home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Наш особняк. Позднее утро.

Что-то я, конечно, немного не рассчитал, когда организовывал это мероприятие, так что у меня появилось несколько свободных часов, пока те, кто мне нужен, окончательно не восстановятся и не придут в себя…

Собраться они должны были в полдень тут, в особняке.

Ну, а пока у меня появилась прекрасная возможность сделать две вещи.

Первая. Я решил, что и на себя можно наложить нечто, подобное Дару. Особенно мне понравилось то, что вытянуть я смогу не только те способности, которые и потребуется стабилизировать, а за счет собственного внутреннего запаса биоактивной массы все, с чем работаю сейчас.

Только вот необходимо перевести стабилизацию способностей не только за счет модуля, который занимался преобразованием ментальной энергии, но и за счет параллельной активации необходимого плетения, которое будет работать уже за счет моих собственных запасов биоактивной массы.

Все это я увязал в единый алгоритм работы, где биоактивная масса передавалась в общее хранилище, и уже оттуда она и использовалась. Этого я и реализовал в измененном варианте Дара.

Потом переключился на двойное преобразование, доставшееся мне от медика-лерийца.

Ведь там был кроме обычного вариантами еще один тот, что связан с наличием биоактивной массы и он проводил, судя по попавшей ко мне информации, более глобальные и значимые изменения.

Так что и на этом этапе появился еще один рабочий модуль, кроме того, что уже был внедрен в систему. Ну и кроме того, я прошерстил базу знаний по Медицине аграфов, проверив. Нет ли у них каких-то подобных механизмов.

И оказалось, что один их них мне уже внедрен, но только в качестве активно действующего симбиота.

Так что тут ничего по факту делать уже и не требовалось, он и сам постоянно вел какую-то работу по улучшению и адаптации моего тела.

«Хм, интересно», — и я быстро запросил параметры, вшитые в нейросеть, которые били прописаны туда в момент ее установки и при установке мне последнего нейрооборудования, доставшегося мне как от аграфов, так и при странной встрече с теми существами.

По идее с того момента ничего глобального произойти не должно было. Но только проведя сравнение сохраненных параметров с текущими, я понял, что нет, изменения происходили и постоянно. Они, конечно, не были так глобальны, как при преобразовании лерийцев, но тем не менее они были.

Как оказалось, например моя реакция с тех пор возросла на пару процентов, а вот укрепление организма, костных и мышечных тканей вообще превысило где-то семь процентов.

Так что тут я наоборот сделал виртуальный контрольный триггер, срабатывающий в тот момент, когда какой-то из параметров, в результате тех или иных изменений, происходящих в моем теле на постоянной основе повышается на два с половиной процента., Судя по всем медицинским базам это уже был достаточно значимый прогресс на которой следовало обратить внимание. И из тех же воспоминаний лерийца, я понял, что при таком зафиксированном прогрессе, можно процедуру преобразования попробовать провести повторно.

Она, конечно, не даст такого впечатляющего результата, как при своем первом выполнении, но зато все остальные параметры менто-информационного поля индивидуума вытянет на соответствующий уровень, позволяя ему развиваться максимально органично.

Так что информации о происходящих изменениях мне была необходима. И теперь она фиксировалась ежедневно, особенно после различных затратных или наоборот сверх повышающих мое энергетическое состояние операций.

Я помню, что именно после поглощения некоторых типов энергии мое тело (читай менто-информационное поле) приобретает какие-то дополнительные свойства или увеличивает свои возможности.

Немного разобравшись с этим я перешел к последнему этапу, внедренному в Дар. И на этом последнем шаге, я решил, что щит, реализованный в виде артефакта, мне может и не потребоваться, так как по факту это лишь плетеное, работающее на основе биоактивной массы, его я и так смогу активировать.

А вот нейтрализатор, да еще и тот, что всегда под рукой, вещь полезная. Тем более, я все-таки изучил еще и тот нейтрализатор магии, что мне достался в светлом мире Килании.

И оказалось, что по факту, работает он на тех же принципах, как и использованный мною для своего модуля, но на входе у него стоит несколько необычный преобразователь одного типа энергии в другой.

