home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3

Дворец Шелкового Человека — единственное завершенное и освещенное здание в городе. Дворец имел вид огромной бутылки. Будучи сделан из бутылок разного цвета, он переливался в лунном свете и в отражениях внутренней подсветки. Подойдя ближе, Пашка понял, здесь бутылки стоят очень хаотично. Их горлышки торчат в разные стороны — дворец словно ощетинился ими, как еж. И, разумеется, тоже гудит. Вот только почему-то дворец выл не мрачно, а очень насмешливо. Ну, так, по крайней мере, показалось мальчику.

Входом в здание служила невысокая арка. Ни дверей, ни окон во дворце нет. Только кое-где зияют ровные дыры. Пашка и Тим вошли и увидели, как такового дворца внутри тоже нет. Просто огромный зал, а посредине самый обыкновенный стул. Стул из грубого неотесанного дерева, а на нём фигура в черной шелковой пижаме. Пашка посмотрел наверх и увидел, свет испускают большие летающие пятна. Когда одно такое подлетело ближе, Пашка понял, это огромные светляки. Светляки размером со слона. Пленники дворца в форме бутылки, ибо отверстие входа слишком мало для их туш. Пашка вздохнул, набрался храбрости и пошел к стулу. Тим тоже вздохнул и поплелся следом.

— Как приятно видеть тебя здесь, Павел, — сказал Шелковый Человек, когда Пашка подошел ближе. Голос его породил эхо, светляки залетали быстрее — их хозяин бутылки-дворца тоже пугал. — Ничего, что я называют тебя твоим настоящим именем? Тут нас никто посторонний не услышит. И вы, профессор, тоже желанный гость в моем доме.

Пашка не знал с чего начать. Он опустил взгляд и увидел у ног Шелкового Человека ту самую шкатулку, которую его посылали добыть. Простой ларец серого цвета с трапециевидной крышкой.

— Я вижу, вы достали, что вам было нужно? — спросил Пашка. Тим стоял сзади и нервно переминался на задних лапах.

— Да. Но без твоей помощи, Павел. Впрочем, я всегда получаю, что хочу, рано или поздно. Так зачем вы пожаловали ко мне?

— Мне нужна ваша помощь, — потупил взгляд Пашка.

— Да ну? А чего это ты перешел на «вы»? Помниться, в прошлый раз мы были как старые добрые друзья. Ты даже меня мерзавцем называл.

— Я просто хочу быть вежливым, — сказал Пашка еще мрачнее.

— Это похвально, но бессмысленно. Быть вежливым надо, только если желаешь получить что-нибудь. Уважение или материальную выгоду. Но получить что-нибудь у меня, предварительно не заплатив, нельзя.

— Но у меня же получилось, — Пашка поднял голову и посмотрел в темные глаза Шелкового Человека. Озорство. Да, именно его видел мальчик там. Что ни говори, может, Шелковый Человек страшный, загадочный и всё такое, но Пашка его почему-то совсем не боялся. Привык, что ли?

— Да получилось, — признал мужчина. — Но только ты снова пришел ко мне и еще чего-то хочешь. Так что я просто увеличу твой счет и всё. Ну и что ты хочешь?

— Я хочу, чтобы ты помог мне попасть в Огненное Царство.

— Ты, наверное, имеешь в виду Вабар? Дам тебе еще один совет, Павел, — уж если ты отправляешься в Царство джиннов, постарайся формулировать желания точно. В Огненном Царстве ты сгоришь в ту же секунду.

— Ну ты же понял, что я имею в виду!

— Это на будущее, Павел.

— Ты сможешь это сделать?

— Конечно. В замысле очень мало того, что я не могу. Но в качестве платы я как раз собираюсь попросить тебя о такой вещи.

Шелковый Человек поднялся со стула и подошел к мальчику. Тот смотрел ему в лицо, стараясь не показывать страха. Получалось плохо. И странно. Вот только что Пашка готов был дерзить Шелковому Человеку, но, когда он так вот стоит прямо напротив, хочется забиться в угол. В этом дворце углов не было.

— И что же ты хочешь? — спросил мальчик.

— Об этом так сразу и не скажешь… профессор, а вы не рассказывали вашему хранителю основное назначение Подлунного Университета?

Тима, казалось, ошарашило, что к нему обратились. Пашка посмотрел на пса с недоумением.

— Подлунный…гхм… Подлунный Университет — исследовательская организация, проводящая работы во многих областях. К тому же это единственное место в Азиль-до-Абаре, где разрешается учиться каждому, несмотря на его вид или гражданство…

— Это ужасно интересно, профессор, но далеко не основное, — перебил пса Шелковый Человек. — Подлунный Университет может себе позволить учить всех и исследовать всё, потому что является одним из главных хранилищ Ночного Царства.

— Хранилищ чего? — спросил Пашка.

— Там есть удивительные вещи, Павел, но главное это, конечно, зверинец.

— Вы с ума сошли! — воскликнул Тим. — Это невозможно!

— Что невозможно? — спросил Пашка.

— Зверинец Подлунного Университета закрыт для посещений, — не обратил внимания на вопрос Тим.

