home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17. Планета Ареана. Империя Ларгот. Граница с ледяными пустошами и вечным лесом. Застава

Застава и окрестности

День

Прорваться на заставу не составило труда.

Во-первых, я почти сразу выделил тех монстров, в ауру которых без особых проблем смог внедрить плетение уничтожения и взрыва. Они и полегли первыми.

Во-вторых, это дало возможность обозначить по-настоящему опасных тварей, которых нужно было выбивать уже совместными усилиями.

И последнее. Мне навстречу из ворот заставы выступили тролли. Так что путь до ворот для нас расчистили довольно быстро.

Без общего управления эти монстры хоть и оставались ещё очень опасны, но, как и сказал заяц-бог, превратились в неуправляемую толпу зверей. И с ними справиться было уже гораздо проще. Тем более они сейчас не пёрли напролом. И как только чувствовали угрожающую им опасность, старались отступить или вообще сбегали из-под стен крепости.

Так и получилось, что уже через десяток минут мы были перед воротами заставы…

Ну вот я и там, где так долго хотел оказаться.

Ко мне несётся Дея. Подпрыгивает и повисает на шее.

– Я знала, я всегда знала, – лепечет девочка.

И у меня самого на душе стало как-то теплее.

Заворочался зверь. Он всегда любил ласку.

Я непроизвольно оглядываюсь на слышимые со стороны лестницы шаги.

«Она». По ней я тоже скучал и очень хотел её увидеть.

Но вот как теперь быть, я не знал. Слишком многое изменилось и произошло с того момента, как мы расстались.

«Рения», – подумал я, глядя на стоящую на краю лестницы девушку.

Она замерла на месте, как только увидела меня, и не отрывала от меня своего взгляда.

Ничего не поменялось. Она это и была она. Моя. Такая близкая и такая желанная.

Но как такое может быть, я не понимаю. Это же может свести с ума любого обычного человека.

Но где его, обычного, тут-то найти, тут есть только такой вот, как я. И я знаю, что не смогу жить без неё, но и без Элаи я уже не смогу существовать. Они обе стали частью меня.

А есть ещё Селея, Маша, Лейла, Роная. Плюс те странные взгляды, что я периодически ловил на себе, когда на меня смотрит Некая, да и о смене ко мне отношения Неи я тоже помню.

Хоть зверь во мне спит, но он уже давно определился, что принадлежит ему, что он отнёс к своему ближнему кругу.

И была еще Дара. Вернее, она не была, она есть. И навсегда останется.

К тому же были ещё богини. В отношении их я вообще ничего понять не мог. Слишком странные у них отношения.

Всё правильно. Слишком странные у нас у всех отношения, и это я наиболее остро почувствовал сейчас, когда вот так в воротах этой заставы неожиданно пересеклись моя старая и новая жизнь.

Жизнь, которой я жил ещё чуть меньше месяца назад, и та, что живу сейчас.

«Моё», – проревело в моём сознании, не терпящим возражений рыком, который затопил всю мою сущность.

Да я и сам понимал, что никому не отдам их. Их всех.

Но как воспримут они всё это сами? Все они.

И я не смогу разделить их на тех, кто примет такого меня или не примет.

Я хочу всё. Такой вот я эгоист и собственник.

Ведь как бы я ни старался абстрагироваться от своей сущности, на самом деле зверь – это я сам.

Моё.

«Моя, – повторил я про себя, глядя на девушку, – моя».

И, будто почувствовав этот мой мысленный посыл, она медленно сделала несколько шагов. Протянула руку и коснулась моей щеки.

– Вернулся, – тихо произнесла она. И, потянувшись вперёд, поцеловала меня. – Я ждала тебя, – прошептала она мне на ухо, – очень ждала.

Не знаю, как это выглядело со стороны, но я был счастлив. Я не мог оторваться от девушки.

– Ну и кто она такая? – раздался вопрос из-за моей спины и потом следующий: – И почему это она обнимает мужа моей сестры?

«Некая, – подумал я, – ну и зачем ты влезла сейчас? Зачем?»

– Мужа? – В глазах Рении изумление и тоскливая боль.

И какое-то странное осознание того, что она и ожидала чего-то подобного.

