home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

– Вы уверены, что хотите надеть именно это платье? – спросила миссис Фэйрли, модная портниха, осторожно раскладывая настоящее чудо из шелка на кушетке в примерочной.

Она сшила его для свадьбы Джейн и Милтона, и оно оказалось единственным, что миссис Фэйрли могла предоставить Джейн до пятницы. В свое время Джейн настояла на том, чтобы портниха оставила платье в мастерской, потому что собиралась надеть его на следующий же праздник, который будут устраивать Чартоны, и тем самым показать Милтону, что он потерял, потом передумала.

– Да.

– Давайте посмотрим, как оно на вас сидит.

Платье было прекрасно. Изумительно, несмотря на его прошлое. И Джейн горела от нетерпения – так ей хотелось надеть его, стать наконец невестой, а не брошенной старой девой… конечно, если у них с Джаспером все же дойдет до свадьбы.

– Волнуетесь перед венчанием? Представляю, как вы счастливы. – Миссис Фэйрли опустилась на колени, чтобы осмотреть подол.

Джейн потрогала кружева. После утренней встряски Джейн требовалось с кем-нибудь поговорить, а миссис Фэйрли умела хранить секреты, даже когда ее счета оплачивал Филип.

– Меня беспокоит Джаспер. Сегодня он вел себя очень странно.

Опуская определенные детали, Джейн рассказала об их разговоре и о том, как она уже почти уверилась, что Джаспер собирается разорвать помолвку.

– Думаете, у него другая женщина? – спросила миссис Фэйрли и воткнула в ткань булавку.

Джейн глубоко вздохнула.

– Нет, не думаю. Но похоже, я всегда последняя, кто узнает о том, что у моего жениха роман с кем-то еще. Кроме того, Джаспер вернулся в Лондон совсем недавно и может жениться, на ком угодно. Что или кто его остановит?

– Но он хочет жениться на вас.

Кончиками пальцев Джейн коснулась губ. Сегодняшний поцелуй удивил ее не меньше, чем тот, первый, в спальне Джаспера. Она ждала его, знала, что сейчас произойдет, но сила и страсть, с которой они поцеловались, поразила ее до глубины души. В солоноватом привкусе его губ чувствовался дразнящий, почти мучительный намек на то, что их отношения будут более глубокими, чем просто удобный дружеский союз. Когда Джаспер отодвинулся, она прочла в его глазах, что его посетило то же самое ощущение, однако он быстро улыбнулся, сказал что-то смешное, и Джейн подумала, уж не вообразила ли она себе то, чего нет.

Она сделала еще один глубокий вздох, боясь слов, которые собиралась произнести.

– Я уже не столь уверена, что он этого хочет.

– Полагаю, ваш брат воспринял помолвку благосклонно?

Миссис Фэйрли была хорошо знакома с Филипом. Он одолжил ей денег, чтобы открыть мастерскую и встать на ноги после того, как ее мужа ранили во Франции. С тех пор она выполнила множество заказов для их семьи и знакомых.

– Да.

– Тогда считайте, что его одобрение подтверждает правильность вашего выбора.

– А что, если на этот раз он ошибся? Что, если я поторопилась и вот-вот совершу шаг, который нельзя будет отменить?

Купить дом под влиянием прихоти, не тревожась о последствиях, – не страшно, но вступить в брак… Как только они сделаются мужем и женой, Джаспер станет контролировать ее деньги, недвижимость и все прочее. Джейн не думала, что он поведет себя как тиран, но все же бездонная мгла, появлявшаяся порой в его глазах, ее пугала. Вдруг она выйдет за него замуж и обнаружит, что ее супруг – вовсе не обожаемый, всегда смешивший ее друг детства, но совсем другой, незнакомый человек?

– Что касается торопливости, то вы не первая из семейства Рэтбоун, кто едва ли не побежал к алтарю, не так ли? – усмехнулась миссис Фэйрли.

Филип и Лора тоже поженились на редкость быстро и в конце концов нашли любовь. Джейн не считала, что чем быстрее она станет законной супругой, тем больше ее шансы на столь же счастливый исход. На это она вообще не надеялась. Любовь, как она не раз себе повторяла, в ее планы не входила.

– Может быть, Филип дал свое согласие лишь потому, что уже не чаял от меня избавиться?

При мысли, что даже Филип потерял веру в то, что она когда-нибудь найдет себе мужа, по спине Джейн пробежала дрожь.

Миссис Фэйрли встала.

