт в таких вопросах. Но выходит, что тот подозрительный эльф работает на этих самых сериканских магов. Он очень точно, со слов Неуса, описал именно эти развалины, но с местом нахождения непосредственно самого портала в них определиться не смог. Это меня, ещё когда рейнджер мне рассказывал всю эту историю, заставило задуматься.

Теперь же всё, по крайней мере для меня, укладывалось в одну достаточно прозрачную картину. Этот эльф – агент магов. Да и эльф ли он вообще? Вон, рядом со мной идёт типичная эльфийка, и её никак кроме как по ауре от всех остальных эльфов не отличишь. А если предположить, что тут есть эльфы, подобные Селее, которых на Ареане называют тёмными, тогда вообще ни у кого не возникнет никаких вопросов по поводу того, кто он и откуда здесь взялся.

«Кстати, когда прибудем в лагерь, посмотрю, как на неё отреагируют другие, – решил я. – А там поглядим».

Есть у меня чёткое подозрение, что совершенно никак. Вернее, как на одну из них и никак иначе.

Ну а если говорить о том неизвестном, то он так драматично и правдоподобно появился именно у поселения эльфов, что это тоже меня настораживает. Что-то мне с тем раненым эльфом настоятельно захотелось поговорить, естественно, если у меня будет такая возможность.

Так что и об этом нужно не забыть. Он может что-то знать. Если, конечно, ещё жив. Как действует гибель хозяина на связанного с ним демона, я не знаю. А этот эльф, судя по идущей рядом со мной девушке, вполне может быть одним из них.


Акорианский лес. Та самая поляна

Четыре часа спустя

Мы с Элаей шли молча. Меня радовало, что, по крайней мере, о ней не нужно заботиться или опекать её, как какого-то несмышлёныша. Девушка была опытным путешественником, что меня несколько удивило. Ну не была она похожа на тех, кто предпочитает проводить время в лесу или горах, находясь в походных условиях. Никак у меня не ассоциировалась Элая и её умопомрачительная внешность с походным бытом. Ей больше подошли бы дворцовые залы и бальные, ну или какие в этих случаях надевают платья и одежды. Но девушка чувствовала себя вполне нормально. Поэтому мы продвигались достаточно быстро и споро.

И вот мы у той поляны, где нас должны дожидаться эльфы.

Лес вокруг не изменился. За одним маленьким исключением. И в этот раз меня на подходе к поляне кое-что остановило и не позволило выскочить на неё без предварительной разведки. Слишком много аур было как на самой поляне, так и вокруг неё.

Мои знакомые опять окопались в камнях, а их окружило не меньше сотни аур, принадлежащих разным существам. Люди, гоблины, орки, тролли и прочие. Я даже не знал, что здесь обитает такое большое разнообразие рас.

– Тихо, – предупредил я девушку и показал, что нужно спрятаться в кусты, – идём туда.

Она молча кивнула.

«Смотри-ка, – демоница с каждым часом нашего знакомства не переставала меня удивлять, – умеет работать в команде? Интересно, кто её натаскивал?»

Я где-то слышал, что демоны жуткие индивидуалисты. Но она и слушается, и подчиняется, будто заправский военный, прошедший не одну кампанию. И откуда у неё такой опыт? Правда, что я знаю о демонах, чтобы судить об этом?

Гляжу на девушку.

– Там засада, – указываю в направлении поляны, – и мои друзья во второй раз за эти сутки в неё угодили, даже не знаю, как они умудряются постоянно находить непри ятности на ровном месте? – Немного помолчав, продолжаю: – Но они мои друзья, и я помогу им. Воевать на два фронта я не смогу. Поэтому тебе придётся затаиться здесь. Это удобное место, и если специально сюда кто-нибудь не полезет, то со стороны поляны тут никто даже случайно не окажется. С той стороны, – я показал в направлении видимых мной аур, – на поляне сплошные камни, через них очень сложно пробраться сюда. Но на всякий случай… – я залез в свою сумку, – вот, – протянул девушке мифриловый меч. И тут же задержал руку: – Чёрт, ты же тёмная, и с этим металлом тебе работать нельзя. Ладно, тогда бери простые. – Я вытащил обычное оружие, захваченное у снежных эльфов. – Тебе дать один или ты умеешь работать с двумя клинками?

– Один, – почему-то смутилась Элая, – я не такой уж сильный боец. Больше – маг, – пояснила демоница, – хотя отец с братом и старались меня научить.

– Понятно, – кивнул я и оставил ей один меч с ножнами. – Бери и надевай.

Девушка закрепила ножны на поясе.

Я кивнул. Она всё сделала правильно. Двигаться мешать не будет и всегда под рукой.

Хм. Она, оказывается, левша. Не обратил на это раньше внимания.

Хотя я предпочитал оружие носить за спиной, на мой взгляд, так удобнее. Но тут каждый выбирает для себя сам.

– Тогда слушай дальше. Постарайся всё время находиться в этой своей ипостаси. Перевоплощайся, только когда совсем не будет выхода. Даже если ты думаешь, что находишься одна, не делай этого. Если ты кого-то не видишь, это не значит, что его нет. Договорились?

– Хорошо, – согласилась девушка, – я постараюсь и буду сдерживаться. Но иногда переход в боевую ипостась происходит без моего желания. Это случается, когда срабатывают базовые инстинкты на опасность, о которой я не знаю.

