home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Звёздное содружество. Империя Аграф. Один из запрещённых к посещению секторов. Спасательный крейсер «Эгос»

– До выхода из гиперпространства осталось четыре минуты, – доложил навигационный искин крейсера.

В каюте спасательного крейсера в этот момент находилась часть команды корабля и пять аграфов, вернее, аграфок. Остальная команда готовилась к высадке на неизвестную планету и экстренной эвакуации пострадавших, если это потребуется. Хотя, предположительно, он и был-то там один, этот самый пострадавший. Непонятный молодой парень.

– Мы почти на месте, – доложила капитан крейсера с нашивками главного навигатора, посмотрев на полковника Неркос.

– Хорошо, – кивнула та. – Как думаете, насколько близко мы сможем подобраться к чёрной дыре, если наш источник находится где-то около неё?

Капитан задумалась, потом что-то быстро подсчитала на своей консоли и немного погодя ответила:

– Без последствий мы даже в сам сектор прыгнуть не смогли бы, если бы не этот постоянный сигнал, по которому мы проводили корректировку. Но если отбросить необратимое отставание нашего времени от внешнего хотя бы на… – она вновь задумалась, – на месяц… – И она вопросительно взглянула на полковника.

Та хотела кивнуть ей, но потом помотала головой:

– Нет, пусть будет три месяца.

– Принято, – ответила ей навигатор и продолжила: – Так вот, если взять за допустимую величину локальное смещение нашего времени относительно общего, за пределами корабля, в три месяца, то приблизиться к чёрной дыре мы сможем примерно на расстояние одного большого внутрисистемного прыжка.

Лидиана кивнула и посмотрела на лейтенанта-связиста, сидящую в соседнем кресле.

– Нам этого хватит, чтобы проверить весь сектор?

– Да, – подтвердила девушка, – за исключением области самой чёрной дыры мы проверим полностью весь сектор и даже сможем захватить внешнюю кромку космической аномалии.

– Хорошо, – откликнулась полковник.

И в этот момент пошёл обратный отсчёт и зазвучал сигнал тревоги.

– Выход из прыжка в зоне нестабильного гравитационного поля, – доложил искин корабля.

Но это никого не удивило. В секторе чёрной дыры иного ждать и не приходилось…

– Полковник, – поражённо развернулась к Лидиане навигатор от своей приборной консоли, на экране которой только что просматривала какую-то информацию, – во всём секторе нет ни одного космического тела. Откуда тогда поступает корректирующий сигнал?

– Что? – удивлённо посмотрела на неё тетя Классаи. – Как такое может быть? Ведь сигнал точно поступал из этого сектора. – И она посмотрела на связиста.

Та что-то проверила и с уверенностью ответила:

– Он и сейчас постоянно поступает на наш приёмник.

– Запеленгуйте место передачи сигнала, – отдала приказ Лидиана.

Классая поражённо наблюдала за этими переговорами. Как так, в секторе нет ни одного космического объекта, кроме самой чёрной дыры? Этого она не понимала, как, впрочем, и все остальные. Ведь тот человек однозначно дал понять, что находится не на корабле. А значит, он на какой-то планете. Причём пригодной для жизни, хотя бы относительно. Но вот так, чтобы совершенно пустой сектор…

Девушку стали грызть какие-то смутные предчувствия. И буквально через минуту изумлённый голос офицера по связи их озвучил:

– Сигнал поступает из не контролируемой нами области аномалии.

Это сообщение вогнало всех в ступор.

Но наконец глава спасателей, майор Марж, посмотрела на молодую девочку-лейтенанта – хотя по сравнению с ней тут абсолютно все были девочками – и спросила:

– Малышка, так ты хочешь сказать, что этот сигнал к нам идёт из самой чёрной дыры?

Под пронзительным взглядом пожилой аграфки та немного стушевалась, но всё же твёрдо ответила:

– Вот координаты источника. – И вывела их на экран. – И вот координаты центра аномалии. Они практически полностью совпадают. Так что сомнений тут быть не может. Сигнал идёт прямо оттуда. – Девушка указала на тактическую карту, где условно была обозначена область космической аномалии, которую они не могли просмотреть сканерами корабля.

– Но такого не может быть, – удивлённо прошептала Марж и взглянула на полковника, – через столь сильную область гравитационных искажений не может пройти ни один сигнал. И уж тем более там невозможно выжить.

Лидиана задумалась.

– Мощность сигнала неизменна? – вдруг уточнила она у связиста.

