home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 10

– Дождаться не могу, когда ты увидишь все, что я сделала! – радостно воскликнула Джейн. По мостовой цокали копыта – они ехали в дом на Флитстрит.

В полдень Джаспер очнулся от сна. Джейн уже стояла возле кровати, и он приготовился к очередному потоку вопросов. Они не говорили со вчерашнего дня, с той минуты, как Джаспер умчался по делам. Однако вместо того, чтобы требовать объяснений по поводу письма или игорного дома, Джейн принялась оживленно рассказывать о клубе и своих новых идеях, делая вид, как и Джаспер, что между ними не произошло ничего необычного.

Она болтала без умолку, но Джаспер больше смотрел на нее, чем слушал. Такой он и хотел ее видеть: воодушевленной и увлеченной, а не озабоченной и встревоженной. Женщиной, которая верит в него и в их будущее.

– Я уверен, что ты великолепно все устроила.

Джейн комично подперла подбородок мизинцем и уставилась в потолок кареты.

– Меня одолевают сомнения. Видишь ли, ты не найдешь там ни одного пухленького херувимчика… тебе может не понравиться.

– В таком случае я настаиваю на том, чтобы в обстановке присутствовали позолоченные вещи. Иначе меня замучает ностальгия. Как насчет тех часов, что стоят у нас в спальне?

Последовал поток шуток, и Джаспер хохотал, снова почувствовав легкость, всегда царившую между ними. Он обожал это ощущение.

Карета остановилась напротив клуба.

– Вот мы и прибыли.

Джейн распахнула дверцу и, огибая прохожих на тротуаре, почти побежала к зданию. Ленты ее голубой шляпки развевались позади. Возле входа она остановилась и махнула Джасперу рукой. Казалось, что ее улыбка отражается от окон и витрин, как ослепительно-яркий солнечный луч.

Он медленно пошел к ней, любуясь роскошным темным шелком ее волос и постепенно заражаясь ее радостью. Невероятно – Джейн находит радость в его присутствии! Она была словно цветок, неожиданно пробившийся между булыжниками мостовой. Нечаянное счастье; самое прекрасное в его уродливой жизни. Рядом с ней Джаспер уже не думал, что он ужасный человек, которого невозможно исправить. Но невольно спрашивал себя: кому же суждено отнять у него это счастье? Кто встанет и скажет ей: посмотри на него и узнай, каков он на самом деле?

Джаспер вдруг замер, не дойдя шага до ступеней. Он будто оледенел, но его сердце стучало в груди, как кузнечный молот.

«Я не могу ее потерять».

– Идем же, чего ты ждешь? Ты должен на это посмотреть! – Джейн схватила его за руку и втащила внутрь.

Джаспер медленно огляделся. До этой минуты ему было трудно представить здесь что-то, кроме бывшей табачной лавки с квартирой торговца наверху. Но сейчас… Здесь воцарились солидность и респектабельность, словно бы говорили стены, выкрашенные в темно-красный и зеленый, и строгие и чистые линии мебели. В одной из комнат стояли удобные мягкие кресла, в группах по два-три, в углах, у камина, возле окна. Они так и звали опуститься в них и поговорить о делах, обсудить цены на товар и выгодные предложения. Стараниями Джейн обшарпанное, пропахшее табаком здание преобразилось в то, о чем Джаспер мечтал с того мгновения, как вернулся из Америки, а может быть, и раньше.

– Потрясающе.

– И как ты мог заметить, я нашла место для нашей покупки. – Она указала на красную кушетку, что горделиво возвышалась у дальней стены холла с высоким потолком. Бьющую в глаза безвкусицу вполне уравновешивали спокойные, приглушенные оттенки ковра и стен. – Это первое, на что будут падать взгляды входящих мужчин. – Джейн склонила к нему голову, так что ее кудри пощекотали ему шею. – А если ты ненароком дашь всем знать, чья это вещь, и пустишь слушок, что именно на этой кушетке миссис Гринвелл развлекала короля, это привлечет еще больше посетителей.

– Жаль, что мы не купили тот портрет миссис Гринвелл. Он бы чудесно смотрелся над ней.

Джейн чуть выпятила губы, задумчиво и очень соблазнительно.

– Интересно, есть ли возможность все же достать его.

– Можно аккуратно навести справки. – Джаспер провел кончиками пальцев по ее плечу; увлеченность Джейн притягивала его не меньше, чем ее атласная кожа.

Она шутливо шлепнула его по руке.

