home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 6

– В случае, если ты не знаешь, что должно произойти нынешней ночью, позволь мне все рассказать, – предложила миссис Хейл, пока Лора застегивала пуговки на спине свадебного платья Джейн; мать и дочь были очень похожи, только глаза у миссис Хейл были золотисто-карие, а у Лоры – насыщенного орехового оттенка. – Когда леди и джентльмен остаются наедине…

Джейн могла бы и сама объяснить кому угодно, что происходит в этом случае. Однако знать и испытать все на собственном опыте – это совершенно разные вещи. Джейн испустила такой глубокий вдох, что испугалась, как бы не отлетели пуговицы. Если то, что случится ночью, по силе ощущений хоть немного похоже на поцелуи Джаспера, она просто не выдержит и растечется по полу, как лужа.

– Какая жалость. А я так надеялась описать все в подробностях… и более цветистым языком, чем тот, что доктор Хейл использует в разговорах с пациентами, – рассмеялась миссис Хейл.

В первый раз за много месяцев они все трое оказались вместе, и присутствие миссис Хейл очень успокаивало Джейн. Она всегда относилась к ней по-матерински, помогала ей взрослеть, превращаться из девочки в молодую женщину и не раз унимала Джейн, когда та злилась по пустякам или кипела от гнева из-за какого-нибудь запрета Филипа. Сейчас ее глаза горели от восторга. Она так радовалась за свою подопечную, что Джейн порой легко было вообразить – рядом с ней находится ее родная мать.

– Если у тебя возникнут вопросы после… свершившегося, что ж, ты знаешь, где меня найти. – Миссис Хейл, не сдержавшись, хлопнула в ладоши. Точно так же она сияла, вспомнилось Джейн, когда Лора родила ей первого внука. Миссис Хейл подошла, встала рядом и осторожно потрогала тонкую кружевную отделку. – Я рада, что это платье, в конце концов, оставит о себе хорошие воспоминания. Ты заслужила свое счастье.

На глазах у нее выступили слезы. Она взяла Джейн за плечи и повернула ее лицом к зеркалу. Все сомнения Джейн относительно выбора свадебного наряда тут же испарились. Исчезла тринадцатилетняя девочка, что провела сотни дней в этой комнате, горюя о своем уехавшем друге и молясь, чтобы когда-нибудь он все же вернулся домой. И он вернулся к ней. Он станет ее первым мужчиной.

Филип негромко постучал в дверь и вошел. На нем была его лучшая визитка, и выглядел он таким же красавцем, как в день своего венчания с Лорой. Увидев Джейн, Филип замер, и его глаза засветились от гордости.

– Ты прелестна!

Он приблизился и нежно поцеловал ее в лоб. Джейн почувствовала, что перед глазами у нее все расплывается, и быстро смахнула слезы затянутой в перчатку рукой. Не хватало еще отправиться к алтарю с покрасневшими веками. Филип долгие годы заменял ей мать и отца, и, хотя Джейн мечтала о собственном доме, сегодня она с грустью оставляла родной кров.

– Спасибо тебе. За все.

Филип всегда был любящим братом и заботился о ней, как только мог. Ей будет не хватать его здравомыслия, уверенности, трезвых суждений… да просто его присутствия.

– Ты готова?

Она думала, что этот день никогда не наступит. Но он пришел. Наконец-то Джейн – невеста. Настало время вручить свою жизнь Джасперу.

– Готова.


Джаспер стоял у алтаря рядом с преподобным Клэром. Джайлз был шафером и находился тут же, в то время как надутый Джейкоб сидел на скамье – выбор пал не на него. Милтона, единственного из всех Чартонов, в церкви не было.

Три старших сестры Джаспера с мужьями и детьми занимали сразу несколько передних скамей. Пока его многочисленные племянники и племянницы хихикали и перешептывались с маленькими Рэтбоунами, их матери, как и мать Джаспера, не скрывали слез и деликатно сморкались в платочки. Несколько месяцев назад они думали, что Джаспер умрет в Саванне, – но вот он, живой и здоровый, и у него свадьба!

Джаспер потер шею: под воротником выступили капли пота. Они любят его, а он их обманывает. Если бы они узнали об игорном доме, то так же страстно оттолкнули бы его, как сегодня обнимают. И винить в этом можно было только себя. Джаспер смел лишь надеяться, что, если страшный день все же наступит, родные проявят милосердие и терпимость к Джейн, как в свое время к Милтону. Думать о том, что ее выбросят из семьи за его грехи, было невыносимо.