– Ну, – пожал я плечами, – никто не застрахован от всего. На то и существуют форс-мажорные обстоятельства.

Она вопросительно взглянула на меня.

– Забудь, – махнул я рукой, – ты, главное, просто сама постарайся держать себя в руках. А то мне не хочется, чтобы на нас тут открыли охоту, как на главных врагов всего этого мира.

– Я поняла, – кивнула Элая.

– О’кей. Тогда заберись туда подальше, а я пошёл.

Она снова кивнула и быстро залезла в густые кусты.

Я, посмотрев, как девушка замаскировалась в кустарнике, растущем около ствола какого-то огромного дерева, убедился, что со стороны её не заметно, и выдвинулся к поляне.

Похоже, мы успели вовремя, к самой завязке.


Маша прижалась спиной к небольшому булыжнику. Кстати, тому самому, за которым она пряталась и в прошлый раз. Только сейчас с ними не было Степана. Да и напали на них в этот раз не кадавры, а люди. Уголовники из какой-то банды.

Они пересеклись с ними случайно. Вернее, как она поняла из объяснений отца, те просто проследили за рейнджерами, когда они отступали сюда.

Среди бандитов было много неплохих следопытов, да и эту местность они, похоже, знали гораздо лучше самих эльфов. Поэтому они и не стали приближаться к поляне, догадываясь о том предполагаемом месте, куда направлялся отряд рейнджеров. А дождались, пока эльфы дойдут до места назначения, и просто окружили их.

Хоть выставленный дозор и заметил приближающихся противников, но было поздно. Круг сомкнулся, и отступать с поляны теперь было некуда. У них, правда, было несколько первых мгновений, когда они могли прорвать окружение, но Неус и отряд упустили их.

И вот сейчас эти бандиты прятались в лесу напротив них.

– Эй, там! – заорал кто-то из преследователей. – Мы знаем, что среди вас есть баба, вычислили её по следам! Отдайте нам девку, и можете проваливать. В противном случае мы её сами у вас возьмем, но вы уже будете все мертвы.

Всё как обычно. Самая главная причина нападения на эльфов – это их женщины.

Отец посмотрел на Машу.

– Я останусь с тобой до конца, – тихо произнёс он.

Да и остальные рейнджеры не спешили никуда уходить.

Во-первых, они не верили говорившему, а во-вторых, они никогда не оставляли своих. Особенно женщин и девушек. Сделаешь так единожды, и потом желание спасти себя такой ценой будет сидеть в твоей голове постоянно. И рано или поздно ты так поступишь ещё раз. А потом ещё и ещё. И в конце концов может так получиться, что кто-то отдаст на растерзание уже твоих жён и дочерей. Поэтому было несколько вынужденных табу, от которых эльфы, попавшие на Галорианский материк, не могли отступить. И это было одно из них.

– Ну, вы, длинноухие, чего там притихли? Решайте быстрее. А то мы всё решим за вас! Отдайте нам девку и валите отсюда! А мы тут отдохнём. У моих парней и так уже зудит в одном месте.

Из леса раздался дружный гогот. Похоже, это была очень смешная шутка этого бандита.

Маша от отвращения передёрнула плечами и покрепче сжала свой огнемёт.

«Так, а это что?» – удивилась девушка, обратив внимание на шевельнувшуюся ветку и мелькнувшую за нею тень.

Она присмотрелась к окружающей растительности более внимательно и заметила какое-то странное движение в лесу. Но не смогла ничего разглядеть за стеной деревьев и понять, что же там происходит.

«Неужели нас просто отвлекают?» – подумала она и сказала об этом отцу.

– В лесу что-то происходит, я заметила какое-то шевеление справа от поляны.

– Я тоже, – ответил он, – но не только там. – И, повернувшись к остальным рейнджерам, Неус отдал приказ: – Приготовиться к бою, они сейчас попрут на нас.

Однако никакого нападения не было. Странно.

А через несколько минут картина поменялась. За непроглядной стеной деревьев в тёмной чаще леса явно что-то происходило.

Теперь все эльфы с удивлением вглядывались в лес, где периодически возникала беспорядочная стрельба и кто-то оглашал окрестности страшным криком. При этом кричали явно нападающие. А вот тех, от кого они отбивались, слышно не было. Будто на бандитов напали какие-то призраки.

– Что это? – тихо спросила Маша.

– Не знаю, – так же насторожённо ответил отец. – Думаю, скоро выясним. – И взглядом указал на тело вылетевшего на поляну какого-то хумана. Судя по всему, тот был либо убит, либо находился без сознания.

А ещё через пару минут раздался знакомый голос:

– Эй, это я, не стреляйте. Но я не один. Так что поосторожнее там. Руки держите подальше от своих огнемётов.

– Степан, – быстро произнесла девушка и выглянула из-за камня.

Действительно, на поляну вышел чел. И не один. Он вёл за собой какую-то молодую эльфийку.

«Кто она?» – удивлённо подумала девушка.

Но главное, ей почему-то очень не понравилось, что этот странный и, казалось бы, совершенно безразличный ей чел держал эту незнакомую девушку за руку.


Ползу вперёд.

Противников много. Очень много. Особенно если учесть, что я не хотел бы раскрывать своих способностей и умений.

Что можно сделать?

Прямо передо мной стоит один и целится в сторону поляны из огнемёта. Так, этого я снять могу без проблем. Да, по сути, и остальных тоже. Цепляю плетение паралича – и можно работать. Но это не мой случай. Был бы один, даже не заморачивался бы этим вопросом. Это крайний вариант.

