home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Кахома

Весна обернулась для Ли полным кошмаром. После встречи с главарями клана Слепой Дюжины он пересмотрел свое отношение к такому привычно-неопасному Чану. В тот же вечер президент «Кахома корп.» вытащил из кроватей всех своих бухгалтеров, экономистов и заставил прочесать дела его корпорации. Результаты его вогнали в ужас.

Сама корпорация принадлежала ему — контрольный пакет акций в шестьдесят процентов, даже с запасом. Но и только. «Кахома» — крупнейший специалист по брокерским сделкам и менеджменту, вся ее власть и богатство в акциях других компаний. В долях, частях, ценных бумагах и прочее, и прочее. Как таковых материальных ресурсов у «Кахомы» нет. Она ничего не производит, у нее есть несколько отелей «Голден» и главное здание, которое, между прочим, собственность Чана. Если взять все акции, доли, проценты и сложить, а потом разделить на две части, получится, всё верно — у него шестьдесят процентов. Но каких процентов? «Международная банановая ассоциация»? «Чукотские китобои»? «Чугунный завод Вологды»? И это — только маленький такой список из всего, что принадлежало Ли. А вот у Чана он короче, но гораздо солидней. «Тойота», «Майкрософт», «Боинг», «Кока-кола», «Макдоналдс». В Ирландии заводы, выпускающие виски, в Швейцарии — часы, в России — нефть и газ, в Америке — скот. Он не владеет этими компаниями, а имеет, допустим, пять процентов «Адидаса». С одной стороны, не так много, но уж точно бьет то, что в Африке у Ли есть превосходная «Кокосовая плантация дяди Сэма», коей он владеет на девяносто процентов. И получается, что Ли король, но дутый. И если старик захочет, ему хватит всего лишь иглы.

Правда, у Ли есть очень приличные связи с так называемым «преступным миром». Многие кланы якудза работают с ним. Но с ним, а не на него! А теперь Чан перехватил инициативу с кланом Слепой Дюжины, а он самый могущественный. И Ли сделал то, что считал совершено логичным. Вошел в месячный запой, окруженный компанией сотни друзей и подруг. Благо, денег у него хватало, чтобы гулять до конца дней. Но всё проходит. Из состояния наркотического сна сознания его вывел, как ни странно, Рооми.

Найти Ли — дело пары телефонных звонков. Спрашиваешь у таксиста, в каком клубе Токио веселее всего и едешь туда. Так и сделал Рооми. Он застал Ли в очень интересном положении. В ванне с шампанским обнаженный японский миллионер лежал в окружении пяти девиц и мочился, так сказать, вверх, создавая клубы пены. Девушкам, быть может, это и нравилось, они смеялись, а вот Рооми нет.

От танцующей толпы (наверняка, гулявшей за счет Ли) Кахому отделяют три телохранителя. Рооми их не видел, но ему и не надо. От их тел исходит тепло — больше всего от биологического мотора в груди. Следовательно, солнечное сплетение немного правее и выше. Он мог бы их убить, но вместо этого ударил двумя кулаками сразу. Боль согнула охранников, их шеи получили по второму удару. Третий телохранитель удостоился чести поцеловать ботинок Рооми — пусть открылся.

Идиллию писающего миллионера грубо прервали. Сильная рука схватила его за плечо и вытащила из бассейна. Девушки завизжали, Ли попытался сопротивляться, но его швырнули на пол, а девушкам продемонстрировали пистолетное дуло. На этом писк окончился, а Рооми потащил Кахому куда-то вглубь клуба. Прямо сквозь обдолбанную толпу, раздавая точечные удары тем, кто посмел извиваться на их пути. Рооми почувствовал легкий сквозняк, льющийся в небольшую дверку, и повел Кахому туда. Тот почти ничего не соображал, похож на тряпичную куклу, у которой кукловод отпустил несколько ниток. Ноги и руки болтаются, и только железная хватка Рооми не давала упасть.

В небольшом кабинете, как и предполагал Рооми, обнаружилась кровать и пара людей, пытающихся оплодотворить презерватив. Рооми выпроводил их и швырнул Ли на кровать. Тот упал на спину, и уже собирался потерять сознание, но Рооми нанес удар ребром ладони по животу. Ли согнуло, слепец быстро перевернул его и наблюдал, как живот освобождается, выбрасывая на кровать смесь из желудочного сока, алкоголя и непереваренных колес. Ли рвало долго, тело заходило в спазмах. Рооми наклонился к уху и зашептал:

— Ах, как больно голове!