– Волнуешься, а? – Джайлз ткнул Джаспера под ребро.

– Нет, – искренне улыбнулся он. – Жду не дождусь.

Раздались торжественные звуки органа, и Джаспер, как и все в церкви, повернулся ко входу. В дверях появилась Джейн, божественно-прекрасная в шелковом платье сливочного оттенка с длинным кружевным шлейфом. Она спокойно и с достоинством шествовала по проходу рядом с Филипом, не отрывая от Джаспера сияющих ярко-голубых глаз. В них светилось такое счастье, что на мгновение у него перехватило дыхание. В Саванне Джаспер решил, что удача навсегда покинула его, но вот он вернулся домой и снова встретил ее, свою любовь. Джейн знала о нем больше, чем кто-либо из присутствующих, и тем не менее хотела связать с ним свою судьбу. Он не заслуживал ее восхищения, но собирался сделать все, чтобы стать достойным ее.

Джейн приблизилась к алтарю, преподобный Клэр сказал несколько слов, и вот Филип вручил Джасперу руку своей сестры и ее будущее. Губы Джаспера против его воли растягивала улыбка, и Джейн улыбалась ему в ответ. Он некстати вспомнил, как они хохотали на свадьбе его сестры Оливии. Во время приема Джаспер и Джейн затеяли игру в «а что, если…», по очереди подбирая друг другу женихов и невест; однако он все время втайне надеялся, что его женой будет Джейн. И сегодня его фантазия воплотилась в жизнь. Она в самом деле выходит за него замуж. И не от отчаяния, а потому, что между ними существует глубокая и крепкая связь, которую не смогли разорвать ни расстояние, ни время, ни все его пороки.

Они повернулись лицом к преподобному, и он начал говорить. Джаспер не понимал ни слова. Он лишь чувствовал запах духов Джейн, ее присутствие, ее пальцы, тесно сплетенные с его. Прелестная, доверчивая и наивная девушка – и опытный лгун с темным прошлым. Однако она верила в него, и это означало, что пора и ему начать верить в себя.


Церемония шла своим ходом. Настало время произнести клятвы. С серьезностью, наверняка удивившей Филипа, Джейн обернулась к Джасперу и просияла, увидев ту же торжественность и на его лице. Однажды, наедине, он уже дал ей обещание всегда относиться к ней с уважением. Сегодня клятв будет больше и их услышат все…

Наступила очередь Джейн. Как часто она была эгоистична в своих желаниях! Но теперь она больше не одна. Она нужна Джасперу так же, как он нужен ей, – не только для того, чтобы помочь с делами. Ему требуется ее сила и поддержка, чтобы восстановить часть себя, разрушенную Саванной и лихорадкой. Джейн посмотрела ему прямо в глаза. Понимает ли он, что ее слова идут из самой глубины души? Джаспер тихонько погладил ее палец, словно услышал этот не высказанный вслух обет.

Затем преподобный Клэр призвал их обменяться кольцами. Джайлз передал Джасперу маленькую коробочку, и Джейн едва не встала на цыпочки – настолько ей не терпелось увидеть, что выбрал для нее будущий муж. На бархатной подушечке лежало золотое кольцо с огромным бриллиантом – куда больше, чем тот, что украшал булавку для галстука Джаспера. Джейн ахнула. Он осторожно надел кольцо ей на палец и озорно ухмыльнулся, заметив, что ее поразила тяжесть камня.

Уголком глаза Джейн увидела, что все женщины в церкви заерзали на скамьях, чтобы лучше разглядеть кольцо. Джаспер насмешливо приподнял бровь, и она постаралась сдержать восторженную улыбку. Да, тщеславие – грех, но Джейн было все равно. У нее на руке красовался громадный бриллиант – больше, чем у кого-либо в церкви. Не дожидаясь указаний преподобного Клэра, Джейн обвила руками шею Джаспера и поцеловала его – первый раз в качестве жены.


Джаспер привез свою новоиспеченную супругу, сиявшую ярче, чем утреннее солнце, в дом Рэтбоунов на свадебный завтрак. Все вокруг наперебой желали им счастья и процветания – и зеваки на улице, и собравшиеся гости, которые выстроились в два ряда, чтобы встретить новобрачных. В толпе мелькнул и Милтон с женой, хотя эти двое явно старались держаться поодаль.

