home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

Джейн с трудом взобралась на второй этаж. Она едва волочила ноги от усталости. После ссоры с Джаспером она долго не могла уснуть; затем все же задремала, но то и дело просыпалась. Потом ее разбудил Джаспер, уже окончательно. На рассвете он осторожно пробрался в постель, изо всех сил стараясь ее не коснуться. Джейн притворилась, что спит, чтобы не продолжать ссору, и – в этом она была уверена – Джаспер сделал то же самое. Она пролежала с закрытыми глазами до шести и встала. К этому времени Джаспер крепко спал.

Утром она занималась делами в городе, затем вернулась домой. Уклоняться от встречи с Джаспером и дальше было уже невозможно. Она имела право заключать от его имени сделки, подписывать некоторые бумаги и продавать и покупать, но решение некоторых вопросов все равно требовало его личного участия.

Когда Джейн увидела, что происходит в спальне, у нее чуть не остановилось сердце: миссис Ходжкин и горничная переносили вещи Джаспера в соседнюю комнату.

Страх словно ударил ее в грудь. «Он больше не хочет быть со мной».

– Что вы делаете? – спросила Джейн у экономки. Ее голос дрогнул, и она тут же возненавидела себя за это.

Миссис Ходжкин остановилась. Вопрос явно ее удивил.

– Я выполняю приказание мистера Чартона. Отношу его одежду и прочее в другую спальню.

– Я подумал, что тебе будет удобнее иметь собственную спальню, – раздался голос Джаспера у нее за спиной, при этом миссис Ходжкин и горничная быстро удалились и оставили их наедине. – Мне не хочется будить тебя, когда я ухожу и возвращаюсь по ночам. Да и ты беспокоишь меня по утрам, а мне необходим отдых.

По словам Джаспера выходило так, будто он волнуется за нее. Но на самом деле он заботился только о себе. Этого Джейн стерпеть не могла.

– И ты счел возможным сказать об этом слугам раньше, чем сообщил мне?

– Тебя не было дома, – возразил он.

Как будто этого было достаточно, чтобы предпринять что-то за ее спиной. Джейн невольно спросила себя, какие еще дела он проворачивает, не ставя ее в известность? И тут же вспомнила о письме от загадочной женщины.

– А ты так мечтал поскорее от меня отделаться, что решил не дожидаться моего возвращения? Возможно, скоро ты совсем покинешь этот дом?

Сейчас ей уже самой хотелось причинить ему боль. Видимо, все же придется терпеть насмешки всей улицы и участие друзей из-за того, что она не удержала мужа. И как-то смотреть в глаза Филипу.

– Этого никогда не будет.

– Значит, уйти должна я?

Джаспер немного помолчал.

– Джейн, – ровным тоном начал он. – Между нами ничего не изменится. Я просто буду спать в другой кровати. У большинства супругов раздельные спальни, а кроме того, это ненадолго. Как только я оставлю игорный дом и буду спать по ночам, как все обычные люди, а не днем, я вернусь в нашу комнату.

– И когда же это наконец случится? Ты поговорил с мистером Бронсоном, все уладил… или, может, ты был слишком занят переездом в другую спальню?

Он сжал губы, и Джейн поняла, что попала в точку. И испугалась еще больше, потому что это означало, что она, вероятно, права и в другом: он собирается уйти из дому и бросить ее. Перед ней снова стоял незнакомец, с которым она разговаривала в гостиной. Это ужасало так же, как и аккуратная стопка одежды на кровати в соседней комнате.

– Это… неправильно, Джаспер. И ты сам это знаешь. И никакие твои слова не убедят меня в обратном.

Его лицо немного смягчилось, словно он почувствовал, какую боль причинило ей его решение. Видимо, Джаспер захотел все сгладить, потому что он обнял ее и попытался притянуть к себе. Таков был способ Джаспера просить прощения и мириться.

Он перешел к ее подбородку, затем к шее, потерся губами о ямочку у горла. Она откинула голову назад, наслаждаясь его поцелуями, чувствуя его легкое дыхание. Он принялся развязывать шнуровку на спине ее платья, и она тут же забыла о том, что собиралась сказать, как убедить его не переходить в другую спальню. Нет, она ошиблась. Он вовсе не думал от нее отделяться. Он желал ее – об этом говорили его ласки, все более настойчивые, горячие пальцы, участившийся стук сердца. Они муж и жена, и разные спальни – это не навсегда.

Но потом Джейн повернула голову и опять увидела сложенные на кровати вещи. Вряд ли можно считать совпадением, что Джаспер решил спать отдельно после того, как они поссорились. Эти поцелуи – не более чем трюк. Он хочет притвориться, что никакого спора и никаких обид не было и все разрешилось само собой. Но ведь это неправда!

