home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


19 апреля 2019 г. Санкт-Петербург

Похороны Ильи Колесникова проходили на Богословском кладбище. Народу собралось, на удивление, много. Были все сотрудники фирмы, включая бухгалтера. Компаньон Никита Збруев, были уже известные капитану приятели покойного — Рябов и Борисов, Артем Пылев, еще несколько незнакомых мужчин, парочка девиц, они держались ближе к Борисову и Рябову, несколько пожилых пар, очевидно, родственники, Полина с мальчиком. Они держались возле Зои Дмитриевны, и, когда облаченная в кружевную мантилью Наталья Алексеевна протягивала к Ване руки, мальчик тут же нырял за спины мамы и прабабушки, что очень ярко характеризовало взаимоотношения в этом семействе. Чуть в стороне, отдельно ото всех, стояла Ксения Гордеева.

Она была одна, в больших очках с темными стеклами, в черном элегантном пальто, с убранными в прическу волосами, дамочка смотрелась величественно и шикарно. Даже Зоя Дмитриевна обратила на нее внимание, взглянув скорее с недоверием, нежели с любопытством.

Пафосных речей не было, все прошло тихо, посемейному.

Капитан с Захаром пристроились в хвосте похоронной процессии и на пути с кладбища успели по одному опросить ранее незнакомых им приятелей Ильи Колесникова.

Увы, ничего перспективного им накопать не удалось.

— А Гордеева эта — ничего. Стильная девица. Интересно, каким видом спорта она занималась? Как думаешь? — плотоядно глядя вслед идущей в конце процессии Гордеевой, размышлял Захар. — Для гимнастки крупновата. Высокая, и вообще. Легкая атлетика? Тоже вряд ли, у них конечности, как жгуты, тонкие и мускулистые, а у нее с формами все в порядке.

— Может, наросли? Она же не вчера из большого спорта ушла, — равнодушно пожал плечами капитан.

— Нет. Тут надо подумать, а давай, кто угадает, каким она видом спорта занималась… ну, скажем… Точнее, кто проиграет, тот проставляется. А? На бутылку пива.

— Совсем делать нечего? — укоризненно взглянул на него капитан.

— А что делать? Идей-то никаких, версий стоящих тоже. Так хоть развлечемся, — пожал плечами Захар.

— Ладно. Только как теперь это выяснить? Вон она уже в машину села, — кивнул в сторону отъезжающей Гордеевой капитан.

— Ну, как-нибудь да узнаем, — отмахнулся Захар.

— Никита! Она фехтовальщица! Шпажистка! Ты понимаешь? — ворвался в кабинет Захар, потрясая бумагой.

— Кто? И что я должен понять? — устало спросил капитан Ушаков, отрываясь от бумаг.

— Ксения Гордеева — шпажистка! Никита, да включи ты мозг! Шпага, понимаешь? Длинная, острая, тонкая, а девица ею виртуозно владеет.

— Захар! Да ты гений, — встрепенулся наконец капитан. — Откуда узнал?

— Да в университет имени Лесгафта сгонял, и вот даже справочка имеется. Выписка из личного дела. — Снова помахал бумажкой Захар.

— Как же ты вовремя! — с любовью глядя на Захара, промолвил капитан. — Мне через пять минут к начальству на ковер с материалами по делу идти. Я уж думал все, устроят мне трепку, а тут такой подарок! Обидно, что я сам старый дурень до этого не додумался, — с сожалением вздохнул капитан.

— Ладно уж, пользуйся моей добротой. Бери справку, потом сочтемся, — великодушно разрешил Захар.

— Ну, что с мертвой точки-то хоть сдвинулись? — спросил у подчиненных полковник.

— Сдвинулись, — стараясь скрыть облегчение в голосе, проговорил Никита Александрович. — Мы разрабатывали несколько версий: коллеги, казино и девица покойного. Сегодня стало известно, что в прошлом Ксения Гордеева была мастером спорта по фехтованию. Шпажистка.

— Ничего себе, — не сдержался полковник. — Так надо же ее задержать, или у вас есть какие-то сомнения?