Что ещё?

Часть людей можно так и убрать. Например, тех, кто сейчас находится напротив меня. Они в случае паники побегут обратно и могут оказаться рядом с Элаей, а я этого не хочу. Значит, прицепляю к этим четверым плетения.

Осматриваюсь. Стоят грамотно. Видят ближайшего соседа в обе стороны. Но где-то цепочка должна обрываться. Это густой лес.

Нашёл двух таких, они как раз позволят вывести из строя около десятка нападающих.

Внедрил ещё несколько плетений. Всё. Теперь активация. Тела падают.

Уже без особых опасений, что на меня нападут с этой стороны, продвигаюсь к краю поляны, надо посмотреть, как там дела.

Слишком их много тут для простой поисковой партии, и это неспроста. Хорошо бы взять одного пленного и допросить, и желательно, чтобы это был их командир.

О! Вот он и проявился. Мастер-острослов. Значит, он мне и интересен.

Выделил говорившего и прицепил к нему плетение.

Так. Что делать дальше?

Для пущей правдоподобности столько бессознательных тел мне не нужно. Поэтому разворачиваюсь и, проползая вдоль ряда лежащих бесчувственных тел, наношу им разнообразные колющие раны. Всё должно выглядеть так, будто их застали врасплох и убили.

Но что делать с остальными?

Да ничего, дать им уйти. Как говорится, у страха глаза велики, и если показать противнику, что нас очень много или что они воюют с теми, кого не могут увидеть, то они и сами сбегут. Своя жизнь для таких людей дороже преданности. А уж инстинкт самосохранения у них развит будь здоров!

Выбираю себе первую цель. Хорошо, что здесь кругом такой густой и непролазный лес. Это играет мне на руку. Лучшая маскировка. К тому же я накладываю на себя плетение хамелеона.

Работаю в связке. Сначала внедряю в ауру жертвы плетение паралича. Подбираюсь к ней. Потом захожу за спину. Развеиваю плетение. И уничтожаю противника как можно более болезненным способом. Он должен дать знать своим, что они здесь не одни. А уж мёртвого друга они увидеть сумеют.

Действуем…

Операция «найди и запугай» длилась не долго. Мне потребовалось убить всего семь бандитов, чтобы посеять панику среди остальных. Они сами нанесли себе больше ущерба, чем я, стреляя по мне, но попадая по своим же. И уже через пять минут дружно ломанули в лес. Да ещё в разные стороны. Хорошо. Это то, что нужно. Некоторое время они наверняка не смогут действовать согласованно. Так что можно заканчивать представление.

Их главаря я отключил, как только начал работать по своему плану. Теперь он валялся у моих ног. Проверив, что вокруг поляны больше никого не осталось, я приподнял тело бандита и выкинул его пред очи изумлённо смотрящих в нашу сторону эльфов.

Вернулся за Элаей и, предупредив, что это я, вышел к своим знакомым.

– Не ждали? – усмехнулся я, глядя на удивлённых рейнджеров. – А мы пришли к вам.

Но те шутки не поняли. Да и откуда им. Нашей рекламы нет в этом мире. Ну и слава богу.

Я подошёл к телу главаря, лежащему на земле.

– Свяжите его, нужно с ним поговорить.

К этому человеку у меня была парочка вопросов, и основной из них: что они вообще тут делали такой толпой?

Неус кивнул и отдал приказ двум эльфам из своего отряда, а потом посмотрел на меня.

– Кто это с тобой? – спросил он.

Я, правда, думал, что он поинтересуется другим. Но и этот вопрос меня вполне устроил. Демоницу всё равно следовало представить эльфам.

– Это Элая, я отбил её у магов в развалинах, – представил я девушку и, немного подумав, добавил: – Но давай обо всём по порядку. Разговор, как я понимаю, будет долгий, поэтому его лучше вести не здесь и не сейчас. – И, оглядевшись, закончил: – Может, выберем какое-то другое место, а то больно эта поляна притягивает неприятности?

Неус молча осмотрелся и кивнул в ответ.


Акорианский лес

Несколько часов спустя

И вот мы идём через лес. Пленника тащат двое. Рейнджеры периодически с удивлением поглядывают на Элаю, которая постоянно вблизи меня.

Хотя это и понятно. Я рассказал, что снял девушку прямо с жертвенного алтаря, когда маги пытались принести её в жертву какому-то тёмному богу и он уже практически явился в этот мир, чтобы забрать её душу. Именно его появлению и сопутствовал тот мощнейший выброс сил, который и почувствовала Маша.

В эту версию они поверили без особых проблем.

Так мы дошли до нового места стоянки.

– Здесь будет неплохо, – указал я на раскинувшееся густое дерево, под кроной которого образовалась свободная от поросли площадка.

Зато в мощном стволе дерева проходил достаточно крупный канал магической энергии жизни.

Я вообще не понимал эльфов. Почему они не останавливались в подобных местах.

В этом мире хоть эльфы, так же как и везде, полностью магические существа, но сама магия развивалась как-то однобоко. Маги есть, и даже магов жизни очень много, но они совершенно не умеют работать с источниками магии. Они постоянно колдуют через свою ауру и используют собственные внутренние резервы, естественным образом восполняя запасы магической энергии, которые хранятся во внутренних накопителях. Они не подключаются к источникам, а просто собирают разлитую вокруг них магическую энергию подходящего им типа. Поэтому и не обращают внимания на подобные аномалии.