— Но ведь у нас есть один замечательный профессор, который может нас туда провести. Тот, у кого есть допуск в зверинец.

— Я не стану помогать вам!

— Да объясните, в чём дело?! — заорал Пашка.

— Всё очень просто, Павел. — Повернулся к нему Шелковый Человек. — Видишь ли, Ночное Царство — очень забавное место. Пожалуй, самое забавное из всех, и в первую очередь своей фауной. Здесь живут черные драконы, ночные тарантулы, лунные медведи, ночные черви, да много чего еще. Но есть и редкие звери. Их осталось не так уж много, потому что шерифы когда-то большинство уничтожили. Большинство, да не всех. Подлунный Университет вступился за этих бедных зверушек и создал зверинец, где хранятся пары этих самых зверушек…

— Зверушек! — воскликнул Тим. — Это не просто зверушки, Паша. Это отвратительные, ужасные и очень опасные монстры! Да, Подлунный Университет сохранил их, но лишь для изучения. Понимаешь, Ночное Царство раньше было ужасным местом. Здесь водились настолько опасные твари, что жить обычным жителям Азиль-до-Абара в нём было нельзя. Но шерифы нескольких Царство объединились и убили большинство. Потом появился Шум — летающий город. Когда-то давно Шум не стоял на земле, а летал в воздухе, потому что внизу кишели эти твари. Но потом Шум стал настолько грозным городом, что смог уничтожить и оставшихся. Фактически, теперь ему угрожают только черные драконы. Но для исследования и для борьбы некоторые виды были оставлены и спрятаны в Подлунном Университете.

— А почему в нём?

— А это тоже просто, — встрял Шелковый Человек. — Раньше это был вовсе не университет, а нечто вроде военного лагеря. Да и до сих пор там процветает боевая кафедра. Именно поэтому он набирает в свои ряды всех. Это дань традиции, раньше Шум нуждался в любой помощи и принимал всех.

— И что же вы хотите?

— Наверное, что-то ужасное, — сказал Тим хмуро.

— Отнюдь. Мне нужны всего лишь несколько игл дикобраза боли.

— А кто это такой? — спросил Пашка у Тима.

— Тоже монстр. Большой дикобраз серебряного цвета, усыпанный иглами. И один укол такой иглы приносит страшную боль.

— Ну, профессор, говорите уж до конца. Дело в том, Павел, что укол иглы дикобраза боли заставляет любого сновидца проснуться. И совершенно неважно, кто он, и какой силой обладает.

— Он может заставить проснуться даже шерифа снов, — закончил Тим мрачно.

— Это так, — улыбнулся Шелковый Человек. — Но иглы эти обладают еще одной интересной особенностью. Не так ли, профессор?

— Если такой иглой уколоть не сновидца, а жителя Азиль-до-Абара, он спустится на уровень ниже — в Сон. А это означает вечное изгнание.

— Почему? Они не могут вернуться?

— Могут, — сказал Шелковый Человек. — Но уже как сновидение и только. А ты ведь помнишь, что становится со сновидениями в Азиль-до-Абаре?

— Они исчезают.

— Да.

— И зачем тебе эти иглы?

— Ну, Павел, это уж мое дело, — усмехнулся мужчина. — Ваше дело достать их.

— Это невозможно, — сказал профессор твердо. — Во-первых, чтобы срезать эти иглы, необходимы специальные инструменты.

— Да, ножницы Атропос, я думая, подойдут. Но они ведь хранятся в схроне этого вашего образовательного учреждения, если мне не изменяет память? И все в одном месте, так что проблем не будет. Просто сначала загляните в хранилище редких вещиц, а потом в зверинец.

— Даже если и так, зверинец тщательно охраняется. И уж тем более хранилище. Причем охраняется обитателями зверинца. Они убьют нас, как только мы войдем.

— Да, для десантной группы вы, признаться, хиловаты, — согласился Шелковый Человек. — Поэтому я пойду с вами. Так что не волнуйтесь, профессор, я, если что, вас прикрою. Да и с таким оружием, как ножницы Атропос, мы везде пройдем.

— Это мне очень не нравится, Паша, — пробормотал пес.

— Мне тоже, — кивнул Пашка. — И поэтому без объяснений, зачем тебе это нужно, и что такое эти ножницы, мы никуда не пойдем.

— Очень сложно объяснить мои цели, — усмехнулся Шелковый Человек. — Скажем так, я очень хочу изменить Азиль-до-Абар. А ножницы Атропос — это ножницы, способные перерезать всё, что угодно. И даже отрезать любому его тень.

— И что это даст?

— Без тени никто не может жить, Паша, — сказал Тим. — Но я не позволю, чтобы такое оружие попало вам в руки.

— Да не нужны мне эти ножницы, — отмахнулся Шелковый Человек. — Мне нужны только иглы дикобраза боли, а ножницы потом можете вернуть в схрон. Я умею убивать и без них. Другое дело, что и ножницы, и игла дикобраза боли может понадобиться вам самим. Ведь Павел еще мальчик, а ты — простая собака. Вам надо какое-нибудь оружие и ножницы Атропос вам вполне подойдут. Особенно в Вабаре. Так что — по рукам?

