home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


1

Прошел месяц тяжелого ожидания. На листке календаря, висевшего на кухне, Маринка сегодня сорвала последний листок осени. Теперь на нём красовалась палочка и слово «декабрь». В первый раз Пашка не корил себя за промедление, потому что этот месяц не пропал даром. Он изучал, исследовал и делал выводы. Взяв с собой Тима, он каждый день гулял до маяка или до кочегарки. Маяк почти всегда пустовал, а вот кочегарка иногда подавала признаки жизни. Все наблюдения проводились с крайней осторожностью, его никто не заметил. Он несколько раз видел слепых кочегаров, прятавших уродливые швы под черными шапками, и часто видел Кузьмича. У Пашки не осталось никаких сомнений, кто эмиссар Черно-Белого Царства. Конечно, загадочный старик, о котором рассказывают множество страшных историй. За этот месяц Пашка услышал не меньше пятидесяти. Половину рассказал Илья, другую половину ребята из Школьного Телефона. Пашка вышел на них через Илью и те, пусть и неохотно, но рассказали Пашке о старике. Кузьмича обвиняли, чуть ли не во всех смертных грехах. Большинство сказок сводилось к тому, что он сажает детей на льдины и отправляет в море, и тому, что чуть ли не три четверти так называемых несчастных случаев детьми — его работа.

Услышал он истории и более экзотичные. Например, что Кузьмич выкапывает трупы с кладбища и ест их. Или, что в маяке стоит его гроб, в который он ложится по ночам. Или, что он сам дьявол, или, что продал ему душу.

Конечно, из такого количества информации очень трудно выбрать правду, но кое-что интересное Пашка узнал. Например, Кузьмич якобы молится какой-то статуе в саду за высоким забором. Или что зимой он ходит налегке — в тонкой курточке — и никогда не замерзает. Хоть в тридцатиградусный мороз он одет по-летнему. И еще, когда его видят гуляющим в парке, он часто окружен клубами тумана. Всё это Пашка запомнил, но решил не лезть на рожон, пока не изучит Кузьмича подробнее. Мальчик попробовал установить за ним слежку.

Пашка пошел на беспрецедентный поступок — решил прогуливать школу. Подделал почерк сестры и передать записку через Илью. Теперь каждое утро, уходя в школу, он шел в парк. Вместо учебников и тетрадей в портфеле лежал бинокль и нож. Пашка решил, хоть такая защита окажется кстати. Хотя он не был уверен, что сможет зарезать ножом человека, но, в случае чего, хоть напугает.

Главный объект исследования — дом Кузьмича. Даже маяк не так важен. С маяком всё, в целом, понятно. Пашка уже давно приготовил ножовку, чтобы перерезать замок на двери. Чтобы в это время туда не пришел Кузьмич, Пашка изучал его график, следил, куда он ходит и что делает. И тут его ждало разочарование. Кузьмич действовал очень хаотично. Он то ходил гулять, то сидел дома. Проверять маяк он мог и днем, и вечером. Как Пашка понял, тот или работал автоматом, либо у Кузьмича в доме стоял какой-то пульт от него. В любом случае, маяк загорался каждый день независимо от того, ходил туда Кузьмич или нет. Старик мог покинуть дом на целый день и слоняться по Заветам, а мог сутки не выходить из него. Он иногда ходил на кладбище и проверял состояние могил, и только это могло как-то пригодиться, потому что он каждый раз был там ровно час, плюс минус одна-две минуты. Пашка не знал, что он там делал — соваться на кладбище, по которому ходит Кузьмич, ему не хотелось. Но в этом хоть какое-то постоянство. Пашка решил пролезть, если не в дом, то хотя бы в сад Кузьмича, где по рассказам ребят стояла молельня, где Кузьмич поклонялся какой-то женщине. И Пашка предполагал, кто она.

Эта вылазка примечательна еще и тем, что после нее у мальчика, наконец, родился план. И как попасть в маяк, и как сделать так, чтобы Кузьмич туда внезапно не пришел, и еще кое-что.

