home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса. «Форт герийца»

Наша башня

Следующий день

Вчера, когда мы вернулись, я не остался в поселении эльфов, хотя там и наметилось какое-то то ли празднование, то ли очередной совет. Да и Неус предлагал мне остаться у них. Причиной тому, как я понимаю, была Элая. Слишком сильно девушка занимала умы молодых эльфов, и они не теряли надежды всё-таки сойтись с ней поближе.

Но многие заметили, что дочь Неуса проявляет ко мне определённый интерес, что не способствовало желанию местных видеть меня в поселении. Да я к этому особо и не рвался.

Теперь у меня был свой, хоть и небольшой, но дом.

Ну как – небольшой. По сравнению с тем, что я видел в посёлке или в форте троллей, моя башня была настоящими хоромами. Правда, она обладала одним существенным недостатком: в случае опасности мне придётся рассчитывать только на свои силы, в отличие от жителей любого из посёлков. Но меня это, наоборот, только устраивало.

О себе и Элае я уж как-нибудь сумею позаботиться. И этот мой аргумент полностью убедил Неуса в том, что я не ошибся в своём выборе.

К тому же Крег рассказал Неусу, что он увидел на поляне, когда я разбирался с магами. После этого ко мне подошёл глава эльфов и, отозвав в сторону, серьёзно глядя мне в глаза, произнёс:

– О том, что в тебе течёт частичка крови демонов, не узнает никто. – И, улыбнувшись, добавил: – А мы-то всё с Торком думали, почему ты себя здесь чувствуешь как рыба в воде, а оказывается, у вас, герийцев, это в крови.

Я кивнул. То, что меня считают каким-то герийцем, я давно знал. Ну а теперь ещё думают, что во мне течёт кровь демонов. Ну и ладно, что они ещё могли подумать, когда увидели подобное. Да плюс те мои ритуалы, от которых стыла кровь у всех, кто слышал предсмертные крики жертв. Так что в этом нет ничего удивительного.

Но я не мог оставить последнего слова за Неусом. Ну, или мне жёлтая жидкость в голову стукнула, не знаю. И поэтому я, усмехнувшись, ответил:

– А кто тебе сказал, что это во мне течёт частичка их крови, а не наоборот? – И, глядя в ошарашенные глаза эльфа, я пошёл к выходу, потянув за собой Элаю. – Нам пора, – сказал я ей.

И после небольшого совета, устроенного в доме главы посёлка эльфов, мы ушли к себе в башню.

Кстати, она, пока меня не было на побережье, получила название. Не знаю, кто его придумал, но сейчас башню называли «Форт герийца».

Достаточно веской причиной не оставаться у эльфов было ещё кое-что: мне не нужны были лишние уши. Я о многом хотел расспросить девушку.

И поэтому сегодня сразу с утра я собирался серьёзно переговорить с Элаей о том, что она, возможно, знает о внешних мирах и о перемещениях между ними. Если уж ей известно, как минимум, плетение, открывающее портал, то она должна знать и что-то помимо него. Так, позавтракав, я, чтобы не откладывать это дело в долгий ящик, поставил стул напротив несколько смутившейся девушки, сел на него и сказал:

– Элая, у меня есть к тебе некоторые вопросы, и, возможно, ты сможешь на них мне ответить. – И я вопросительно посмотрел на девушку.

– Что тебя интересует? – напряжённо спросила она.

«Неужели ждёт каких-то каверзных вопросов? – подумал я. – Зря волнуется, меня интересует только то, что она знает о порталах и всем, что с ними связано». Хотя и о магии её можно расспросить, но это займёт много времени, да к тому же не принесёт особой пользы. Элая не пользуется рунами, как я. Она типичный маг-вербалист. Произносит плетения только про себя, не вслух.

Я это пробовал. У меня ничего не выходит. Я не могу работать с вербальными формулами. Этим, похоже, и отличаются рунные маги от всех остальных. Так что мне нужно разбираться с тем, что есть у меня. Но я надеялся попробовать перевести вербальную формулу, которую воспроизводила девушка, когда произносила заклинание, в рунную, чтобы я мог работать с ней. А для этого нужны эксперименты.

Так что по мелочи магией ей придётся заниматься.

Мне нужно разобраться с доступными последовательностями произносимых ею рун. Да и вообще необходимо понять, что за рунный язык ею используется. Хотя в этом у меня никаких проблем не предвиделось. Это, видимо, мой личный бонус.

Мне всё равно, с каким рунным алфавитом работать, главное, чтобы он сам по себе был и были плетения, на нём составленные.

Я посмотрел на Элаю.

– Многое, – честно признался я. – Хотя в основном это будет касаться других миров, того, как вы переходите между ними, как открываете порталы и вас самих.

– Кого – нас? – удивилась девушка.

– Демонов. – И я, усмехнувшись, добавил: – В этом вопросе у меня, кроме тебя, нет никаких других источников информации.

– А что ты хочешь знать о демонах? – насторожённо спросила Элая.

И чего именно эта тема её так озаботила? Непонятно. Но я решил развеять её опасения и поэтому разъяснил свой интерес:

– Помнишь того демона, о котором я говорил?