Она вывернулась из его объятий и отскочила.

– Не пытайся меня задобрить! И в следующий раз, когда тебе вздумается заняться со мной любовью, пусть это будет потому, что хочешь меня. А не когда ты добиваешься своего!

Джейн выбежала из комнаты и понеслась вперед. Слезы гнева застилали ей глаза. Она не ребенок, чтобы поддаваться на подобные глупые уловки. И не станет поступать так, как ему угодно.

Ее утренние страхи вдруг вернулись, и она остановилась на полном ходу, прямо посреди коридора. «Я должна вернуться и настоять на своем. Что бы он ни задумал, нельзя сдаваться без боя», – лихорадочно подумала Джейн. Это ее упрямство… Оно вдруг отчего-то улетучилось. «Может быть, не надо было убегать? Если бы я обняла его покрепче и удержала свой язык в узде… может, он и сам изменил бы свое решение?»

Она спустилась вниз, в гостиную, и принялась мерить комнату шагами. Джейн совсем растерялась и не знала, что ей делать. То, как Джаспер вел себя в клубе и позже, когда они предавались любви, противоречило всем его сегодняшним словам и поступкам. Очевидно было лишь одно: он отдалялся, и она должна была это остановить, хотя и понятия не имела как.

Джейн взглянула на книжную полку. Романы, что она так обожала в юности, мирно соседствовали с книгами Джаспера, которые он унаследовал от дяди. Один из корешков книг вдруг блеснул золотом, и это привлекло ее внимание. Она потянулась и сняла с полки томик в зеленом кожаном переплете. «Гленарвон».

Улыбаясь, Джейн провела пальцем по выпуклым буквам. Первая книга, что принесла ей миссис Хейл много лет назад. Они обе тайком прочитали ее, а потом, в саду, подальше от неодобрительных взглядов Филипа, взахлеб обсуждали эпатажный роман, наделавший столько шума в обществе.

Миссис Хейл! Она замужем во второй раз. Уж она-то точно кое-что знает о мужьях.


– Он управляет тайным игорным домом по ночам! – выпалила Джейн, как только они уселись в маленькой утренней гостиной в доме доктора Хейла.

Через стену доносился голос самого доктора, ровный и низкий, – он беседовал с пациентом. В юности Джейн приезжала сюда десятки раз, а то и больше – Филип тогда ухаживал за дочерью доктора Хейла.

– Игорное заведение. Как захватывающе! – Миссис Хейл всегда обожала скандальные новости.

– Нисколько это не захватывающе, это ужасно. – Несмотря ни на что, Джейн все же почувствовала укол совести, ведь она дала слово Джасперу, что никогда и никому об этом не расскажет. – Он уходит вечером и пропадает там всю ночь, а потом все утро спит. Я почти не вижу его, только днем и вечером, когда мы… ну, вы понимаете.

– Понимаю. – Миссис Хейл налила Джейн чаю и внимательно посмотрела на нее сквозь завесу пара. – Поэтому ты здесь?

– Нет.

Джейн встала, подошла к книжной полке и стала рассеянно перебирать толстые медицинские фолианты доктора Хейла. Лучше бы она приехала сюда на консультацию по поводу будущего ребенка!

– Игорный дом – это еще не самое худшее. Я вижу, что Джаспера что-то мучает, что-то очень серьезное, и он наотрез отказывается об этом говорить. Я думаю, что… может быть, у него другая женщина.

Миссис Хейл жестом подозвала Джейн сесть обратно за стол. Джейн устроилась напротив и рассказала ей все. О письме из Саванны, о том, как Джаспер несколько раз возвращался из игорного дома сам не свой, но твердо пресекал все ее попытки выяснить, что произошло.

– Я люблю его и хочу, чтобы наш брак был настоящим, но не уверена, что он желает того же.

Миссис Хейл наклонилась вперед, нашла руку Джейн и сжала.

– А я как раз уверена в обратном. Думаю, именно по этой причине он и женился на тебе, хотя сначала всячески этому противился. В глубине души он понял, что ты можешь встать рядом и помочь ему встретить то, что так его терзает – что бы это ни было, – лицом к лицу. Так ты и должна поступить, или ваши отношения никогда не наладятся.

– Но как же та женщина из Саванны?

– Возможно, это и в самом деле вдова, с которой он вел дела.

– А если нет?

Миссис Хейл отпустила ее руку и откинулась на спинку стула.

– Джейн, если я чему-то и научилась за два своих брака, так это тому, что супругу необходимо доверять. Пока ты точно не убедишься в обратном, не стоит сходить с ума из-за какой-то женщины за океаном. Прояви терпение, и правда рано или поздно откроется. И вполне вероятно, это будет совсем не то, что ты себе сейчас воображаешь.

