home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


1

Каждый вечер я гусиным шагом печатаю след под вашими окнами. Шляпа в знак уважения приподнята над головой. Прохожие, вероятно, думают, что я приветствую этажи государственного учреждения, что стоит напротив вашего дома. Не обращаю на них внимания. Раз-два, раз-два. Иногда накатывает озаренность несказанных слов, и тогда я начинаю скользить в ритме шорохов Венского леса: раз-два-три. Нет, на меня не давит аскеза правил. Я свободен делать то, что хочу. Хотя бы потому, что не люблю бритые кактусы — я нахожу их неестественными. Раз-два, раз-два-три; раз-два, раз-два-три…

Старик Пифагор утверждал, что миром правят числа. Он был прав. Четыре стороны света окружают нас. В четырех строках стихотворения заложен ритм глубокого вздоха. Знание четырех правил арифметики свидетельствует о безусловной интеллигентности собеседника. Четыре масти у игральных карт. И только джокер не принадлежит ни к одной из них. Он свободен в своем выборе. Он король перевертышей. Он карнавальный шут. Я вижу его сущность. Графически она изображается числом 96.

«Пифагоровы штаны на все стороны равны». Это наряд джокера. Три бубенца на его колпаке напоминают о законе троичности в старых русских сказках. Восемь пуговиц на куртке — символ священного восьмеричного пути просветленного Гаутамы, более известного нам как Будда.

— Как живешь, джокер?

— Нормально. Занумерован, как заключенный. Рост — сто семьдесят девять, аванс — шестьдесят, уха — два, сердце — одно. Возьми руку. Чувствуешь? Сто двадцать на восемьдесят.

— Хорошо ли тебе, джокер?

— Стою, как цифра.

А на улице вьюжит март. И не верится, что где-то в завязь пошли бананы и по отмелям фланируют розовые фламинго, и смуглые ребятишки ныряют за туго свернутыми раковинами, и теплая волна накатывает на берега островов с пряными названиями.


Глава 6. Прощальный вальс | Соло для одного | cледующая глава







Loading...