home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Охота по перу

Во времена не столь отдаленные мне доводилось стрелять рябчиков поблизости от дачного участка.

…Как писала «Литературка», «шли годы. Смеркалось». Городской люд, падкий на дары леса, распугал всю дичь в округе, и только глупые утки еще кормились по ночам в тростниках за Коровьим пляжем. Одну из них, прилетевшую на вечернюю зорьку, мне удалось подстрелить, когда мы возвращались из леса. Пока Егор бегал за лодкой, пока пригреб, прошло с полчаса. На том месте, где качалась на легкой зыби тушка крохаля, он обнаружил лишь неуклюжий дощаник с двумя рыбаками, которые никакой утки не видели и никаких выстрелов не слышали. А помнится, когда я перезаряжал ружье, их дочерна просмоленный утюг болтался неподалеку под островом. Ну и ладно. Наверное, та утка нам привиделась.

Лет пять назад мое зрение стало слабеть. Отправился как-то в сторону речки. Только перешел болотце, как из кустов вылетел рябчик и сел неподалеку в елку. «Придеревенился» говорят в этом случае охотники. И так смотрел, и эдак, и щурился, и пальцы решеткой складывал — не вижу птицы. Смотался на дачу, взял у деда восьмикратный бинокль и вернулся обратно. Того рябчика уже не было, но вскоре я спугнул другого. Через окуляры просветленной оптики даже рассмотрел его хитрые глазки, запомнил расположение веток, опустил бинокль да и пальнул туда. Посыпалась хвоя, а рябчик улетел. Плюнул, вернулся домой и решил навсегда завязать с охотой.

Обет мой порушил подросший сын. Пристал: съездим да съездим на охоту, мол, когда за грибами ходил, и там рябцов видел, и там. Уговорил.

Парню я выдал 16-й калибр, с этой «погонялкой» связаны многие добычливые охоты, а себе взял 12-й.

— В лесу, — наставлял Егора, — ходить нужно тихо, не спеша, прислушиваться ко всем шорохам. Никто не спросит, сколько мы километров протопаем. Это неважно. Важнее скользить тихой тенью, лисьим шагом, все замечать, а самому оставаться незамеченным.

Метрах в двухстах от дороги спугнули тетерева. Сидел на еловой ветке, перегородившей тропу. Как ломанулся сквозь кусты, словно пушечное ядро! Я, конечно, стрельбы ядрами не видел, но после встречи с этим косачем очень хорошо представляю.

У Егора все мои инструкции сразу из башки выскочили. В дальнейшем он чесал впереди, как молодой лось, не забывая забежать от тропы и влево, и вправо — уж очень ему хотелось что-нибудь добыть. В общем, минут через пятнадцать я повесил ружье на плечо за полной ненадобностью. Шел следом да посмеивался. Так добрались до третьей ламбы — от дома это километров пять. Попили горячего чайку из термоса, по бутерброду сжевали. Сидим на сушине, перекуриваем.

«Ну, — думаю, — пора меры принимать. Что это за охота жеребячьим аллюром».

— Егор, — говорю, — у меня тут одна вещь припрятана, все не было оказии домой отнести. Сунем ее в твой рюкзак? У меня, сам видишь, термос. Еще бренчать будет.

— Давай. Что за вещь-то?

— Сейчас принесу.

Сходил в заросли и приволок трак от трактора, года два назад сам его под куст кинул.

Бульк эту «вещь» Егору в мешок.

— Не тяжело?

— Ерунда. Донесу.

— Донеси, пожалуйста. Эти траки большая редкость. Я из него якорь для лодки сделаю.

На обратном пути Егор еще пару раз дернулся от тропы в сторону, но потом шел ровно.

Дичи мы, правда, больше не видели. Слышали один раз, как тревожно пересвистнулись рябчики и тотчас зашумели крылья — улетели.

Охота, хоть и была безрезультатной, запомнилась, и за столом на семейных торжествах Егор о ней с удовольствием вспоминает.


*  *  * | Соло для одного | *  *  *







Loading...