home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Денис

Знал ли Денис, что заставило его ногу нажать педаль тормоза неподалеку от клуба «Шалит»? Наверное, знал. Первым его привлекла толпа у входа. Он слышал об этом клубе, но не встречал никого, кому удалось бы туда попасть. Все знакомые, попытавшиеся взять штурмом «гнездо разврата» или «клуб московского Калигулы», потерпели поражение. Естественно, когда вам говорят, что вы, дескать, рылом не вышли, поэтому идите лесом и трясите своими банкнотами где-нибудь в другом месте, вы идете в другое место. А потом, выпив, рассказываете, что клуб Толстого Ткача полное фуфло. О строжайшем фэйсконтроле и дресс-коде «Шалита» знала вся Москва, но лишь избранные побывали внутри, чтобы подтвердить что-либо или опровергнуть.

Денис смотрел и не понимал, почему, допустим, вон ту милую девушку не пускают внутрь? Если уж она недостаточно хороша, внутри заседают одни Афродиты что ли? Ему повезло, на парковке нашлось место. С работы он ушел пораньше на пару часов, можно и постоять посмотреть, чем живет молодежь.

Он вздохнул. Так противно не относиться к молодым и свободным. Жена и почти девять лет брака ставят штамп — занято, чужое! И другие женщины каким-то образом это чувствуют. Денис разглядывал поджаренные в солярии ляжки молодых девушек, пестрые наряды парней, обхаживающих вокруг потенциальных… жертв. Молодых собралось много, а вон там, прямо перед входом, известный певец объясняется с матерым охранником. По всей видимости его не пускают внутрь, ему интересно, почему? Ведь его рожа достаточно хороша, чтобы показывали по ящику, а Шалиту, что, подавай получше? Препирательства окончилось, певец ушел ни с чем, обругивая охранника на прощанье.

И тут произошло событие, навсегда изменившее Денису жизнь. В окошко машины постучали. Какой-то молодой парень с глупой улыбкой, темных очках, кепкой набекрень и в коротких зауженных джинсах. Денис опустил стекла, ноздри уловили едва различимый аромат каких-то специй, а парень вытащил из цветастой толстовки аккуратно забитые папиросы.

— Старик, курнуть не хочешь? — осведомился юный наркоторговец. — Шмаль супер, всего полтинник косяк.

Когда-то в университете Денис пробовал коноплю, но уже забыл, каково это. И решил: «А какого черта?!». Он достал из бумажника пятьдесят долларов и протянул парню. Тот опять по-дебильному улыбнулся и сунул в окошко косяк. Денис поднял стекла, нажал кнопку прикуривателя. Технологию он помнил плохо, якобы надо поднести косяк ко рту, но не хватать губами, а тянуть так, чтобы вместе с дымом проходил воздух. Прикурил, затянулся. Легкая эйфория пришла почти сразу. Денис приветствовал ее как давно забытого школьного приятеля — растерянной улыбкой. Жизнь наполнилась несуществующим весельем, краски запылали. Дым пах приятно, видимо, там еще какая-то отдушка была, потому что Денис явно различил запах мяты и аниса.

Денис не докурил косяк, аккуратно загасил в пепельнице, обернул в платок и отправил во внутренний карман — на всякий случай. В принципе, кайф не такой, как от алкоголя, но Денису не очень нравилось, что мысли как будто скучковались и вяло терлись друг о друга, вместо того, чтобы разбегаться на окраины вселенной, как после бутылки водки в одно рыло.

Толпа чего-то загудела, зашумела, Денис вылез из машины и как раз успел лицезреть прибытие божества этой толпы.

Сначала Денис увидел не Шалита, а огромный лимузин черного цвета с изображением большого белого шелкопряда на капоте. А когда рессоры благодарно поднялись, сбросив вес Толстого Ткача, Денис сначала открыл рот, а потом заржал, как сумасшедший. Действительно, Шалит очень впечатляет, если видишь его в первый раз, а тут еще и шмаль помогла. Как всегда тщательно выбритый толстяк облачился в нечто подобное савану. Тонкий белый балахон составлял всю его одежду — сквозь него виднелись очертания рыхлого тела. Шалита окружили качки в черных костюмах и, оттеснив нахлынувшую толпу, провели в клуб.