Что же делать дальше мне?

В этом деле лучше нет,

Чем веселенький куплет!

Очередной порыв рвоты, как будто остановился на половине. Ли закрыл глаза, на секунду сознание пропало, а губы громко запели:

— Дурь выходит, не спеша,

Тихо шифером шурша.

И сейчас, клянусь — ей Богу!

Ни капли в рот, ни сантиметра в жопу!

Последнее слово он прокричал, но никто не обратил внимания, ибо и он и Рооми разговаривали почему-то на русском языке.

Ли открыл глаза и почувствовал, что ему лучше. Мысли, наконец, текут в нормальном направлении, а разум трезв или почти трезв. Пред ним скалится Рооми в темных очках. Ли отметил, что до этого безупречная прическа полностью растрепанна, а волосы, вроде, даже шевелятся. Может, от кондиционера?

— Как хорошо, что мы, в конце концов, встретились, — сказал Рооми.

— Как я сюда попал?

— Я вытащил тебя из пучины, если ты простишь мне мой стиль. Однако твое возвращение туда крайне нежелательно, мальчик.

— Мальчик…

Ли хотел возмутиться, но в ту же секунду Рооми стремительно переместился, и его лицо нависло над лицом Кахомы. Молниеносное движение руки, очки слетели. Ли в ужасе вытаращился на сшитые бельма. В небольших просветах между нитками и клочьями кожи плескались черные тени.

— Слушай меня, кусок идиота, — прорычал Рооми. — Мы вложили в тебя столько сил не для того, чтобы ты сдох на середине пути!

— Но я думал…

— Ты так обдолбался, что утратил эту способность!

— Но Чан…

— Он слишком стар, чтобы что-то значить, идиот! Но опасен, а мы не хотим выступать раньше времени. Он еще может быть нам полезен.

— Так поэтому вы больше не приходили?

— Конечно, болван! Чан установил за тобой такую слежку…. Да знаешь ли ты, что половина этой шантрапы, что ложится под тебя, или пьет за твой счет, состоит у него на службе?

— Нет…

— То-то и оно. Он хочет загнать тебя в психушку или в могилу, и тогда у него развяжутся руки!

— Ах вот как…

Рооми надел очки и отошел от кровати. На ней все еще блестит зеленоватая жижа из желудка Ли.

— Конечно, а ты что думал? Ты не представляешь, по каким правилам ведется эта игра, а он очень хорошо представляет…

— И что за правила?

— Если я расскажу, придется тебя убить. Как, рано или поздно, мы устраним Чана. Я думаю, скорее рано…

— А почему не сейчас? — Ли подскочил с кровати, но организм, в отличие от разума, не очистился и он упал обратно.

— Потому что сейчас он нам нужен. Но мы убьем его на премьере фильма, вместе с Толстыми Ткачами. А вернее, предоставим эту честь тебе.

— Мне? Это здорово! Клянусь, Рооми, я не подведу!

— Не подведешь, — кивнул демон. — Если после премьеры он уйдет живым, на следующий день ты станешь мертвым.

— Вы убьете меня?

— Нет, тебя убьет Чан или Толстые Ткачи.

— Я не понимаю…

— И это хорошо. Пронеси на премьеру оружие и убей его. Нас он будет опасаться, а тебя считает кретином. Заслуженно.

— Эй!

— Я говорю, что вижу. Попробуй опровергнуть и выполнить то, ради чего твой отец оставил тебе корпорацию. Попробуй хоть что-то, или умрешь. И не как мужчина, а как сопливое ничтожество в бассейне собственной мочи или на диване посреди блевотины!

Рооми, кивком головы, указал на зеленую лужу. Ли посмотрел и немного побледнел. Немного, потому что и до этого лицо цветом соответствовало извести.

— Я не умру так, — прошептал Ли.

— Это хорошо, но это лишь слова. Мы увидимся на премьере или не увидимся никогда.

За Рооми захлопнулась дверь, а Ли все еще смотрел на бывшее содержимое утробы. Кусочки суши, половинки таблеток и все зеленое от… абсента, что ли? Нет, он не умрет в луже такого!


Семь Толстых Ткачей | Сонные войны. Дилогия | Японец







Loading...