Девушка вопросительно посмотрела на меня.

– Ну того, что был в поселении эльфов?

– Да, – немного недоумённо кивнула она.

Или мне показалось, или в её движениях я заметил какую-то странную, непонятную для меня разочарованность.

«Она что, хотела от меня услышать другой вопрос? – удивлённо подумал я. – Но какой?»

Ладно, это оставим на потом. Всему своё время. Пока оно дошло до того, что хотел узнать я.

– Так вот, – начал я, – у всех ли демонов вторая ипостась – это естественное состояние, как у тебя, или есть такие, которые её вызывают магическим способом, например, наложив на себя какое-то плетение или сделав ещё что-то подобное?

– Как ты об этом узнал? – вопросительно посмотрела на меня Элая. – Это одна из наиболее хранимых тайн многих демонических родов. – И стала рассказывать: – Понимаешь, чистая кровь сейчас большая редкость.

– Чего? – несколько растерянно спросил я.

– Чистота крови, – повторила она. – Сейчас практически не осталось демонов без примесей чужой крови. Чем чище кровь, тем выше статус демона и тем ближе он к статусу архидемона и владыки. Если какой-то демон сможет пройти ритуал определения чистоты крови, то становится владыкой или владетелем своего собственного домена в какой-нибудь из нижних реальностей. Миров много. Всегда можно найти кусок никем не занятого пространства.

Я на это кивнул. Тут ничего сложного.

– Но… – И девушка замолчала. – Таких очень немного. Мой род один из немногих, кто входит в тысячу сильнейших. И потому я… – Демоница смутилась, но потом всё-таки продолжила: – Я очень выгодная партия для любого владетеля. Во-первых, это союз с нашим родом, а во-вто рых, – и девушка покраснела, – мой ребёнок будет архидемоном. Это мой дар. В нашей семье все женщины передают дар чистоты крови своим потомкам. – И она посмотрела на меня, ожидая какого-то вопроса.

Я даже знаю какого. Но мне и так известен на него ответ, она всё и так сказала. Поэтому я произношу за неё:

– И даже если это будет очень слабый демон, или даже человек, твои дети всё равно будут архидемонами, плюс они унаследуют ещё и способности своего отца, особенно если он не будет демоном. Ведь так?

Она медленно кивнула.

– Ну и у кого из-под венца эти маги тебя утянули? – усмехнувшись, спросил я.

Девушка очень потемнела. Такого сильнейшего смущения я от неё не ожидал. Однако она всё-таки посмотрела мне прямо в глаза:

– Отцу нужно было максимально укрепить наш клан, но среди демонов он не нашёл достойного кандидата. Поэтому я должна была выйти замуж за одного из падших архангелов. Это светлое существо. И такой союз дал бы нам неимоверную силу.

Я потёр подбородок.

– Сама-то ты чего хочешь?

Может, я сам зря на неё заглядываюсь, и она меня терпеть не может, а жаждет вернуться к своему отцу и суженому? Но что-то не верится в счастливый политический брак. Хотя посмотрим, что скажет Элая. Ведь сейчас говорят больше мои желания и то, что я хочу услышать.

– Я… – и девушка замирает, – я очень хочу домой, но не хочу, чтобы меня использовали, как разменную монету. Но по-другому там не будет. Отец очень строг в этом отношении.

– М-да… – протянул я и констатировал: – Значит, и твой женишок тебя не очень-то радует.

– Теперь – нет, – ответила демоница.

Её оговорка «теперь» меня слегка насторожила. Насколько я понимаю, эти магические миры и любой обряд здесь прописываются в ауре существа. И если защитить девушку от подобных нападок, например, так, что любой маг, только взглянув на неё, поймёт, что она уже замужем, то, по крайней мере, пока её муж, хоть и фиктивный, будет жив, то она сможет жить спокойно.

Осталось только найти такого идиота, ну или кого там нужно, который согласится на подобное.

Правда, нужно и её мнение услышать.

Но если этот неизвестный особо ни на что претендовать не будет, то и она сама не будет возражать.

Это я ей и предложил.

Вернее, высказал простое предложение, как можно её защитить и уберечь от различных домогательств со стороны других демонов.

Элая странно посмотрела на меня. И очень медленно стала говорить, глядя мне прямо в глаза:

– Я – архидемон, и у нас свои ритуалы вступления в брак. А потом, есть процедура его формального закрепления. И ты должен понимать, что в этом случае, если мы пойдём на это, то ты будешь под постоянным ударом.

Э… Чего? Она подумала, что я себя предлагаю в качестве её мужа? Я же не полный псих. Я ещё хуже. Я не предлагал, но надеялся на это. Поэтому за свои слова, даже истолкованные неверно (а неверно ли?), каждый должен отвечать сам.

– У меня только один вопрос, – обратился я к ней.

Она немного испуганно посмотрела на меня:

– Что?

– Когда ты перестала хотеть выйти замуж за своего предыдущего жениха?

Элая медленно встала и, сделав шаг, вплотную подошла ко мне, а потом села мне на колени.