— Тим? — Пашка посмотрел на пса. — Всё зависит от тебя. Я сам не смогу ничего достать.

— Хорошо, — кивнул пес. — Я проведу вас, но всё остальное вы сделаете сами.

— Ну нет, профессор. Допустим, я не собираюсь отрезать эти иглы, да и вам не советую. Это должен сделать именно Карл. Если он случайно уколется, то всего лишь проснется, а вот нас с вами ожидает более худшая участь.

— Иглы могут вам навредить? — спросил пес недоверчиво.

— Не знаю, — ответил Шелковый Человек весело. — Проверять не хочу.

— А почему тебе самому просто не появиться там и отрезать эти иглы, — спросил Пашка.

— Я действительно побаиваюсь трогать иглы дикобраза боли. И я не могу там появиться. Хранилище Подлунного Университета строили джинны, оно что-то вроде тех ламп, в которых их сажают. Туда нельзя попасть кроме как через дверь. Так по рукам?

— Идет, — сказал Тим и глубоко вздохнул.

— Отлично, — сказал Шелковый Человек и оскалился ровными белыми зубами.

Спустя полчаса они садились во флаер Тима. Шелковый Человек устроился сзади, источая ароматы кофе с корицей, а Пашка с Тимом спереди.

— А, чуть не забыл, — сказал Шелковый Человек и полез в карман пижамы. Оттуда он извлек хорошо знакомый Пашке и Тиму пузырек воды. — Будет очень некстати, если ты проснешься в самый неподходящий момент.

— Ты украл его? — спросил Пашка, взяв пузырек.

— Да. Это тебя смущает?

— Не очень.

Мальчик выпил жидкость. Он, как обычно, ничего не почувствовал — вкус воды остался никаким. Тим завел летающий запорожец, и они медленно полетели в Шум.

— По вашей вине мне, быть может, придется опять менять Царство, — сказал Шелковому Человеку Тим.

— Почему? — спросил Пашка.

— Вряд ли меня погладят по шерсти, если узнают, что я открыл хранилище Шелковому Человеку.

— Не волнуйтесь, профессор, никто не узнает.

Они некоторое время летели молча. Пашка то и дело поворачивался и осматривал пассажира на заднем сидении. Шелковый Человек сидел и смотрел в дали Ночного Царства. Пашка много дал бы, чтобы проникнуть в его мысли. Волосы мужчины шевелились вперед и назад, несмотря на то, что ветер дул в лицо. Как будто волосы Шелкового Человека жили собственной жизнью. И аромат кофе с корицей окутывал их, хотя его должно бы уносить.

— А зачем вы хотите изменить Азиль-до-Абар? — спросил Пашка, не выдержав тишины.

— А он мне не нравится. На мой взгляд, он очень скучный и ему давно нужны перемены.

— К лучшему?

— Всё, что меняется, Карл, просто меняется. В этом смысл перемен. Они не должны быть к лучшему или худшему. Они, перемены, никому ничего не обязаны. Быть может, когда-нибудь, ты это поймешь.

Флаер летел во тьме Ночного Царства, рассекая пространство светом фар. Иногда Пашке казалось, внизу движутся громадные тени, но как только их касался свет, они пропадали или прятались в черноземе. По спине пробежали мурашки. На горизонте показалось яркое пятно. Это Шум. Город, чьи жители боролись с этими тенями, с самим мраком, и смогли, если не победить, то хотя бы отвоевать право стоять на этой земле. Теперь Пашка смотрел на столицу с бОльшим уважением, чем даже на Ахру. Подумаешь, волшебный город. Перед ним лежал, может и механический, но настоящий город-герой.

Они пересели границу, тут же в машине появилось три окна. Перед Шелковым Человеком тоже возникла голограмма, но почему-то почернела и скукожилась. Пашке и Тиму пришлось отключать свои окна голосом. Они полетели прямо к Подлунному Университету. В Шуме ничего не изменилось. Машины летали, на домах сияли огромные экраны, внизу люди скользили на магнитных ботинках.

— Думаю, не стоит нам появляться в компании друг друга, — сказал Шелковый Человек. — А то еще подумают чего недоброго. Я встречу вас у входа в хранилище.

И он исчез. Пашка посмотрел на Тима и сказал:

— Спасибо, что помогаешь мне.

— Не стоит. Если честно, услуга не очень-то и большая. Оттого, что у этого человека появятся несколько игл дикобраза боли, страшного ничего нет.

— Но почему ты тогда такой хмурый?

— Я боюсь, это какая-то ловушка. Иглы, конечно, опасное оружие, но те же ножницы Атропос гораздо опаснее. Собственно, я думаю, Шелковый Человек опаснее всех тех зверей, что содержатся в Подлунном Университете. И я не могу понять, зачем ему всё это нужно.