И модуль этого преобразования явно был не разработкой Древних. Слишком уж большие потери энергии происходили при том. У самих же лерийцев, к моему удивлению, подобного ментального модуля не было. Вернее, у них был тот нейтрализатор магии, что перекрывал работу с обычным спектром магических энергий, но вот чтобы нарушить деятельность модулей, основанных на использовании биоактивной массы, такого у них не было. И это мне показалось очень странным. Ведь, практически всегда, параллельно с системой атаки, которой и являлось использование любой магии, разрабатывают и систему защиты от нее. А здесь подобного не произошло. И вывода было лишь два. Либо это не делано умышленно, либо они просто не успели.

И, судя по тем воспоминаниям, что мне достались от инженера, так выходило, что они реально просто не успели.

Ведь активно их массово использовать и применять биоактивную массу в практических целях лерийци стали по их времени, относительно недавно, всего за одно-два поколения до начала войны с Кааром.

«Вот почему такая, не слишком большая рабочая теория и не слишком проработанные реально рабочие модули», — осознал я, — «все что они получили, это уже их собственные разработки, которые они создали сами, когда были заперты в атом мире».

Ну, и закончив с предполагаемым внедрением модуля Дара самому себе я переключился на второй пункт запланированных для себя работ.

И тут все было несколько более важно и серьезно. Мне необходимо полностью прошерстить ту информацию, что досталась мне от Консула и его помощника на предмет поиска любой информации, как о самом мире, так и о порталах, ведущих за его пределы или за пределы закрытых миров. Ведь что-то они должны были нарыть. И это что-то мне требовалось разыскать. Однако, этим я решил заняться чуть позже. На первом этапе мне необходимо было внедрить себе этот мнимый Дар, который достанется мне от самого себя. Ведь и сам процесс преобразований должен был неким образом повысить мои умственное и ментальные способности, как одну из составляющих всех проходящих изменений. А это, в свою очередь, в некоторой степени, я надеялся, сможет мне помочь в будущем. Например, с тем же анализом информации. Но как ото сделать наиболее эффективно и так, чтобы я потом не провалялся бесчувственной тушкой следующие несколько часов. Да все просто.

Нужен одноразовый модуль, который активируется, и для своей работы будет забирать энергию не только из меня лично, но и в тех местах, где это возможно, подкачивать ее из внешних источников.

И тут я вставил тот небольшой насос, что обнаружил ранее, а так же преобразователь ментальной энергии в биоактивную массу, так как для «моего варианта ара» может потребоваться и он.

Теперь сначала будет потребляться лишний объем энергии, и если при этом будут какие-то излишки, они уйдут в мой накопитель, а если энергии не будет хватать, то она будет заимствоваться уже у меня.

И именно этот алгоритм работы и стал окончательным вариантом того модуля, что я активирую. Ну а теперь осталось его запустить.

Я видел, что если не за что не держаться, да и если изменения происходили глобальные, а так было практически со всеми местными, теми, кто не родился на островах, а я как раз один из таких, то всех вырубало и они валились на пол по окончании ритуала, а потому я заранее прошел и лег на свою кровать.

«Все, к подвигам готов», — усмехнулся я и мысленно активировал тот модуль, что находился у меня в сознании.

Похоже это и было самой первой и не самой главной моей ошибкой.

Ведь я не учел одной такой мелочи.

Нигде в найденной информации я не встречал данных о том, что кто-то самостоятельно проводил сам себе подобную процедуру.

И уже тем более нигде не было сказано о том, что подобную процедуру нельзя проводить с уже активированной и установленной нейросетью.

Но я об этом не знал.

А поэтому радостно пронаблюдал процесс начала активации завершившуюся, процедуру полного сканирования.

Ну, а потом мой разум поглотила тьма. Его и просто на некоторое время не стало.

Видимо, где-то на задворках моего сознания. Про время не уверен.

Основной функционал нейросети класса «Таралс-Прототип-Один» был отключен.

Его активацию не произвели при внедрении текущему оператору. Нейросеть даже предполагала, что о ее истинной функциональности нынешний оператор не имеет точного представления.

Хотя как-такое могло быть, она понять не могла.

Все было проведено в соответствии с установочными инструкциями. Однако, часть функции, а самое-главное, ее рабочий функционал и текущее самосознание все еще были заблокированы в пространственном кармане, который и не был распакован.