– Да, – прошептал я ей в ответ.

Похоже, разговор нам предстоит немного раньше, чем я сам хотел его провести. «Спасибо тебе, Некая». Думай тут – не думай, но без него не обойтись. Всё равно придётся как-то разбираться во всём этом.

– Где она? – тихо спрашивает меня Рения. – Почему её нет с тобой?

Я удивлённо посмотрел на девушку. Не такой реакции я ожидал. Всего, чего угодно, но не странного и непонятного интереса.

– Там, – киваю я на повозку, – она ранена, и нам нужны маги, способные ей помочь.

– Тут таких много, – направилась девушка к повозке.

– Вообще-то тут нет ни одного такого, – пробормотал я ей вслед.

Но на то она и вампир, чтобы слышать даже шелест травы, а потому она обернулась и посмотрела на меня пронзительным взглядом.

– Я всё равно должна увидеть её. – И она откинула полог телеги.

– Ой! – раздался испуганный детский голосок.

Первой, кого она увидела, была куколка.

– А ты кто? – удивилась Рения.

На голосок к повозке подлетает Дея.

– Ты кто? – также спрашивает она и вглядывается внутрь. – Ой, вас тут много! – И предлагает: – Так вы выбирайтесь.

Но Рения там не за этим. Я смотрю, как она забирается под полог.

– И почему опять эльфийка, даже две?! – раздается оттуда её возмущённый возглас. Похоже, она рассмотрела Маашарию.

И это всё, что её заботило всё это время? Нет, я точно ничего не понимаю в жизни, вернее, в женщинах и девушках, а также в их отношении к ней.

– Вообще-то нет, – говорю я ей, когда подхожу вслед за девушкой к повозке, – но давайте обо всём этом я расскажу потом, чуть позже, когда мы будем одни, – и киваю на уже давно собравшуюся вокруг нас толпу людей.

Многие тыкают в меня пальцем, как в вернувшегося с того света. Хотя для них это так и есть. Я вернулся откуда-то из-за грани, откуда обычно не возвращаются.

– Хорошо, – согласилась Рения, – но мне ты расскажешь всё. И она взглянула мне прямо в глаза. – Всё, – тихо и веско повторила она. А потом, поглядев на стоящую рядом Некаю, потянулась и под её возмущённые взгляды поцеловала меня. – Он и мой муж, – не дав открыть той рта, сказала она.

Оказывается, не только во мне есть собственнические чувства.

Девушка же обратилась ко всем остальным:

– Идёмте в нашу крепость, я так понимаю, всем нам есть что обсудить.

Хотя детей это уже не касалось. Дея, как самая старшая, взяла над ними шефство. Правда, Гешу этого особо и не требовалось, но он пошёл с девчонками за компанию.

Я забрался на повозку и указал Рении на сиденье рядом с собой.

– Поехали.

И мы двинулись в здание заставы.

Чувствую, мне сейчас устроят допрос не то что с пристрастием, а с пытками, с заламыванием рук, вырыванием ногтей и прочими ухищрениями, чтобы услышать всю правду.

Но всю я не расскажу никому. Даже им. Пока сам не разберусь во всём и со всем.


С пожилым троллем, которого звали Ревун и который выполнял функции капитана этой заставы, я должен был ещё раз поговорить, но чуть позже. После того, как допрошу своего пленника, мага, захваченного в пещерах.

Пока он всё так же парализованный лежал в подвале. Каземат тут был не особо большим, вернее, его в принципе не было, но уж для одного заключённого место нашлось.

Я, перед тем как оставить пленного мага на попечение охранников, обновил плетение, чтобы он не смог снять его самостоятельно и освободиться.

Кстати, как оказалось, на меня подобное плетение не подействует. Как и на многих других рунных магов или повелителей сил. В общем на всех тех, кто работает с магической энергией напрямую или мысленно – а в обоих случаях это мой вариант, – а не через вербальную или любую иную форму управления магией. И возможно, это из-за того, что существо под действием этого плетения находится в сознании и может без особых проблем мысленно воспроизвести исцеляющее и деактивирующее плетение, разрушив сдерживающие его оковы.

