home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

– Доброе утро, мисс Рэтбоун.

Джейн спускалась к завтраку, когда столкнулась с молодым Честером Стилтоном. Несмотря на то что большую часть ночи она провела на ногах, проснулась Джейн в свое обычное время, сразу после рассвета. Привычка оказалась сильнее усталости.

– Мистер Стилтон, рада видеть вас сегодня так рано.

Разумеется, она была ни капельки не рада, но с клиентами Филипа следовало держаться вежливо. Однако Джейн находилась не в том расположении духа. Почти весь минувший день, а потом еще и половину ночи она провела с мужчинами, и у нее совершенно не было желания разговаривать с представителями противоположного пола, а уж тем более их развлекать. Все, чего она хотела, – это поскорее добраться до столовой, где ее ждал полный кофейник со свежим кофе.

– Я вовсе не собирался заявляться к вам едва ли не затемно, но мой отец настоял.

Мистер Стилтон с неудовольствием вздернул и так слишком короткую верхнюю губу, обнажив желтые, как сыр, зубы. Ходили слухи, что он никогда не встает раньше полудня, в то время как его отец, оптовый торговец сыром (какая ирония, мелькнуло в голове у Джейн), поднимается чуть ли не до зари, чтобы заработать деньги на достойное содержание семьи и на оплату гигантских счетов от портного своего сына-мота.

– Отец тоже здесь. Он собирается вернуть долг, срок погашения которого ваш брат был так любезен продлить в прошлом году. А я тут для того, чтобы принять участие в беседе и почерпнуть для себя нечто полезное на тему «как обращаться с деньгами». Как будто я нуждаюсь в подобных уроках от такого человека, как мистер Рэтбоун.

Джейн застыла.

– Учитывая, сколько вы берете в кредит у своего портного, любой, конечно же, подумает, что вы тратите средства осторожно и рачительно и всегда вовремя платите по счетам. Ваш отец, должно быть, очень гордится вашим блестящим умением с шиком спускать его кровно заработанные деньги на костюмы, обувь и прочее.

– Не меньше, чем ваш брат гордится, оплачивая шляпки своей сестры-перестарка. Вы не смогли притащить к алтарю даже Милтона Чартона.

– У меня куда более перспективные планы на будущее. Я не хватаю первое, что лежит под рукой.

Как смеет это ничтожество, чьи жилеты стоят больше, чем он весь с потрохами, говорить что-то о Филипе или о ней! Джейн развернулась, чтобы немедленно уйти, но Честер преградил ей путь.

– Хотя мне глубоко безразличен ваш брат и весь ваш род, состоящий из одних лишь ростовщиков, за хорошую цену я готов помочь ему сбыть вас с рук.

Он обвел ее сальным взглядом, от которого любая другая женщина залилась бы румянцем. Но только не Джейн. Не дрогнув, она посмотрела на Честера так, словно он был слизнем на розовом кусте.

– Какая честь для меня – присоединиться к длинному списку состоятельных леди с Флит-стрит, что вам отказали.

Губа Честера опустилась, наконец-то прикрыв его невозможные зубы. Прежде чем он успел ответить («И наверняка что-нибудь на редкость глупое», – подумала Джейн), дверь кабинета Филипа отворилась и оттуда появился старший мистер Стилтон, у которого было такое же длинное лицо и вздернутая верхняя губа, что и у младшего.

– К счастью, высшему сословию безумно нравится тот особый сорт чеддера, что можно достать лишь у меня. Иначе и не знаю, что бы со мной сталось. Еще раз благодарю вас за помощь, мистер Рэтбоун. – Он энергично потряс руку Филипа, вышел из коридора и встал рядом с сыном.