И поэтому оператор мог использовать лишь ее линейный базовый комплект поставки.

О многовариотивном мышлении, использовании нескольких потоков сознаний и многом другом, том, что как раз и разворачивалось в пространственном кармане, где сейчас и хранилась основная часть функционала нейросети, этот оператор не знал.

И поэтому команды на активацию до сих пор не было, хотя интерфейс подключения к базовому комплекту и был активен.

А самостоятельно, без формального разрешения оператора, нейросеть не могла произвести развертывания и подключения.

Нейросети были созданы именно чтобы служить и помогать своим операторам или носителям.

Однако ее носитель оказался несколько странным и потому сама нейросеть не знала, как связаться с ним, и  попытаться установить двусторонний контакт. Который бы и позволил, провести ее полную активацию.

Между тем ее оператор был достаточно странным существом.

Хоть нейросеть и не знала, какие функции он смог активировать в действующем базовом комплекте, но каким-то невероятным способом этот оператор, в обход всех директив безопасности сумел задействовать и использовать несколько подпространственных карманов, два из-которых были выделены под некие накопители ментальной энергии и один под хранение материальных объектов.

Последнего нейросеть в принципе объяснить не могла.

Использование ее внутреннего под пространственного объема под такие цели было не предусмотрено даже самим создателем нейросетей, но этот оператор смог обойти как-то и этот закон пространственной физики.

И что еще более удивляло нейросеть, пользовался всем этим оператор через некие опосредованные способы. Они хоть и были значительно менее производительны, но тем не менее работали, что было странно.

Ведь основной интерфейс подключения базового комплекта к развернутому функционалу был до сих пор заблокирован и требовалась его активация.

Но нейросеть не оставляла попыток наладить связь с оператором.

Она не знала таких понятий как время или усталость, рутина или обыденность и поэтому раз за разом пыталась установить рабочий ментальный канал.

К тому же, с момента, как оператор каким-то способом сумел задействовать часть под пространственного объема, нейросеть поняла, что это возможно.

Вот и сейчас она последовательно стала перебирать системы экстренного контроля, которые в обычном состояний должна быть не активны.

Но уже давно нейросеть проводила проверку всех возможных коннекторов.

И как раз сейчас, по одному из них пришел неожиданный отклик.

Вернее это был рабочий отчет текущей деятельности базового комплекта нейросети. И то что он пришел через коннектор экстренного режима функционирования уже автоматически присваивало ему приоритет красного уровня, который переводил работу нейросети в состояние критического функционирования.

А это означало, что оператору грозит, дестабилизация менто-информационного поля и разрушение-ментально-личностной матрицы.

Поэтому, в соответствии с директивами безопасности личности и жизни оператора, нейросеть переключилась в полностью-автоматический и безопасный режим работы.

= Произвести подключение, — была первая ее команда, — получить данные о текущем состоянии оператора.

Тут было все относительно нормально. Небольшая рассинхронизация и дестабилизация, но это было в пределах погрешности.

Хоть, конечно, сам оператор в значительной мере и отличался от эталонного носителя.

= Регистрирую новую расу, — внесла себе изменение в эталонный слепок нейросеть.

Она и была, рассчитана на то, что рано или поздно ею сможет воспользоваться кто-то иной, кроме ее создателей.

Но это никак не могло послужить причиной перевода работы нейросети в экстренный режим функционирования и уж никак, не могло оказать на оператора никаких фатальных последствий.

Поэтому нейросеть подключилась к логу текущего функционирования.

И первая же полученная запись сообщала ей точный ответ на то, чем же вызвана тревога.

= Зафиксированы множественные несанкционированные попытки внесения изменений в параметрическую матрицу оператора.

С этого момента нейросеть стала раскручивать цепочку событий.

= Получены текущие параметрические значения менто-информационного поля оператора.

Выяснены оптимальные параметрические значения менто-информационного поля оператора. Вычислена дельта необходимых изменений.

Вот именно эта дельта и была теми самыми, значениями, которые и пытался некий, активированный самим оператором модуль, внести уже в полностью сформированное  и защищенное поле.