– Невозможно «аккуратно навести справки» о портрете знаменитой куртизанки. И, кроме того, я не хочу, чтобы наше стремление заманить к себе как можно больше клиентов было так заметно.

Джейн скользнула к лестнице и принялась изучать, насколько хорошо починены и отполированы перила.

Джаспер прошел в столовую. Столики разного размера окружали изящные стулья. На белых скатертях были расставлены тарелки и прочие предметы из приобретенного на аукционе фарфорового сервиза. Он провел рукой по спинке одного из стульев. При дневном свете мебель смотрелась великолепно, в отличие от видавших виды диванов и кресел «Компании», которые, если на них падало солнце, выглядели нелепо и слишком ярко, как румяна на лице у старухи.

Заведение Джейн и Джаспера – и теперь это было очевидно – заключало в себе большие возможности. И прежде всего для самого Джаспера. Он сможет наконец порвать со своим презренным ремеслом, сделаться другим, новым человеком, с чистой совестью входить в дом к родителям и открыто смотреть в глаза им и Джейн, прогуливаться по улицам с гордо поднятой головой и смело здороваться со своими посетителями. И это наполняло его надеждой.

Каблучки Джейн зацокали по паркету.

Джаспер крепко обнял ее за талию, скорее из благодарности, чем от страсти. Как долго он сражался один и думал, что никто и никогда не поможет ему выбраться из грязи. И вдруг обрел соратника. Джейн трудилась изо всех сил и была на его стороне. Возможно, стоит ей все рассказать. Она найдет способ освободить его от прошлого и даст дельный совет, как справиться с неприятностями. Ее рука проникла к нему под жилет, погладила спину. Искушение признаться ей прямо сейчас было почти непреодолимым – как и желание впиться в ее губы поцелуем.

Он уже был готов отвести Джейн к алой кушетке и добавить еще кое-что к ее длинной и славной истории, как вдруг в другой комнате раздалось деликатное покашливание. Они отпрянули друг от друга и еле успели оправить одежду, как в обеденный зал вошел долговязый юноша.

– Мисс Рэтбоун… то есть миссис Чартон… я не ожидал вас сегодня.

– Доброе утро, Марк. – С поразительной легкостью Джейн сменила роль жены, соблазняющей мужа, на роль деловой женщины. – Джаспер, это Марк. Он сын работника Филипа. Я наняла его, чтобы он присматривал за клубом, когда здесь никого нет. – Она живо обернулась к молодому человеку и погрозила ему пальцем, словно учительница нерадивому ученику. – Но если бы мы были ворами, Марк, то уже успели бы вынести отсюда половину добра, прежде чем ты появился.

Юноша склонил лохматую рыжеволосую голову.

– Простите, миссис Чартон, я был у задней двери. Доставили посылку от торговца тканями.

– Отлично! К нам приехали новые шторы! А штукатур заходил?

– Нет, но утром заходил какой-то другой человек. Сказал, что знаком с мистером Чартоном и хотел бы с ним увидеться.

Джаспер почувствовал, что пол под ногами слегка поплыл.

– И кто это был?

– Он не назвал себя. Худощавый мужчина, хорошо одетый… разве что платье немного обтрепанное.

По описанию загадочный визитер не походил ни на кого из тех, с кем был знаком Джаспер. Но, может быть, лорд Фентон или капитан Кристиансен узнали, кто он такой, и послали своего приспешника. Означало ли это, что они хотели лишь пригрозить ему или закрыть игорный дом, Джаспер не знал. Однако в Саванне он видел, как потерявшие все состояние игроки вымещали злобу на владельцах игорных заведений. Происходило это обычно в темных переулках, но Джаспер живо вообразил подобную сцену и здесь, в еще не открытом клубе. Пострадали бы он и Джейн, а на репутации графа не появилось бы и пятнышка.

– Если он придет снова, немедленно дайте мне знать. Я хочу с ним встретиться.

– Мне сказать ему, чтобы он шел к вам домой, сэр?

– Нет! – почти выкрикнул Джаспер и закашлялся, чтобы скрыть это. Овладев голосом, он заговорил спокойно и ровно, словно давал распоряжения повару: – Передайте ему, чтобы ожидал здесь, а сами тут же пошлите за мной.

– Да, сэр.

– Это все, Марк, – распорядилась Джейн и повернулась к Джасперу; морщина озабоченности прорезала ее лоб. – Кто это был, как ты полагаешь? Гости из Саванны? Твой возможный конкурент?