– А с Милтоном оказалось как раз… то.

– А еще прекрати все время вспоминать свой несчастный опыт с Милтоном. Джаспер – не он. Ты беспокоишься о том, что может случиться, а не о том, что происходит теперь. Легче тебе от этого не станет.

Джейн в отчаянии вскинула руки к небесам.

– Да ведь я и понятия не имею, что я придумала, а что есть на самом деле! Он же ничего мне не говорит. Это стоит между нами, и я совсем не знаю, что делать.

Миссис Хейл аккуратно помешала ложечкой чай, задумчиво постучала ею по чашке и положила на блюдце.

– Мне кажется, что все-таки знаешь. Где-то очень глубоко внутри.

– Не знаю! Поэтому я и приехала к вам! – почти выкрикнула Джейн.

Она ожидала от своей мудрой наставницы совсем другого. Однако миссис Хейл совершенно не смутилась. Она спокойно сидела, сложив руки на коленях, и пережидала очередную бурю. Так бывало всегда, когда Джейн начинала слишком горячиться.

– Если бы это было так, я бы уже давно справилась и мы не дошли бы до этой точки. – Джейн сделала глубокий вдох и постаралась овладеть собой. Не хватало еще оттолкнуть от себя миссис Хейл. Джаспера она уже оттолкнула.

– Ты любишь действовать. Сразу брать быка за рога. Но Джаспер – не препятствие, которое надо преодолеть, и не задачка с изящным решением. Если он так упорно старается удержать свои тайны при себе, то будет стоять до конца. Все твои попытки вырвать из него правду заставят его сопротивляться еще больше.

– Вы хотите сказать, что я не права? Мне не стоит выводить его на откровенный разговор?

– Не совсем так. Иногда человек просто обязан что-то сделать, чтобы осознать, что это не работает. Тебе нужно найти иной способ его разговорить. Такой, каким может воспользоваться только жена. Много лет ты была его лучшим другом, единственной, кому он открыл свой секрет, на ком он, в конце концов, решил жениться. Ты знаешь его лучше, чем кто-либо другой. И должна догадаться, как достучаться до него и завоевать его доверие.

– Но…

Миссис Хейл подняла руку.

– И останавливает тебя лишь твоя неуверенность в себе и сомнения в том, что ты по-настоящему ему дорога. – Она снова накрыла пальцы Джейн своей ладонью. – Ты очень сильная женщина. Хотя это не всегда было тебе во благо, попробуй сейчас воспользоваться своим преимуществом. Воспринимай свою силу как неоценимое достоинство.

– Но как я могу? Именно за это меня всегда и бранили.

Миссис Хейл склонила голову набок и улыбнулась.

– А разве осуждение прочих когда-нибудь имело для тебя значение в других вопросах? Например, когда ты решила купить здание на Флит-стрит?

– Нет.

– В таком случае почему оно так важно для тебя сейчас?

Потому что за все эти годы Джейн постепенно пришла к осознанию, что люди правы. Она – не сильная женщина, а обыкновенная упрямица, которая хочет делать все только по-своему. И к чему привело ее упрямство? Сначала к смерти родителей, а теперь – к отдалению Джаспера. Джейн вздохнула и запрятала свои сомнения как можно глубже. Она всегда притворялась сильной, чтобы другие думали, что ее невозможно сбить с ног, обидеть, причинить боль, и таким образом убеждала в этом саму себя. Последние несколько дней показали, насколько она на самом деле слаба. Но если она признается в этом своей любимой подруге, та тоже будет считать ее жалкой.

Миссис Хейл ласково убрала с ее лба выбившуюся из прически прядь волос.

– Верь в себя, Джейн. И в то, что ты дорога Джасперу. Я тебе обещаю – все будет хорошо.


По дороге домой Джейн размышляла над тем, что сказала ей миссис Хейл. В отличие от своей наставницы она не считала себя ни сильной, ни способной найти выход из сложившегося положения. Как она и сказала миссис Хейл, если бы она могла что-то придумать, то давно бы уже придумала. Однако все становилось только хуже. И Джейн содрогалась при мысли, чем это может закончиться.

Не успела она войти в дом, как к ней подлетел Джонсон.

– К вам мистер Стид, миссис Чартон. Он ожидает в гостиной.

– Спасибо.

Джейн неохотно поплелась в гостиную. Сегодня у нее не было сил заниматься делами.

– Мистер Стид. Надеюсь, ваш неожиданный визит вызван хорошими новостями.

Хорошие новости хоть немного подняли бы ее настроение.

Мистер Стид немедленно встал и поклонился. Они уже встречались раньше, сразу после свадьбы, когда Джаспер привел Джейн к своему поверенному, чтобы закрепить за ней право распоряжаться его счетами. Мистер Стид был крепким, высоким мужчиной со светлыми волосами. Он обладал определенным шармом, как и Джаспер, но держался более строго.