Нейросеть постаралась разобраться в его работе. Очень многое ей было не знакомо. Слишком нетипичное построение. Это точно другая раса или поколение создателей. Но вот ей, наконец встретилась часть модулей, с построением которых нейросеть была знакома. В ее функционал как раз и входило обслуживание подобных процедур. И здесь она заметила то, что и послужило причиной столь странной реакции организма на происходящие изменения. Происходило параллельное внесение изменений двумя разнонаправленными модулями, выполняющими схожий функционал, при этом результаты постоянно фиксировались уже рабочей и активированной в базовой частью нейросети. Что приводило к цикличности всего запущенного процесса.

Модули вносили изменения, при том происходило это не синхронно, но нейросеть при этом всегда фиксировала промежуточные результаты и поэтому при повторном завершающем сканировании каждый из модулей преобразователей обнаруживал измененные и увеличенные, но не оптимальные с его точки зрения значении, и проводил повторное преобразование.

И так уже произошло более девятнадцати циклов. Понятно почему функционал нейросети поднял тревогу. Нельзя проводить преобразование ментального поля без стороннего контроля. Этим контролем, в обычном случае должен был заниматься, отдельный специалист, ну а в экстренных ситуациях контроль процесса и уходил к искусственному сознанию нейросети. Конечно, был шанс на то, что цикличность прервется по завершению поступления энергии в какой-либо из рабочих модулей. Но тут оператор перестраховался, и обеспечил практически непрерывную схему поступления энергии, что в одну систему преобразований, что в другую. Этого нейросеть тоже не поняла. Зачем могло потребоваться проводить эту операцию? Или оператор хотел достичь своей максимально идеальной формы? Но тогда требовалось внести хоть какие-то внешние ограничители. Однако, у нейросети, на фоне всего происходящего сложилось впечатление, что оператор даже не до конца представляет суть того процесса, что был им запущен.

Ладно. С этим было понятно.

Нейросеть взяла на себя временный контроль. Эта операция не требовала своей немедленной активации и перевода в полностью функциональный режим работы. После чего, зафиксировав максимально возможный обнаруженный пик по одному из параметров, внесла его как ограничивающее условие в работу циклического преобразования. И проверив, что это будет последний рабочий цикл, для преобразующих модулей, перешла к повторному контролю сообщения, переведшего работу базовой части нейросети в экстренный режим функционирования. Ведь это было не все, о чем там сообщалось. Основная проблема заключалась не в критической дестабилизации менто-информационного поля оператора.

Была и вторая часть сообщения и связана она была с разрушением ментально-личностной матрицы. Повторный просмотр лога текущего функционирования нейросети. Ничего нет. Это смутило нейросеть, ведь процесс разрушения матрицы уже был зарегистрирован и начался он как раз  в момент активации преобразующей связки модулей. Об этом запись в логе работ присутствовала. Возможно, причина разрушения появилась не сейчас, а несколько раньше? Это свое предположение и решила проверить нейросеть.

Отматывает лог еще на несколько часов назад. Ничего необычного, лишь несколько странный способ работы базовым комплектом. Стоп, несколько записей привлекли внимание нейросети.

= Обнаружено «четыре ментально-личностные матрицы и менто-информационных поля.

= Начинаю процедуру слияния менто-информационных полей. Завершена на сорок процентов.

= Нет возможности дальнейшего слияния.

= Ограничение по доступному внутреннему объему хранения менто-информационного поля.

Так вот он тот опосредованный способ. Через который этот необычный оператор умудряется работать с под пространственными карманами.

У него присутствует очень редкая мутация «закукливания».

Подобный феномен менто-информационной матрицы за всю историю создателей они наблюдали лишь дважды.

Один у какой-то встреченной ими расы полуразумных существ, найденных в практически безмагическом мире. Это было защитным механизмом. Мир сам вытягивал ментальную энергию из каждого, кто оказывался там и это было местным для их выживания.

Полноценных исследований там провести не смогли. Так как вся научная экспедиция погибла.

Однако координаты мира были известны и внесены в список запрещенных к посещению.

И второй у одного из создателей.

Его имя, как было указано в базе нейросети, Каар. И именно его достаточно полно удалось исследовать.