Как только с формальностями было покончено, все направились в сад, где вокруг розовых кустов стояли ломившиеся от угощений столы. Играла арфа, специально нанятые слуги сновали между гостями, предлагая шампанское и более крепкие напитки для джентльменов. Джейн гордо демонстрировала кольцо Джастину и его жене Сюзанне. Кто-то постучал ложечкой о стакан, привлекая внимание присутствующих.

– За моего сына и его очаровательную жену, – раздался глубокий голос мистера Чартона, возвышавшегося между двумя своими младшими отпрысками, Джайлзом и Джейкобом. – Не могу сказать, что удивлен вашим браком. Эти двое с самого детства были неразлейвода. Однажды я поймал их, когда они тайком выбирались из нашего дома с веревкой, тремя пенни и бутылкой моего лучшего вина…

– Генри, полагаю, сегодня никому не хочется слушать подобные воспоминания, – мягко остановила его жена.

История о том, как Джаспер и Джейн стащили отцовскую бутылку вина, чтобы продать ее и на вырученные деньги купить для Джейн пони, которого наотрез отказался приобрести Филип, так и осталась тайной.

– Наверное, ты права. – Мистер Чартон потер подбородок, словно вспоминая, зачем он вообще решил произнести речь. – Одним словом, я хотел сказать, что вы были с самого начала предназначены друг другу, и не могу передать, как я рад, что вы наконец-то поженились. – Он поднял бокал. – Мы очень любим вас обоих и от всей души желаем вам счастья.

Гости тоже подняли бокалы, поддерживая тост. Джаспер нежно поцеловал Джейн, и все дружно зааплодировали.

Джейн продела руку Джасперу под локоть.

– Твой отец отличный оратор, не правда ли?

– Полностью согласен.

Этот спич напомнил ему о многочисленных тирадах, которые отец произносил во время торжественных семейных обедов и рождественских завтраков. Он очень скучал по ним, когда был в Саванне. Джаспер нашел отца глазами – тот в дальнем конце сада беседовал со своими компаньонами. Держался он, несмотря на выпитое, уверенно и говорил что-то очень убедительное. Если он проведает, кем стал в Саванне его сын, то больше никогда не поднимет тост в его честь. И это самое меньшее.

Ласково светило солнце, на небе не было ни облачка, гости смеялись и болтали, и свои вечные тревоги Джаспер воспринимал легче, чем обычно. Вместе с Джейн, работая плечом к плечу, они откроют клуб уже через несколько недель, и ему не придется больше вести двойную жизнь. Процент от прибыли – вот все, что будет связывать его с игорным домом. Больше никаких бессонных ночей, просьб об увеличении кредита и волнений по поводу того, что посетители губят свою жизнь. Отец никогда не узнает, куда он послал сына и на что обрек.

– Идем со мной, Джейн! – Оливия, сестра Джаспера, которая была старше его на десять лет, подскочила к Джейн и потянула ее за руку. – Лили, Элис и я хотим дать тебе один совет.

Она повела Джейн к фонтану, где уже сидели две его других сестры. Кружок замужних леди. Оливия, унаследовавшая от матери прекрасный цвет лица, стройное сложение и гибкость движений, говорила больше всех. Судя по всему, она всерьез вжилась в роль наставницы в вопросах брака.

– Оливия никогда не разговаривала с Камиллой так радушно. А отец не разливался соловьем на моей свадьбе. И не рассыпался в поздравлениях. – Возле Джаспера появился Милтон, явно намеренный бросить тень на этот солнечный день. – Но тебе всегда доставалось самое лучшее.

Джаспер прикусил язык и не стал говорить Милтону, что родители оказали ему и его жене не слишком теплый прием лишь по их собственной вине. Вместо этого он просто сделал глоток шампанского. Не время затевать спор.

– Мне кажется, удачный жребий выпал как раз тебе. Я видел такие ужасы, которые ты не можешь даже вообразить.

На сад как будто и в самом деле легла тень, но Джаспер вдруг встретился глазами с Джейн. Она улыбнулась, и этого оказалось достаточно, чтобы тьма отступила. Он молча отсалютовал ей бокалом.

– Но ведь не может быть, чтобы ты видел только болезнь и смерть. Не зря же ты прожил в Саванне так долго… вероятно, что-то тебя удерживало.