Денис подошел ближе к входу. Он сгорал от любопытства, оно и понятно — увидеть «московского Калигулу» мало кому удавалось. Последовав за телохранителями, Денис постарался запомнить облик Шалита, чтобы потом описать его друзьям на работе, да и жена заинтересуется. Но белое пятно скрылось за створками дверей, а Денис попробовал заглянуть хотя бы в просвет и услышал:

— Молодой человек, вы хотите войти? — спросил охранник.

— А пустите?

— У нас «Ночь блондинов», вы можете войти, но только сегодня.

— Спасибо, конечно, но…

Денис уже собирался отказаться, но вдруг всё это показалось ему очень забавным. Какой-то сквозняк лизнул его по щеке, принеся аромат дурманящих духов, взгляд упал на самую красивую блондинку, виденную им в жизни, которую сейчас пропускали внутрь. Он, кивнув, пошел к дверям вслед за ней.

Собственно клуб разглядеть в просвете дверей нельзя. Сразу за входом находится гардероб, причем, сугубо вольный. Денис отметил, на многочисленных вешалках висят не только куртки с пиджаками, но и предметы нижнего белья. Он не настолько окосел, чтобы снять трусы, но пиджак можно сдать — жарковато. Хмыкнув, Денис пошел по длинному коридору. Его стены обили бархатом со стразами, освящение бьет из пола — сам пол представляет собой светящиеся квадраты. А когда он дошел до стеклянной двери…

Сначала Денис решил, что не пойдет внутрь. Всё, о чём говорили не прошедшие в клуб, подтверждалось. Из-за двери не доносилась музыка, но она в клубе играла — не меньше сотни людей танцевали. Кто голый, кто одетый, кто с бутылкой пива в руках, кто вообще валялся на полу и ржал. Сзади кабинки, Денис увидел в них несколько извивающихся мужских и женских тел. Конечно, на пиры Калигулы это не тянет, но Денис ни разу не попадал на такие тусы. С другой стороны, это единственный шанс. Еще раз хмыкнув, он толкнул дверь.

И почти сразу зажал уши. Музыка била, подобно там-тамам африканских дикарей, всюду веселый смех и гомон. Денис вошел и столкнулся с девушкой. Та, наверное, спешила куда-то и не заметила его, а Денис, разумеется, засмотрелся на обстановку. Он хотел извиниться, но девица повисла на нём, обвив шею, и присосалась губами к губам. Такого он не ожидал, и, сам не понимая, что делает, ответил на поцелуй.

— А ты ничего целуешься, женатик, — сказала девица, спустя двадцать секунд. Только сейчас Денис заметил, что выше пояса она нагая, а тонкие пальчики как-то незаметно подобрались к его правой ладони и покручивают обручальное кольцо.

— Спасибо, — ответил Денис.

— Если что, я за пятнадцатым столиком. — И девица унеслась куда-то так же внезапно, как появилась. Вот тоненькая фигурка еще видна в толпе, а вот, уже растворилась меж других таких же.

Денис провел по губам, ощущая вкус помады. В первый раз за восемь лет он поцеловал другую девушку взасос. Он отметил, это довольно приятно, и пошел вглубь.

Глубь клуба «Шалит» несла веселье и разврат. Сначала Денис кидал отрывистые взгляды на секс в кабинках, но быстро привык глядеть без стеснения — на каждую парочку и без него пялились в открытую, подбадривали, давали советы. На танцполе некоторые курят косяки, он тоже вытащил припасенный окурок. Попросив у какого-то парня зажигалку, он прикурил и затянулся. Настроение сразу ушло в сторону Елисейских Полей, Денис заулыбался, как питон, переваривающий кролика и, пританцовывая, пошел дальше.

Он подошел к бару, заказал коктейль, небрежно прислонился к стойке и принялся разглядывать собравшихся. Знакомые с телевизора лица нашлись очень быстро. Модели, актеры, актрисы, манекенщицы, ведущие молодежных телепрограмм, звезды Ютьюба — всех вобрал клуб «Шалит». А вот и сам Шалит. Сидит в такой компании, что, не будь под кайфом, Дима покраснел бы. Саван ушел в лету, голый толстяк о чём-то беседует со своими поклонниками. Молодые девушки и юноши лежали на большом диване в полном неглиже и гладили жирное тело хозяина, намазывали маслами. Картина карикатурная, но нанасколько же все они красивы! Идеальные тела ползали вокруг уродливого, как бы подчеркивая контраст и одновременно стирая границы. И тут Шалит заметил, что его рассматривают. Он приветливо улыбнулся Денису и помахал рукой. Сразу несколько девушек и парней повторили его жест, Денису не оставалось ничего другого, как помахать в ответ. Парочка особенно соблазнительных красавиц, поманила его пальчиками, Денис пошел к дивану.

