home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Марит, Кольт и Болт

Три толстяка сидели в старорусской церкви неподалеку от мужского монастыря, недавно там зафиксировали случай мужеложества — разразился страшный скандал. В печке привычно горели стопки ассигнаций, рядом с креслами на маленьких столиках фужеры с коньяком впитывали алый свет. Янтарная жидкость, казалось, искриться изнутри. Кольту мерещилось, что в отражении на стенке фужера появляются цифры. Он и Болт прилетели в Россию сегодня утром, но решили остановиться не в шумной резиденции Шалита, а в тихом пристанище министра финансов этого грешного мира. Марит редко выбирался из церкви, ему достаточно, что все биржевые котировки и прочая финансовая галиматья приходит через Интернет. Да и он знал истинную цену этим данным. Марит, пожалуй, пострадал от атак Демьяна меньше всех. Финансы не та среда, которую так просто разрушить книгами. А вот Кольта и Болта покорежило серьезно.

Как в Интернете так и в книжных изданиях вылезло несколько религиозных книг. Суть их сводилась к тезису: Ислам — это плохо. На фоне проблем с беженцами в Европе книга стала просто супер хитом. Одновременно вышла книга «Мемуары хипаря — я до сих пор воюю без пуль!». Конечно, молодежь такой гадостью не проймешь — они о хиппи разве что мельком слышали или по телику смотрели, а взрослое поколение восприняло книгу очень хорошо. Кое-где прошли демонстрации, как в старые времена. Люди среднего и пожилого возраста, разодетые в смешные наряды, воспевали секс и мир. Дескать, мы не справляемся с исламистами, потому что много воюем и мало трахаемся, надо наоборот. Книга, разумеется, принадлежала перу Демьяна.

Тот же Демьян подложил приличную свинью Болту. Книга «В 90 лет можно въехать только на велосипеде» снизила продажи авто, компьютеров и новых игр. Пока совсем незаметно, но Болт мгновенно рассчитал тенденцию. По планете словно волной пошли разговоры о расширении велосипедных дороже, об чистом воздухе прочем гринписе. Процесс запущен и уже не остановишь — скоро деревья начнут сажать, ледники обратно замораживать, а ведь к хорошему такому глобальному потеплению с затоплением части суши уже всё почти готово. Вот так маленький укол рушит великие планы. Ткачи в этом сами прекрасно разбирались, потому для них всё очевидно.

— Значит, эмиссар, — подвел очевидный итог Болт.

— Последний приходил, когда… лет двадцать назад? — спросил Марит.

— В девяносто пятом, — ответил Кольт. — Но тогда было проще. Мы устранили его на подступах.

— Да и этот пока не раскрутился. Достаточно лишь сказать всем, что Демьян — это Дмитрий Морозов…

— И воскресим эту мерзкую книгу о нас? Нет, так действовать нельзя ни в коем случае. Единственный выход — убить.

— А как? Чтобы убить, надо сначала найти. И даже зная это…

— В прошлый раз он убил пятнадцать киллеров, прежде чем его замочили…

Посреди комнаты на столике ноутбук, они ждали сообщения от координатора. Маленькие колонки пискнули, экран замерцал, на нём появилась рожа Шалита.

— Так, вас трое, а что с остальными? — осведомился Шалит.

— Гнолт застрял в Йорке, у Вольта проблем полон рот с новым сериалом, сейчас он критиков настраивает, а Фарит… ты же знаешь Фарита? — сказал Марит.

— Знаю. Он от своих тряпок оторвется только если на Париж атомную бомбу сбросят.

— А какие проблемы у тебя? — спросил Болт.

— Никаких. Если бы вы работали так же, как я, проблем вовсе не существовало. Но к делу. Наладьте общую связь.

Марит взял мышку и настроил программку, разработанную Болтом — тут помимо звука и изображения невероятно высокой точности и четкости тут передавался и запах. Актуальность такой программы была хороша на совместных пирушках, устраиваемых иногда Гнолтом. Вскоре на экране показались лица трех недостающих Ткачей. Вольт в фиолетовом берете, Фарит, перекрасивший волосы в ярко-зеленый цвет. Компьютер передал запах его духов, такой едкий, что Марит даже прикрутил ручку интенсивности запаха. Гнолт сидел с куриной ножкой в руках и пах приемлемо.

— Все в сборе, все слышат? — спросил Шалит.

— Да, — подтвердили Ткачи.

— Тогда внимание на меня. Я потратил не все силы перед кризисом и еще могу выдавать кое-что интересное, так что действуем по моему плану.