Именно поэтому я внёс в своё плетение ещё и несколько небольших дополнений, которые превращали его уже не просто в парализующее, а приводящее жертву в полностью бессознательное состояние. А если его ещё и усилить на несколько порядков, то в результате можно вогнать любое существо, даже очень сильного демона, например, такого, как Элая или Некая, в неконтролируемую кому или полностью отключить его мозг, превратив в живое растение.

И похоже, именно это с девушкой и проделали. Но как спасти её, я пока ещё не сообразил. Но теперь мне стало хотя бы понятно, что же с ней на самом деле произошло.

Всё это на меня накатило как-то разом, когда я накладывал на мага повторное плетение и подумал, а вдруг и сам когда-нибудь окажусь в подобном положении? Вот это и стало результатом моих размышлений и действий.


Мы сидим в нашей комнате. Здесь присутствовали все. Гром, Рения, Селея, Лейла, с которой я поделился своей энергией, практически мгновенно подняв её на ноги, чем многих очень удивил. Нея, Маша и Некая, которые не отходили от Элаи, Ира и Роная. Ну и конечно дети: Дея, Тения, Геш и Тенара. Я представил тех, кто прибыл со мной.

– А ты изменился, – задумчиво глядя на меня, тихо сказала Рения.

– И ты не представляешь насколько! – честно признался я.

– Нет, – покачала она головой, – но я хочу, чтобы ты всё нам рассказал.

– Постараюсь, – ответил я.

Не знаю, видимо, люди здесь более простые, чем в моём мире или даже в моём понимании. И если ты полностью берёшь о ком-то заботу на себя, то они автоматически становятся твоей роднёй. Племянники, сёстры, жёны, дети.

Так было с Деей. Но она сама назвалась моей младшей сестрёнкой.

Так произошло и сейчас. Куколка и Геш, даже без особых моих комментариев, превратились в мою родню, никто не уточнял какую, но все и так поняли, кто теперь они для меня. Хотя сам я этого, конечно, не подразумевал в том виде, что мне озвучили. Но это правило чужого монастыря и своих законов. Так что я не возражал.

Да и остальные восприняли эту новость вполне спокойно и адекватно, тем более после того, как я объяснил причину появления детей в этом мире и почему я забрал их вместе с собой.

Кстати, как, посмеиваясь, сказал Гром, будь даже это мои родные дети, мне никто слова поперёк не сказал бы.

Тут и правда мир рода, и чем он больше, тем сильнее. А род происходит от его родоначальника. И внебрачных детей, принятых в семью, воспитывают вместе с родными. Но это так, к слову. Ведь у меня уже есть две девушки, которые носят моих детей. И если с одной я сознательно порвал все связи, то Дара… Она была другой. И так же, как и Элая или Рения, заняла достаточно значимое место в моей душе.

Так что я был рад, что хоть оправдываться перед остальными мне не пришлось.

После общего знакомства Роная попросила детей, чтобы нам не мешать, поиграть во дворе. Сейчас это было вполне безопасно, город и окрестности очистили от последних инфернальных монстров. И те послушно удалились, хотя изначально хотели присутствовать при разговоре, особенно Дея.

А Геш хоть и вышел вслед за остальными, но не успела дверь за ним закрыться, как я заметил, что его аура проникла обратно в комнату.

– Что вы думаете о них? – спросил я девушек и тролля о детях.

Я опять на время пропаду, надолго или нет, не знаю, а поэтому придётся заботу о детях переложить на всех остальных. В связи с этим я хотел рассказать им кое-что о своих планах и о том, что они должны знать.

– С парнем не всё понятно, – ответил тролль. – Вроде он на вид совершенно обычный, ничем не примечательный. Но… – Гром задумчиво взглянул в мою сторону. – А ведь и верно, он чем-то похож на тебя, – закончил мой друг.

– Есть такое, – кивнул я, – даже больше, чем ты думаешь. Но кое в чём мы с ним очень разные. – И я показал на Рению. – Скорее он такой, как они. И поэтому, – я поглядел на девушку, – как ты думаешь, ваш клан примет к себе ещё одного подопечного?

Та пожала плечами.

– Зачем он нам? – честно спросила она.