Молодой офицер что-то быстро проверила на своей консоли и ответила:

– Погрешность в пределах допустимых колебаний и не превышает одной тысячной процента.

Полковник кивнула и пытливо взглянула на главного навигатора станции:

– Какой вывод можно сделать из того факта, что сила и мощность сигнала остаются неизменными?

Та сначала задумалась, а потом изумлённо произнесла:

– Точка отправки сигнала если и сместилась, то не намного. Если не учитывать погрешность, которую связисты берут за постоянную величину, то источник сейчас находится на одном и том же месте, что и в момент получения первого сигнала. – И она что-то быстро стала высчитывать на навигационном искине корабля, согнав с рабочего места одного из офицеров. Через несколько минут она изумлённо посмотрела на свои выкладки. – Но это невозможно, сила сигнала должна была измениться с учётом смещения источника за это время и за счёт нашего перехода в этот сектор.

– И какой из этого вывод? – требовательно взглянула на неё Лидиана.

– Их два, – немного подумав, ответила навигатор, – но оба смахивают на бред сумасшедшего.

– Какие? – приготовилась слушать полковник.

– Первый хоть немного реален, – сказала аграфка, на которой сейчас все сосредоточили внимание. – Источник сигнала находится в области со значительным отставанием времени, поэтому наши сутки для них тысячные доли секунды. В этом случае получается, что где-то там, – указала она в сторону карты, на которой была отображена космическая аномалия, – в районе чёрной дыры, где-то вблизи неё, существует область, пригодная для жизни на планете. По крайней мере, судя по тому, что тот человек всё ещё был жив, когда разговаривал с нами.

– Но гравитация? – не успокоилась Марж.

– Тут всё относительно просто, – пожала плечами навигатор. – К примеру, у нас есть две гравитационные составляющие, одна из которых накладывается каким-то космическим телом, а вторая – чёрной дырой. Для того чтобы планета стала приемлемой по этому параметру, необходимо компенсационное воздействие, которое и должны обеспечить эти две составляющие. А значит, они должны быть взаимообратными. Это единственный вариант, который я могу предложить. И он более-менее очевиден. Возможно, есть и какое-то иное решение. Но мне с ходу на ум ничего не приходит. Если принять этот вариант за основу, то в итоге мы получаем пригодную для жизни или временного пребывания на ней планету. Правда, будет она без внешнего источника поступления энергии, чёрная дыра только поглощает её, а не отдаёт. Течение времени же на этой планете будет в… – Она помолчала. – Я даже не могу сказать, во сколько раз оно будет медленнее нашего. Но это отставание очень значительно.

Полковник переглянулась с капитаном Далгойс.

– Примерно сто сорок лет? – спросила капитан.

– Нет, – отрицательно покачала головой навигатор, – значительно больше. Тут нужно говорить о тысячелетиях, если не о сотнях тысяч лет.

– Тогда что-то не сходится, – пробормотала Далгойс. Классая не была глупой девушкой и быстро прикинула в уме, что бы могла означать эта странная цифра.

«Свадьба мамы и папы была сто сорок лет назад», – неожиданно сообразила она. И начала рассуждать.

Здесь точно находится человек, который как-то связан с её матерью. И он нисколько не постарел. Тем более у людей это происходит гораздо быстрее. Но при этом сейчас в секторе нет ни одной планеты, тогда как человек находится где-то в одном месте и никуда не перемещается.

Опять что-то не так.

«Хотя… – Девушка взглянула на карту сектора. – Вот именно что сейчас здесь ничего нет».

И, повернувшись к навигатору, спросила:

– Вы не знаете, с какой скоростью может поглощать чёрная дыра ближайшие системы?

– Что? – удивлённо посмотрела на неё женщина.

– Планеты, – уточнила Классая. – Если в этом секторе когда-то была планета, за какое время её смогла бы поглотить чёрная дыра и притянуть к себе.

Навигатор поражённо посмотрела на неё.

– Всё зависит от её составляющей. Если бы она была настолько мощной, что смогла бы притянуть хоть какой-то космический объект к себе настолько быстро – ведь сто сорок лет – это очень мало, – то мы уже находились бы в самом её центре. Так что этого просто не может быть.

Девушка кивнула, но потом неожиданно спросила:

– А если это нестабильная аномалия?