– Когда не позволила тебе себя поцеловать, и ты этого не сделал, хотя был в полном праве. Ведь моя жизнь принадлежит тебе. А ты сдерживаешь свои желания. Я демон, я это чувствую очень хорошо.

И она наклонилась и поцеловала меня в губы.

Такого восхищения и желания я не испытывал ни разу в жизни!

– Можно я перейду в свою вторую ипостась? – тихо попросила девушка. – Мне так будет намного приятнее.

– Да, – так же тихо ответил я.

Больше я в этот день, да и вплоть до следующего утра, глупых вопросов о каких-то там порталах и других мирах, демонах и всём прочем не задавал.

Единственное, что я помню, – это то, как же восхитительна Элая! В любой своей ипостаси.

А обряд бракосочетания у них прост до примитивизма.

Девушка выбрала меня. И всё. А доказательство того, что она моя жена и вообще замужем, у неё будет через девять месяцев. Это если я хорошо старался в этот день и в эту ночь.

Но она пообещала, что стараться я теперь буду так всё время. Демоны живут очень и очень долго. Дольше многих долгоживущих.

Правда, она в конце концов обрадовала меня такой маленькой новостью, что мне придётся рано или поздно встретиться с её отцом и нужно быть готовым к тому, что тот постарается меня убить. Но мне надо как-то постараться пережить эту встречу и выжить.

Так мы и были поглощены друг другом и в этот день, и в следующий.

И это продолжалось бы и дольше. Но нас прервали.


Башня

Через три дня

На третий день к нам в двери постучались. И слишком знакомые ауры я за ними увидел.

– Элая, – тихо позвал я, – у нас гости.

– Кто? – сонно потянувшись, спросила девушка.

В последнее время, когда мы были одни, она предпочитала находиться в своей второй ипостаси, да и мне самому она нравилась так гораздо-гораздо больше, особенно после первой проведённой с ней ночи.

– Похоже, большие проблемы, – всё так же тихо пробормотал я.

От этих гостей, вернее, даже двух дам, я ничего хорошего не ожидал.

– Я сейчас, – почувствовав серьёзность ситуации, быстро ответила Элая и начала одеваться.

Я посмотрел на неё.

– Можешь не перевоплощаться, в этом случае твоя маскировка не скроет твоей истинной сущности.

– Почему? – удивилась демоница.

Я вздохнул, глядя в её ошарашенные глаза:

– Сложно что-то скрыть от тёмной богини, тем более если их к тебе пожаловало две.

Она так и застыла на месте.

– К нам в дом пришли две богини? – изумлённо спросила демоница.

– Вот именно, – кивнул я, – и это меня беспокоит больше всего. Зачем они здесь?

Такие гости не появляются на пороге просто так.

Оглядев девушку и увидев, что она уже полностью оделась, я сказал:

– Идём, нехорошо ждать таких гостей. Хотя они и явились без особого на то приглашения.

Демоница кивнула, и мы спустились.

Элая несколько насторожённо осталась стоять посередине залы, а я пошёл открывать двери.

– Привет, – махнула мне рукой знакомая девочка-подросток, по-свойски проскальзывая мимо меня в главный зал башни. А проходя мимо, она приподнялась на цыпочки и, походя так, чмокнула меня в щёку, будто так и нужно. – Давно не виделись, – добавила она, оглядываясь кругом.

За ней следом появилась богиня-кошка.

– Добрый день, магистр, – поздоровалась она, слегка наклонив в приветствии голову, и также вошла в зал.

– Доброе утро, – ответил я сразу обеим и выглянул на улицу, проверяя, не предвидится ли там ещё нескольких гостей?

Поняв, что пришедшие к нам девушки единственные, кто захотел посетить нас с Элаей в столь ранний час, я закрыл двери.

Демоница стояла, замерев, и смотрела на вошедших девушку и девочку огромными, поражёнными глазами.

– Магистр, мы не знали, что вы не один. Ваша башня очень хорошо защищена, и мы не стали взламывать защиту, – извинилась старшая из богинь.

Видимо, даже у богов есть какое-никакое воспитание. Хотя по младшей этого не скажешь. Она, не особо церемонясь, подлетела к Элае и стала её пристально разглядывать.

– Урака, смотри, она же из нижних планов. Это же чистокровный демон с примесью наших кровей. Симпатичная демоница. – И, уже обращаясь ко мне, спросила: – А ты зачем на ней женился? – И, приглядевшись, добавила: – Она же и так твоя. – После чего обратилась к самой демонице: – Ты как так умудрилась передать этому магу часть своей сущности? Это же нужно постараться! Ну, ты даёшь… И не страшно? Вы же теперь с ним на всю жизнь связаны. Не видела ещё такого. – И она вновь принялась разглядывать Элаю, изредка бросая взгляды в мою сторону. – А почему на тебе ничего не видно? – вдруг спросила она у меня.

Но потом опять отвернулась к девушке. Похоже, ответы этой маленькой богине были и не особо нужны. Ей хватало общения и с самой собой.