Что ответить вампиру, который ценит только силу? Только то, что есть кто-то более опасный, чем он.

– А твоя родня смогла бы принять такого, как я?

Девушка потупила глаза:

– Они уже сделали это. – Но, тряхнув головой, она резко добавила: – Они вынуждены были это сделать.

– Ладно, – не стал спорить я, – ты себя считаешь хорошим убийцей?

Рения опешила от такого вопроса.

– Я не спрашиваю, хороший ли ты боец, я это и так прекрасно знаю, но мне нужно с чем-то сравнить, а поэтому я повторяю вопрос: ты хороший убийца?

– Да, – спокойно глядя мне в глаза, ответила девушка, – наш клан считается лучшим.

– Хорошо. – Я оглядел девушку. – А если есть некто, гораздо более опасный, чем я или ты, тот, кто может убить тебя в любой момент и ты об этом даже не узнаешь? Такого ваш клан примет?

Хоть Рения и понимала, к чему я клоню, но не собиралась отступать. Что это? Гордость или её врожденное упрямство? Не знаю.

– Таких нет, – упорно произнесла она.

Я усмехнулся.

– Я не говорю о тебе.

Я пожал плечами:

– Геш не слишком сильный маг, скорее посредственный. Так, серединка на половинку. Но он самое опасное существо, которое я до сих пор встречал. Он намного опаснее меня, – я взглянул в глаза девушке, – или тебя. – И, обращаясь будто в воздух, попросил: – Коснись её шеи.

Рения отскакивает к стене, разворачиваясь в воздухе, и смотрит на пустое пространство перед собой.

– Ты уже мертва, – спокойно говорю я девушке. А потом обращаюсь к Гешу: – Ты услышал всё, что должен был. Думаю, с твоей судьбой мы определились.

Рядом со стоящей и смотрящей в то место, где никого не было, вампиршей будто из воздуха соткалась фигура парня.

– Я понял, – кивнул он под изумлённые взгляды присутствующих и направился к выходу. Но у порога остановился: – Вы намного опаснее, чем говорите сами о себе, – сказал он, – ведь никто из них даже не догадывался о моём присутствии здесь. – И он вгляделся в меня. – А вы знали, что я здесь. Не предполагали, а именно знали. И даже больше, вы точно знали, где я стою. – И он вышел из комнаты, теперь не возвращаясь.

Правда, все ещё насторожённо оглядывались, всматриваясь в пространство рядом с собой.

– Его здесь нет, – утешил я их.

Рения посмотрела на меня.

– А ведь он прав, ты намного опаснее. – И, подойдя к креслу, в котором я сидел, она наклонилась и посмотрела мне в лицо: – Зачем ты спрашивал моё разрешение? Ты ведь и так уже ввёл его в наш клан?

Я улыбнулся.

– Хотел увидеть твоё изумлённое личико, – ответил я и серьёзно добавил: – И ещё мне нужен лучший, тот, кто сделает из этой заготовки действительно смертоносное и самое опасное оружие. Нашим девочкам в конце концов будет нужен именно такой защитник. Тот, кто опаснее любой из них. Тот, кто сможет отстоять права каждой девочки.

Рения кивнула.

– Теперь я поняла, почему ты привёл его. Он такой же, как и ты. А они – это мы. – Вампирша обвела рукой вокруг, указывая на других девушек. – Ты всё правильно сделал. – И она, поцеловав меня в губы, развернулась и пошла к своему креслу. Уже садясь, она произнесла: – Я знаю учителя, которому этот парнишка будет не рад. Но он сделает из него лучшего.

Я вопросительно посмотрел на неё.

– Это мой прадед. Он тренировал меня, отца и деда. Думаю, и моего приёмного сына он тоже не откажется взять к себе в ученики. – И она усмехнулась. – Особенно если тот сумеет проделать с ним такую же шутку, как проделал и со мной. – И она зажмурилась. – Хочу увидеть лицо своего прадеда в этот момент.

Я же обратил внимание на другое. Девушка говорила о Геше как о нашем ребёнке, не вынося его за скобки. В общем, всё было примерно так, как несколько минут назад сказал Гром.

Пока мы говорили о парнишке, девушки обсуждали девочек. Но с ними всё было относительно понятно.

