home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Арооми, Ор, Харур и Трур

Четыре главаря клана Слепой Дюжины прибыли в Москву не случайно. По всей планете их подчиненные следили за Толстыми Ткачами. Если с шестью другими это сложно, Шалит почти всегда сидел в своем клубе. Но никто из Слепой Дюжины не хотел нападать на главного Ткача. Мало того, что это опасно, но еще и бессмысленно. Толстые Ткачи узнают, кто убил Шалита, и ответят… Слепая Дюжина понимала, надо уничтожить их одним ударом — второго сделать не дадут. Даже такие умелые убийцы, художники смерти, слуги ее ближайшего знакомого, не потянут тягаться с мощью толстяков.

В Москву четверых слепцов привела интересная новость. Вместо того, чтобы бросить силы на борьбу с эмиссаром, Ткачи притихли. И здесь два варианта. Первый — ждут восхода сил, что происходит каждой весной. Второй — работают над проблемой эмиссара нетрадиционными способами. В любом случае, надо проверить, чем они заняты, и четыре убийцы направились в Москву разобраться, последить за Шалитом и, может, выйти на след эмиссара. Для слепых тот еще большее зло, нежели толстяки. Те, по крайней мере, не лезут в их дела, а вот эмиссар…. Когда войдет в силу и уничтожит Ткачей, войны не избежать. Его просто заставят это сделать, ибо Память никогда не уживется с Раздумьем. Несмотря на кажущуюся схожесть, они — непримиримые враги. Порядок и Хаос будут противостоять друг другу Вечность. Проклятую Вечность.

Только на первый взгляд их хозяева похожи. Впрочем, они действительно имеют один корень, но суть их различна. Память — это Былое. В памяти всё смешивается и можно найти столько же прекрасного, сколько мерзкого. А Раздумье живет сегодняшним днем. Оно иногда опирается на память, да, но редко. Как правило, действует из сиюминутных побуждений, а Память обитает вовчера. А Ткачи… С ними еще сложнее.

Найти того, с кем работают Ткачи, оказалось не так и просто. Ору, Харуру, Труру и Арооми пришлось подключать тридцать пять рядовых членов клана. Они следили за Шалитом, за посетителями клуба, прослушивали телефоны и взяли след. К цели их привела одна молодая писательница, завсегдатая клуба «Шалит». И чем больше они узнавали, тем меньше понимали.

Объектом работы Ткачей стал некто Денис Семивязов. Молодой, вполне себе успешный молодой человек, ничего необычного. Денис Семивязов не мог и близко догадываться, насколько он под колпаком у Ткачей. Стоит хотя бы упомянуть, что примерно восемьдесят квартир в его доме выкупили, а бывшие жильцы встали на зарплату к Ткачам, чтобы не спугнуть жертву. Вокруг Дениса разыгрывалось настоящее шоу, но зачем? Какое дело Толстым Ткачам до простого парня?

Плели сети толстяки, конечно, мастерски. Во-первых, девушка. Ее тщательно подобрали специально под Дениса, определив его сексуальные пристрастия и психологический тип. Это только кажется, что парням нравятся «красивые» девушки, на самом деле из десятка красоток мужчина всегда выберет конкретную. Кому-то нравятся пополней, кому-то худые, кому-то развратные, кому-то покорные, кому-то умные, кому-то робкие. Ткачи установили слежку и привлекли целый институт, чтобы определить, кто нравится Денису. Разрушить семью, знаете, не каждая девица сумеет.