Хотя, судя по тому, что мне рассказывала Маша, идентифицировать магические предметы и артефакты они могут, но для этого им необходимо специально воспользоваться плетением распознания.

Складывается впечатление, что из-за столь сильного магического фона они стали, наоборот, менее чувствительны к проявлениям магии.

В мире Ареаны почему-то такого необычного эффекта не наблюдалось.

Может, этому были и ещё какие-то причины.

В общем-то это и неудивительно. Все миры разные, и у каждой расы, даже одной и той же внешне, в каждом определённом мире есть свои особенности. Те же друиды наглядный тому пример.

Ну да ладно. С этим будем разбираться потом…

Пока рейнджеры готовились к ночёвке, мы с Неусом сели поговорить. Также он позвал того самого сообразительного парня, что ходил со мной в развалины, звали его, кстати, Крег. Ну и к нам без особого на то приглашения присоединились обе девушки. Вернее, Элая так и не отходила от меня, хотя многие эльфы-рейнджеры и пытались завести разговор с ней, ведь она была очень красива даже по их меркам, и молодые парни не прочь были познакомиться с ней. Но девушка достаточно равнодушно относилась ко всем их попыткам и просто отмалчивалась.

Ну а Маша просто подошла к нам, когда увидела, что мы приготовились к разговору.

– Я так понимаю, что сейчас речь пойдёт о том портале, что мы искали? – спросил у меня Неус.

– Да, – кивнул я. И, немного помолчав, начал: – У меня две новости, и обе плохие. Первая: портала в развалинах нет, – сообщил я.

– Почему-то я так и подумал, – тихо произнёс командир рейнджеров мне в ответ.

Я усмехнулся.

– Вообще-то это так, даже не новость. Главное я ещё не сказал.

Мои слова заставили Неуса обескураженно и несколько насторожённо посмотреть на меня.

– Я тебя слушаю, – серьёзно сказал он.

– Портала в развалинах нет, потому что его там никогда и не было вообще.

– Что? – удивился тот. – Но как так, ведь эти развалины полностью подпадают под то описание, что дал нам пришелец.

Я посмотрел на него выжидающим взглядом.

– Вот именно.

Тот ошеломлённо взглянул на меня. Но его опередил второй эльф.

– Ты хочешь сказать, что мы пришли правильно, но портала там никогда не было?

– Да, – киваю я.

– Значит, – он задумчиво смотрит куда-то в сторону леса, – та ловушка с кадаврами была организована на нас?

– Нет. Не конкретно на вас, а на любого, кто туда придёт. Вы были не первые. Я видел этому доказательство там, в развалинах. Просто вам крупно повезло. Вы сумели сбежать, а потом встретили нас.

– Но тогда… – Неус изумлённо посмотрел на меня.

– Да, тогда в ловушку вас заманил тот самый эльф, о котором вы мне говорили.

Оба рейнджера переглянулись.

– Но это только первая плохая новость, – сказал я им.

Теперь они уже очень внимательно смотрели на меня.

– Насколько сильная грызня у вас в посёлке? Кто из ваших очень жаждет власти? Есть такие?

Неус недоумённо посмотрел на меня.

– Нет, – не очень уверенно ответил он, потом поправился, – вернее, я не знаю, это не моё, и поэтому в политику я стараюсь не лезть.

Молодой рейнджер молчал. Я взглянул на него.

– А ты что думаешь?

– Маги очень переживают из-за потери того влияния, что у них было в княжестве, – спокойно сказал он. – Тут они лишь одни из жителей, такие же, как и все остальные. Даже больше. Они стали очень зависимы от всей остальной общины. И это весьма заметно. А что? – спросил он.

«Маги… – задумался я. – Нет, все на это не согласились бы. Слишком велик риск, да и перегрызутся они между собой. Но вот тот, кто больше всех потерял, он точно пошёл бы на такой шаг, особенно если ему дать надежду вернуть былое могущество или стать ещё сильнее и вернуться с триумфом. Нет ничего слаще, чем месть, особенно если она желанна. Так думают многие».

Я пока не отвечал на вопрос молодого рейнджера, а задал свой:

– Есть среди них кто-то, раньше бывший в совете магов, или другой высокопоставленный маг, который потерял больше всего?

Оба рейнджера вновь переглянулись.

– Тут на материке бывший глава совета магов княжества, – медленно произнёс Неус.

Вот оно. Этот явно потерял всё.

– Понятно. Значит, он готов на всё, чтобы вернуть свой прежний статус. Ведь так?

– Не знаем, – честно помотали головой оба эльфа.

И Крег добавил:

– Отсюда невозможно вернуться на материк.

Я вздохнул:

– А вот тут ты ошибаешься. Есть такая возможность.

Все эльфы, как мужчины, так и девушка, поражённо посмотрели на меня.

– Как? – тихо спросила Маша.

– А вот этого я не знаю, – ответил я, – но слышал, как об этом говорил один из сериканских магов. И он уверен, что это можно сделать. – Я немного помолчал. – А теперь вторая плохая новость. – И посмотрел на каждого из присутствующих. – У вас в общине предатель. И я думаю, что он и есть этот бывший глава вашего магического совета.

– Но он же глава нашей общины… – протянул молодой рейнджер.