Далее они летели, молча раздумывая, что за игру ведет Шелковый Человек. Но раздумья прервались, когда они подлетели к университету. Похожий на исполинский парус, он казался Пашке очень грозным. Если раньше не было к нему никакого трепета, теперь всё изменилось. Значит, здесь готовили бойцов с монстрами Ночного Царства! И до сих пор в нём есть какая-то загадочная «боевая кафедра». Это тоже университет-герой. Пашке подумалось, он знает теперь, где хочет учиться, когда закончит школу.

Флаер приземлился, Тим достал из бардачка табличку и прикрепил на пиджак — прислонил к пиджаку, и табличка повисла в воздухе на уровне груди. На ней значилось: «Тимофей — профессор». Тим еще раз глубоко вздохнул и вышел из флаера. Пашка уже ждал перед входом.

Изнутри Подлунный Университет ни капли не похож на виденные Пашкой университеты Мира. Хотя видел он их только по телевизору, но всё равно. Зайдя внутрь, они попали в просторный зал с огромной лестницей. Пашку поразило полное отсутствие людей, или зверей, или вообще кого бы то ни было. В университете царила полная тишь.

— А где все? На занятиях? — спросил Пашка.

— Некоторые да, но в основном дома. Подлунный Университет имеет свои представления об учебе. Познавать новое, надо читая книги. У нас есть библиотека, где собирается большинство студентов. А преподаватели читают лекции, находясь в аудиториях через окна команды. Так и проще, и не надо далеко ходить. В самом здании принимаются только экзамены, и тогда оно превращается в сумасшедший дом.

Они поднялись по лестнице и попали на этаж с множеством дверей. Одна оказалась приоткрытой, заглянув внутрь, Пашка увидел лося в зеленых кальсонах, читающего книгу вслух. Перед ним повисло окно команды, наверное, такие же окна сейчас висят перед многочисленными студентами. Да, так вправду удобней. Не надо огромных аудиторий — комната, в которой находился лось, не больше гостиной в Пашкиной квартире. Они шли дальше, пока не пришли в коридоры, отделанные железом. Они то поднимались по лестницам, то опускались. Пару раз пришлось проехать на лифте.

— Хранилище находится точно посередине здания, — пояснил Тим. — Скоро начнется закрытая зона.

Закрытая зона началась с массивной железной двери. Тим подошел к ней и вставил в прорезь карточку профессора. Что-то пропищало, дверь открылась. Обстановка изменилась. Если до этого в коридорах царил пластик и металл, здесь всё сделано из странного серого камня.

— Это одно из старейших помещений в Шуме, — сказал Тим. — Осталось с тех пор, как город был еще каменным.

— И как он летал? — спросил Пашка.

— С помощью джиннов. Это не простой камень, а облачный. Когда-то давно джинны сделали из облаков камни, которые были очень прочны и в то же время почти ничего не весили.

— А почему теперь город из металла?

— Потому что, когда Шум стал расти, облачного камня не хватило. Джинны освободились и новый делать стало некому. И решили сделать из металла. Тогда же произошел прорыв в технологиях. Жители Шума отправились в Сон и нашли там сны гемморианцев. Из них они почерпнули знания о технологиях, и Шум стал таким, как сейчас. Но некоторые здания, например парламента или вот эта часть Подлунного Университета до сих пор из облачного камня. И, конечно, дно города тоже из него. На нём он и летает.

Они прошли по пустому коридору, больше всего напоминающему пещеру. Облачный камень в некоторых местах сочился влагой.

— А почему здесь нет охраны? — спросил Пашка.

— Зачем? Войти внутрь может только один из преподавателей университета, а если кто-то сможет обойти первую дверь, что очень сложно сделать, и вторую, и третьею, что сделать невозможно, внутри его будет поджидать охрана из зверинца.

— А дверь действительно нельзя взломать?

— Нельзя. Там действует древнее волшебство. Ведь даже Шелковый Человек не может попасть внутрь. Я думаю, это единственное место в Азиль-до-Абаре, куда он не может попасть.

— Почти, — донесся голос сзади. Тим и Пашка вздрогнули от неожиданности. — Ну что вы как кисейные девицы? Неужели вы так боитесь этого в сущности безопаснейшего путешествия?

Шелковый Человек улыбался и держал в руках кружку с какао. Теперь его пижама сменила цвет на желтый.

— А можно без этих дурацких шуточек? — сказал Пашка.

— Нельзя, Карл. Считай, я готовлю тебя к путешествию в Вабар. Вот там, мальчик, ты узнаешь, что такое страх. Там есть кое-что и похуже.

— Не пугай, и не такое видел, — огрызнулся Пашка.

— Вы закончили? — спросил Тим. — Тогда я предложил бы побыстрее войти внутрь, взять, что нужно, и уйти отсюда.

— Верно, профессор. Показывайте, где вход?

Тим повел их по узким пещерам. Шелковый Человек шел сразу за ним, Пашка замыкал. Пол под ногами покрылся толстым слоем пыли, на нём отпечатывались следы окованных железом сапог Пашки и Тима и босых ног Шелкового Человека. Оставались, но ненадолго. Вот след босой ноги есть, а вот его как будто кто-то стер невидимой кисточкой. Следы Тима и мальчика никуда не исчезали; если бы после них здесь прошелся какой-нибудь следопыт, подумал бы, что они шли только вдвоем. Заметать следы Шелкового Человека мог ветер, но откуда взяться ветру в пещере, посредине здания университета?