— Ну, никаких улик против нее нет, только вот эта информация, — сдержанно проговорил капитан.

— Ну, так проведите у нее обыск, задержите ее, допросите построже. Или у вас другие подозреваемые на примете имеются?

— Других нет. Но, может, задерживать Гордееву рановато? Стоит сперва подготовиться. Оружие поискать.

— Гм. Ну, что ж, вам виднее, делайте как считаете нужным, главное, не тяните и проверьте, она в ближайшее время не собирается покидать страну, а то потом ищи ветра в поле. Может, хоть подписку возьмете? — ворчливо поинтересовался полковник.

— Хорошая мысль, — оживился Захар, — подписка никогда не помешает.

— Ну, спасибо тебе на добром слове, — усмехнулся полковник. — Все, идите, работайте.

— Слушай, а что ты на самом деле думаешь делать с Гордеевой? — входя в кабинет, поинтересовался Захар. — У нас против нее действительно ничего нет.

— Думаю, хорошо бы обыск провести, только вот хватит ли у нас оснований для получения санкции? — задумчиво потер лоб капитан. — Хорошо бы найти людей из окружения Колесникова, которые были знакомы с Гордеевой, и наоборот.

— Слушай, ты сам говорил, что они в фитнесе познакомились, так, может, побеседуешь с тамошними сотрудниками, а? Хорошо бы найти какую-нибудь девицу, которая Гордееву не выносит, — размышлял вслух Захар.

— А давай ты туда съездишь? — оживился капитан. — Тебя там никто не знает, даже Гордеева, ну, и потом, ты у нас парень видный, культурный, тебе проще общий язык с девицами находить.

— Ох, и хитрый ты, Никита. Ну да уж ладно, съезжу. И даже прямо сейчас. А ты, может, на всякий случай все же выяснишь, где и у кого Колесников выиграл в карты. И кстати, а сколько он выиграл? Все кругом орут: много, много! А сколько это «много»? Миллион? Два? — натягивая куртку, рассуждал Захар.

— Думаю, больше. Со слов Зои Дмитриевны, а она старушка надежная, выходило, что Колесников собрался покупать загородный дом, вроде новую квартиру, в отпуск за границу собирался, — припоминал капитан. — Выходит, миллионов десять, а может, и все пятьдесят. Потому что вроде обещал бабушке долги отдать, а задолжал он ей ни много ни мало сорок пять миллионов.

— Не хило, — покачал головой Захар. — Но, на мой взгляд, Колесников был личностью не того масштаба, одно дело — продуть такие деньжищи, тем более что и не свои. А другое дело — выиграть. В общем, не знаю. Для кого и конура — хоромы, а кому и вилла на Мальдивах — сарай, — пожал плечами Захар. — Я пошел, а ты разбирайся.

Капитан только крякнул.

Выходило, что Захар взвалил на него самый сложный участок работы, а сам отправился девочкам глазки в фитнесе строить. А он тоже хорош, повел себя как последний лопух. Но делать было нечего, и Захар был прав, карточную сторону дела надо было разъяснить.

А кстати, про участки работы, спохватился капитан, доставая телефон из кармана.

— Да, — услышал он через минуту ленивый голос Толика Жукова.

— Здорово, лейтенант, ты чего такой довольный? Чем занят?

— Загораю у Петропавловки, — простодушно ответил Толик. — Ветерок. Солнышко, лафа.

Толик только что не урчал от удовольствия.

— Лейтенант Жуков, вы что, забылись, что находитесь на службе? — начальственно рыкнул на него капитан.

Безалаберность и нахальство Жукова просто ни в какие рамки не укладывались, он даже не считал нужным соврать, что делом занят. Каково?

— А я, между прочим, на службе, — не моргнув глазом, продолжал нагличать Жуков. — Пасу тут одного типа. Сейчас говорить не могу. Вот вернусь в отдел и доложу, — пообещал Толик и отключился.

— Каков наглец! — хлопнул ладонью по столу капитан, то ли с восхищением, то ли с раздражением, а может, и с тем и другим пополам.