Все кивнули. Шалит — первый Ткач. Координатор и, несмотря на некоторую заносчивость, руководит великолепно. Он отвечал за мораль общества — самую интимную, самую важную и шкурную часть человеческой жизни. Работа, финансы, даже родные и близкие — это самое важное в жизни, но не на самом деле. На самом деле человек вошел сюда одним, одним он отсюда и выйдет и по-настоящему может ответить только за себя. Если женщина родила ребенка, вырастила его, любила всю жизнь, если нашла любимого мужа и прожила с ним пятьдесят лет — она всё равно всегда будет одинока. Потому что владеет только одним телом, одним мозгом и одной душой. Хотелось бы, но себя на части не разорвешь и на другого человека не натянешь. И вот этот ты сам будет считать что-то правильным, а что-то нет. Думать так или эдак. Будет прав или ошибется и ответит за свои ошибки, и получит вознаграждение за правоту. Вот конкретно за это отвечает первый Ткач Шалит.

— Что же, — продолжил Шалит, — подобьем бабки. К нам пожаловал эмиссар. Эмиссар очень силен, хитер и может делать то же самое, что и мы. И уж точно он работоспособней…

— Посмотрел бы я на него лет через пятьдесят, — пробурчал Болт. — Когда я был молод, мне тоже не требовалось очищаться каждый год. Это теперь…

— Позвольте напомнить, я старше всех вас и до сих пор работаю лучше. Так что прекращаем жаловаться, начинаем слушать меня внимательнее. Эмиссар, кроме того что способен работать в «ткачи-стайл», еще очень силен. Ему не ведом страх, тем более сомнения. Он идеальный убийца, идеальный писатель… Но не Ткач.

Все заулыбались. Ткачи встречались с эмиссарами раньше и каждый раз выходили победителями. Да, эмиссар умен, силен, хладнокровен и рожает гениальные идеи с частотой отжима стиральной машины, но они называются Ткачами не зря. За всю историю существования Ткачи отдали прямой приказ на уничтожение, может быть, раз сто-двести. То есть, нанимали убийцу или сами брались за оружие. Они действовали тоньше, загоняя противника в угол, а потом устраняли построениями обстоятельств. Эмиссар может придумать гениальное лишь на сегодняшний день. Завтрашний его уже не интересует. Он думает на шаг вперед, на два, на три или даже четыре, но Семь Толстых Ткачей просчитывали сотни шагов. И поэтому они, а не эмиссары, правили.

— Чтобы убить эмиссара, его надо сначала найти, — продолжил Шалит. — И это, наверное, самое сложное. Теперь, когда мы упустили его в Латвии, он увидел наши силы, и ни за что не покажется на людях. Станет строчить книги и колоть нас. Наберет достаточное количество соратников, а потом ударит. Значит, подослать к нему убийц нельзя. По крайней мере, сейчас, до очищения. Потом мы сможем его отыскать, но придется потратить чрезмерно много сил, и вообще, я нашел отличный ход, снимающий с нас все проблемы.

— Какой? — хором сказали Ткачи. Когда собирались вместе, или, как сейчас, частично вместе, Ткачи неосознанно подключались друг к другу. Если бы они такие возбужденные сошлись в одной комнате, это вылилось бы… В прошлый раз вылилось в План Барбаросса — поэтому они все вместе собирались крайне редко и на упадке сил. Но даже сейчас они летали в головах друг друга, подсознательно представляя, что хочет предложить Шалит. И еще до того, как он выложил план, они уже раздумывали, как его подготовить, осуществить и улучшить.

— Демьян — это зло. Настоящий злодей, убийца и всё такое прочее. Официально и неофициально. А чтобы справиться со злодеем, нужен герой.

— Гениально! — ответил хор шести голосов.

— Найдем какого-нибудь парня или девчонку… — сказал Болт.

— А лучше и того и другого… — поддержал Фарит.

— И побольше! — Засмеялся Гнолт.

— Воспитаем и направим.

— Разыграем.

— Обучим.

— Подставим.

— А когда он справится, пережуем и выплюнем, — закончил Шалит. — Все в соответствии с законами жанра.

— Главное, чтобы не получилось бредятины.

— Нет, главное — никаких эльфов!

— И побольше тире!

Семь Толстых Ткачей рассмеялись, придерживая разволновавшиеся животы. Отсмеявшись, Шалит рассказал подробности, а через час план утвердили.


Вольт | Сонные войны. Дилогия | cледующая глава







Loading...