Кажется, с момента возвращения Джаспера это были первые слова, которые Милтон произнес без снисходительности и без ревности. Джаспер внимательно посмотрел на него и на мгновение увидел своего брата, а не соперника, в которого тот превратился.

– Возможно. Порой бывало весело, конечно. И хорошенькие леди присутствовали. Но никто не мог бы сравниться с ней.

Все женщины, которых он знал в Саванне, – начинающие увядать вдовы, отдававшиеся игре с не меньшим азартом, чем мужчины, скучающие жены плантаторов, жаждущие обучить молоденького мальчика искусству любви, – безнадежно меркли перед Джейн. Ее красота была подобна спокойным глубоким водам. Ничего бьющего в глаза, ничего чрезмерного, ничего лишнего. Джаспера притягивала ее невинность, забавно сочетающаяся с острым язычком и несомненным деловым чутьем.

– Ну разумеется, и я времени даром не терял. – Проглянувший было прежний Милтон быстро исчез; нынешний гордо выпятил грудь, повторяя жест Джаспера, взглянул на свою жавшуюся в углу жену и тоже поднял бокал с шампанским. – Я неплохо поработал с отцом, и мне несколько раз удалось получить хорошую прибыль. И разумеется, у меня прекрасная супруга.

Камилла ответила ему слабой улыбкой и с завистью посмотрела на Джейн, которая все еще оживленно болтала с сестрами Джаспера. Кажется, Джаспер начинал понимать, почему Милтон выбрал Камиллу, а не Джейн. Его жена предпочитала держаться в сторонке, тогда как Джейн твердо шла к намеченной цели. Рядом с Камиллой Милтон никогда не будет выглядеть слабым; она не станет заниматься делами, и отсутствие у него коммерческой жилки не будет столь заметным. Милтон боялся жениться на сильной женщине, которая самим своим существованием постоянно бросала бы ему вызов, в то время как Джаспера привлекало именно это… особенно учитывая сегодняшнюю ночь.

– Прошу прощения, я должен отойти.

Лавируя между гостями, Джаспер подошел к Джейн, уже стоявшей рядом со своим братом и его женой, взял ее за руку и незаметно погладил большим пальцем ладонь. Она тихонько вздохнула.

– Расскажите мне о вашей торговле хлопком в Саванне, мистер Чартон, – тут же начала Лора. – Мой отец занимался тканями, и я помогала ему в магазине. Когда-то я отлично разбиралась в южном хлопке, и мне любопытно, все ли я забыла или еще кое-что помню.

Джаспер застыл. Джейн крепко сжала его руку. О хлопке ему было известно столько же, сколько и дядюшке Патрику, то есть ровным счетом ничего. И он никак не ожидал, что миссис Рэтбоун окажется знатоком по этой части. Джаспер попытался вспомнить хоть что-то из разговоров о хлопке, случайно долетевших до его слуха, пока он наливал клиентам вино или пересчитывал полученные от них купюры, но безуспешно.

– Не приставай к нему с работой, Лора! – Джейн шутливо отмахнулась. – Мы собрались здесь, чтобы веселиться, а не обсуждать дела.

– Жизнь замужней леди уже успела тебя изменить, Джейн, – заметил Филип, с подозрением оглядывая ее. – Раньше ты никогда не упускала возможности поговорить о коммерции.

К счастью, тут к ним приблизилась мать Джаспера и зачем-то увела Филипа и Лору с собой.

Джейн потерла лоб.

– Теперь я понимаю, что ты имел в виду. О том, как трудно лгать всем и каждому.

– Почему ты не сказала мне, что твоя золовка разбирается в хлопке?

– Потому что она и сама не вспоминала об этом уже много лет. Мне и в голову не пришло, что ей вздумается завести речь на эту тему.

– Должно быть, мне придется проштудировать пару трудов на эту тему перед нашим первым семейным ужином, – усмехнулся Джаспер, стараясь снять напряжение.

Джейн тесно придвинулась к Джасперу. Пускай Филип смотрит на них, сколько ему угодно. Теперь она замужем, и брат ей больше не указ. Она будет заниматься тем, чем захочет.


На сад уже спускались сумерки, когда совсем развеселившиеся гости шумно проводили новобрачных до их ландо. Пока коляска везла их к дому Джаспера на Гоф-сквер, Джейн все время ерзала и вертелась. Ей не сиделось на месте. Верх был поднят, ничто не нарушало их уединения, и ей хотелось приступить к началу семейной жизни прямо сейчас, но… кучер будет шокирован, когда откроет им дверь, а это никуда не годится.