Ксюша сидела на кухне с чашкой кофе и бутылкой коньяка, поминала Илью, задавая себе страшный, не имеющий ответа вопрос. Неужели проклятье сработало?

Неужели Илья не послушался ее, надел перстень в четвертый раз? А если нет, то кто и за что убил?

Илья был легковеснее воздушного шарика. Яркий, веселый, беззаботный, добрый, щедрый, жутко безалаберный и неприспособленный к взрослой ответственной жизни. Создавалось впечатление, что ему никак не удается повзрослеть. Кому он мог помешать? Бездельник, лоботряс, душа любой компании. Какой-нибудь ревнивец не простил отбитую у него девчонку? Чепуха. Мужчины давно уже не убивают из-за женщин, только из-за денег. Тогда его могли убить из-за выигрыша. Он мог разорить человека, мог создать кому-то серьезные проблемы. Это было больше похоже на правду. Но в этом случае у Ильи должны были отобрать деньги, иначе в чем смысл?

Но, насколько поняла Ксения, у Ильи ничего не пропало, а деньги как лежали в сейфе, так и лежат, никто его не взламывал, там же должен лежать перстень, и, когда все немного утихнет, ей придется пойти туда и забрать его.

Неужели Ирка была права, и это она во всем виновата? Да нет. Чушь это все. Ну, какие проклятия, какие волшебные перстни в наше время?

А Илья в эту легенду верил, и его дед тоже. Пойти в полицию и рассказать все?

Ксюшины размышления прервал телефонный звонок. Незнакомый номер.

— Да, слушаю?

— Здравствуйте, Ксения, — прозвучал незнакомый мужской голос.

— Здравствуйте.

— Мне нужен перстень, — без всяких экивоков, сухо, по-деловому заявил незнакомец.

— Что? — Ксения так растерялась, ей даже показалось, что она ослышалась.

— Перстень. Тот самый. И немедленно.

— Простите, с кем я говорю? — Старая спортивная закалка помогла ей быстро собраться и овладеть собой.

— Неважно. Мне нужен перстень. Завтра в пять часов в торговом комплексе «Галерея», на третьем этаже, я сам подойду.

— Не затрудняйтесь, я не понимаю, о чем вы говорите, и вообще, мне кажется, вы или псих, или ошиблись номером, — голос Ксюши звучал твердо.

— Ваша дочь учится в гимназии номер двести два, во втором «А» классе, — ласково проговорил незнакомец. — Симпатичная девочка, вся в маму.

При этих словах Ксюша испытала такой выброс адреналина, что, будь этот подлец в зоне ее досягаемости, проткнула бы насквозь и ни на секунду не задумалась.

— В пять в «Галерее», — сухо повторил он и отключился.

Кровь стучала в висках. Мысли мчались галопом, метались, путались. Нет, так не годится. Прямо сейчас с Лизой ничего не случится. Это ясно. Но девочку надо срочно спрятать.

Где? Олеся! Точно. Сегодня же мама с Лизой сядут на самолет. Визы есть, билеты она немедленно закажет. Их надо убрать из города.

А с другой стороны, надо ли так паниковать? Постепенно успокаиваясь и приходя в себя, задумалась Ксюша.

Судя по всему, тип, с которым она разговаривала, действует в одиночку. Перстень компанию не предполагает. Далее. Откуда он вообще узнал о нем? Может, это Иркина шутка, сестрица решила ее встряхнуть таким образом? Нет, Ира никогда такое не придумает. Значит, чужой. Кто, откуда узнал о перстне?

Последний раз перстень всплывал в далеком восемьдесят каком-то году, третьем, втором? Тогда погиб Ирин отец. С тех пор их семья жила тихо-мирно, никаких неприятностей в их жизни не наблюдалось. Далее появился Илья. Он сам заговорил о перстне, попросил его на время, обещал поделиться выигрышем, она, дурочка, согласилась.

Ксения никогда не верила в старое семейное предание, считая его красивой легендой. Не верила в силу перстня. И когда Илья пристал к ней с просьбой одолжить, согласилась в виде шутки. Потом Илья выиграл, затем еще и еще. Ровно три раза.