— А ничего, что в одежде? — спросил Денис, подойдя к топчану. — Я тут впервые и не знаю правил…

— Конечно, ничего, — ответил Шалит, несколько писклявым голосом. — У нас все делают только то, что хотят, особенно блондины и особенно сегодня. Меня зовут Шалит, мой юный друг, и я рад приветствовать тебя этой ночью.

— Спасибо, меня зовут Денис.

— Тогда присаживайся, Денис, и расскажи нам, как ты попал сюда?

Денис кивнул и плюхнулся на мягкие подушки. Белокурая девушка тут же подсела и ослабила узел на галстуке.

— Нельзя быть таким серьезным сегодня, — сказал она очень соблазнительно.

— Мари, не навязывай молодому человеку наши правила, — погрозил ей пальцем Шалит. — Ну так как ты попал к нам?

— Да просто зашел, — ответил Денис.

— Смотрите на него, мои друзья! Пожалуй, я не слышал более честного ответа на этот вопрос. Ты набираешь очки в нашем клубе, Денис. Обычно все заводят шарманку о том, что давно хотели и вот только сегодня. А еще пытаются выбить у меня пропуск на постоянный вход. Но я вижу, у тебя проблемы в семейной жизни.

Денис слегка округлил глаза. М-да, вот это поворот, как пишу в соцсетях. А еще Шалит так ехидно усмехается, будто он — сосед Дениса и всё про его семью знает, живя за тонкой стеной. Проблемы с женой. Легкие и невесомые наметки, скоро они вполне могут стать реальностью.

— А почему вы решили… — начал Денис, но его прервали.

— А кто приходит сюда без жены, но с кольцом? — спросил молодой парень, лежавший на груди у другого парня.

— В моем случае — это недоразумение.

— Ну нет, не надо терять очки, Денис, — покачал головой Шалит. — Ты так хорошо и честно начал, а теперь не хочешь признать очевидное. У тебя есть трения в семейной жизни, а у кого их нет?

— У тебя, Шалит, я думаю, трений нет, — рассмеялся какой-то блондин.

— Нет, так были. Я был женат трижды и каждый раз это оканчивалось одинаково плачевно. С тех пор я стал законченным холостяком, но это не значит, что я отрицаю институт брака. Напротив, я считаю его очень полезным, как полезными могут быть и отдушины. Ты понимаешь, о чём я?

— Понимаю, — сказал Денис, рассматривая прелестную головку, расположившуюся у него на коленях. Рыжие волосы раскинулись огненным веером, а два голубых глаза смотрят с хитрецой и неприкрытой похотью. — Но, боюсь, я пока не готов к этому.

— Ну вот ты и вернул свои очки! — рассмеялся Шалит. — Главное, Денис — это то, что нравится тебе. Ведь ты не хочешь уединиться с Жанной, потому что понимаешь, назавтра станешь противен самому себе. А себе не надо быть противным, себя надо любить.

— Ага, я вижу, ты себя любишь, — сказал Денис и посмотрел на необъятное пузо. А потом подумал, что сболтнул лишнего, и сейчас его отсюда попрут.

— Это правда, Денис, — ничуть не смутился Шалит. — Я люблю себя, тебя и всех, кто сейчас в зале. Я люблю себя, потому что это естественно, а тебя и остальных, потому что вы часть моей жизни. Мы с тобой в первый раз встретились, но ты уже разнообразил мой мир, и, я уверен, дальнейшее общение обогатит меня и принесет еще большее удовольствие. Получать удовольствие от простых вещей, сложнее, чем от сложных.

— А что ты подразумеваешь под «простыми» удовольствиями?

— Секс, бокс и джаз, — улыбнулась девушка, даже не подумав убрать голову с его бедер. Дима подумал, если так пойдет дальше, она почувствует под затылком кое-чего… И, словно прочитав его мысли, она покачала головой, потершись о воспарявший интерес.

— По сути ты права, — продолжил Шалит. — Но простые вещи, достаточно просты, чтобы их упрощать дополнительно, уж извините за тавтологию. Простые вещи, Денис, это то, что ты делаешь каждый день. То, из чего состоит твоя жизнь. Вот, к примеру, твоя одежда. Почему ты одет именно так, а не иначе? Если не ошибаюсь, это «Марк Джейкобс» из последнего и «Мекс»?

— Да.