Поэтому Джейн просто наслаждалась, чувствуя тяжесть руки Джаспера на своем плече и твердые мышцы его бедра под ладонью. Всю дорогу они весело болтали и смеялись над мистером Джонсом, который решил было одолеть мистера Чартона в распитии спиртных напитков, но потерпел позорное поражение.

Когда они наконец добрались, Джаспер представил Джейн своей малочисленной прислуге, а затем провел ее по дому. Узкие комнаты были заново выкрашены и обставлены той же безвкусной роскошной мебелью, что украшала его кабинет. Вся она, разумеется, принадлежала дядюшке Патрику и досталась Джасперу вместе с домом. Они заглядывали то туда, то сюда, обсуждая какие-то незначительные хозяйственные детали и словно избегая главной комнаты, которая ждала их наверху. Будучи давними друзьями, Джаспер и Джейн знали друг о друге немало довольно интимных подробностей. Однако сегодня ночью им предстояло познать совершенно новый вид близости.

За окном совсем стемнело. Они зажгли свечи и вслед за экономкой, миссис Ходжкин, поднялись наверх. Вещи Джейн были уже расставлены и разложены в спальне Джаспера. Ее жизнь в самом деле соединилась с его, и не хватало лишь слияния тел, чтобы это единение стало полным. В тринадцать Джейн мечтала об этой ночи, но никогда не верила, что ее грезы станут явью, особенно после того, как много лет назад проводила Джаспера на корабль, который должен был увезти его навсегда. Она подняла руку, и бриллиант на пальце рассыпал яркие, радужные искры. Обручальное кольцо. Джаспер принадлежал ей, а она ему.

– Нравится? – спросил он.

– Очень. Оно такое же кричащее, как и все твои вещи. – Джейн показала на огромную кровать с позолоченными столбиками и спинкой, раньше томившуюся на складе; вычищенная и снабженная новым мягким матрасом, она занимала большую часть спальни.

– Можешь обустроить дом по своему вкусу, но ручаюсь, к завтрашнему утру ты ни за что не захочешь расстаться с этой красавицей. – Джаспер хлопнул по столбику.

– Ты так… уверен в себе. – Она проглотила ком в горле.

– Невероятно уверен. – Он положил руки ей на талию, и комната словно сжалась еще больше.

– Надеюсь, что у тебя есть для этого все основания. Не хотелось бы разочароваться… после всего, что я об этом слышала.

– Обещаю, что разочарована ты не будешь.

Джаспер склонил голову, любуясь ее волосами, и принялся освобождать локоны от булавок, распуская сложную прическу. Его губы в это время прижались к ее губам.

Она ухватилась за его плечи, словно утопающая, и колени ее подогнулись. Вот оно. Настал тот миг, когда они станут больше чем друзьями. Станут мужем и женой. Поначалу она пыталась повторять его движения, как будто они играли в шахматы, но скоро сдалась. Она чувствовала, как его дыхание согревает ее щеку, а руки гладят спину. Ее охватило сладостное предвкушение. Медленно, пуговицу за пуговицей, он начал расстегивать ее платье. Кружево сползло, оголив плечи… и наконец шелк соскользнул с тела и упал к ее ногам.

Он откинулся назад, чтобы лучше рассмотреть ее тонкую талию и полные груди, выглядывающие из корсета. От его прикосновений горела кожа, но он неожиданно остановился, быстро снял жилет и через голову стащил с себя рубашку. Она снова увидела его обнаженный мускулистый торс. Теперь все это было ее по праву. И она могла делать с Джаспером все, что угодно. Она тихонько провела пальцем по его животу, а его руки, погладив ее затянутую в атлас спину, принялись расшнуровывать корсет. При этом он покрывал легкими поцелуями ее грудь, так что она задышала чаще и ахнула, когда корсет наконец упал на пол.