Но наконец разглядывать Элаю ей надоело, и она, успокоившись, задумчиво произнесла.

– Не понять мне вас.

После чего эта девочка-подросток прошлась по комнате.

– Не богато вы живёте, – констатировала она, оглядываясь.

– Нас всё устраивает, – остановил я поток словоблудия со стороны любопытной и какой-то странно знакомой и непоседливой девчонки.

Знаю я одну такую, очень похожую на неё характером. Но нужно узнать, зачем же всё-таки ко мне пришли эти богини? А потому я посмотрел на Ураку:

– Так что вас привело к нам?

– Ну вот, – проворчала себе под нос девочка и уселась в кресло у стола, – никакого уважения от него не добьёшься.

И начала играть с какими-то комочками концентрированной тьмы, создавая из них разных миниатюрных существ и гоняя их по столу.

«Вот так где-то и появляются новые виды», – усмехнулся я, глядя на неё.

Мою усмешку заметила и девочка.

– Чего? – насупив брови, поинтересовалась она.

– А ты забавная, – хмыкнул я, – на мою сестрёнку похожа. Вы бы с ней спелись.

– Познакомишь? – сразу оживилась девочка.

– Я подумаю, – ответил я.

Уж не знаю, какая польза Дее будет от знакомства с тёмной богиней. Как бы к беде это не привело. Но та не отставала.

– Ну, познакомь, – стала канючить она, – а то у меня ни одной подружки нет. Скучно. А я её стольким вещам научу! – И девочка мечтательно закатила глаза.

– Вот это и пугает, – хмыкнул я, но, заметив печаль, промелькнувшую на её лице, удивлённо подумал: «Так она и правда одинока?» – Если я её встречу когда-нибудь, то обязательно вас познакомлю, – помимо воли ответил я, глядя на молодую богиню.

– Спасибо, – прямо вылетела та из кресла, в котором сидела, и снова поцеловала меня в щёку.

– Ладно, договорились, – отстраняя её от себя, пробормотал я.

Чую, зря я дал подобное обещание. Но что сделано, то сделано. И я вновь развернулся к Ураке:

– Но не это, как понимаю, было причиной вашего появления в это время здесь?

– Нет, – покачала головой кошка и потянулась.

Тоже своеобразная красота. Но очень уж на любителя.

Элая в тысячи раз привлекательнее, по крайней мере, для меня.

И я перевёл свой взгляд на демоницу, которая всё ещё ошарашенно смотрела на происходящее.

Видимо, явление богов – это небывалая редкость, ну или моё поведение и отношение к ним тоже в глазах девушки не очень вписывается в стандартные рамки поведения.

Однако мне от них ничего не нужно, это они зачем-то явились ко мне.

– Я вас слушаю, – обратился я к богиням.

Урака кивнула подростку. И они обе подошли ко мне. Сейчас и девочка, и богиня-кошка выглядели очень серьёзно.

– Нам нужно, чтобы ты стал последователем и жрецом Танаи. – И старшая посмотрела на младшую.

– Её? – на всякий случай уточнил я. Ведь до этого момента я не знал, как зовут девочку.

– Да, – кивнули мне в ответ обе.

– И? – Мне не понятна была просьба, поэтому требовалось получить хоть какие-то разъяснения. А просто так подписываться на что-то непонятное я точно не буду.

Девочка посмотрела сначала на старшую богиню, потом, вздохнув, перевела взгляд на меня и начала рассказывать:

– Из-за того, что я тогда сумела перехватить ту ничейную энергию, а её ты смог передать очень много, меня автоматически вознесло на следующий уровень. Но у меня нет никаких последователей. У меня даже собственной ветви миров нет, где я смогла бы их найти. А это тот уровень, куда я должна попасть ещё очень не скоро. Если у меня не будет постоянного притока энергии, то я развоплощусь. А этого я не хочу. – И девочка грустными глазами посмотрела на меня.

Теперь ситуация стала проясняться. Она съела больше, чем смогла проглотить и переварить. Хотя для меня это всё равно пока ничего не значило. Поэтому я продолжал вопросительно смотреть на неё.

– Она, – девочка указала на кошку, – моя мачеха. Предложила моему отцу, чтобы хоть как-то защитить меня, сделать тебя нашим клановым жрецом. Ведь переданная тобой энергия провела мою инициацию, и из-за этого мы с тобой уже сейчас связаны. А ты через меня находишься в своеобразном опосредованном родстве и со всем нашим кланом и родом. Вот. – И Таная вновь взглянула на меня, будто из её путаного рассказа мне всё должно было стать ясно.

Но я понял лишь самую малость. Девочка перешла на следующий уровень своей божественной сущности, и это как-то связано с тем количеством энергии, что я ей передал. Но энергии оказалось настолько много, что её забросило гораздо выше, чем она предположительно должна была оказаться, туда, где божества живут уже за счёт собственного притока праны (вроде так называется магическая энергия, отходящая богам). Но у девчонки-то её нет. И ни из каких источников там она её получить не может. Вроде как и попала в основной пантеон богов, но как там удержаться и выжить, не подумала.