– Мисс Рэтбоун, сегодня утром вы просто очаровательны. Надеюсь, мой сын не наговорил вам дерзких комплиментов… хотя, если бы он так поступил, это было бы лучшее, что он смог придумать. Честер, было бы прекрасно, если бы тебя заинтересовала мисс Рэтбоун. Эта девушка столь же разумна, сколь хороша собой. Что скажете, мисс Рэтбоун? Не возникло ли у вас симпатии к моему мальчику? – Стилтон-старший похлопал сына по спине, не замечая, какими взглядами обменялись он и Джейн.

– Благодарю вас за добрые слова, мистер Стилтон, но на данный момент я увлечена… совсем иными делами.

Скрывшись с глаз Филипа и посетителей, она как буря ворвалась в столовую, чем сразу же привлекла внимание Лоры.

– Джейн, что произошло?

– Ничего особенного. Разве что меня только что оскорбил этот жалкий желтозубый отпрыск сырника. – Джейн шлепнула на тарелку кусок омлета, мечтая, чтобы это оказалось лицо Честера и чтобы вместо ложки она держала в руках что-нибудь потяжелее.

В уничижительных словах Честера содержалось зерно истины. Джейн в самом деле являлась старой девой, и время работало не в ее пользу. Вчера ночью она держала Джаспера за руку и думала, что ее судьба вот-вот изменится, но этого не случилось. И несмотря на очевидные знаки симпатии с его стороны, которые лишь подтверждали ее предчувствие, что у них все сложится, Джейн не могла избавиться от мысли, что с ней все же что-то не так. С ней, а не с Джаспером.

– Постарайся не обращать на него внимания. – Лора успокаивающе погладила Джейн по плечу. – Ты прелестная молодая девушка и в один прекрасный день встретишь того, кому предназначена. Вот увидишь.

– Когда? – мрачно вопросила Джейн.

– Не знаю. Но мы что-нибудь придумаем и найдем тебе жениха… или, во всяком случае, кавалера, который тебя развлечет. Может, тебе погостить у моей матери? Она могла бы познакомить тебя с кем-то из молодых хирургов, учеников доктора Хейла.

– Ты хочешь сказать, с кем-нибудь, кто еще не слышал, что меня так позорно бросили?

Джейн понимала, что не стоит вымещать свое дурное настроение на Лоре. Ее вины здесь нет. Джейн сама поставила себя в такое положение. Если бы она не была столь упрямой, дерзкой и острой на язык, все могло быть иначе. Можно только представить, сколько молодых людей были шокированы, когда Джейн не раз одерживала верх в торгах на бирже.

– Я имела в виду совсем не это, – скорее понимающе, чем раздраженно, уточнила Лора. – Ты могла бы помочь ей. Отвлечь от…

В столовую вбежали Томас, Уильям и Натали, и комната тут же наполнилась их воплями. Судя по грязному платью Натали и пыльным башмакам мальчиков, они играли в саду.

– Мама, мама, Томас таскал Натали за косички, – прошепелявил Уильям, самый младший, пока его брат и сестра пытались перетянуть внимание матери на себя.

Измученная молодая гувернантка на минутку обессиленно привалилась к дверному косяку, перевела дух и тоже вошла. Она держалась немного в стороне, так как знала, что Лора предпочитает сама разбираться в детских ссорах и жалобах.

– Неправда! – спокойно возразил Томас. Своей серьезностью он очень напоминал Джейн и Филипа. Его волосы были светлыми, как у его матери, в то время как его брат и сестра унаследовали более темный оттенок от Лоры.

– Все начал Уильям, – вставила Натали.

– Это не я! – Уильям обернулся к сестре, и ссора понеслась по новому кругу.

Джейн, нацепив на лицо понимающую улыбку, оставила недопитый кофе на столе и вышла из адски шумной столовой в тишину коридора. В прошлом они с миссис Хейл частенько ускользали в сад обсудить свои дела. Но сейчас поделиться было не с кем. Джейн миновала кабинет Филипа и уныло побрела к задней двери, выходившей в сад. Стилтоны ушли, и Филип сидел за столом и беседовал с управляющим складом о каких-то грузах. Если бы он был один, можно было бы поговорить с ним. Джейн, как никогда, нуждалась в том, чтобы кто-нибудь ее выслушал – со всем вниманием, только ее одну, – высказал участие и интерес к ее заботам и печалям. Но в ее окружении такого человека не было.