Теперь на ней осталась только тонкая рубашка. Она прильнула к нему, изучая его тело на ощупь, изнывая от любопытства, от желания увидеть все. Его брюки заметно оттопырились впереди, свидетельствуя о том, что он испытывает то же самое. Она неуверенно расстегнула верхнюю пуговицу, ожидая, что он остановит ее… но он лишь смотрел на нее со странной улыбкой. Его зрачки расширились и потемнели. Она взялась за вторую пуговицу… затем за третью… и, разделавшись с ними, сунула руку внутрь. Он глубоко вздохнул. Этого было мало, она совсем стянула с него брюки и изумилась, увидев то, что так жаждала увидеть. Какой огромный! Как же он сможет… поместиться в ней? Она быстро отступила, в первый раз за весь вечер смутившись по-настоящему. Но сбежать ей не дали. Джаспер мгновенно освободил жену от рубашки, и вот она предстала перед ним совершенно обнаженной, не пытаясь ни прикрыться, не отвернуться, смело встречая его восхищенный взгляд. Сегодня ночью он уведет ее в неведомые дали. Она доверяла ему.

Он притянул ее к себе. Ее грудь терлась о его, а животом она ощущала его напряженное, горячее естество. Он сжал ее ягодицы и впился в ее рот, голодный, нетерпеливый, потом стал жадно целовать шею. Когда его губы добрались до розовых затвердевших сосков, она выгнула спину и вскрикнула, вцепившись ему в волосы.

Теперь за дело взялись его пальцы. Они пощекотали ее бедра, прошлись по животу и скользнули между ног.

Такое не описывалось ни в одном из романов! Она поднялась на цыпочки, словно не могла дотянуться до наслаждения, которое дарили ей его ласки. Он вдруг убрал руку, и она застонала от разочарования. Не отрываясь от ее губ, он подхватил ее и положил на кровать.

Простыни показались ей холодными, но он накрыл ее тело своим и осторожно раздвинул коленями ее бедра. Ощутив его так близко, она резко выдохнула и развела ноги шире, чувствуя его твердость, готовая принять его. Но он не торопился, и эта медлительность была почти болезненна.

Она подалась вперед, пытаясь втянуть его в себя, но он снова отодвинулся.

Слишком долгая разлука, слишком много печали и горя. Она хотела стать его единственной, забрать его себе целиком, потребовать себе, как требовал он.

– Пожалуйста, не останавливайся, – прошептала она ему в самое ухо.

Он замер в ее объятиях и прижался к ней щекой, чтобы она не могла видеть его лицо. Она слышала, как бьется его сердце рядом с ее, и тоже не шевелилась. Что, если она совершила какую-то ошибку и он сейчас уйдет и оставит ее с этой неутоленной жаждой, с мучительным томлением во всем теле?

Наконец он приподнялся на локтях и заглянул ей в глаза. Его лоб блестел от пота.

– Ты уверена, что хочешь меня?

– Я всегда тебя хотела.

Он поцеловал ее так глубоко, будто хотел стереть годы, что они провели не вместе, и плавно вошел в нее. И издал низкий стон, забирая ее невинность.

Заглушая губами ее вскрики, обхватив ее руками, он двигался внутри ее. Она вонзила ногти в его спину, побуждая его проникнуть еще глубже, словно желала слиться с ним воедино, чтобы никто и ничто больше не смогло их разлучить. Их ноги сплелись.

Она вбирала его в себя, она хотела его всего, целиком, и он хотел того же самого и знал, как удовлетворить эту нужду. Его толчки стали резче и чаще, ее крики – громче, и наконец оба вспыхнули в таком наслаждении, какого не ведали раньше.


– Я оправдал твои ожидания? – спросил Джаспер.

Джейн лежала рядом, ее волосы разметались по подушке.

– Это было настолько божественно, что я при всем желании не могла бы себе такого представить. – Она потянулась, словно кошка, выставив напоказ свои упругие полные груди, не подозревая, что снова пробуждает в нем пламя, которое еще не успело затихнуть. – Возможно, мне не следует это тебе говорить – вдруг ты станешь тщеславным и самодовольным.

Он перекатился на бок и положил горячую ладонь ей на живот.

– Прекрасно. Я очень горжусь некоторыми своими умениями.

Часы пробили десять. Черт! В объятиях Джейн он совсем забыл о складе возле Темзы и тайном игорном доме.

– Что-то не так? – встревожилась Джейн.

– Ничего. Я просто не привык быть дома по ночам. В это время я обычно нахожусь в своем кабинете… там. – Джаспер решил отделаться полуправдой.

Она тоже повернулась на бок и приникла к нему всем своим чудесным телом. Ее губы маняще приоткрылись.

– Наверняка мистер Бронсон сможет одну ночь обойтись без тебя.


* * * | Тайна брачного соглашения | Глава 7







Loading...