И теперь они пришли ко мне. Им нужен тот, кто сможет поддерживать с ней хотя бы небольшой канал передачи энергии. Тут всё ясно. И этим кем-то в силу нашей с ней связи могу стать я.

Но что они конкретнее хотят от меня? Это и следует выяснить.

А кроме того, нужно понять, на что я подпишусь, став этим самым жрецом, и какие выгоды мне это даст.

– Я не приношу жертвы, – спокойно произношу я, глядя на девочку.

– Но тогда там, на поляне… – тихо и несколько растерянно прошептала Таная, – это же было жертвоприношение.

– Да, – кивнул я, – но тогда мне это было нужно. Это была часть плана, а вот вы были его случайностью. – Теперь можно было особо не церемониться. Сейчас они заинтересованы во мне, и поэтому можно сказать им правду. – Так что мне необходимо знать, что я буду должен делать как твой жрец и что мне это даст.

Девочка опешила. Она, видимо, как раз о жертвеннике, жертвах и жертвоприношениях, предназначенных именно ей, как богине, и думала. Но я этого точно делать не буду. Когда от этого есть личная выгода и мне это нужно, то да. Но не в этом случае. Здесь другое. Это как перейти на тёмную сторону, хотя я и на светлой ещё не был.

Но её мачеха не растерялась. Наверное, они с отцом девочки обсуждали этот вопрос. Она предложила мне несколько иной вариант.

– Этого и не нужно, – начала говорить она, имея в виду жертвоприношения. – Обычно жрецы сидят в храмах или привязаны к своему жертвенному алтарю. Поэтому среди них очень мало воинов. Их сила вне пределов действия алтаря или храма очень незначительна по сравнению с любыми другими магами. Но ты больше воин, чем жрец. Никто на это не обращает внимания, но любой воин – это тот же жрец, только жертву он приносит огнём и мечом. Особенно это касается нас. Мы – тёмные боги, и нам нужна посмертная энергия. Кроме того, нам нужны души умерших. И тут тебе не нужно приносить каких-либо специальных жертв. Просто воспользоваться именем нашего клана, когда идёшь в бой. И всё. Все, кого ты убьёшь или ранишь, рано или поздно попадут к нам через твой канал с Танаей.

Я кивнул. Тут было всё относительно понятно. Кроме одного.

– Во имя кого я должен буду сражаться? – спросил я у них.

– Так ты согласен?! – радостно воскликнула девочка.

– Нет, я просто обдумываю все варианты и взвешиваю все «за» и «против». Пока я только услышал свои обязанности. Но не услышал, ради кого всё это будет происходить и ради чего я это должен буду делать. – И я вопросительно посмотрел на них.

– Клан Урра, – произнесла Таная.

М-да. Их бы к нам на родину в Великую Отечественную, да и к предкам скифам. Те именно с таким кличем и шли в бой. Вот набрали бы энергии-то…

Ладно.

– Значит. Если я, нападая, произношу «Урра», – посмотрел я на них, – посмертная энергия моих жертв попадёт к вам?

– Да, – кивнула кошка.

– И даже если я это произношу мысленно?

– Не имеет никакого значения, – отвечает Урака, – главное, тот мысленный посыл, что ты даешь, открывая канал этим упоминанием нашего рода.

– Хорошо, это я понял.

Тут и правда ничего страшного. Вместо мысленного «вперёд» буду теперь говорить «Урра», и только. От меня не убудет. Но теперь о бонусах и плюшках.

– Что мне это дает?

Обе девушки задумались.

– Тут есть проблема, – сказала Урака и показала на Танаю. – Какими-то качествами может наделить тебя только она, ведь связан ты именно с ней. Но… – И она замолчала. – Она ещё очень молода, и никаких особых сил, которые сможет тебе передать, у неё нет. – И кошка с какой-то грустью и жалостью посмотрела на девочку.

М-да. Она встряла. По факту выходит, что ей и предложить-то мне особо нечего. Ну не может такого быть!

Думаем.

Я понял их правила. Они подписывают или заключают контракт, пусть даже устный. Баш на баш. То есть я что-то должен предложить ей, а она мне. С моей стороны я становлюсь её проводником в материальных мирах и поставляю ей энергию, она же должна что-то предложить мне от своего имени в ответ. И, я так думаю, они не могли прийти ко мне просто так. Значит, у них что-то есть. И что это?

Я перевёл взгляд с одной на другую.

– Так с чем вы пришли? Как я понимаю, если не будет ответной услуги, мы с вами просто не сможем заключить никакого контракта?

– Так и есть, – подтвердила моё предположение Урака и взглянула на девочку. – Скажи ему, это должна предложить именно ты.

Та медленно кивнула и, подойдя ко мне, при этом глядя мне прямо в глаза, произнесла:

– Я не могу ничего сделать для тебя, кроме одного. – Девочка замолчала на несколько мгновений, а потом резко выдохнула: – Я могу лишь сделать тебя одним из младших богов.

Вот это да! Я, где стоял, там и сел.