– Мистер Рэтбоун никогда бы так не поступил. Он очень вас любит.

Джейн тоже старалась в это верить, но как много людей уже оставили ее! Более чем возможно, что однажды ее бросит и любимый брат.

Миссис Фэйрли положила руки на плечи Джейн и принялась легонько разминать их, чтобы снять напряжение.

– А может, мистер Чартон сомневается не в вас, а в себе. Может, он думает, что недостоин вас.

«Если так, то он станет первым, кому в голову пришла подобная мысль», – усмехнулась про себя Джейн.

– О, он всегда был так уверен в себе.

– Вы полагаете, что выучили его наизусть, но сдается мне, после многих лет разлуки вам придется узнавать его заново. – Миссис Фэйрли произнесла это так, будто Джейн ожидало большое интересное приключение.

Действительно, она знает Джаспера уже не так хорошо, как раньше. И решила выйти за него замуж скорее из ностальгии и от отчаяния, совсем не руководствуясь здравым смыслом. Но брак – это сделка, которую нельзя отменить. Если она не будет знать все ее условия, то может разрушить свою жизнь. Джейн крепко сплела пальцы. Она ненавидела неопределенность. Значит, нужно увидеться с Джаспером и положить конец и своим, и его сомнениям.

– Я слышал, вы сегодня столкнулись с матерью Адама, – заметил мистер Бронсон, поднес ко рту трубку и глубоко затянулся. – Он сам мне рассказал.

– Скажите Адаму, что мы просто поговорили, и еще раз дайте ему понять, как можно яснее, что нам необходимо ее молчание. А потом забудем обо всем. – Джаспер не мог позволить братьям и сестрам Адама страдать от голода и холода из-за скандала, устроенного их отчаявшейся матерью. – Капитан Кристиансен здесь?

– Да, но больших ставок он не делает. Во всяком случае, пока. И пьет мало – всего два-три бокала… хотя ночь еще только началась. Однако явился этот сынок торговца сыром, и он играет с такой горячностью, что мне это совсем не нравится.

– Да, вчера я видел его долговые расписки. Когда вернетесь в зал, отведите его в сторонку и скажите, что отныне он исключен из клуба. Пусть губит себя в другом месте, если уж ему так не терпится. – Капитана Джаспер еще стерпит, но этого молодого хлыща – нет. Он не торговец и не коммерсант, и от его присутствия здесь пользы мало.

– Неужели вы и в самом деле собираетесь все это бросить? – Мистер Бронсон обвел рукой кабинет.

– Когда это станет возможно. Я передам права владения вам и сохраню за собой процент от выручки. – Джаспер немного подумал и добавил к заказу еще несколько бутылок испанского вина.

– Стало быть, ответ и да, и нет. – Мистер Бронсон описал трубкой круг в воздухе.

– Я не хочу терять доход, особенно теперь, когда мне нужно будет содержать жену. А также посылать деньги мадам Робийяр и платить рабочим. Успешность клуба пока под вопросом. – Джаспер с содроганием вспомнил первобытный голод, грязь и ужас болезни. Однажды он поклялся себе, что все это больше никогда не коснется ни его, ни тех, кто ему дорог.

– Ваша будущая жена об этом знает?

– Пока нет.

Джейн отлично разбирается в бухгалтерии, и ему ни за что не удастся скрыть от нее ни поступающие на счет средства, ни перевод денег мадам Робийяр. Разве что на время, но потом она непременно все вычислит.

– Зачем ей вообще об этом говорить? Женщина не должна вмешиваться в дела мужа.

Джаспер разделял точку зрения мистера Бронсона. Пусть Джейн занимается клубом, сколько захочет, и вникает во все подробности его нынешней жизни, но он не позволит ей связываться с игорным домом. И лучше ей пребывать в неведении относительно некоторых деталей его прошлого.


– Для человека, у которого столько дел, ты и вправду встаешь слишком поздно.

Мелодичный женский голос ворвался в его сон. Джаспер с трудом открыл глаза и прищурился, пытаясь разглядеть, что происходит. В спальне было почти темно: окна были закрыты плотными занавесками.

Неожиданно загорелся маленький огонек, и он увидел свечу. Джейн. Это Джейн зажгла свечу от тлеющих в камине углей и поставила ее на столик возле кровати.

– Что ты здесь делаешь? – Джаспер взял в руки часы в резном деревянном корпусе с расписным циферблатом и взглянул на стрелки. Час тридцать пополудни. Обычно он поднимался все-таки раньше. Еще один признак все усиливающегося изнеможения.