– В Саванне осталось не так много людей. А уж тем более тех, кто мог бы стать моим конкурентом. Возможно, это какой-нибудь старый знакомый. Отец ведь рассказал всем, что я вернулся. – То, что она так беспокоилась о делах «Компании», тронуло Джаспера до глубины души, но это было неправильно.

Внезапно Джаспер снова ощутил желание остаться в одиночестве, чтобы хорошенько обдумать неприятную новость, – у него не хватало сил притворяться, что все в порядке. Но Джейн стояла рядом, и это было совершенно невозможно.

Она внимательно посмотрела на него. Взгляд Филипа, отметил про себя Джаспер. Но не такой подозрительный.

– Тогда почему бы не пригласить его к нам? Зачем ему ждать тебя в клубе?

«Скажи ей». Джейн имела право знать, что неизвестный посетитель может представлять угрозу. Но Джаспер все-таки промолчал. Каждую ночь она спокойно ложилась спать, полностью уверенная, что все хорошо и над ними не висит никакая опасность. Разве мог он разрушить ее безмятежность… тем более что – возможно – все это и в самом деле пустяки? Это и вправду может быть кто-то из старых приятелей или даже бывший владелец табачной лавки. Незачем пугать ее раньше времени.

Джаспер поцеловал ее с большей нежностью, чем ожидал сам. Сердце шептало ему, что это не просто симпатия и привязанность, а нечто большее, однако он боялся дать имя этому чувству, боялся даже думать о нем. Нехорошо, нечестно вводить Джейн в заблуждение, пока он сам не удостоверится, что искренне любит ее. Он оторвался от ее губ, чуть откинул голову и посмотрел в ее прелестное лицо. В ее объятиях он снова становился Джаспером Чартоном, а не сломленным человеком, вернувшимся из Америки.

– Опробуем кушетку или отправимся домой? – спросил он.

– Шторы на окна не повешены, да и Марк где-то близко. Полагаю, нам лучше поехать к себе.


В карете она всю дорогу прижималась к нему, совсем ослабев от вожделения. Его пальцы у нее под юбкой творили чудеса. Его тяжелые ладони гладили ее грудь. Он целовал ее шею, и поцелуи становились все более жгучими – он впивался в нежную кожу, словно вампир. Отдаваясь его и своему желанию, Джейн почти не слышала уличного шума. И тем не менее она никак не могла избавиться от недоверия и сомнений. Вчера она решила вести себя так, будто ничего не произошло. И это помогло, но лишь на время. В ту же минуту, как Марк упомянул о визите незнакомца, Джейн почувствовала, что Джаспер снова отдалился. Даже теперь, когда обнимал ее, он не только хотел заняться любовью. Он отвлекал ее, да и себя тоже. Что-то опять пошло не так, и он опять отказывался об этом говорить.

Они быстро взбежали наверх, влекомые страстью. Так случалось уже не раз, но сейчас ощущения легкости и радости, как после аукциона в Сомерс-Таун или вечера в театре, не было. И даже когда они оказались в постели – сюртук Джаспера торопливо скинут на пол, юбки Джейн задраны, – она знала, что он где-то далеко, так далеко, что она не способна дотянуться до него даже своими ласками. В его быстрых поцелуях и движениях пальцев чувствовалось что-то механическое. Однако, что бы ни давило на него, сейчас он все же обратился за утешением к ней. А она слишком любила его, чтобы не дать ему этого утешения. Путаясь пальцами в петлях, она торопливо расстегивала его жилет – пусть между их телами не останется никаких преград. Несмотря ни на что, в его руках она ощущала себя красивой, особенной и любимой.

Любимой.

Джейн замерла, так и не расстегнув пуговицу. Любовь ли это? Выходя замуж, она не рассчитывала ни на что, кроме дружбы. Возможно ли, что между ними возникло что-то иное… что-то большее, чем дружба? Временами Джаспер был для нее гораздо больше, нежели друг, и иногда огонь в его глазах так и манил ее забыть о своих страхах и произнести это вслух… но она не могла. Что, если она не услышит ответного признания? Что, если он разозлится – возможно, он не готов к любви и не хочет или не может ничего менять? Джейн обхватила его лицо ладонями и крепко поцеловала в губы. Как и он, она хотела отрешиться от всего, раствориться в желании и просто слиться с ним в единое целое.


Глава 9 | Тайна брачного соглашения | * * *







Loading...