— И когда ты идешь по улице, или сидишь за рабочим столом, тебе ведь приятно, что ты не выглядишь унылым провинциалом, а одеваешься достаточно модно?

— Да.

— Очередной плюс за честность, Денис! Но пойдем дальше. Какую последнюю книгу ты прочитал?

— «Государь».

— Замечательно. А какой фильм последним смотрел?

— «Алиса в стране чудес».

— И наконец, что ты ел сегодня на завтрак?

— Яйца всмятку и бекон.

— Просто потрясающе! — Толстяк радовался, будто Денис только что продиктовал ему формулу философского камня. — А теперь ответь мне, почему ты считаешь, что одеваться в такую одежду модно, читать «умные» книги правильно, смотреть то же, что и другие, познавательно, а твой завтрак вкусен и полезен?

— Мне нравится эта одежда, книга, фильм и еда. Я думаю, этого достаточно.

— Никоим образом! Почему это тебе нравится?

— Нравится и всё, — Денис не понимал, к чему ведет Шалит, и качающая головой девушка отвлекала.

— И это твоя ошибка. Впрочем, в ней ты не одинок. Подумав как следует, ты скажешь, что тебе нравится, потому что всем нравится. А по-настоящему ты делаешь это, потому что тебя заставляют верить, что это модно, правильно, познавательно и вкусно. Твое мнение в полной зависимости от сигналов получаемых телом — твоих ощущений. Ты живешь в книге, где автор не ты.

— То есть ты говоришь, что я пляшу под чужую дудку, и мной правят богачи или какое-нибудь Правительство, так что ли?

— Отнюдь. Правит тобой одна определенная личность.

— Бог?

— Нет, человек, но, скажем так, максимально приблизившийся к тому, чтобы его назвали Богом.

— И ты можешь назвать мне имя?

— Могу, но выдержишь ли ты такую ответственность? К тому же, мы не одни.

— Ну, Шали-и-ит, я тоже хочу узнать, — заныла модель, массирующая толстяку лысину.

— А готова ли ты, узнав эту тайну, пожертвовать всей своей жизнью? Поверь, девочка, если ты узнаешь этот секрет, твоя жизнь изменится в самую неожиданную сторону вплоть вообще до ее прекращения. Я не преувеличиваю.

— А если я буду молчать?

— А вдруг нас услышат? Или где-нибудь взболтнешь? Лучшей подруге за чашкой коньяка? И всё. Тебя убьют, моя милая, тебе этого хочется?

— Нет.

— А кому-нибудь из присутствующих?

А присутствующих волновало совсем другое. Две пары залезли на стол и принялись намазывать друг друга маслом, остальные помогали по мере сил. И Денис, всё еще чувствовавший в голове дурь от травки и ощущающий запах не то кориандра, не то зиры, совершил самую большую ошибку в жизни.

— А мне интересно, — сказал он.

— Правда? — Шалит расширил малюсенькие, заплывшие складками жира глаза до размеров рубля, но из-за темноты Денис не увидел пляшущие на дне зрачков признаки надвигающейся беды. — Но ты понимаешь, что никто не должен об этом узнать?

— Я умею держать язык за зубами.

— Тогда ладно.

Шалит взял со стола салфетку и написал на ней имя. Откуда он взял ручку, Денис так и не понял. Возможно из многочисленных складок. Шалит привстал и передал салфетку. Денис аккуратно развернул и прочел: «Демьян».

— Верни-ка мне ее, от греха, — сказал Шалит. Дима протянул бумажку обратно. Толстяк взял со стола зажигалку и сжег ее.

Дима взглянул на часы и вздрогнул. Он провел в клубе почти два часа, а еще долго стоял на парковке — жена может начать нервничать, еще как не позвонила.

— Прости, Шалит, но мне надо домой, — сказал Денис. Девушка на коленях приподнялась и чмокнула его в щеку. — Приятно было познакомиться.

— Мне тоже, Денис.

Они не пожали друг другу руки, Денис просто встал и пошел к стеклянной двери. Когда он скрылся, Шалит сказал, что отлучится на минуточку по физиологическим делам и поковылял к себе в кабинет. Там, встав напротив большого зеркального окна, он следил, как Денис садится в машину. Ткач записал в блокноте номер, взял мобильник и набрал ближайшего Ткача.

— Ало, Марит? — сказал он в трубку. — Я нашел героя.


предыдущая глава | Сонные войны. Дилогия | Кахома, Чан и клан Слепой Дюжины







Loading...