Но, наконец, они пришли. Перед ними предстали огромные ворота с непонятными надписями на неизвестном языке и рисунки, очень даже понятные. Здесь изображались страшные чудища и изображались мастерски. В первую очередь в глаза бросается их видовое разнообразие и количество. Хвостатые, рогатые, крылатые, с множеством ног или как змеи. И все очень страшные и большие. Кое-где для масштаба изображались люди, на фоне некоторых монстров они просто терялись.

Тим подошел к воротам вплотную и громко сказал:

— Тимофей, профессор Подлунного Университета.

Створы ворот стали медленно раздвигаться. Если снаружи коридор сделан из камня, внутри опять металл. Сразу за воротами они увидел еще одну дверь — теперь уже круглую и железную.

— Для безопасности надо открыть вторую дверь, только когда закроются ворота, — сказал Тим.

Они вошли внутрь, Тим нажал большую красную кнопку на стене. Ворота медленно закрылись, и только когда створки громко стукнулись друг о друга, Тим повернулся к круглой железной двери. Он подошел к ней и дотронулся когтем передней лапы. Послышался лязг металла, круглая дверь раздвинулась, подобно диафрагме объектива фотоаппарата. И Тим сразу подался назад, потому что перед ними возникло страшное чудище. Черный тигр раза в четыре больше обыкновенного стоял всего в паре метрах от входа и рычал. Тигр, словно сотканный из теней. Они переливались и ползали по нему, как смоляные капли. Шелковый Человек исчез и появился перед Тимом. Он, нисколько не страшась, подошел к огромной зверюге и посмотрел на нее. Так продолжалось несколько секунд, тигр поклонился, признавая поражение, и отступил.

— Я думаю, теперь мне надо идти первым, — сказал Шелковый Человек. — Но, если у вас есть возражения…

— Нет, — сказал Тим, поднимаясь с пола. — Идите.

— Прекрасно.

Шелковый Человек пошел внутрь, Тим и Пашка следовали за ним. Пашка увидел, на шее тигра надет черный ошейник, а от него тянется черная цепь.

— Это теневой тигр и цепь тоже теневая, — сказал Шелковый Человек. — Такой зверь не сможет даже прикоснуться к вам, но он разорвет вашу тень и вы умрете.

— А откуда вы это знаете? — спросил Тим.

— Ну, профессор, я уже был, когда о Шуме еще и не шло речи. Тогда в Ночном Царстве было куда забавней, чем сейчас.

— А разве это всё происходило не очень давно? — спросил Пашка.

— Понятия «давно» и «недавно» в Азиль-до-Абаре нет. Это просто было. Но пройдемте, надо вначале найти ножницы Атропос. И будьте начеку, я думаю, стража не ограничивается этим тигром. Внутри будут еще сюрпризы.

Сразу за тигром, который до сих пор стоял, склонив голову, перед ними предстали два коридора. Над одним нарисована лампа, над другим лошадь.

— Надо понимать, это путь в хранилище и в зверинец, профессор? — спросил Шелковый Человек.

— Наверное. Я никогда не был внутри и не думал, что когда-нибудь буду.

— Вот видите, я уже внес перемены в вашу жизнь.

— Я не уверен, что мне это нравится, — пробурчал в ответ пес.

— А перемены не всегда нравятся. Ну ладно, пойдем в коридор с лампой.

Так они и сделали. Шелковый Человек шел впереди, дорогу им освещали точно такие же лампы, как нарисованная над входом. Только эти настоящие и висят на стенах.

— А в этих лампах сидят джинны? — спросил Пашка.

— Сидели когда-то. Когда джинн покидает лампу, из нее получается отличный светильник. А вот и кое-что интересное.

Перед ними действительно появилось интересное, только если бы не Шелковый Человек, Пашка это никогда не заметил. С потолка свисал небольшой паучок на черной паутинке. Пашка напряг зрение и увидел, дальше на потолке висят такие же, только под самым верхом. Впрочем, первый, увидев их, тут же поднялся наверх.

— А чего мы встали? — спросил Пашка.

— А ты попробуй пройди, — усмехнулся Шелковый Человек.

— Что-то теперь не очень хочется, — ответил мальчик.

— А это необычные пауки? — спросил Тим.

— Профессор, вы меня прямо удивляете. Конечно, необычные, и за что вы только получили свое звание?

— За социологическое исследование лунных собак.

— А, тогда понятно. — Улыбка Шелкового Человека растянулась еще шире. — Я, конечно, могу исчезнуть и появиться прямо рядом с ножницами, но не хочется бросать вас одних.

— Это почему? — спросил Пашка.

— А потому, что только мое присутствие не позволяет большинству местных охранников напасть на вас.

— А здесь есть другая стража?

— Мы уже прошли рядом с несколькими плоскими червями. Кстати, я бы на вашем месте не прикасался к стенам.

— Что за черви? — мальчик боязно оглядел железные стены.