Дея и так уже учится в академии. Тению я постараюсь определить в ту же магическую школу, что и Серка, к архимагу в ученики. Ну а куколку…

– Девочка сильный маг, – ответила мне Ира, когда я спросил о ней, – но её направленность я определить могу не совсем точно. По-моему, она светлый маг, и в ней есть какая-то примесь воздуха.

Что было очень странно. Ведь встретил я девочку в тёмном мире. Но на этом парадоксы обычно и строятся. Сильные и очень сильные способности к магии чаще встречаются именно там, где, казалось бы, их быть не должно.

– Да, – подтвердил я её слова, – Тенара сильный маг света и духа, воздуха и воды. Четыре направления. И по всем очень большой потенциал развития. Особенно она будет сильна как жрица какого-либо бога, настолько превалирует в ней магия духа. Но мне это направление не очень нравится. Жрецы слишком ограничены, как маги, и привязаны к какому-то одному определённому месту силы. – Я помолчал. – Правда, если она найдёт себе покровителя из сильных божеств… – О себе я сказать этого не мог, хотя был бы рад хоть как-то помочь девочке, а ведь будь она моей жрицей, могла бы призвать меня в любой момент, если ей понадобится моя помощь. И продолжил: – То будет неимоверно могущественна, как жрица, особенно вблизи источника связи с ним. Но в последнее время я богам не очень доверяю. – Это правда, я им сильно не доверяю, особенно после того, как один из них открыл на меня охоту. Немного подумав, я добавил: – Сам я сейчас предпочитаю жить по принципу «пусть бог не вмешивается». Так надёжнее. Так что и ей я хочу пока такой же судьбы, до тех пор, пока она сама не сможет решать за себя и отвечать за свои поступки. Ведь, как я понял, боги те ещё сволочи, и грызня там у них идёт соответствующая. – При моих рассуждениях о богах все странно посмотрели на меня. А я взглянул на девушку, с которой говорил о девочке. – Поэтому её я хочу познакомить с архимагом Каа. Вроде вы все о нём слышали.

Ира кивнула:

– Бывший глава академии.

Ну, что-то такое я и предположил, когда увидел его в судейской ложе. Только вот его должности я не знал. Ну да ладно. Не это сейчас важно.

– Думаю, он сразу поймёт, почему я её к нему привёл. – Я опять помолчал и добавил, как бы размышляя над своими словами: – Мага из обычных людей с таким потенциалом и силой, как у Тенары, я видел всего лишь однажды. Настолько насыщенная и мощная, как у неё, аура – это, похоже, очень редкое, практически невероятное явление. – И я задумчиво посмотрел на двери.

– Да, – вопросительно взглянула на меня Селея, она, по всей видимости, не была в курсе нашей встречи с Ренией у ворот заставы, – и кто же ещё столь сильный маг, как наша девочка?

«Так, а это что, почему опять обобщение?» – немного отстранённо проанализировал я фразу эльфийки.

– Она, – показал я на свою кровать, где сейчас лежала Элая.

– Интересно… – И девушка подошла к ней. – Можно? – спросила она у Некаи, показывая на её сестру.

Та вопросительно посмотрела на меня, спрашивая совета. Я кивнул. Всё равно об их истинной природе я собирался рассказать тем, кто присутствовал здесь. Тем немногим, кому я мог доверять.

Демоница немного сдвинулась в сторону, давая возможность рассмотреть свою сестру. Селея произнесла плетение опознания. Его я знаю хорошо, по крайней мере, то, которыми пользуются мои девушки.

Селея удивлённо ойкнула и повернулась ко мне:

– Она тоже тёмная, как и я? И снова её взгляд упал на лежащую девушку.

– Не совсем, – отрицательно покачал я головой.

– А как тогда? – не поняла эльфийка.

Но ответить я не успел. В этот момент ко мне обратилась вампирша. Видимо, она обдумала мои предыдущие слова и сейчас нашла в них кое-какую неувязку, да ещё, похоже, проанализировала и весь предыдущий наш разговор. А потому у неё появились ко мне вопросы.

– Прости, но ты говорил об обычных людях?

Я кивнул.