Я, конечно, не знаю, что это даёт, но мне предлагают стать одним из богов. Вроде мелочь, а приятно. Правда, каким-то младшим.

– Э, – тряхнув головой, удивлённо взглянул я на них, – я тут слегка в ступоре и в замешательстве. Я не знаю, кто такие эти самые младшие боги, я не знаю, что они могут, я не знаю, чем они отличаются от всех остальных. Да я вообще ничего о них не знаю.

Девушка и девочка изумлённо переглянулись.

За расширившимися глазами Элаи и так можно было не наблюдать. Демоница сейчас находилась в настоящей прострации и просто тихо стояла там, где и остановилась, когда вошла в зал.

Урака посмотрела на меня и начала рассказывать:

– Младшие боги, по сути, практически ничем не отличаются от обычных смертных. Есть только несколько особенностей. Они сами по себе, по определению, очень сильные маги. Могут работать с энергиями напрямую, но это, конечно, если у них и раньше была предрасположенность к этому. Это первое, но не самое главное. – Она загнула один пальчик. – Второе то, что их отличает от всех остальных: эти существа становятся бессмертными. Конечно, не абсолютно бессмертными. Таких, как мне известно, не бывает. Так что их могут убить, как и любого другого. Но это, естественно, сделать сложнее, чем убить обычного смертного, но не намного. Это можно сделать даже обычным оружием, лишив бога его энергии.

«Кстати, а ведь ту паучиху я так и прикончил», – припомнил я.

Женщина немного помолчала.

– Ну, или это можно сделать специальными артефактами, – сказала кошка и вытащила из ножен очень мощный артефакт в виде клинка, – например, таким, – показала она мне его.

М-да. Таким, как мне кажется, можно убить не только бога, но и кого-то более мощного. Из этого артефакта так и тянуло холодом бескрайней пустоты. Он затягивал в себя любую сущность, превращая её в ничто. И этому артефакту не было никакого дела до того, кем ты был в реальной жизни, человеком, эльфом, демоном или богом. Все его жертвы умирали без возможности дальнейшего возрождения.

– Я понял, – кивнул я женщине.

– Хорошо, – произнесла она и продолжила рассказывать: – Младшим богам никогда не попасть в высший пантеон. Ты это должен понимать. Младший бог – это очень сильный маг, и всё. Но и у них есть своё преимущество. Им поэтому и не нужно искать своих последователей и жрецов. Они свободны от этого ограничения, которое накладывается на истинно божественные сущности. Хотя получать энергию могут и таким способом. Младшим этого никто не запрещает. Они даже могут приносить жертвы сами себе, чего не могут делать все остальные боги. Что ещё? – задумалась кошка. – Да, по сути, это всё. Ну, разве что ещё путешествие между мирами. Все боги умеют открывать порталы в миры, которые уже посещали, или в миры, где есть их жрецы и последователи. Так что и для младших это становится доступным. – Снова взглянув на меня, женщина усмехнулась, а потом, хитро поглядывая то на Элаю, то на девочку, сидящую в кресле, продолжила: – Ну и, естественно, твоё потомство. Твои дети тоже будут нести в себе кровь бога. Куда же без этого. Они же всё-таки твои дети. Конечно, это будет не чистая кровь. Но даже она сможет гораздо усилить их собственные способности и свойства. Хотя чистую кровь ты сможешь сохранить без особых проблем. Правда, – и она усмехнулась, – только в том случае, если у тебя будут дети от другой богини. Например, от Танаи или от меня.

Элая напряжённо посмотрела на женщину и сжала кулаки. Девочка же, наоборот, посмотрела на неё испуганно. И хотела что-то сказать. Но кошка усмехнулась и как ни в чём не бывало повторила:

– Это только как пример.

Обе девушки хотя и продолжали несколько насторожённо следить за ней, но всё-таки слегка расслабились.

Кошка же закончила:

– Это то, что мы можем тебе предложить.

Я задумался. Предложение было очень и очень выгодным. Особенно для меня. Бессмертие, хоть и несколько кастрированное, и умение открывать порталы в те места, где я уже бывал. Последнее больше всего привлекло меня. Плюс значительно усилившиеся магические способности.

Но где же та бочка дёгтя в этой ложке мёда? Уверен, есть такое огромное НО, о котором мне пока не сказали. Именно о нём я и спрошу, но сначала ещё один вопрос.

– Я стану тёмным богом, если соглашусь на ваше предложение?

– Нет, – спокойно пожала плечами девушка, – твою предрасположенность мы никак сменить не сможем. Это одна из тех констант любой сущности, что всегда и везде остаётся неизменной. – Видя, что я не очень понял её слова, она пояснила: – На твою приверженность тем или иным силам изменение твоего статуса никак не повлияет. Мы можем провести только твою инициацию как бога. А дальше тебе придётся жить уже своими силами.

– Хм. Понятно… – протянул я и, поглядев на неё, уточнил: – А как же вы сами?

– Мы истинные боги, мы такими родились на свет, и нашу предрасположенность определила наша божественная сущность, данная нам от рождения, – ответила Урака.

– Понял, – кивнул я.