Я усмехнулся, глядя на него:

– Из того, что я знаю о большой политике, я вынес одно: они пойдут по головам, трупам, и их ничего не остановит. Тем более такая мелочь, как всего лишь какая-то мелкая община на каком-то захудалом материке. Особенно когда на кону возможность вернуться обратно в княжество и поквитаться с теми, кто засунул этого мага сюда.

Мы сидим молча. Неус и его соплеменники обдумывают мои слова.

– Рассказать, что я думаю по поводу всего этого? – спросил я у него. – Вероятно, это даст вам возможность посмотреть на всю эту ситуацию с моей точки зрения. Не очень предвзятого зрителя.

– Давай, – сказал эльф.

– Я не знаю, как ваш глава вышел на сериканских магов, допустим, это они вышли на него, я даже больше склоняюсь к этому варианту. Ведь я сам сделал бы именно так. И я не думаю, что они намного глупее меня. Скорее даже наоборот. А потому просчитать того, кому будет наиболее выгодно возвращение на материк из тех, кто оказался заперт здесь, на континенте, для них не составит большого труда. Люди отпадают. Среди них или уголовники, или добровольцы. От первых никакой пользы, а вторым возвращение обратно не выгодно. Все они оказались тут по какой-то личной причине, и их возвращение может нанести им же ещё больший вред. Остаётесь только вы, эльфы. И вот среди вас в основном именно вынужденные переселенцы, которых сюда сослали, чтобы они не мозолили глаза в княжестве. И именно среди таких, как вы, и следует искать того, кому будет наиболее выгодно его собственное возвращение на вашу историческую родину. А дальше вычислить вашего бывшего главу совета не составило особого труда. Для этого всего лишь стоило допросить пару-тройку эльфов. – Я задумался. – Хм. А ведь это идея. – Я посмотрел на Неуса и второго рейнджера. – У вас не пропадали в последнее время поисковые партии? – спросил я.

Эльфы опять же переглянулись.

– Откуда ты знаешь? – удивился командир рейнджеров, а потом махнул рукой: – Хотя я уже ничему не удивляюсь. – И, немного помолчав, Неус ответил мне: – За последний месяц пропали две группы.

Примерно это я и предполагал услышать, а теперь эльф ещё и подтвердил мои выводы.

– Ну вот, – сказал я им, – значит, те, кто мог снабдить их необходимыми сведениями, у магов были. Ну а дальше уже не сложно организовать вашу встречу. И тут на сцене появляется этот ваш непонятный «эльф».

Я не стал говорить, кем на самом деле он может оказаться, так как не хотел раскрывать личность Элаи, но сам это на заметку взял. Это существо может быть намного опаснее, чем остальные о нём думают. Нужно будет кое-что уточнить у демоницы насчёт её соплеменников и других демонов, она у меня пока самый главный эксперт в этой области.

«И единственный, – подумал я и посмотрел на девушку. – Красивая чертовка. Вон все молодые эльфы с неё глаз не сводят. Интересно, она этого действительно не замечает или только делает вид?» – задался я вопросом.

Но я опять отвлёкся. А потому продолжил свои рассуждения, в которых с каждым новым фактом убеждался всё больше.

– Вас разве не удивило, что он вышел именно на ваше поселение? Так удачно угадав и с вашей территорией, и со временем выхода, попав на отряд, который его встретил. При этом он такой везучий, что прошёл настолько большое расстояние и не влип ни в какие неприятности, тогда как мы за пару дней нарвались на них уже трижды. К тому же он был так удачлив, что кроме встреч с лесными обитателями и кадаврами ни разу не попал под раздачу к таким вот уголовникам и разбойникам, что мы встретили несколько часов назад. А ведь если подумать, то людских поселений на побережье гораздо больше. А ваше всего одно. И активного поиска в лесах вы, как я понимаю, не ведёте. И отсюда ещё один вопрос: что делала в лесу та партия, которая его обнаружила? Кто они? И почему так удачно легли все эти карты?

Рейнджеры странно посмотрели на меня.

– Да у нас даже мысли подобной не возникло, – честно признался Неус.

– Ладно, – сказал я и спросил: – Так кто те рейнджеры, что встретили вашего незнакомца?

Неус постарался вспомнить. Но за него ответил молодой. Этот парнишка вообще оказался более наблюдательным, как я посмотрю.

– Группа Теура, – произнёс он и, немного подумав, добавил: – Это сын главы нашего поселения. Они обычно выполняют его личные поручения. Я тогда ещё очень удивился, с чего это они вдруг отправились в поиск, хотя до этого никогда подобным не занимались.

– Наверное, всё это с того, – закончил я за него, – что кому-то требовалось встретить этого эльфа и провести его в ваше поселение.

Рейнджеры кивнули. Я же задумчиво спросил:

– И много таких групп в личном подчинении у главы вашего поселения?

– Пять, – сразу ответил Неус и, видя мой вопросительный взгляд, пояснил: – Тридцать эльфов.

– Угу, – пробормотал я и уточнил: – Бойцы они хорошие? И насколько эти эльфы преданы главе?

Неус задумался.

– Хотелось бы сказать, что плохие. Но именно как бойцы, там собрались одни из лучших. А вот следопыты и рейнджеры из них никакие.

– Это и понятно, – прокомментировал я его слова, – боевику и телохранителю важнее умение бойца, чем следопыта. Но бойцы – это не убийцы. Тут мы ещё посмотрим. А мой второй вопрос?