– А кого же ты считаешь тогда необычными? – И она обвела рукой вокруг. – Тут собралась достаточно пёстрая компания, и многие из присутствующих очень сильные маги. Так о ком ты говорил?

– Драконы, – пожал я плечами.

– Дара, – тихо произнесла она.

Я ещё раз кивнул, соглашаясь с ней, но ведь я хотел им кое-что рассказать, а этих господ придётся упомянуть в любом случае. Так что…

– И ещё кое-кто.

Девушка, как, впрочем, и остальные, вопросительно посмотрела на меня.

Я усмехнулся:

– Боги.

Да, ошарашить я смог всех.

Хотя почему? Ведь я их уже упоминал и при этом говорил о них не очень лестным образом. Но, похоже, в прошлый раз они восприняли мои слова о них лишь как некую преамбулу или моё мнение, но не догадались связать с какими-то реальными событиями или воспринять их как какие-то обоснованные факты.

– И скольких богов ты знаешь лично? – скептически спросила у меня вампирша.

Она всегда была наиболее трезвомыслящей. Ну а сейчас ещё и наиболее ехидной.

«Интересно, себя считать или нет? – подумал я. – Да ладно, обойдусь, я не гордый».

– Лично знал пятерых, – пожал я плечами.

– А почему в прошедшем времени? – заподозрив что-то неладное, спросила Рения.

– Потому, – спокойно посмотрев ей прямо в глаза, твёрдо ответил я, – что двоих из тех, кого я знал, я убил.

Все поражённо уставились на меня.

– Это как-то связано с её состоянием? – Рения показала на Элаю.

– Отчасти, – кивнул я. – Её перепутали со мной, и потому она приняла на себя удар, который был уготован мне.

– Но почему, как?! Вы же совершенно не похожи, особенно если смотреть на вас магическим взглядом!

– Да, – согласился я, – и именно поэтому удар пришёлся по ней. У тех, кто на нас напал, были не те вводные. Они охотились на меня, но неправильно оценили обстановку и, как следствие, выбрали не ту цель.

Рения медленно поднялась, подошла к кровати и посмотрела на лежащую в бессознательном, ни на что не реагирующем состоянии Элаю.

– Так кто она? – повторила она свой вопрос. – И почему ты так уверен, что наши знакомые, – она явно намекала или на эльфар, или на друидов, – не смогут помочь ей?

Я помедлил с ответом:

– Потому что больше, чем я, они для неё сделать вряд ли смогут.

Ещё один скептический взгляд в мою сторону. Но я не закончил и, встав с кресла, подошёл к Элае, сел рядом с ней и осторожно взял её за руку. А потом, посмотрев на неё, тихо сказал, обращаясь ко всем:

– Она демон. Вернее, она архидемон. В общем, как и её сестра, – кивнул я на Некаю.

Минута молчания. А потом тихий голос вампирши:

– Рассказывай.

И я рассказал им всё, начиная с того момента, как оказался в логове тараканов, и о том, что я там увидел и какие действия мне пришлось предпринять, чтобы уничтожить их.

Говорил я долго. Всей моей истории не знал никто. Лишь изредка мой рассказ дополняли теми или иными комментариями участники или свидетели произошедшего.

Проговорили мы до позднего вечера. Если быть точным, то говорил в основном я.

Я рассказал практически всё. Даже о своей встрече с богами и о том, как с ними познакомился. И о том, при каких обстоятельствах это произошло. Закончил я свой рассказ возвращением сюда и тем, как нас встретил этот мир. Вернее, тем, что мы здесь обнаружили.

Тут я им и сказал о своём пленнике.

Но вампирша из всего моего повествования выделила для себя самую главную мысль.

– И теперь ты опять исчезнешь? – спросила Рения. – Ведь вам нужно попасть в тот мир, где смогут помочь ей? – И показала на лежащую на кровати Элаю, которую я всё это время так и держал за руку.

– Да, – согласился я, – это так. К тому же я не знаю, как много времени это займёт, а поэтому у меня есть к вам несколько просьб.