– Что? – В голосе навигатора послышались нотки паники, и она посмотрела на полковника. – Если это нестабильная аномалия с переменной гравитационной составляющей, тогда нам нужно как можно скорее покинуть этот сектор. – И она обернулась к тактической карте. – Как я не подумала об этом сразу! Вот же ответ: здесь, – ткнула она на совершенно пустой сектор, – в любом случае должна находиться хотя бы одна звезда или планета. Но тут абсолютно чисто. Нет ни одного объекта. – И она посмотрела на чёрную дыру. – А если их нет здесь, то все они там. И плотность космических тел там очень значительна. Да там настоящий гравитационный пресс! – Навигатор задумалась. – Лидиана, – посмотрела она на полковника, – ты вроде говорила, что сюда направилась экспедиция и связь с ней была неожиданно потеряна.

– Да, – кивнула полковник, не обратив внимания, что навигатор перешла с делового тона на формальный, будто они здесь одни.

– Хорошо, – сосредоточилась девушка, – а известно, через какое время с ними была потеряна связь?

Полковник взглянула на капитана СБ.

Та что-то просмотрела.

– Вот цитата из отчёта куратора этой исследовательской экспедиции, – наконец выдала она. – «Руководитель группы доложил о подходе к аномалии №… на расстояние малого прыжка. Отставание по времени на текущий момент составляет семь лет. Дата: три месяца экспедиции по внутрикорабельному времени. Внешнее время: сорок семь лет по времяисчислению Содружества». Это последний полученный отчёт. За следующий день отчёта уже не было.

– Понятно, – кивнула навигатор. – Можешь запросить у ваших все последние карты этого сектора?

– Зачем? – удивилась полковник.

– Всё равно что-то не сходится, – ответила та. – Как я поняла, этот ваш парень попал сюда значительно позже и смог приземлиться на какую-то планету. А это может означать лишь одно. – Навигатор посмотрела на Лидиану. – Эта аномалия потеряла свою стабильность относительно недавно, и изменение её гравитационной составляющей происходит со всё возрастающей скоростью. Это я и хочу проверить. – Она перевела взгляд на подругу Лидианы:

– Так что, ты запросишь через своих местные навигационные карты? Вашу перешлют нам значительно быстрее, чем если отправлять запрос в архив флота.

– Уже сделала, – кивнула Далгойс. И только она успела это произнести, как удивлённо взглянула на остальных: – Уже пришёл ответ. Как они быстро.

Навигатор же усмехнулась.

– Ты забыла, что мы в области действия чёрной дыры, и хоть она не слишком значительна, но всё же есть. Так что там они потратили уже порядка десяти минут на поиск нужных нам материалов.

– Понятно, – кивнула капитан и переслала полученные данные в навигационный искин. – Как я и думала, – вздохнула женщина, проглядывая открытые карты, и вывела на общий визор карту сектора, где было несколько планет. – Вот это последняя карта, которую удалось найти. Сделана более двухсот лет назад. Смотрите, здесь есть несколько планет, и одна из них обозначена как условно пригодная для жизни. Правда, никаких пояснений нет. Но в описании сказано, что воздух практически такой же, как в остальных мирах, и подходит для дыхания большинству рас. – И она посмотрела на полковника: – Так что ваш человек вполне мог оказаться именно на ней. Ведь она единственная в этом секторе на тот момент была пригодна для жизни. Ну а потом он попал под новый цикл изменений гравитационной аномалии, и его вместе с этой планетой затянуло в чёрную дыру. – Навигатор ещё немного подумала и добавила: – И судя по тому, что он нам рассказал, произошло это примерно в период его приземления. Ведь он на тот момент ещё не погиб. Ну а для нас, как я понимаю, это что-то около ста сорока лет назад. Если исходить из того, что нам известно, то можно предположить периодичность колебаний. Правда, она будет очень примерной. Первое известное – четыреста пятьдесят четыре года назад, второе – примерно сто сорок лет назад, когда сектор очистило от всех космических объектов, и третье, вероятнее всего, будет что-то около двухсот лет спустя, после последнего изменения цикла гравитационной составляющей. Так что у нас ещё есть примерно шестьдесят лет. Но это не точно. Так что всё равно вероятность ошибки очень велика, может, изменений циклов было значительно больше и нам о них ничего не известно. Так что я не рекомендовала бы нам здесь надолго задерживаться.

– Я тебя поняла, – кивнула полковник и перевела взгляд на капитана СБ. – Значит, это может быть всё-таки он.

– Похоже, что так, – согласилась Далгойс. – Это необычайное везение, что он умудрился как-то выжить в чёрной дыре. Но даже это его не спасёт. Мы лишь продлили его существование на несколько дней.

Марж кашлянула.