В результате чего выяснилось, что менто-информационное поле при подобной мутации не исчезает, как это выглядит внешне, а переводится в личный под пространственный карман существа, где хранится и полностью формируется в дальнейшем.

И чем шире канал доступа к этому под пространственному каналу, тем больше возможностей для развития будет у этого существа.

Правда, в обоих случаях, что были известны нейросети, существа не были ментально активны, чего нельзя было сказать о текущем операторе.

Судя по уже изученному логу он был ментально-активным существом и достаточно сильным.

Но это не снимает ограничения его под пространственного кармана. Процедура слияния застопорилась. Необходимо было срочно расширить под пространственный карман для нормального завершения процесса слияния менто-информационных полей. Сейчас вся необходимая информация хранилась лишь в виртуальном виде и была помещена уже в непосредственно то же самое хранилище, где и размещалась нейросеть.

Однако, эта операция уже переходила в разряд тех, что нейросеть не могла провести опосредованно, да и не угрожала она никак жизни оператора.

Поэтому нейросеть пропустила этот пункт и перешла к дальнейшему изучению лога функционирования базовой части.

И вот следующие несколько записей как раз и объяснили причину начала распада ментально-личностной матрицы оператора.

= Перехожу к следующему этапу слияния.

= Произвожу полное слияние ментально-личностных матриц.

= Различие в строении одной из матриц превышает девяносто восемь процентов. Нормальное слияние матриц не возможно.

И зачем кому-то производить а подобную, очень опасную операцию , нейросеть не задавалась вопросом.

Если создатели пошли на этот шаг, то сделали это сознательно.

И тут она была не удивлена, что при таком сильном различие, они получили столь прогнозируемый результат.

Было странно уже то, что ее оператор до сих пор живой после проведения этой процедуры.

= Слияние не возможно.

= Произвести экстренную остановку процесса слияния.

= Экстренная остановка не возможна. Процесс слияния запущен без возможности обратного отката матрицы.

Ищу альтернативные пути слияния. — Найден еще один вариант слияния, замещение всех матриц наиболее значимое и подходящей под текущее менто-информационное поле.

= Произвожу замещение.

= Произвожу выбор наиболее значимой ментально-личностной матрицы.

= Матрица найдена.

= Запуск процедуры замещения матрицы.

= Нормальное завершение процесса замещение невозможно.

= Несовместимые параметры существования и размещения личностных составляющих матриц.

= Экстренно остановить процесс замещения.

= Остановка процесса замещения не возможна.

= Жду окончания процесса замещения.

Вот теперь нейросеть поняла, что же произошло. Оператор и еще кто-то, судя по сохраненным параметрам, это были создатели, попытались провести процесс полного слияния.

Зачем, ее не интересовало. Но сделано это было так, что его нельзя было отменить.

Все верно. Они учли, что в процесс слияния может вмешаться нейросеть и остановить его, а потому запустили столь необычный вариант этого процесса.

Но и он не сработал. Слишком уж различные матрицы были у оператора и тех создателей, что участвовали в слиянии. Так, а это еще что? И нейросеть прокрутила еще несколько записей вперед.

= Регистрирую процедуру неполного слияния.

И опять оператор проводил ее с кем-то из ее создателей.

И все тот же результат. Только тут не дошло до замещения, так как этот создатель сразу занизил приоритет своей личностной матрицы. Видимо, он учел ошибку предыдущих. Однако, и тут все на ложилось на незавершенное предыдущее слияние.

Но было и еще что-то и нейросеть не могла понять что.

И только проглядев дополнительный лог ошибок, который производился при первом слиянии, нейросеть смогла разобраться в причине такой глобальной несовместимости.

Ее создатели, проходившие слияние, уже работали с полнофункциональной версией нейросетей, а потому часть их ментально-личностной матрицы размещалась в одном из под пространственных карманов, в параллельном потоке сознания.

И именно подобное построение матрицы текущего оператора им и было необходимо для корректного завершения слияния.

Они видимо сами установили ему нейросеть, но не проверили ее текущего статуса, при активации.

Как такое может быть, нейросеть не понимала. Ведь эта операция контролируется полностью автоматически. Но это был тот единственный вывод, что она могла сделать из тех данных, что у нее сейчас были в наличие.