Не знаю, как так получилось, но вопрос взаимоотношений на текущий момент удалось обойти стороной. И я так понимаю, решаться он будет без меня, я-то его и так уже для себя решил. Они все мои. И никакой альтернативы в этом девушкам я предложить не могу. Я просто на физическом уровне не смогу их отпустить.

Но как быть, не понимаю. Даже никогда не задумывался, что когда-нибудь встану перед такой проблемой. А ты погляди ж, как оно всё в жизни бывает, Петрович. Не зря ты говорил, что готовиться нужно именно к тому повороту событий, о котором ты не подумал. Так и со мной.

Сейчас передо мной стоит выбор, вариантов решения которого я не вижу. И во многом, если не во всём, он зависит от тех девушек, что сейчас сидят в этой комнате и даже не смотрят друг на друга.

«Задал я им задачку», – подумал я, глядя на них.

Видимо, с молчаливого согласия, достигнутого каким-то непонятным мне способом, ведь они даже не переговаривались между собой, девушки пропустили эту тему и переключились на наши текущие проблемы.

– Так что ты намерен делать? – спросила у меня Рения.

Её интерес в этом вопросе поддержал и Гром.

– Сейчас. – И я задумался.

Наши решили остаться на заставе ещё несколько дней. Но у меня времени не было. Правда, кое-что для них я должен был сделать. И этим я займусь уже сегодня, а пока…

Свои планы насчёт будущего детей я им рассказал. Тут можно не беспокоиться. Заботу о них девушки возьмут на себя.

Дальше. Я подробно рассказал Рении, Лейле и, в основном, Ронае о своих предприятиях и тех схемах, по которым работаю. Не знаю, как все остальные, но именно в ней я видел какую-то деловую хватку. Хотя, конечно, если бы не возраст Геша, то управлять всем этим я поручил бы именно ему. Этот парнишка со мной одной породы, и то, что остальным я объяснял по нескольку раз, он схватит на лету. Об этом я тоже сказал Ронае.

И о закупке артефактов в имении Лейлы, и о лавке в городе, куда следует их доставить для предварительной оценки, и о том, с кем им следует связаться в академии, чтобы они смогли заключить выгодный контракт. Также о той лавке, что должен был открыть управляющий имением девушки здесь, на границе для перепродажи оружия и готовых амулетов.

К тому же предложил им связаться с теми северянами, что купили земли по моей наводке. Они могут послужить неплохой охраной для организуемых тут караванов.

Был также ещё и рудник. Но для его разработки нужны были гномы или кобольды, а ни с теми ни с другими я пока договориться не успел. Так что эта идея на данный момент легла под сукно.

В результате я передал им всё то золото, что у меня было с собой, артефакты, амулеты и прочие магические ценности. Было очень много ценного металла, начиная от обычной стали и заканчивая мифрилом и адамантитом.

Ну и в последнюю очередь я передал девушкам копию договора, заключённого на поставку артефактов в академию.

Я предложил купить им небольшой дом в столице, там смогут поселиться Роная и Селея, ведь ей тоже придётся остаться здесь, но Лейла посмотрела на меня такими обиженными и возмущёнными глазами, что я сразу понял свою промашку.

– Простите, – сказал я, – вопрос с вашим жильём в столице снимается.

На этом мы и остановились.

Разговор вышел скомканным и не таким гладким, как я рассчитывал. Было в нём слишком много шероховатостей и того, что я хотел сказать, но по той или иной причине говорить не стал. Однако для меня было самым главным во всём этом, что он всё-таки состоялся. И по крайней мере, теперь все полностью представляли то положение, в котором мы все вместе оказались.

Я ещё немного посидел в обществе девушек. Хотя как мне ни хорошо было с ними, но если я и дальше буду тут сидеть, то упущу важный момент. И я поднялся.

– Простите, но так получилось, что я хоть и вернулся, но с собой притащил целый ворох проблем, которые требуют решения и нашего внимания. И я уже должен идти.

Ещё раз оглядев сидящих в комнате и думающих о чём-то своём девушек, кивнул сам себе и направился к двери.

– Гром, ты со мной? – спросил я у тролля.

– А? – не сразу сообразил он, о чём это я. – Да, конечно. – И он подхватился с кресла, в котором просидел весь наш разговор.