Теперь я действительно понял, что мне рассказала девушка. Ну и остался главный вопрос.

– В чём подвох? – спросил я, глядя на обеих богинь. – Так хорошо, как вы рассказали, всё быть не может, иначе уже все люди давным-давно стали бы богами.

Кошка переглянулась с Танаей.

– Есть то, о чём ты должен знать, – произнесла женщина и подошла ко мне ближе. – Идёт война. И идёт она очень давно. Началась она ещё до нашего рождения. И это война всех со всеми. Боги сражаются за ресурсы. Без них нам не выжить. А ресурсы – это энергия и последователи, которые её дают. Это артефакты божественной силы. Или то, в чём есть частичка творца. За всё это идёт непрестанная борьба. И наши воины в этих непрестанных сражениях – это жрецы. Это такие, как ты. Вы уничтожаете друг друга, уничтожаете алтари чужих богов, разрушаете их храмы и капища. Если сможете или это у вас получается, то превращаете последователей одних богов в последователей других. Для этого вам нужно воззвать к своему покровителю, с которым у вас есть связь, и он явится на ваш зов. Правда, ты, как младший бог, можешь этого не делать. Ты и сам бог, заставь других поверить, или, правильнее сказать, уверовать в тебя, и часть этой веры автоматически отойдёт Танае и нашему роду. У тебя же появится свой дополнительный источник энергии. Но всё это рождается в борьбе. Вы – проводники силы богов в материальном мире. И как любая сила, вы должны показывать свою мощь и противостоять любой другой силе, которая покусится на вас.

Девушка замолчала. Она сказала всё, что я хотел услышать. Вот мы и добрались до сути. Ничего не бывает в этом мире просто так. И если тебе предлагают не то что много, а очень много, то спросят с тебя в этом случае втрое.

Но и это, как я понимаю, ещё не всё.

– И как часто мне придётся пересекаться с другими жрецами?

То, что я соглашусь, я уже решил. Слишком много личных преимуществ даёт этот дар богов. Такое предложение мне вряд ли когда-то ещё сделают. Уверен, что стать богом предлагают не всякому, не может быть, что всё так легко. Да и сделать богом они могут, скорее всего, не всякого, вернее, не любого, кого захотят, а лишь какое-то определённое количество людей. Иначе будет засилье различных богов, божков и прочих божественных сущностей. Но мне не хватало самой малости, чтобы принять окончательное решение и разобраться в том, во что же я ввязываюсь.

– Всё время, – спокойно ответила Урака. Она немного подумала, а потом честно призналась: – Именно поэтому мы и выбрали тебя и предложили этот обмен. Мы понимаем, что он не равнозначен. Но её отец очень ценит свою дочь, а потому готов потратить нашу единственную инициацию на тебя. Ведь нам нужен кто-то, кто сможет выжить в любой ситуации. Не знаю почему, но Таная уверена, что ты именно такой человек. И поэтому готова доверить свою жизнь именно тебе. Хотя её отец и был против этого… – И кошка посмотрела на севшую в кресло и поджавшую ноги девочку.

Похоже, до той только сейчас стала доходить вся серьёзность ситуации. Видимо, разговор между её отцом и Уракой состоялся без неё. Ну, или главная его часть. И сейчас она узнавала те подробности, которые прошли мимо неё. И от этого настроение девочки никак не улучшалось, а наоборот, заставило её крепко задуматься о своей будущей судьбе. Ведь она, как богиня, и правда ничего не могла предложить мне. Любой бог может сделать гораздо больше. И единственным их козырем была эта инициация. Единственная, которую мог провести их род.

Но отец девочки не верил в меня и хотел проверки. Это подтвердили и следующие слова богини-кошки.

– Он и сейчас против этого, – добавила женщина, – а потому… – Она пристально всмотрелась мне в лицо. – Ты должен пройти посвящение, испытание. Называй это как хочешь. Но отец Танаи желает убедиться, что тебе можно доверить его дочь.

– И как он собирается это сделать?

Кошка помолчала. А потом выложила на стол, вытянув прямо из воздуха какой-то магический артефакт. И стала объяснять.

– Здесь, на материке есть капище одного древнего бога. Тебе нужно его разрушить. Это покажет, сможешь ли ты служить Танае.

– Просто прийти туда и разрушить его? – усмехнулся я. Понятно, что это далеко не всё.

– Нет, – помотала Урака головой, – не всё так просто. Там есть стражи. Они будут тебе мешать. Но главное – уничтожить капище и алтарь. И убить их жрецов. Всех жрецов. Мы точно знаем о трёх. Но их там может быть и больше. – И её острый взгляд упёрся в меня. – Вот, – показала она на лежащий на столе артефакт, – это портальный камень. Сожми его в руке и дай посыл к перемещению. И он перенесёт тебя в нужное место. Как только ты выполнишь то, зачем там оказался, повтори процедуру активации портального камня и возвращайся сюда. Мы с Танаей будем ждать тебя здесь, если ты не против.

И обе богини, молодая и та, что была старше её, посмотрели на меня.