– Насколько они преданы, я не могу сказать, – честно ответил он.

– Они за счёт того, что работают на совет поселения и главу, живут очень неплохо и вряд ли захотят терять хотя бы такие небольшие свои привилегии перед остальными, – произнёс рейнджер.

Я кивнул. Каждая собака бьётся за свой кусок мяса. Немного помолчал и снова спросил:

– А вообще, почему вы так безоговорочно поверили в существование этого портала?

– Глава общины… – прошептала Маша. – Он поверил пришельцу и убедил всех остальных в том, что тот говорит правду.

Я опять кивнул. Всё больше подробностей, и всё меньше желания общаться мне с этим ушлым стариком, конечно, если он старик. Но главой совета магов вряд ли выберут желторотого юнца. Так что с его возрастом если я и ошибаюсь, то ненамного.

Я так понимаю, у них в поселении нам лучше не появляться, но сами рейнджеры, скорее всего, ещё этого не осознали.

– Тогда дальше. Портала никогда не было. А платой за ту услугу, которую должны были оказать вашему бывшему главе совета и общины, была ваша жизнь. И он вас без зазрения совести отправил на убой.

Рейнджеры понуро молчали. Ответить на это им было нечего.

«Добивать, так по полной», – решил я.

– Но и это ещё не всё. Помните тех бандитов? – Я указал на связанного главаря, который со страхом озирался кругом.

– Да, – уже, кажется, догадавшись, к чему я клоню, подтвердил Неус.

Но я всё равно дожимал:

– А вам не показалось странным их появление в таком количестве именно в это время и именно в этом месте? Ведь они вас, судя по всему, должны были перехватить где-то недалеко от тех развалин. – И я глянул прямо в их лица. – Так что они там делали такой толпой?

Эльфы молчали. Что они могли сказать? Всё и так было понятно. По крайней мере, мне.

– Они должны были перехватить вас, – жёстко сказал я, продолжая смотреть им в глаза. – Если бы вы по какой-то невероятной причине выжили бы, то поняли бы, что там произошло или должно было произойти. Так что вы не должны были вернуться из этого похода живыми в любом случае.

Неус сидел, опустив голову, и смотрел полуприкрытыми глазами на землю у себя под ногами.

– Нам никто не поверит, – наконец тихо произнёс он, – особенно если мы пойдём против главы общины.

– Угу, – подтвердил я, – не поверят. – И, помолчав, сказал: – Главное, чтобы это поняли и осознали вы сами. А именно для этого я и притащил этот мешок с костями, – кивнул я на лежащего на земле бандита. – Нужно с ним поговорить. И думаю, он с огромной радостью нам выдаст имя нанимателя. Особенно если мы его очень хорошо и вежливо попросим. – Я слегка улыбнулся.

– Да. – В глазах командира эльфов блеснул металл.

Тут радостно вскинулась Маша, которая пропустила последние наши слова, так как обдумывала какую-то свою мысль, и теперь хотела поделиться ею с нами:

– Так он же наше доказательство! – и ткнула пальцем в лежащего главаря бандитов.

Отец посмотрел на неё.

– Нам всё равно не поверят, – задумчиво и глухо сказал он. – Его слово – это слово какого-то уголовника и разбойника против слова главы общины. Как ты думаешь, на чьей стороне будут все?

Они ещё не осознали самого худшего.

– Вы ещё не поняли? – Я вопросительно посмотрел на сидящих рядом.

Эльфы перевели на меня взгляд, их лица посмурнели. Мой голос не предвещал никаких хороших новостей.

– Не будет никакого слова, – тихо сказал я. – Вы просто не доживёте даже до совета, ну, или где вы там собираетесь обратиться к народу. Ни одна мелочь не должна помешать вернуться в княжество этой вашей мелкопоместной мрази. И сейчас эта мелочь, что лежит на пути вашего главного мага, – это вы. Он раздавит вас и ваши семьи, чтобы заткнуть вас, не задумываясь. Он, как я уже сказал, пройдёт по головам и трупам, он будет терзать ваших родных и близких, пока вы сами себя не прикончите. Ты же сам говорил, на что идут ваши маги, когда им это нужно. А теперь представь, на что они пойдут не просто ради своего желания, а чтобы выжить и отомстить?

Неус поражённо смотрел на меня:

– И что нам делать?

– А что в таких случаях остаётся? – пожал я плечами. – Ударить первыми. До того, как это станет слишком поздно. У вас ещё есть фора в несколько дней.


– Элая, прости моё невежество, – обратился я к девушке, когда эльфы отошли, чтобы переговорить со своими, – но мне нужно кое-что знать. – И вопросительно посмотрел на неё.

– Да, я слушаю, – ответила демоница и взглянула на меня.

– Скажи, насколько сильным может быть демон, у которого есть как минимум ещё одна ипостась?

– Это точно архидемоны, – пожала плечами девушка. – У простых демонов есть только первичная постоянная ипостась, и всё. А по силе она очень различна от демона к демону, ну и ещё очень зависит от возраста. Если бы ты увидел моего отца, то понял бы, о чём я говорю. Я по сравнению с ним сущий младенец.

– Понятно, – кивнул я, – значит, архидемон. Плохо. И ещё… – Я вновь посмотрел на девушку. Стал замечать за собой, что очень часто не могу от неё оторваться. – Если его смогли подчинить, а тебя нет, он очень слабее тебя?