Уже выйдя из комнаты, я услышал тихий вопрос Селеи:

– Ну и как мы его будем делить? – И он предназначался явно не мне.

– Ну и влип ты, парень, – насмешливо хлопнул меня по плечу тролль, – не хотел бы я оказаться на твоём месте.

Да, не хотел бы. Ведь я не рассказал девушкам главного. Исчезнуть я должен был не только ради того, чтобы спасти Элаю. Но и ради того, чтобы уберечь их всех, моих девочек, от той охотничьей своры, что пустил по моему следу один не слишком честный бог.


Допрос мага завершился глубокой ночью. Не то чтобы тот был упёртым или крепким. Просто его голова оказалась защищена таким огромным количеством магических блоков, которые пришлось проломить, снять или обойти, что я просто не мог понять, как он вообще соображал всё это время. Ведь такая плотная защита сознания полностью убивала личность любого существа как такового, затирая его индивидуальность под ноль.

Но зато допрос был не безрезультатным. Мы узнали о ещё одной резервной базе и дополнительной группе магов, которая обосновалась там. И хотя основные главы операций были сосредоточены именно на первой базе, но и там была пара высокопоставленных шишек.

Но вот что плохо: все вопросы, касающиеся прошлого мага или его родины, того, на кого он работает, приводили его в беспамятство.

Во время очередного допроса мы не уследили за магом, и вопрос о том, кто в столице является их куратором, его окончательно добил.

Нет, маг, конечно, не умер. Но теперь перед нами лежал слюнявый имбецил без капли разума во взгляде и в сознании. И нам не оставалось ничего иного, кроме как добить его.

Ревун обрадовался полученным сведениям и чуть ли не в этот же день собрался отправить на вторую базу людей. Только я приостудил его пыл.

– Посмотри на него, – труп всё ещё находился в темнице, где и происходил наш разговор, – его сознание было так плотно и капитально защищено, что на любую нашу попытку что-то у него узнать мы его мгновенно теряли. И если бы не они, – я показал на эльфов, – то он умер бы уже не один десяток раз.

– И что? – Тролль не понял, к чему я клоню.

– А то, что поработал над ним явно профессионал. И не просто профессионал, который закрывает мозги от промывки для кого-то одного. Никто из них не мог предположить, что к нам в руки попадёт именно этот маг. А значит, подобную защиту сознания они должны были наложить на всех магов или мало-мальски ценных сотрудников.

– Ну да, – согласился капитан, – только к чему это всё? Ведь кое-что вы всё-таки смогли из него выудить.

– Вот именно, – сказал я, – если с ним работал настоящий профессионал, то как это он забыл защитить столь ценные сведения?

Тролль задумался.

– Возможно, это случайность или промашка с его стороны.

Я посмотрел на него, как на ребёнка, верящего в сказки.

– Забудь о случайности. Это не наш случай. Нужно исходить из самого худшего, – и я посмотрел в глаза капитана, – эти сведения оставлены кем-то специально.

Мы стоим в тишине. На полу лежит труп мага.

– Там для нас приготовлена ловушка, – уверенно заканчиваю я.

– Значит, мы туда не идём, – резюмирует Ревун, – коль мы понимаем, что там ловушка.

Я же, наоборот, усмехнулся.

– Ну почему же не идём? Идём, и ещё как!

Тролль опять смотрит на меня с подозрением.

– Но ведь там ловушка.

– Вот именно. И мы о ней знаем.

Тот с очень странным выражением на лице вглядывается мне в лицо.

– Почему ты во всём этом так уверен? – наконец спрашивает он.

– Наверное, потому, что так поступил бы и я сам, а я привык мерить всех по себе и считать такими же, как и я.

Ревун кивнул мне, но в противовес своему движению произнёс:

– Ошибаешься. Таких как ты, очень мало. Слишком странными категориями и понятиями ты рассуждаешь. Так не должен думать обычный человек.

На это мне нечего было сказать. И потому я лишь пожал плечами.


Глава 16. Планета Ареана. Империя Ларгот. Граница с ледяными пустошами и вечным лесом. Пустоши. Застава | Сборник "Цикл "Живучий". Компиляция. Книги 1-7" | * * *







Loading...