Как уже говорилось раньше, дом Кузьмича сделан из толстых бревен. Сад с высокими елями обнесен высоким деревянным забором, посмотреть, что творится внутри нельзя. Пашка выяснил всё это, забравшись на несколько деревьев, растущих неподалеку. Внутри двора довольно чистенько и убрано. Посредине постройка, похожая на беседку, только закрытая со всех сторон. Что-то вроде домика квадратной формы с конусообразной крышей. Со стороны дома к ней вела вымощенная камнями тропинка, упиравшаяся в дверь. Пашка не видел, как Кузьмич в нее ходит, но это предполагалось, ибо дорожку к ней тщательно вычистили от первого снега. И вот, в один из последних дней осени, Пашка увидел, как Кузьмич выходит из дома и направляется в сторону кладбища. Мальчик долго ждал этого. Неподалеку от дома Кузьмича уже спрятана, сделанная специально для этой цели лестница, теперь мальчик ее очень резво откапывал от снега и сухих листьев. Лестницу он сколотил из веток, весила она не так уж и много. Примерно трехметровой длинны, ее как раз должно хватить, чтобы перебраться на ту сторону забора.

Пашка подождал, пока Кузьмич скроется из виду и, вместе с лестницей, побежал к той части забора, что не видна с кладбища. Он прислонил лестницу к ограде, ловко забрался наверх и, перекинув ноги так, что одна оказалась внутри, а другая снаружи, подтащил лестницу и прислонил к внутренней стороне забора. Теперь он сможет выбраться оттуда, не ища во дворе других приспособлений.

Пашка спустился и осмотрелся. Сердце бешено билось, мальчик, слегка пригнувшись, проскочил к беседке или молельне. Дверь не заперта. Он открыл ее. Петли прекрасно смазаны, Пашка не услышал скрипа, как ожидал.

Да, ему говорили: Кузьмич поклоняется какой-то женщине. Пашка предполагал, что это Снежная Королева, но не думал, что ее алтарь настолько красив. И уж точно не ожидал увидеть над ним статую женщины невиданной красоты, сделанную изо льда или стекла. Она стояла на квадратном камне и смотрела на вошедшего ледяными глазами. Наряд Снежной Королевы состоял из легкого платья, а на голове сияла высокая корона. Пашка уже прочитал сказку Андерсена и знал, какая она, эта королева. Холодная и бездушная. Бессердечная.

Внезапно ее глаза слегка засветились синим светом. Мальчик взглянул в них и увидел легкое отражение заснеженной пустыни и огромного ледяного замка. Сначала лишь тень мрачного пейзажа, но Пашка продолжал смотреть, и тень становилась реальной, а потом превратилась в настоящую картину. Статуя погружала в странное состояние полусна полубодрствования. Звуки вокруг пропали, он остался со статуей один на один. Ничего не существовало кроме этих прекрасных глаз. И нет в Мире ничего прекрасней их.

Краем глаза Пашка заметил что-то белое. Он резко повернулся, стряхивая наваждение, и увидел, что стоит по колено в густом тумане. И в этом тумане что-то двигалось. Там как будто плавали тени, иногда их голые спины показывались из тумана. Пашка понял, откуда идет туман. Со стороны кладбища, он переваливал через забор и вплывал во двор. Как вода наполняет бассейн, так туман залил садик Кузьмича. Пашка услышал отдаленный стариковский крик. Кузьмич кричал, но в его голосе не слышалась досада или злоба. Он просто вопил о чём-то. Пашка бросился через туман к лестнице. Бросился, но понял — по всей длине забора туман поднялся и облепил доски, скрывая путь к спасению. А что надо спасаться, причем быстро, это точно. Лестница должна быть где-то здесь, но мальчик ее не видел. Он стал шарить руками по забору, загоняя в пальцы занозы, его кто-то схватил за штанину. Такое ощущение, маленькая ладошка. Пашка попробовал вырваться. У него получилось, но его тут же схватили опять — уже за две штанины. Теперь вырваться получилось сложнее, но ему опять удалось. Пока его хватали за ноги, руки шарили по забору в поисках лестницы. Он почувствовал, в штанины вцепилось уже несколько рук или лап, или еще чего, но в этот момент он нашел лестницу. Он схватился за нее, подтянулся и его отпустили. Пашка успел заметить, из тумана на секунду появились именно лапы. Похожие на куриные, только по восемь пальцев на каждой. Пашка залез наверх, перетащил лестницу и спустился. Он рванул по лесу, держа лестницу в руках, и спрятал на прежнем месте. И вдруг услышал позади себя смех. Холодный и жестокий женский смех. Снежная Королева смеялась над ним.


* * * | Сонные войны. Дилогия | * * *







Loading...