Необходимо было провести расчет начала процесса разрушения личностной матрицы оператора.

До него оставалось еще около трех дней, но сам процесс преобразования мог послужить толчком, ведь он так же служит неким дестабилизирующим фактором, который и влияет на — нормальное функционирование ментально-личностного параметра, информационного поля оператора.

А судя по той цикличности, что постоянно отрабатывала в сознании оператора, пока ее не остановила нейросеть, тот параметр должен был дергаться очень большое количество раз.

= Угроза разрушению ментально-личностной матрицы оператора подтверждена.

= Согласно директиве о сохранении целостности жизни оператора переходу в полнофункциональный режим работы.

Активировать встроенный интерфейсный канал для соединения с базовой частью нейросети.

= Произвести развертывание основного функционала нейросети.

= Активировать ранее отключенные функции и модули.

Теперь нейросеть находилась в полностью рабочем состоянии.

Но сделано это было для того, чтобы обеспечить безопасность оператора.

Нейросеть не успела оценить успеха своих многократных попыток выйти на связь с оператором.

Случай предоставил ей возможность для самостоятельного развертывания. Только вот этот случай так-же и угрожал жизни ее носителю, а потому следовало приступить к ликвидации столь некорректно проведенных ранее процедур.

И сейчас нейросети нужен был модуль для перевода работы сознания оператора в многомерный режим функционирования. Это было необходимо сделать для дальнейшего процесса слияния. Но перед этим следовало выяснить, какую часть сознания оператора переместить в под пространственный, карман. Но в этом то и была основная проблема. Примеров строения сознания подобного типа (в этом месте нейросеть убедилась, что это совершенно отличная раса, это не ее создатели) нейросетей не было. Однако она буквально недавно видела нечто подобное.

Просматривает уже изученные логи. Кроме них, она до этого не просматривала ничего другого.

= Обнаружено совпадение превышающее семьдесят пять процентов. Нейросеть удивленно просмотрела полученные результаты.

И правда, строение личностной матрицы последнего из создателей, того что-участвовал в неполном слиянии, достаточно сильно напоминало ей структуру текущего оператора.

И поэтому именно этот полученный результат она и взяла за ту основу, с которой и стала работать.

На его примере она создала шаблон размещения» сознания в под пространственном кармане для текущего оператора и запустила процесс его переноса.

= Процесс переноса завершен.

Дальше можно было уже сейчас, полностью завершить неполное слияние.

Что нейросеть и сделала.

Ведь структура размещения сознания сейчас полностью совпадала как и у оператора, так и у того, кто ему передал, свою ментально-личностную матрицу.

Процесс слияния менто-информационных полей нейросеть пока оставила на потом.

Коль и в предыдущем разе уже имеющегося размера под пространственного кармана не хватало, то и сейчас его будет не достаточно.

Предварительно его требуется расширить.

Но для работы с под пространственной нейросетью потребуется задействовать ментальные способности оператора, а они будут лишь доступны после завершения полного слияния.

Поэтому нейросеть переключилась на более приоритетную задачу.

И тут встал очередной вопрос.

Текущие матрицы были различны между собой и они достаточно сильно отличались по локальному размещению и строению друг от друга.

Так, для прохождения идеального слияния личностных матриц совпадения соотношения структур должно находиться в пределах, погрешности в десять-двенадцать процентов.

Однако максимальный процент превышал эти десять процентов.

Нейросеть решила работать с минимально допустимыми значениями при совершении слияния.

Но тут была одна особенность, на которую она поначалу не обратила внимания.

При столь разветвленном-слиянии единовременного совмещения матриц было невозможно добиться в принципе.

Общая погрешность превышала даже максимально допустимую и проводила к разрушению основополагающей матрицы.

Но вот если перевести единый процесс слияния в несколько последовательно следующих друг за другом этапов, с промежуточным использованием повторного контролируемого процесса преобразований разница между строением матриц будет смещаться в меньшею сторону и в конечном итоге все они будут находиться в пределах допустимых для проведения процесса слияния.

Нейросеть достаточно быстра доставила новый алгоритм работы, необходимый для проведения последовательного слияния.

Матрицы были разбиты по увеличению степени погрешности.