Как обычно, Джейн остановилась напротив клумбы с розами и полюбовалась пышными белыми и алыми цветками, которые чуть колебал утренний весенний ветерок. Однако этот вид не успокоил ее, как бывало всегда, а лишь расстроил еще больше. Если бы мама была жива, она точно бросила бы все и занялась Джейн и ее горестями – как тогда, когда ей было шесть. Но мама и папа умерли, и виновата в этом она…

«Прекрати!» – велела себе Джейн и уселась на скамью в центре сада. Гнев, разочарование и одиночество вдруг слились в такую взрывную смесь, что ей захотелось вскочить, вихрем пронестись по саду и переломать все цветы. Джейн закрыла глаза и подождала, пока неуместный порыв пройдет.

– Доброе утро, Джейн. – Голос Джаспера перекрыл пение птиц и далекий шум улицы.

Она встала и так быстро обернулась, что сад закружился у нее перед глазами, но Джаспер остался на месте.

– Что ты здесь делаешь?

Джейн и сама не знала, радуется ли она этому неожиданному визиту или злится.

– Пришел с тобой повидаться.

– Не уверена, что я хочу тебя видеть. – Она скрестила руки на груди, одновременно польщенная и недовольная. – Кажется, на сегодня с меня уже хватит надутых, высокомерных джентльменов.

«Как бы безупречно они ни были одеты». Джаспер, как и молодой мистер Стилтон, водил тесное знакомство со своим портным, но неброская элегантность его костюмов отличалась от яркой безвкусицы нарядов Стилтона, как небо от земли.

– Скажи мне, кто взъерошил твои перышки, и я сделаю из него отбивную, – улыбнулся Джаспер.

– Не стоит обдирать об это ничтожество костяшки пальцев, – небрежно бросила Джейн.

В ее груди затрепетала слабая надежда. Джаспер поднялся довольно-таки рано, учитывая его работу, и пришел, чтобы поговорить с ней. Джейн заподозрила, что это как-то связано с прошлой ночью.

– Полагаю, ты здесь не только затем, чтобы обсудить мои утренние беседы с неучтивыми джентльменами.

– Верно. – Он жестом пригласил ее сесть.

Джейн медленно опустилась на скамью, ощущая через тонкое утреннее платье холод камня. Джаспер устроился рядом. Он, напротив, был словно раскален – ей показалось, что воздух вокруг будто колеблется от жара его тела.

– Итак? Что привело тебя сюда?

Джаспера, в отличие от прочих, никогда не смущала ее прямота.

– Я много думал о том, что мы обсуждали вчера ночью, и пришел к мнению, что ты права. – Он вытянул ноги; в начищенных до блеска сапогах отражались искривленные очертания дома. – Мне необходимы твоя смекалка, умение разбираться в делах и твои знакомства с коммерсантами Флит-стрит. И можно ли желать большего, чем жена-друг?

Сердце Джейн бешено забилось. Может, встать и пробежать круга два по саду, чтобы немного успокоиться? «Он хочет жениться на мне. Он хочет, чтобы я помогла ему с клубом».

Она неторопливо разгладила складки платья на коленях с тем отстраненно-безразличным выражением лица, которому ее научил Филип, – это не раз выручало ее, когда приходилось иметь дело с самыми упрямыми торговцами. Да, она первая сделала Джасперу предложение, но это не значит, что сейчас следует сразу же соглашаться, будто она и в самом деле совсем отчаявшаяся старая дева. И еще – желание доказать таким, как Стилтон-младший, что они идиоты, не должно одержать верх над рассудком. Иначе она совершит еще одну ошибку.

– Так теперь ты веришь, что мы можем быть хорошими партнерами?