— Круглой формы, в диаметре примерно метра три и толщиной с монету. Они умеют менять окраску и полностью сливаются со стеной. Но стоит вам до них дотронуться, они складываются и обхватывают вас. Вы оказываетесь в некоем подобии мешка, но только это не мешок.

— А что?

— Плоские черви ползают всегда желудком наружу. Фактически, их желудок занимает наружную сторону полностью.

— Фу!

— Да, неприятно. А это друзья мои — мои друзья. Пауки шелкопряды. Вы, конечно, не видите, но их там, на потолке, не меньше тысячи. Встань под ними, и они тут же оплетут вас, а потом съедят.

— Дальше хода нет?

— Для меня есть. Как и для любого, кто умеет перемещаться, подобно мне.

— А такие есть? — удивился Пашка.

— Есть. Твой отец, например, так умел. Почти так. Он не мог из одного Царства переместиться в другое, но метров пятьдесят преодолел бы.

— А нам что делать?

— Ну…

Шелковый Человек резко бросился к стене. Руки с раскрашенными ногтями уперлись в нее, и он как будто отодрал от стены черное одеяло. Только это одеяло начало извиваться и даже попыталось сомкнуться на нём, но Шелковый Человек действовал быстрее. Он кинул черный плоский круг вперед, тут же с потолка устремились сотни тонких черных нитей. Плоский червь закричал почти человеческим голосом, но продолжалось это всего несколько мгновений. Черные нити окутали его и утащили наверх. Из-под потолка послышалось противное чавканье.

— Теперь можно идти, — сказал Шелковый Человек. — Они на полфазы будут заняты его поеданием.

— Сколько еще таких червей в тоннеле? — спросил Пашка. Теперь он старался держаться точно посередине коридора.

— Я насчитал пятнадцать.

Тим тоже резко встал посредине. Шелковый Человек в очередной раз усмехнулся и пошел дальше. Больше сюрпризов в коридоре не нашлось. Зато у Тима и Пашки расширились глаза, когда они достигли его предела. Они вышли в достаточно просторный зал и там в многочисленных шкафах хранилась как минимум тысяча ламп. Ни одна из них не горела, а из этого следовало, джинны всё еще там.

— Что это? — спросил Тим.

— Это, мой дорогой профессор, то, что хранится в вашем хранилище. Фактически, здесь есть только эти лампы и ножницы Атропос, больше ничего. Так что поиски не должны затянуться надолго.

— А зачем их хранят здесь? — почему-то прошептал Пашка.

— Это целая легенда, мальчик. — Шелковый Человек прошел мимо рядов ламп и осмотрел помещение. Вскоре он увидел, что искал, и пошел к цели. И Тим и Пашка держались позади. — Понимаешь ли, всё то, что говорил тебе Тим, и о чем упоминал я, не совсем правда. Но в этом уж точно нет его вины, а я не хотел пояснять дважды. В истории Шума было три эпохи. Во второй шерифы убивали монстров, в третьей шумцы научились пользоваться технологиями и построили технологический город, а о первой знают очень немногие. А начинался Шум именно с джиннов. Именно они заложили Шум и именно они до сих пор находятся в заточении в этих лампах. Тогда как раз шла война, хотя войны в Азиль-до-Абаре идут почти всё время. Ну, так вот, тогда шла война, и Шум был построен, как форпост джиннов. Но звери из Сумеречного Царства и шерифы Ахры смогли его взять, и еще пленили более тысячи джиннов. С их помощью они построили первый Шум для людей. Летающий город невиданной красоты и крепости. Тогда же берет свое начало и Подлунный Университет, в прошлом школа боевых искусств. Но шерифы потратили слишком много желаний, и у каждого из тысячи пленников осталось всего по одному. И шерифы опять схитрили и просто заперли джиннов здесь. Каждому из заключенных осталось выполнить всего по одному желанию, и он вырвется на свободу, но пока этого не произойдет, они останутся рабами ламп.

— А разве они не ограничены сроком? Мне говорили, джинны сами освободятся из ламп по истечению какого-то срока, а исполнение желаний для них только способ сократить его.

— Всё зависит от качества ламп. Эти сделаны не кем-нибудь, а мной. И из них не сможет выбраться ни один джинн, пока не истечет контракт.

— Тобой?! — воскликнул Пашка. — А зачем тебе это было надо?

— А они мне досаждали. Ведь вся эта кутерьма творилась неподалеку от Города Пустых Бутылок. Зато, с тех пор, никто из джиннов меня не тревожит. Но мы пришли.

Перед ними статуя слепой старухи с ножницами в руках. Каменную женщину скульптор изваял с великолепно-пугающим реализмом: морщины, складки одежды, ногти, прочий рельеф; ножницы светились серебром. Шелковый Человек подошел к ней и аккуратно взял ножницы из покрытых венами ладоней. Он улыбнулся старухе и, повернувшись, протянул ножницы Пашке.

— Возьми. Считай это мой подарок тебе. Они могут понадобиться вам в скором времени.

— А разве мы не вернем их потом? Ну, когда пострижем этого дикобраза? — спросил мальчик у Тима.