– Не хорошими и не плохими, миссис Чартон. Обычная рутина. Поскольку, согласно воле мистера Чартона, вы имеете право управлять его счетами, я подумал, что вы могли бы вместо него одобрить этот банковский перевод. Он поручил мне отправить деньги сразу же, а в гавани как раз стоит корабль, который утром отплывает в Америку. Мистер Чар-тон обещал подписать чек еще вчера, но, должно быть, забыл. А я хочу отослать его вместе с кораблем, чтобы избежать ненужных проволочек.

Мистер Стид извлек из кожаного бювара небольшой листок бумаги и передал его Джейн. Она быстро пробежала написанное глазами и почувствовала, что огромный ком в горле не дает ей дышать. Джейн с усилием сглотнула.

– Кто эта мадам Робийяр и почему Джаспер посылает ей столько денег? – выдавила она.

– Он делает это с тех пор, как я веду его дела. Что же касается причины, полагаю, вам лучше спросить это у него самого. Мне мистер Чартон ничего не объяснял, а задавать вопросы не в моих привычках. Если желаете, чек может и подождать. Пусть мистер Чартон подпишет его лично.

Мистер Стид протянул руку, готовый забрать чек. Только сейчас он понял, что совершил ошибку, обратившись к Джейн. Она взглянула ему в лицо и увидела в его глазах жалость. Точно так же смотрели на нее мистер и миссис Чартон в то утро, когда пришли сообщить ей, что Милтон сбежал с Камиллой. Снова унижение, снова оскорбительное сочувствие. Джаспер обещал, что больше с ней такого никогда не случится. Много же стоили его слова. И что еще ей суждено узнать? После того как Джейн уехала от миссис Хейл, дурные мысли не давали ей покоя. И теперь ей стало еще хуже.

– Нет-нет. Он говорил мне на днях, что получил из Джорджии письмо – какое-то незаконченное дело. Видимо, это как раз с ним связано. – Джейн поспорила бы на свой собственный зуб, что ни чек, ни письмо не имеют никакого отношения к коммерции, но ей нужно было сохранить перед поверенным лицо; она не позволит ему считать себя несчастной обманутой супругой. – Я подпишу чек и позже скажу об этом Джасперу.

– Конечно.

Джейн отнесла чек к столу, крепко сжала перо – не хватало еще вывести подпись дрожащей рукой, поставила свое имя и отдала проклятую бумажку обратно мистеру Стиду. Тот снова положил чек в бювар.

– Благодарю вас, миссис Чартон. Надеюсь, я ничем вас не встревожил и не помешал, – сказал он.

Джейн проводила его до парадной двери.

– Доброго вам дня, мистер Стид.

Поверенный приподнял шляпу и, в два шага преодолев тротуар, сел в поджидавшую его карету.

Из последних сил она добралась до гостиной, дождалась, пока Джонсон закроет дверь, и рухнула на позолоченное кресло возле письменного стола. Ее трясло от ярости и страха.

Может быть, поэтому Джаспер сначала не хотел жениться? Он надеялся, что его пассия из Саванны рано или поздно присоединится к нему! Но мадам Робийяр не пожелала бросать мужа. Неудивительно, что он передумал. Лучше уж взять в жены свободную женщину из Лондона, которая к тому же поможет с клубом, чем сохнуть по замужней из Саванны. Вот только он по ней не сохнет. Он посылает ей деньги.

Если бы Джаспер сейчас был дома, Джейн поднялась бы наверх, разбудила его, хоть бы и мертвого, и потребовала объяснить, кто такая мадам Робийяр. Но пока ее не было, он ушел, и она не знала куда. Придется подождать, пока он вернется, чтобы вместе ехать на ужин к его родителям.

Господи, ужин у родителей!

Плохо уже то, что нужно будет постоянно врать о делах Джаспера и его доходах. А уж изображать из себя счастливую новобрачную, в то время как она всерьез подозревает мужа в неверности, – нет, это выше ее сил.

Джейн подумала, не сказать ли ей, что у нее страшно болит голова, и таким образом избежать пытки, но тогда к ней тут же примчатся сестры Джаспера – узнать, не беременна ли она. Все знают, что Джейн никогда не болеет. Выхода нет – надо ехать и предстать перед всей семьей, и не важно, что ее сердце истекает кровью. Выходя замуж за Джаспера, она согласилась с тем, что ей придется лгать всем и каждому, и теперь она обязана нести этот груз, а также и все его беды. Джейн поклялась в этом у алтаря.


* * * | Тайна брачного соглашения | Глава 12







Loading...