– Эти его несколько дней закончатся, когда ни нашей империи, ни всего нашего Содружества, скорее всего, уже не будет и в помине, а на этом месте возникнет какое-то новое государство, если не вселенная. А этот парень будет всё ещё сидеть там и вспоминать её, – кивнула она в сторону Классаи, – ну, или, – немного помолчала она, – её мать.

– Понятно, – нахмурилась полковник. – Значит, нам тут больше делать нечего. Подобраться к нему мы не сможем. Нам просто там не выжить. Второй такой планеты, которая смогла бы компенсировать гравитационные возмущения, вызванные чёрной дырой в этом секторе, нет. Да и вернуться обратно мы потом не сможем. – И она огляделась. – А жаль, у меня к нему была пара вопросов.

Марж посмотрела на Лидиану и усмехнулась:

– Так почему бы тебе ему их не задать? У тебя есть целая жизнь, чтобы поговорить с ним.

Полковник кивнула:

– Наверное, так мы и сделаем. – И уже хотела отдать приказ офицеру организовать для них канал связи с этим отшельником, который будет помнить о Содружестве и тех, кто его населял, ещё тысячелетия после того, когда никого из них уже больше не будет на этом свете, как неожиданно раздался тихий голос Классаи, которая подошла ближе к пульту связи, чтобы ещё раз увидеть лицо этого странного человека, который застрял в чёрной дыре:

– Простите, но мы так и не услышали ваш второй вывод. – И она посмотрела своими голубыми глазами на навигатора.

– Да, точно, – тоже посмотрела на женщину полковник, – ты сказала, второй вывод более нереалистичен, чем первый. Так какой он?

Навигатор усмехнулась и просто ответила:

– Сигнал поступает к нам не из чёрной дыры. – Заметив удивлённые взгляды, как-то отрешённо объяснила: – Всё верно. Он поступает к нам не из чёрной дыры, а сквозь неё. – И вглядевшись в космическую аномалию на тактическом экране, подтвердила: – Источник сигнала находится по ту сторону чёрной дыры.

– Что? – поражённо взглянула на неё Лидиана. – Но это же сказки. Это нереально. Сигнал не может пройти сквозь чёрную дыру, в ней же сильнейшие искажения. Там…

Но навигатор её перебила:

– Никто не скажет вам точно, что там находится на самом деле, и уж тем более что находится по другую её сторону. А сказки… – И она немного помолчала. – Угу, – как бы соглашаясь с собой, произнесла она, – да, сказки, такие же, как и то, что в чёрной дыре можно выжить. Но… – кивнула на передатчик, где светился индикатор получаемого сигнала, – кто-то же там всё-таки умудрился выжить. Так почему бы не предположить, что сигнал может пройти сквозь чёрную дыру?

– Но тогда откуда он идёт? – изумлённо посмотрела на неё Классая.

Навигатор обернулась к девушке.

– А вот на это я ответить тебе не могу, – усмехнулась она, – да и никто не сможет. Возможно, откуда-то из другой части нашей галактики, а возможно, – и она как-то слишком уж задумчиво посмотрела на эту такую необычную аномалию, – и откуда-то из другой реальности.

– Ну, – отмахнулась тётя Классаи, – это уже совершенно нереально. – И повернулась к связисту, чтобы отдать приказ об установке канала связи.

Классая же, почему-то только услышав эту невероятную версию, поняла: навигатор права. Сигнал к ним идёт не из чёрной дыры, а сквозь неё. И тот, кто с ними общается, сейчас находится не в этой вселенной. И даже не в этой реальности. А где-то там, за гранью.

«Я хочу с ним поговорить ещё раз», – осознала девушка.

И она негромко произнесла, но так, что её тихий голос услышали все, находящиеся рядом:

– Вы ошибаетесь, кое-кто всё же сможет ответить на этот вопрос. – И она посмотрела на свою родственницу:

– Только захочет ли?

Та улыбнулась ей:

– А вот это у нас и есть прекрасный шанс выяснить. И мы даже все прекрасно понимаем, кто будет вести с ним этот разговор. – И она мотнула головой девушке на кресло связиста: – Иди, нам нужно очень многое у него спросить.

Классая кивнула. Но согласилась она на это по совершенно иной причине. Девушку интересовал один-единственный вопрос: «Если он не из этого мира, – а в этом Классая уже совершенно не сомневалась, – то с кем же он меня тогда спутал?» И на этот вопрос ответ получить можно лишь у этого непонятного парня.


Два дня спустя | Сборник "Цикл "Живучий". Компиляция. Книги 1-7" | Инфернальный мир. Материк. Удалённый район







Loading...