А после он погиб. И теперь этот звонок. Вывод может быть только один. Илья кому-то проболтался. Напился и, пребывая в счастливой эйфории, проболтался такому же карточному маньяку, как и он сам.

Этот тип не крутой бандит, но в своей страсти может пойти на что угодно. Шутить с ним не стоит, но с ума сходить тоже не из-за чего.

Придя к такому заключению, Ксюша немного успокоилась и стала думать, как лучше ей поступить.

Он игрок. Значит, готов рисковать, способен на необдуманные поступки, непредсказуем, умеет блефовать, но в то же время должен быть расчетлив, и вообще надо собрать о нем больше сведений, а для этого надо выиграть время.

Она пойдет на встречу. Надо купить похожий перстень. Не исключено, что Илья по глупости описал его и довольно подробно. Ничего, сейчас можно что угодно найти в продаже. Главное, чтобы он выглядел старинным. А еще надо позвонить Сашке.

Доброму, надежному, верному Сашке. Пусть подстрахует. Вдвоем они этого хорька быстро скрутят. А мама с Лизой пусть посидят дома, этого достаточно.

— Да не болтался я! Я работал! — бесстрашно огрызался на капитана Ушакова Толик Жуков, он вообще в силу отсутствия фантазии и неразвитости абстрактного мышления был очень смел. — Вы же сами хотели, чтобы я выяснил, где и как Колесников выиграл бабки. Я и выяснял.

— На пляже у Петропавловской крепости?

— Да.

— Ну и как, выяснил? — сухо уточнил капитан.

— Естественно, — не моргнув глазом, заявил Толик.

— Вот как? Ну, выкладывай, — прокручивая в голове все возможные кары, которые он сможет обрушить на голову зарвавшегося Жукова, велел капитан.

— Пожалуйста. Значит, так, сперва Колесников играл в различных казино, отдавая предпочтение этим трем. — Толик выложил перед капитаном распечатку. — Два из них принадлежат одной компании. Я навел справки, все три казино приличные, играют в основном люди состоятельные, с положением. Никаких громких скандалов, разборок, потасовок.

— Ну, — с удивлением глядя на Толика, поторопил капитан.

— Шумных скандалов, связанных с этими казино, нет, но кое-какие слухи по городу ползают. Я кое с кем созвонился, поболтал о том о сем, пивка попил и вот что выяснил, — небрежно развалясь на стуле, рассказывал Толик. — Во всех трех казино игра идет не чисто, шарики намагниченные, карты крапленые, но администрация строго следит, чтобы гости, проигрывая, не заподозрили подвоха, сильно не пережимают, но всегда в плюсе. Но бывает так, что казино решает обобрать какого-нибудь завсегдатая, по какому принципу его выбирают, не знаю, но разводят такого типа очень технично на крупные суммы. Вот как нашего Колесникова. И вот тут за него берутся очень жестко, не соскочишь, или плати, или похороним. Причем угрожают не должнику, какой смысл его убивать, с покойника денег не получишь, угрожают его родным. Жене, детям. В такой ситуации последнее с себя снимешь, а с долгом рассчитаешься.

— Вот как? — заинтересованно потер подбородок капитан Ушаков. — И кому именно проиграл Колесников?

— Да это уже не столь важно. С долгом он рассчитался и в казино после этой истории ни ногой.

— А вот скажи мне, казино всегда ведет себя так порядочно, получило долг и гуляй на все четыре, даже если у человека еще осталось что пощипать?

— Хм, — усмехнулся краем губ Толик. — В том-то и дело. Но Колесникова почему-то отпустили. Кто-то за него заступился. Кто, неизвестно.

— Любопытно. Ну, а дальше?

— Дальше Колесников, как я понимаю, какое-то время не играл, очень переживал эту историю, но долго бороться с собой, видно, не смог. Разыскал компанию, которая частным образом на квартире регулярно играла в картишки на деньги. Причем суммы у них в ходу были самые серьезные.