– Не знаю. Когда пытались подчинить меня, то им просто не хватило жизненной энергии жертв, чтобы провести полный ритуал. А если с ним всё сделали правильно, то там мог попасться и по-настоящему опасный монстр, например, такой, как мой старший брат. Он слаб магически, но неимоверно силён как демон. Таких подчинить гораздо проще, чем магов, таких, как я или мой отец.

– Угу, буду иметь в виду, – произнёс я. – И последний вопрос. Если хозяин, к которому осуществлена привязка демона, погибает, что тогда происходит?

– Такой демон впадает в кровавую ярость, – тихо ответила Элая, – и сходит с ума. И тогда превращается в хитрого и опасного кровожадного зверя. Таких нужно избегать, их очень сложно убить. Они живут инстинктами.

– Это происходит сразу? – предчувствуя плохие новости, спросил я.

– Когда у демона разрушается сознание от того напряжения, с которым он будет пытаться бороться.

Я вопросительно посмотрел на девушку.

– Два-три дня, – медленно ответила она.

«Чёрт, – мысленно выругался я, – хотя в нашем случае – это архидемон».

Ладно, буду решать проблемы по мере их поступления.

– Спасибо, – кивнул я Элае, – ты мне очень помогла.

– Чем? – удивилась девушка.

– Знать о своём противнике – это уже половина победы, – усмехнулся я.

– А вторая?

– А вторая – это чтобы он ничего не знал о тебе, – всё так же улыбаясь, ответил я и, не удержавшись, наклонился и уже хотел было поцеловать девушку… Ну, нереально красивая и притягательная демоница! Но у неё очень широко открылись глаза и стали испуганными. Они меня и остановили. – Прости, – сказал я, выпрямился и ушёл к эльфам.

Всё-таки я привык, когда мне позволяют себя поцеловать, а не когда так откровенно боятся этого.

«Неужели я такой страшный и ужасный?» – эта мысль меня насмешила. Я ещё хуже.


Поселение эльфов

Два дня спустя

И вот наш небольшой отряд практически у стен поселения. Добрались сюда мы за пару дней. Нужно было спешить.

Бандит рассказал много интересного. Но главное, о том, какой союз и на каких условиях заключил с ними маг.

Пять окрестных банд полностью на эту неделю переходят под полный контроль старого мага, но зато потом он отдаёт им на растерзание всю общину эльфов, открывая ворота и отравив всех магов и мужчин, которые будут там. И произойти это должно уже через три дня. Поэтому все рейнджеры выложились по полной. Ведь под угрозой была жизнь и свобода их семей.

Глава, как я понял, ещё не знал, что дело, ради которого он и затеял всю эту операцию, провалилось. Мы сорвали ритуал, и никакой платы за него ему не последует, если она вообще подразумевалась. Иначе он не подготовил бы себе такой кровавый уход. Ему нужны были бандиты, тем – эльфийки. В поселении он оставаться не собирался. Так что это равноценный обмен. Вот поэтому маг на него и пошёл.

И поэтому мы должны были успеть, и успеть любой ценой.

И мы успели. Мы оказались в поселении за сутки до того, как всё должно было произойти.

– Опиши, где тут и кого искать, – попросил я Неуса, осматривая с холма поселение и окрестности.

Высокий пятиметровый забор из камня и дерева. Крепкие ворота. Аккуратные небольшие домики.

Это первое поселение, которое я увидел, попав в этот мир. До этого шастал всё по лесам да по подземельям. И оно мне понравилось. Не хотелось бы, чтобы его разрушили.

Девушек и пятёрку охраны, приставленную к ним, мы оставили в безопасном месте. Было тут одно такое, по крайней мере, эльфы утверждали, что о нём, кроме их группы, никто не знает. Пришлось поверить. Тащить всех на операцию не имело смысла. Тем более боя не будет.

Мы пришли убивать. Это я и объяснял последние пару часов Неусу и остальным рейнджерам. Мы не воины, мы убийцы. Рейнджерам это ближе. Они уже практически готовые убийцы. Даже подготовка та же. Отличие только в психологических блоках, которые и нужно было снять. Ударить со спины, не вступать в прямую схватку. Напасть на спящего врага. Застать его врасплох. Это война. Тут нет своих и чужих. Нет людей. Есть только враги, которых ты должен убить любой ценой. Иначе убьют тебя, а потом примутся за тех, кто дорог и близок тебе.

Не знаю, поняли они это или нет, но откладывать дальше уже не имело смысла. Иначе мы упустим момент. А завтра будет только прямое боестолкновение, и мы потеряем своё единственное преимущество первого и внезапного удара. И тогда будет прямой бой с подготовленным и превосходящим нас в силе противником, у которого есть заложники, которыми он сможет прикрыться.

Когда я объяснял эти простые истины рейнджерам, они смотрели на меня, как на зверя.

– Где же это так воюют? – тихо спросил у меня один из них.

– Есть места, и вам туда лучше не попадать, – просто ответил я.

Больше мне никто никаких вопросов не задавал.

И вот сейчас мы осматриваем их родное поселение, в которое нам придётся проникнуть как убийцам и ворам. Потому что туда мы и пришли именно для этого. Убивать и воровать чужие жизни.

– Там живёт глава, и там же поселили этого эльфа, – сказал Неус, показывая на одно из зданий, – скорее всего, там же находится и группа его сына. Все остальные из «личной гвардии» живут вон в той казарме. – Эльф показал на строение, находящееся чуть в стороне.