— Я думаю, тебе они действительно нужнее. Тебе надо хоть какое-то оружие. И мы можем вернуть их, когда всё закончится.

Пашка кивнул и засунул ножницы в подмышку. Шелковый Человек уже шел на выход. Собака и мальчик пошли следом.

— Этими ножницами можно убить любого? — спросил Пашка.

— Только того, у кого есть тень, — ответил Шелковый Человек. Пашка посмотрел под ноги и увидел свою тень, тень Тима, но Шелковый Человек тени не отбрасывал. И даже наоборот, там, где она должна быть, как будто светлое пятно.

Они прошли над местом, где висели пауки. Сверху слышалось чавканье и писк плоского червя. Они достигли начала коридора и повернули в тот, над которым висело изображение лошади. Только тут оказалось куда короче. Метров через десять они вышли в большое помещение с множеством клеток. И в каждой как будто притаился кусочек кошмара сумасшедшего. Все твари, сидевшие в клетках, имели черный окрас, каждая — очень страшная. Они смотрели немигающими глазами, от этих взоров бросало в дрожь. Ну, по крайней мере, Пашку и Тима. А вот Шелковый Человек просто шел и не обращал на них ни малейшего внимания. Его шелковая пижама блистала желтизной в этом мире ночи, а босые ноги гулко шлепали по металлическому полу.

Им пытались преградить дорогу дважды. В первый раз гигантская тварь, похожая на черного осьминога, выползла из просвета между клетками. Но ее черные глаза встретились с глазами Шелкового Человека, и она отступила. Второй раз на пути встал таракан размером с лошадь. История с гляделками повторилась и таракан, поклонившись, ушел.

— А почему они не нападают на тебя? — спросил Пашка.

— Потому что помнят. Мой Город Пустых Бутылок стоял здесь задолго до того, как начались войны между Царствами. И тогда мы весело жили вместе с этими милыми созданиями.

— Милыми?! — воскликнул Тим. — Да какие же они милые?

— Для кого как. — Пожал плечами Шелковый Человек. — Раньше вообще всё было иначе. А еще раньше — больше. Эти звери вовсе не плохие. Они просто другие. Они спокойно жили в своем Царстве, пока не пришли такие, как вы.

— Что значит такие, как мы?

— Сновидцы, звери, другие. Те, кого теперь называть жителями, потому что они тут «живут». — На слове «живут» Шелковый Человек почему-то сморщился, будто надкусил кислую сливу. — Самое печальное, теперь уже ничего не измениться. Те времена ушли навеки.

В первый раз в словах Шелкового Человека Пашка услышал хоть какое-то подобие грусти. Впрочем, он сам ее не разделял. Одного взгляда на клетки хватило, чтобы жалость к зверушкам пропала, а ее место заняло отвращение.

Но суть да дело, они пришли по назначению. В клетке дремал серебряный дикобраз чуть больше медведя. Он лежал почти вплотную к решетке, несколько игл торчали наружу.

— Отрежь их, Карл, — сказал Шелковый Человек. — Но постарайся не уколоться. Уколешься и тут же проснешься, и еще испытаешь такую боль, что долго не сможешь прийти в себя в Мире.

— Хорошо, — сказал мальчик. — А сколько надо игл?

— Я думаю, трех хватит. Одну возьмешь себе две мне.

— А зачем мне игла?

— На всякий случай. Если тебе надо будет быстро проснуться, воспользуешься ей.

— А если на меня наденут ошейник джиннов, я проснусь, уколовшись?

— Да. Это, наверное, единственная возможность проснуться, если на тебя его наденут. Ну давай, не мешкай.

Пашка осторожно подошел к дикобразу и отрезал одну иглу. Та упала на пол. Обычная игла похожая на спицу. Даже не подумаешь, что она не металлическая, а росла на теле зверя. Пашка так же осторожно два раза щелкнул ножницами, еще две иглы упали. Он подобрал их и протянул две Шелковому Человеку. Тот залез в карман и достал три пробки, похожие на от вина. Он осторожно насадил иглы на них, а одну протянул мальчику. Пашка тоже обезопасил свою иглу и засунул в карман куртки.

— Ну вот и всё, — улыбнулся Шелковый Человек. — Как видишь, со мной можно иметь дело.

— Мы еще не вышли отсюда, — сказал Тим мрачно.

Но его опасения оказались напрасными. Они спокойно прошли мимо клеток, мимо теневого тигра и вышли в круглую дверь. Тим дотронулся до рамы, железная дверь со скрежетом затворилась. Потом он нажал на кнопку, каменные ворота открылись, пропуская наружу.

— Встретимся за городом, рядом с холмами на востоке, — сказал Шелковый Человек. — Там я рассчитаюсь с вами.

Он исчез, а Пашка посмотрел на Тима и сказал:

— Если он действительно поможет нам добраться до Вабара, это можно считать удачной сделкой. Ой, а ты пойдешь со мной в Вабар?

— Пойду, — улыбнулся Тим. — Я же говорил, что пошел бы, если бы мог. Если он исполнит, что обещал я, конечно, пойду с тобой.