— Очень интересно, прямо-таки захватывающе, — совершенно искренне похвалил капитан. — И что же дальше?

— В этой компании Колесников появился всего за неделю до смерти, сперва присматривался, играл по маленькой, осторожно, и только последние три раза играл на полную катушку. И раздел всех догола. Игроки даже заподозрили, что он катала.

— Любопытно. А подробности? Имена, адреса, суммы?

— Все есть. Этим сегодня и занимался.

— Ну, Толян, ты даешь. Беру все свои слова обратно. Да ты просто титан сыска.

— Ну, а то?! — самодовольно усмехнулся Толик, улыбаясь во весь рот. От этого лицо его разъехалось в разные стороны, образовав перевернутый овал, отчего шея стала казаться еще тоньше. Комическая личность. Никакого серьезу. Хоть и молодец.

— Ну, так что? Как считаешь, мог кто-то из тех, кого обыграл Колесников, его убить?

— Ну, Никита Александрович, вы даете? Когда бы я успел еще и это выяснить? Я и так вон сколько всего за сутки провернул.

— Да, Толик, извини, а как тебе это удалось? — сообразил спросить капитан.

— Если честно, друг один помог. Только я не скажу, как его зовут и кто такой, я обещал, — строго, даже категорично заявил Толик. — Его за такие дела за ноги подвесят. А он мой друг, и вообще у него семья.

— Ладно, никого подвешивать не будут, рассказывай, — согласился капитан.

— В общем, он сперва настройщиком игровых автоматов работал, потом смекнул, что зарплата у него маленькая, а деньги вокруг крутятся большие, и с работы ушел. Но не просто, а с кое-какими наработками, и после этого стал по игровым залам ходить и джекпоты снимать. Недолго, правда. В один прекрасный день его служба охраны за шиворот схватила и к руководству в кабинет, а там грозный дядя чуть ли не с паяльником. Выкладывай, мол, как тебе это удается? Ну, чего ему делать? Жизнь дороже. Покаялся, поплакался, обещал все рассказать, если отпустят подобру-поздорову. А они не только не отпустили, но и на работу приняли в какой-то специальный отдел. В общем, он теперь в казино работает и много чего о них знает. Это я с ним на пляже встречался. В открытую он боится.

— Ясно. И откуда он про Илью Колесникова знает?

— Он не знал, но по моей просьбе проверил в базе данных на постоянных игроков. Есть такая. Но с ноября месяца Колесников в казино ни ногой.

— Ясно. Ну, а как ты про остальное выяснил?

— А тоже друзья помогли. Во-первых, тот же приятель подсказал, что такие, как Колесников, играть все равно не бросят, зависимость у них, а во-вторых, сказал, что надо поискать компании, которые на частных квартирах собираются. Ну, я поработал с телефоном Колесникова, прочитал все сообщения. Проверил все контакты и вышел на одного типа по фамилии Сушкин.

— Когда ж ты все успел? — не сдержав восхищения, спросил капитан.

— Работал день и ночь, — скромно потупившись, ответил Толик. — А вы орете, Жуков такой, Жуков сякой, — в голосе Толика звучала почти детская обида.

— Извини, Толя, был не прав, ты у нас крутой опер, без шуток, молодец. — Капитан был человек справедливый и всегда был готов признать собственные ошибки, считая, что такое поведение укрепляет его авторитет как начальника.

— Ладно, — повеселел Толик. — Короче, вычислил я этого Сушкина еще вчера. Поразнюхал про него среди коллег и соседей. Сегодня вот собираюсь войти с ним в непосредственный контакт.

— А он кто такой, чем занимается?

— Ну, вообще он работает директором крупной строительной базы «Покупай и строй». Видали, наверное. Ими все выезды из города охвачены, на каждой трассе по ангару.

— Конечно, сам там кое-что для дачи покупал.

— Ну, вот.

— Слушай, Толь, а ты еще кого-нибудь из этой компании вычисли. Поскромнее, попроще, — задумчиво почесал подбородок капитан.

— Ну, в общем, да. Только Сушкин у меня наиболее разработанный.

— А кто там еще имеется?