– Да. – Затянутыми в перчатки пальцами Джаспер вцепился в край скамьи. – Когда я раскрыл тебе свою тайну, ты не возненавидела меня и не стала угрожать, что расскажешь всем правду. Ты не представляешь, как много это для меня значит.

– Как раз представляю.

Сколько раз Джейн утаивала что-то от Филипа и Лоры, чтобы не выставить себя в смешном или глупом свете! Джаспер бы не стал глумиться. Он никогда над ней не смеялся, даже девять лет назад над ее глупым, необдуманным признанием. У него была прекрасная возможность вдоволь поиздеваться или подразнить Джейн, но он говорил с ней ласково и честно сказал, что не может ответить на ее любовь. И сейчас она была этому рада. Джаспер не станет играть с ее чувствами, как его брат. Но его честность, однако, имеет пределы. Он лжет своей семье и способен точно так же солгать и ей, Джейн, о том, почему он вдруг изменил решение, или о глубине своей к ней привязанности.

– Воспользовавшись связями твоего брата, мы получим разрешение на брак и сможем пожениться уже в конце недели. И ты сразу же приступишь к работе над клубом на Флит-стрит. – Джаспер склонился к ней и понизил голос, его дыхание теплым ветерком коснулось ее шеи. – И… на днях я попробовал, какова ты на вкус, и мне очень понравилось. Стань моей женой, и… этого будет больше. Намного больше.

Руки Джейн покрылись мурашками, и в ней снова вспыхнуло старое любопытство. Ведь брак затрагивает и другие стороны жизни, кроме бытовых. На секунду или две между ними повисло напряжение – оба вдруг подумали о том, может ли соглашение между двумя друзьями перерасти в нечто большее. Джейн даже почти забыла о своих возражениях. Почти.

– Будь серьезнее.

– Я очень серьезен. – Джаспер облокотился о колено и оказался еще ближе. – И я полагал, что ты тоже не шутишь, сделав мне самое необычное предложение в моей жизни.

– Тогда почему ты сейчас сопротивляешься?

Джейн глубоко вздохнула. Ей не хотелось показывать Джасперу свою уязвимость, но молчать было невозможно. Все ее будущее зависело от этого предложения и от того, правильно ли она поведет себя на этот раз.

– Я не хочу, чтобы ты женился на мне потому, что пока для тебя это наилучший выход из положения и самый удобный способ решить все проблемы. Я не желаю, чтобы ты забыл обо мне в ту же секунду, как перестанешь во мне нуждаться, и выбросил из своей жизни. И я не желаю, чтобы ты что-то от меня скрывал. Лгал, как лжешь своей семье. Мне хватило унижения, когда я узнала о тайной возлюбленной твоего брата. Больше никаких неожиданностей. Я хочу, чтобы ты был моим другом. Настоящим другом, который все поймет и простит. Как тогда, в детстве.

Джаспер уставился в землю. Его улыбка померкла.

– Ты не можешь? Стало быть, не можешь, – повторила Джейн и неожиданно снова разозлилась, как накануне утром.

– Нет. Я не могу рассказать тебе обо всем, что я пережил в Саванне. Конечно, ты и сама понимаешь.

Джейн окинула его внимательным взглядом. От солнца и тени, что отбрасывала шляпа, круги под глазами у Джаспера казались темнее. Филип учил ее читать по лицам, но у нее это получалось хуже. И все же она видела, что Джасперу больно, видела, как глубока эта боль, и понимала его, как никто другой. Было у нее на сердце такое, о чем она тоже не могла говорить.

– Да.

Она оглянулась на шпиль церкви Сент-Брайдз, возвышавшийся над крышей дома. Там кладбище, где лежат родители.

– Годовщина была на прошлой неделе, верно? – спросил Джаспер, проследив за ее взглядом. – Я всегда помню.

Каждый год он сопровождал ее на кладбище, чтобы положить на могилы цветы, и сидел рядом с ней на церковном дворе, пока она плакала.


Глава 3 | Тайна брачного соглашения | * * *







Loading...