Мог ли представить Денис, что, пока он ходит на работу, мимо него табунами ходят всевозможные женщины, работающие на Ткачей. Не только они, но и парни — вариант героя-гея Ткачами тоже рассматривался. Первые два-три дня следили, на кого Денис обращает внимание, бросая все дела, — на этом этапе выясняются первичные сексуальные пристрастия. Гетеросексуал Денис или нет, какие женщины (мужчины) ему нравятся: толстые или худые, стройные или полненькие, высокие или низкие. Потом подводится статистика. Например: Денис Семивязов шестнадцать раз посмотрел на молодых людей мужского пола, на высоких десять раз, на низких четыре раза, на средних два раза. На молодых девушек сорок четыре раза, на высоких двадцать семь раз, на низких десять раз, на средних семь раз. Далее отчет, сколько из них полные, худые, блондинки или брюнетки… Опираясь на эти данные, Ткачи выпускали на прогон уже конкретные типажи. Девушки определенной внешности неожиданно роняли сумочки, нагибались перед объектом, спрашивали, который час, просили толкнуть машину. Попутно девушки шутили, умничали, грубили, лизоблюдили. И пока Денис реагировал, на кафедре психологии в МГУ студенты и преподаватели обсуждали эту статистику, не подозревая, что взят конкретный человек. Вернее, догадывались, что данные получены с непосредственного кого-то, но для каких целей — узнав, они офигели бы. Подобные обсуждения велись в Гарварде, Оксфорде, чуть ли не в Хогвартсе, — и результаты каждый веер ложились на стол Шалита. Институты продолжили работу и во время измены Дениса, и когда тот переспал с Аней во второй раз. На этих «парах» несколько раз поприсутствовали и слепцы.

Девушку подобрали прямо из клуба «Шалит» — хозяин не зря содержал этот притон, собирая разнообразные типажи и, можно сказать, даже виды людей. Были тут целомудренные весталки и развратные жрицы любви, были воины и трусы, были… короче, очень разные люди. Они вдохновляли Шалита, питали идеями. Они не чувствовали, но Ткач ел и пил их, как заправский вампир. Девицу завали Аня, она и вправду подрабатывала писательством, а так была журналисткой и поигрывала в питерских театрах. Обработали ее тоже знатно — с привлечением ФСБ и крупной суммы денег. Она получила подробнейшие инструкции, сценарии, психоанализ Дениса, варианты диалогов, даже тембр голоса ей постарались поставить. И всё заврте.

На первой встрече от нее веяло духами с феромонами, а в бутылки вина был разработанный в лабораториях Болта нейротоксин, блокирующий некоторые зоны мозга. Выпив такого «винца» и быстренько слетишь с катушек. Туда же замесили и аналог «виагры», чтобы Денис не устоял. Он и не устоял.

Психологический портрет Дениса говорил, что он подвержен некоторой ограниченности в общении с женщинами и слегка зажат в сексуальном плане. Женился рано, сразу на первых серьезных отношениях окольцевали. Маша — женщина красивая, об интрижках на стороне до сего дня речи не шло. Но он мечтал… все мечтают. Человек слаб, особенно на передок и особенно мужчина. Аня постаралась, конечно, но можно было и не делать столько телодвижений. Другое дело, Ткачи всё привыкли делать железобетонно. Денис попался на крючок, потом ему дали передышку и подсекли окончательно.

За второй фазой спецоперации «Герой» слепцы наблюдали уже лично. Как в лифте установили баллоны с каким-то газом, наверное возбуждающего характера. Потом подъезд оли в оборот так плотно, что даже слугам Памяти становилось жутковато. Можешь ведь также жить себе и не подозревать, что вокруг играется спектакль, по масштабом бьющий «Шоу Трумана». Тебя будут водить на работу, кормить возбудителями либидо, трахать, а ты и не заподозришь. Не ты, не даже сама твоя жена, которой тоже отвели роль: кормить мужа и себя как раз теми самыми возбудителями либидо, которые Маша честно скармливала Денису и сама пила. Сама пила, чтобы утолять неуемный голодняк у Дениса, иначе он мог бы и поехать с катушек раньше положенного. Ткачи меняли ему психику не только обстоятельствами — так очень долго. Химия помогала им изменить характер Дениса в нужную сторону быстро и очень надежно.

Но зачем? Этого слепцы понять пока не могли, и не подозревали, что им тоже уготована в спектакле роль.


Денис | Сонные войны. Дилогия | Семь Толстых Ткачей







Loading...