— Ну, владелец гостиницы, один спортсмен, потом владелец автосалона, артист, банкир, один мутный тип и вроде еще какой-то брокер.

— Интересная компашка. Как это туда наш Колесников затесался, вроде не того полета птица?

— Порекомендовал кто-то. Я так думаю. А вообще давайте Сушкина сюда вызовем и как следует потрясем. А?

— Гм, — задумался капитан.

— Да вы не бойтесь, Никита Александрович, он сейчас сильно выступать и возмущаться не будет, у него на базах недостача.

— Какая еще недостача?

— Опять чисто сплетни. У меня у сестры приятель мужа там работает менеджером. Так вот чего-то у них в последнее время дебет с кредитом не сходится. Никто толком ничего не знает, но вроде как Сушкин этот денежки казенные тиснул. Как, понятия не имею. Потому что инкассаторы их из касс забирают, а половина клиентов по безналу рассчитывается. Но что-то такое произошло. А, может, он товар стырил, не знаю, сор из избы никто не выносит, а Сушкин этот мрачнее тучи ходит. Все перешептываются, боятся, как бы база не разорилась, а их всех без выходного пособия на улицу не выкинули.

— А может, это из-за того, что он нашему Колесникову крупную сумму проиграл?

— Конечно, может. Говорю же, допросить надо! — оживился Толик.

— Ладно, давай вызывать твоего Сушкина, а ты все же присмотрись к остальным игрокам, на всякий случай. А вообще ты, Толян, молодец.

— Уф, жарища сегодня на улице, — входя в кабинет, поделился Захар Игнатов, бросая свою куртку в угол. — У меня на айфоне восемнадцать градусов показывает, а по факту, так, наверное, все двадцать, а я, как дурак, машину на солнце оставил.

— Ага, а я, как дурак, в автобусе парился, — подпустил коллеге шпильку Толик Жуков.

— А ты еще слишком молод для личного транспорта, — не остался в долгу Захар.

— Так, коллеги, прекратите пререкания. Захар, докладывай, — начальственным тоном распорядился капитан, не дожидаясь, пока взаимное подкалывание не перерастет в конфликт.

Захар тут же собрался и приступил к рассказу.

— Короче. Гордеева — шпажистка, все еще практикует, регулярно тренируется у себя в фитнесе, а еще дает частные уроки для нескольких любителей, в том числе среди них имеются два актера. Оружие хранится в клубе, у нее в кабинете, кабинет, понятно, закрыт, так что я его не видел, но оружие — чисто спортивное. То есть с тупыми наконечниками, таким человека не убьешь. Я специально в магазин спорттоваров заезжал посмотреть. Есть ли у нее дома оружие, работницы клуба не знают. О романе Гордеевой и Колесникова сотрудники в курсе. Роман закрутился прямо в клубе, но после того как они начали регулярно встречаться, Колесников в клуб ходить перестал. Девчонки говорят, что Гордеева не хотела сплетен.

— И?

— Это все.

— Негусто. Бери вон пример с Толика, он за сутки столько информации собрал, впору второе дело открывать. — Толик высокомерно взглянул на Захара.

— Сомневаюсь, — ответил тот сухо.

— Дома у Гордеевой оружие может быть?

— Ну, теоретически, — пожал плечами Захар.

— А как сложно превратить спортивную шпагу в боевую?

— Не знаю. Там такой наконечник, — начал на пальцах объяснять Захар, — если его свинтить, ну, или как-то сдернуть, то, наверное, можно лезвие заточить. Я же не мастер. Пес его знает, из какого материала оно сделано.

— А вот это плохо, пес знает, а ты нет, — поддел его капитан. — Ты, Захар, полдня девицам глазки строил в спортклубе, а результат для дела нулевой. Завтра занимаешься только Гордеевой. Задача — найти оружие.

— А вы с нашим гениальным лейтенантом чем займетесь? — стараясь скрыть обиду, спросил Захар.

— Картежниками.


29 апреля 1983 г. Ленинград | Проклятие Пиковой дамы | 30 апреля 1983 г. Ленинград







Loading...