– Угу, – кивнул я, – а вон те два здания – это что? – показал я на какие-то сараи, находящиеся как раз за казармой.

– Это… – Неус присмотрелся. – Там склад, – сообщил мне рейнджер, – а последнее – это тюрьма. Но там никого нет и не было никогда. Оно так: если мы отлавливаем нарушителей, то сажаем туда, чтобы потом передать их в их же отряды или когорты. До этого времени они сидят там.

Я кивнул.

– А прямой ход оттуда в казарму есть?

– Да.

– Охрана?

– Хм, – задумался эльф. – А вот охраны там нет, – поражённо произнёс он.

Это хорошо, так как перед самой казармой сидело несколько бойцов, и их придётся убирать последними.

– Тогда проникните в казарму через тюремные помещения, – сказал я Неусу.

Он кивнул.

Больше, по сути, обговаривать было нечего. Они знали, что делать. Вырезать всех, в ком они не будут на сто процентов уверены. Это решение, как и вся ответственность, теперь лежат на них.

Ну и жители должны понимать, что после сегодняшней ночи им не отвертеться от того, что управлять этим поселением придётся Неусу. Это его кровавый переворот, и его люди участвуют в нём. И остальные его не поймут, если он вырежет правящую верхушку, просто чтобы вырезать её. Всякие сказки о заговоре покажутся полнейшим бредом, и Неуса скорее сочтут сумасшедшим или придурком, чем тем, кто говорит правду. И тогда всё их поселение утонет в крови. Поэтому он должен взять всё это в свои руки. Как говорится, если ты не смог предотвратить, то возглавь. Вот и придётся Неусу возглавить.

Но это потом. А сейчас вперёд.

И шестнадцать теней направились к забору…

Неус и другие рейнджеры занялись казармой.

Мне не нужна была помощь. Я им так и сказал. Их помощь мне только помешает. И поэтому в дом главы я лезу один.

Тишина.

В доме восемь аур. Всё, как и предсказали рейнджеры. Сын и его команда, глава посёлка и незнакомец. И он точно не эльф. Аура очень похожа на ауру Элаи. Архидемон. Находился он в отдельной комнате. Туда можно было попасть только через покои главы и комнату охраны, где находились остальные. Так что мне придётся убивать всех. Но тут не до игрушек. Архидемон мне не нравился. И поэтому буду исходить из того, что он намного сильнее и опаснее меня. А значит, и убить я должен его с первого и единственного удара.

Прицепляю ко всем аурам плетение паралича и взрыва. Демону плетение в ауру внедрилось, но практически сразу распалось.

С архимагом произошло почти то же самое, только частично. Распалось лишь плетение паралича, а взрыв остался. Я не стал заморачиваться и впихнул в его ауру ещё тройку таких же плетений.

То же самое сделал и с охраной.

Я уже привыкаю к тому, что я маг.

Что делать с демоном?

А почему не использовать тот способ, что сработал против нежити и богини?

Мне всё равно, какую энергию закачивать, а тёмная и инфернальная энергии для меня ничем не хуже всего остального.

Подключил к нему канал. И начал потихоньку откачивать из него энергию.

Видимо, это его и разбудило. Аура начала преобразовываться.

Пора. Сейчас он примет свою боевую ипостась, и мне будет несдобровать.

Активация плетений.

Раздаются взрывы.

Но я не обращаю на них внимания. Пролетаю все три комнаты и врываюсь к демону. При этом откачивая его энергию.

Силы в нём не меньше, чем в Элае. Но он ещё не закончил преобразование. И поэтому я напал. Тут не до сантиментов.

Удар.

Он перехватывает мой меч рукой в костяном наросте.

– Пожиратель душ? – удивлённо обращается он ко мне. – Не думал встретить тут кого-то из вас. Зря ты поднял руку на род Паарских смертоносцев.

Но я его не слышал. Вернее, не слушал. Пусть болтает.

Я подключил ещё два канала и, мгновенно раскрыв их на максимум, начал закачивать из него энергию в три потока.

– Ты не пожиратель душ, – поражённо произнёс он.

Да мне всё равно, кто я. Его энергия была сродни той, что принадлежала той странной нежити.

Мир вокруг меня замедлился. Во мне стала бушевать уже забытая сила.

Удар.

И его руку уже не спасает костяной панцирь. Я перерубил ладонь пополам.

Следующий удар.

И срубаю вторую руку, постаравшуюся ударить меня.

И на третьем махе перерубаю его туловище. Архидемон падает.

Он всё ещё жив. Он смотрит на меня ошеломлёнными глазами.

– Кто ты? – раздаётся сипящий голос из его горла. Очень трудно говорить с разрубленными пополам лёгкими.

Удар.

И его голова откатывается в сторону.

– Не знаю. Некоторые считают меня человеком, – бормочу я себе под нос и, разворачиваясь, иду на выход.

Всё, здесь мне больше делать нечего. Я выполнил своё обещание. И теперь меня не должны видеть в поселении. Вся «слава» пусть достанется Неусу и его парням. Ну а меня ждёт очень странная красавица, которая до одури боится обычного поцелуя.

И почему в такой момент я вспомнил именно о ней?


Глава 3. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса | Сборник "Цикл "Живучий". Компиляция. Книги 1-7" | Глава 5. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. Поселение эльфов и его окрестности







Loading...