home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Денис

Денис лежал на кровати и смотрел телевизор. Диктор говорил что-то на украинском про поставки газа, но Денис не особенно вслушивался. Глаза смотрели на экран, в каждом лице — отражение Маши и Ани. В руках полупустая бутылка водки — способ забыться и обдумать всё.

С отъездом Демьяна Дениса захлестнула апатия. Энергии хватало только на анализ прошлого, никаких сил действовать не было. Несколько дней он вертел свою историю так и эдак, придя к странному выводу — это всё неспроста. Одно так четко подбиралось к другому, люди, словно персонажи книги, появлялись там, где надо и когда надо, в реальной скукотной жизни так не бывает. Шалит рассказал историю про Демьяна, тут же появились хорошенькие анины ушки, в которые можно было это нашептать. Стоило поддаться срасти, жена спалила. Он оказался в одном купе с человеком, которого зарубил убийца его жены и любовницы. Всё так тщательно подбиралось одно ко второму, что в самом конце, когда он следил за слепыми, ему даже стало нравиться. Он участвовал в какой-то невероятной истории, почти волшебной, почти магической. Попал в фильм про шпионов, злодеев и… колдунов? И вот — фильм как будто закончился.

До этого обстоятельства вели к цели, теперь его словно выбросили из потока того сумасшествия, в которое он угодил. Ему не хотелось ехать в Нью-Йорк и искать Демьяна, не хотелось оставаться в Киеве, он жаждал только одного — чтобы всё стало как раньше. Он плакал несколько раз на день, его нервы расшатались. Так чувствовали себя Адам и Ева, когда Бог отвернулся от них. Ненужными и бессмысленными. Денис не знал, что им управляли Семь Толстых Ткачей, но подсознательно чувствовал это. Пускай, его жизнь сломалась, две любимых женщины умерли, но он почувствовал на себе чужую волю — почти божественную волю. Казалось, провидение давало ему ключи к новому, пускай и жестокому. К интересному. К таинственному. Сначала к мести, потом к новой жизни. А теперь, когда он не воспользовался ни одним из подвернувшихся случаев, а новых не предвиделось…

Он сделал большой глоток, сморщился. В номере пахло потом и кофе. Он с отвращением переключил канал — хохлы откровенно надоели. В номере есть спутниковое ТВ, он нашел «Россию 24». Наверное, если бы сейчас прямо перед ним из воздуха появился сам черт, на Дениса это не произвело бы такого впечатления, как то, что случилось дальше.

По телевизору показывали репортаж о готовящемся во Владивостоке очередном саммите. И он увидел такое знакомое лицо, у которого брали интервью.

— Я считаю, это здорово, — говорила Аня. — Нашему городу это пойдет на пользу. Может, дороги починят.

Далее, лицо какого-то мужчины, а в конце выяснилось, что среди жителей Владивостока проводили опрос. Но причина опроса, Дениса не волновала.

Она жива! Аня жива!

Этого не может быть!

Он резко сел, полупустая бутылка выпала из ладони и покатилась, расплескивая остатки водки. Его словно накрыло теплой волной. С одной стороны — его любимая жива! А с другой — он почувствовал, вернулось то самое «божественное внимание» к его скромной персоне. Обстоятельства завертелись, вероятности завибрировали, его история не закончилась…

Следующие новости Денис смотрел очень внимательно и даже приготовился снять на камеру телефона. Он молился, чтобы репортаж повторили. Его молитвы услышали.

— Я считаю, это здорово. — Это не просто здорово, это невероятно! — Нашему городу это пойдет на пользу. Может, дороги починят.

Денис чуть не упал со стула. Пересмотрел запись на телефоне. Этот голос, эти слова, это лицо…. Но как? Сестра близнец? Или он получил новый ключ? И неспроста. Это очередная подсказка или еще что-то…

Настроение не то чтобы выправилось, но в голове появилась некоторая легкость. Это точно Аня — он узнал даже маленькую родинку на шее. Он подобрал бутылку и сделал глоток.

Владивосток.

Неподалеку от Китая и Японии.

А те слепые — азиаты.

И еще тату.

Аня во Владивостоке. Он неподалеку от Китая и Японии. Они азиаты.

Слепые начали слежку за ним еще до того, как Аня сказала, что пишет роман о Демьяне. Владивосток неподалеку от Кореи.

Они познакомились, когда она принесла бутылку французского вина. Столица Франции — Париж. Он не мог захмелеть от одной бутылки. Как же оно называлось? Ашаноль, точно. А что, если она специально? Пришла, опоила, потом раздвинула ноги?

Владивосток неподалеку от Гонконга. В лифте, сука, соблазнила, а он попался!

Владивосток и саммит. Стал ходить к ней, а она предложила заняться любовью в его квартире.

Слепые — азиаты. За ним следили, потом опоили, соблазнили, приковали, влюбили наебали! Убили жену, чтобы Демьян приехал в Москву. Потом проехали за ним до Киева, но облажались, и он убил их!

Всё сошлось. В очередной раз!

Подстава. С самого начала и до конца. Слепые козлы играли с ним. Использовали, чтобы выманить из берлоги Демьяна.

Денис сделал еще один глоток и поднялся. Он оделся и пошел сдавать номер. Спустя три часа, он садился на самолет до Минска. Оттуда — во Владивосток.


Семь Толстых Ткачей | Сонные войны. Дилогия | Кольт







Loading...