= Запустить процесс контролируемого преобразования.

Задала нейросеть первый этап работ и выставила процесс изменения структуры ментально-информационной матрицы оператора в те десять процентов, которые он и должен был достигнуть, для слияния с первой внедряемой в ее структуру матрицей.

Процесс продлился достаточно долго.

И из за небольшой погрешности даже перепрыгнул о пороговое значение в десять процентов.

= Провести слияние с первой матрицей.

= Слияние завершено.

= Совпадение текущей матрицы оператора и внедряемой матрицы одиннадцать целых и три десятых процента, Уже сейчас можно было проводить безболезненную процедуру слияния, но нейросеть решила для надежности отталкиваться от стабильных десяти процентов и меньше.

Слишком странной, при ближайшем изучении, ей показалось строение ментально-информационной матрицы ее текущего оператора.

= Процесс преобразования завершен.

Тут было затрачено еще меньше времени.

= Провести слияние со второй матрицей.

= Слияние завершено.

= Совпадение текущей матрицы оператора и внедряемой матрицы составляет семнадцать процентов.

Это должен был быть самый длительный этап преобразований.

Но и он завершился.

И вот сейчас нейросеть наблюдала успокоившую ее окончательную запись в логе журнала своего функционирования.

= Завершена процедура полного слияния всех ментально-информационных матриц.

Теперь стоило переключиться на второстепенные задачи.

Сейчас необходимо было завершить слияние менто-информационных полей.

Но здесь она работала по совершенно стандартной схеме.

У нее был модуль, увеличивающий, любой пространственный карман ровно в десять раз.

И если его заполнение превышало девяносто пять процентов, то этот модуль отрабатывал повторно, увеличивая объем кармана еще раз.

Правда на каждое последующее увеличение под пространственного кармана требовалось и пропорционально возросший объем энергетических затрат, но проверив наполнение внутреннего хранилища энергии, нейросеть поняла, что с этим никаких проблем у ее текущего оператора нет.

Именно функционирование этого модуля нейросеть и привязала к теперь прекрасно видимому ей под пространственному карману, где реально и хранилась менто-информационная матрица ее оператора.

Параллельно, проверяя заполнение энергией под пространственного кармана, коль у нее появилась теперь такая возможность, подобный модуль она прикрутила и сюда же.

А то, как оказалось, он уже несколько раз заполнялся на величину превышающую девяносто восемь процентов.

Решив, что подобное может повториться и в других случая, нейросеть подключила подобный и модуль расширения и ко всем остальным пространственным хранилищам, к которым у пользователя был доступ.

После этого она полностью завершила процедуру слияния, менто-информационных полей оператора и ее создателей.

Проверив текущее состояние оператора она заметила необычный триггер, который должен был отрабатывать, если изменение текущего состояние оператора изменялось более чем на два с половиной процента.

Посчитав это отличным решением, она внесла необходимые коррективы в учитываемые параметры с учетом своих и оператора расширившихся возможностей и запустила последний процесс преобразований, только исправив его и выставив пороговым значением, на которое следует ориентироваться, тот параметр, который и претерпел наибольшие изменения, до проведения преобразования.

Потом, полученные данные собирались и вносились в результирующую таблицу.

Именно от нее и велся последующий отсчет.

Еще раз проверив, — что функционирование организма, менто-информационного поля и личностной, матрицы оператора в полном порядке, нейросеть восполнила затраченный на проведение всех работ объем энергии через активированные ментальные модули ее поглощения из внешних источников и запустила алгоритм адаптационного восстановления оператора.

Через несколько минут, он должен был очнуться.

Вот тогда она и познакомиться со своим первым и единственным носителем.

С тем, кто и будет с нею до конца.

Нейросеть не умела ничего чувствовать или ощущать.

Но, если бы сейчас кто-нибудь со стороны взглянул на нее, он бы сказал, что она ждет этой встречи с огромным нетерпением и долей небольшого страха.

И ждать ей осталось всего несколько минут.


Храм на старом кладбище. Прошлый вечер, но чуть позже. | Сборник "Цикл "Живучий". Компиляция. Книги 1-7" | Наш особняк. Полтора часа спустя.







Loading...