– Мы будем ждать столько, сколько потребуется. И как только ты вернёшься, мы сразу проведём инициацию. Раньше этого делать нельзя. Её отец хочет увидеть, справишься ли ты с этим. Только своими силами. – И девушка всмотрелась в моё лицо своим звериным взглядом. – Так что ты скажешь?

А что я мог сказать?

Я взял лежащий на столе камень. Повертел, рассматривая его, после чего подошёл к Элае.

– Я вернусь, – тихо прошептал я ей на ухо, поцеловал её и, развернувшись, направился к выходу из башни.

Не хочу я активировать портал здесь. Не знаю, опасаюсь этого.

Проходя мимо девочки, я остановился.

– Почему ты решила доверить мне свою жизнь? – спросил я у неё.

Та как-то неуверенно посмотрела на Ураку, а потом всё-таки ответила:

– Ты единственный, кто совершенно не боится нашей силы. Будто мы и не боги вовсе, а так, простые люди. Мне это нравится. Ты относишься к нам, как к обычным существам. – И, немного помолчав, добавила: – А ещё Урака сказала, что ты намного опаснее, чем может показаться на первый взгляд. Только я не понимаю, почему она так решила. Она говорит, что ты уже убивал богов и что даже она не представляет для тебя никакой существенной опасности. Именно это её к тебе и притягивает. Ведь это она подсказала моему отцу сделать тебе такое предложение.

Ни черта я не понимаю во взаимоотношениях этих богов.

Я перевёл взгляд на кошку. А ведь и правда, глаза так и блестят. Но ведь у неё уже есть муж, и нужны мне потом разборки с другими богами ещё и из-за этого? Но девочка не ответила на мой вопрос.

– Всё это хорошо, – сказал я, – но я так и не услышал, почему?

Таная покраснела. А Урака рассмеялась:

– Она всё это время подглядывала за вами с твоей демоницей, и ей захотелось того же. Поэтому она и выбрала тебя. – И эта кошка расхохоталась, уже совершенно не сдерживаясь.

Ну, теперь я, по крайней мере, узнал причину того, почему – я. И она оказалась ничем не хуже или не лучше другой.

– Понятно, – кивнул я и посмотрел в лицо невероятно смущённой молодой богине: – Я так понимаю, отца этот аргумент совершенно не впечатлил. И проверка будет тем ещё испытанием. – А потом усмехнулся, подмигнул ей и, погладив по голове, сказал: – Прорвёмся.

После чего развернулся и вышел на улицу.

И буквально через сотню шагов активировал портал. И шагнул в него. Посмотрим, как захотел убить меня ещё один бог.

В том, что это будет простой проверкой, я очень сомневался. Не тот калибр и формат сделки, чтобы идти на поводу у какой-то девчонки, хоть и богини, и поэтому её отец так вот просто и решил разобраться с проблемой в моём лице. Справлюсь – значит, достоин, а нет – так туда мне и дорога. На одного идиота меньше.

Только этот бог не учёл одной мелочи. Мне тоже стала важна эта сделка. А значит – вперёд.

Хотя нет, теперь я должен говорить «Урра».

Эта мысль заставила меня усмехнуться.


– Он справится? – напряжённо глядя на двери, за которые вышел странный человек, который, казалось, будто читал все мысли, как её, так и её отца, спросила Таная.

– До разговора с ним я в это не особо верила, – также задумчиво глядя на двери, ответила вторая богиня.

– А теперь? – спросила девушка.

– А теперь, – кошка как-то загадочно улыбнулась, – а теперь мне кажется, что твой отец зря дал тебе это обещание.

Девочка тоже улыбнулась.

– И я так подумала.

И обе девушки развернулись к оставшейся в их компании демонице.

– Не расскажешь нам об этом маге? – спросила старшая из них у неё. – И как получилось, что он всё ещё жив, приняв в себя часть сущности архидемона?

Элая несколько насторожённо посмотрела на них, а потом честно ответила. Тем более и скрывать ей особо было нечего.

– Я не знаю, – сказала она, – я о нём совершенно ничего не знаю.

Богини переглянулись.

– А вот это уже интересно.

Кошка вновь посмотрела на двери, за которыми скрылся молодой маг с глазами бездушного зверя. Она это чувствовала очень хорошо. Ведь в нём была родственная ей натура. Натура дикого и необузданного зверя.

Но было и одно существенное отличие. Зверь, которого она видела в душе этого человека, был способен только убивать. Никаких иных чувств и желаний он не испытывал. И как до сих пор этот юноша не превратился в него, она понять не могла.

И теперь пыталась уяснить, почему они не сделали того, что должны были сделать в первую очередь? Почему они не задали вопрос, на который должны были узнать ответ, как только встретили столь странного человека?

Кто же был этот их новый знакомый, с которым они заключили столь странный договор. Кто он?

Но они так и не догадались его задать. Никто из них.

И теперь их судьба находилась в руках этого странного зверя в обличье обычного человека.


* * * | Сборник "Цикл "Живучий". Компиляция. Книги 1-7" | Глава 8. Планета Керанос. Галорианский материк. Акорианские леса







Loading...