Они двинули по каменным коридорам, потом вышли в металлические.

— А, может, это брехня? — спросил Пашка.

— Что?

— То стихотворение. Ну, когда-то на заре времен могуч был Ветер и силен, потом, что-то вроде, он мог летать куда хотел, поймать его никто не смел…

— Но появились восемь стен и посадили Ветер в плен, — продолжил Тим. — И молвил из темницы Ветер: «Несчастны будете навеки! И вскоре к вам, лишая толка, придет мой Человек Из Шелка». Если разобраться, нигде не говорится что он злой. Может, и вправду брехня…

Когда они проходили по знакомым коридорам, лось все еще читал лекцию окну команды. Они вышли из университета сели во флаер и полетели на восток. Уже спустя полчаса по пашкиному внутреннему времени «летающий запорожец» пересек границу Шума. Холмы, о которых говорил Шелковый Человек, действительно пролегли на востоке — во флаере был компас. Не меньше двадцати округлых возвышенностей, и странно, рядом плато размером с город, где поместился Шум. Впрочем, Пашка напомнил себе, всё это просто сон и перестал удивляться по пустякам.

Желтая пижама Шелкового Человека светилась на фоне царства вечной ночи, флаер полетел к нему. Пашка до сих пор волновался, не обманет ли загадочный хозяин Города Пустых Бутылок? Но и его опасения оказались напрасными. Когда флаер приземлился и они вышли из него, Шелковый Человек сказал:

— Ну что же, последние советы на дорожку и вперед.

— А за советы придется платить? — спросил Пашка.

— Нет, Карл, ты сделал сегодня для меня так много, что теперь я тебе должен. Вот и расплачиваюсь.

И Пашка, и Тим только пожали плечами, гадая, чего они такого сделали, а мужчина в пижаме продолжил:

— Вабар очень плохое место. Если Ночное Царство просто другое, то Вабар именно плохой. В этом можешь не сомневаться. Войти в него без приглашения нельзя, и вам надо его получить. Нахождение в Вабаре без приглашения карается смертью.

— И как его получить? — спросил Тим. Он слушал очень внимательно уже прикидывая, сможет ли написать потом об этом диссертацию.

— Такое разрешение может выписать вам джинн. Но на вашем месте я бы попробовал получить его у Хранителей Четырех Башен. Они всё же люди, хоть и сумасшедшие. Далее, вам предстоит пройти по самому Вабару. Помните, что это за место, и что не всё, что кажется, является настоящим. На этом всё.

— А что там нам может показаться?

— За ответ на этот вопрос придется платить.

— Ладно, не надо. И как ты нас туда доставишь?

— Такие фокусы я делаю очень просто.

Шелковый Человек присел и протянул руки к земле. Из рукавов пижамы посыпались толстые зеленые гусеницы. Они сыпались и сыпались а, попадая на землю, тут же начинали что-то прясть. Очень скоро гусениц стало не меньше сотни. Шелковый Человек встал, Пашка с Тимом смотрели на них широко раскрытыми глазами. Каждая гусеница размером с человеческий палец, они копошились на черноземе, складываясь в правильный четырехугольник. Вот они стали худее, потом еще меньше и вскоре пропали вовсе. А под тем местом остался красивый шелковый плед. Тонкий и гладкий с завитушками зеленых узоров. Шелковый Человек хлопнул в ладоши, плед взлетел в воздух. Он завис где-то в футе от земли и слегка заходил волнами. Получилось что-то вроде ковра самолета, размером два на полтора метра.

— Будет тесновато, но ничего, потерпите, — сказал Шелковый Человек. — Просто скажите ему, куда вам надо, и он отвезет.

— А как долго мы будем лететь? — спросил Пашка.

— По твоему времени не больше часа. Не волнуйся, времени у тебя пока хватает. Ну что же, прощайте.

Шелковый Человек протянул Пашке руку. Поколебавшись секунду, мальчик пожал ее. Потом рука переместилась к Тиму и пес тоже ее пожал. Шелковый Человек почему-то довольно улыбнулся собаке, Тим тоже улыбнулся из вежливости, хотя улыбка Шелкового Человека ему совсем не понравилась. Пашка и Тим залезли на ковер или плед, или простыню. Там действительно пришлось потесниться, но сидеть можно.

— Вабар, — приказал Пашка.

И шелковый ковер полетел куда-то в сторону востока. Он сразу набрал скорость не меньше, чем дракон, и очень скоро пропал из вида. Последнее, что слышал Шелковый Человек, протяжный радостный: «И-и-и-а!!!» — вырвавшийся из пашкиного рта.

Шелковый Человек повернулся к Шуму. Его лицо не выражало никаких эмоций, вдруг холм позади него зашевелился.

— МОЖНО НАЧИНАТЬ? — прогрохотал холм.

— Да, — ответил Шелковый Человек. Он поднял ладонь и посмотрел на нее. По ней пробежала легкая рябь, на секунду ладонь превратилась в собачью лапу. — Начинаем по моему сигналу.

Мужчина в пижаме исчез.


* * * | Сонные войны. Дилогия | cледующая глава







Loading...