– Я заехала за тобой, чтобы мы вместе осмотрели мое здание на Флит-стрит. И никак не ожидала, что ты еще спишь.

Джейн стояла над его постелью, как, бывало, мать, когда приходила будить его в детстве. Но в ее голубых глазах горел озорной огонек, и выглядела она обольстительно.

Джаспер привстал и оперся на пышные подушки, пытаясь стряхнуть с себя усталость.

– Как тебе удалось прокрасться мимо родителей?

– Я не кралась. Я вошла через парадную дверь, как и полагается, а твоя мать сама отправила меня наверх. Поскольку мы помолвлены и дата свадьбы уже назначена, она, судя по всему, не видит ничего плохого в том, что я застану тебя неодетым. Хотя она не сказала мне, чтобы я шла прямо в спальню. – Джейн взяла со стола часы, потрогала густую позолоту и сморщила нос. – Когда мы поженимся, тебе придется сменить обстановку.

– С нетерпением жду этой минуты.

А также минуты, когда можно будет оказаться с ней в одной кровати. Джаспер вдруг представил себе вкус ее губ, мягкие шелковистые волосы и прочие не менее мягкие и соблазнительные места и стиснул прохладную простыню. Искушение опасно, как научила его Саванна, но он бы солгал, если бы сказал, что никогда не вожделел Джейн. В пятнадцать лет, несмотря на долгую дружбу, он провел немало бессонных ночей, мечтая о ней. И это были совсем не невинные мечты. Интересно, что бы сказал тот пятнадцатилетний мальчик, если бы узнал, что от исполнения всех его порочных желаний его отделяют лишь несколько дней?

– Так что же – или я должна спросить «кто»? – так задержал тебя вчера ночью? – звенящим, как хрусталь, голосом спросила Джейн.

От Джаспера не укрылась ни ее ревность, ни истинная цель ее визита. «Она пришла удостовериться, что я не нарушил условия сделки». Да, брат прекрасно обучил Джейн вести дела.

– Ни одна женщина не составляла мне компанию, если ты клонишь именно к этому. – Джаспер взъерошил волосы; ему хотелось успокоить ее и заставить забыть о вчерашнем необдуманном поступке. – Но если ты пожелаешь не давать мне спать нынешней ночью, я не стану возражать.

Глаза Джейн скользнули по его мускулистой груди.

– Я не даю тебе спать сейчас.

– И в самом деле. – Джаспер закинул руки за голову. – И с какой же целью? С… м-м-м… определенной?

– Только не сегодня утром. – Джейн едва заметно порозовела, и он еле сдерживался, чтобы не повалить ее на кровать и тоже кое-чему обучить. Но разумеется, ничего подобного Джаспер делать не собирался, пусть даже они уже помолвлены.

Пора было вставать и приниматься за более скучные дела.

– Что ты хотела обсудить касательно этого здания на Флит-стрит? Съездим туда?


– Я много думала о том, какие блюда мы будем предлагать гостям, – объявила Джейн.

Они стояли в небольшом холле, предварявшем вход собственно в лавку. Здание было закрыто много недель, воздух внутри был спертым, по грубому полу кое-где был рассыпан табак и валялись осколки глиняных трубок.

– Разве мы не должны сначала оценить состояние здания? – Джаспер стер толстый слой пыли с потускневших перил. Во всей этой темноте и грязи Джейн, в голубой ротонде с воротничком, упиравшимся в ее изящный подбородок, казалась сияющим видением. Из-под ротонды выглядывало светлое платье, а то, что выглядывало из остроугольного декольте, очень сильно отвлекало Джаспера от разговора.

– Я все уже осмотрела, сразу после покупки. Прораб заверил меня, что здание крепкое и нуждается лишь в уборке и покраске. Мы сможем открыться, как только расставим вещи по местам. Скажи мне, какая комната для чего предназначена, и я тут же начну подбирать мебель и все прочее.

Джаспер махнул шляпой в сторону окна, выходящего на Флит-стрит, стараясь сосредоточиться на клубе, а не на формах Джейн, на которые было невозможно смотреть спокойно.

– Здесь мы будем предлагать сигары и вино. Задняя комната станет комнатой отдыха.

– А наверху?

– Там будут отдельные кабинеты, где коммерсанты смогут обсудить дела… конфиденциального характера.

– Что еще за дела конфиденциального характера?

– Это дела… конфиденциального характера. – Джаспер неожиданно взял руку Джейн в свою и обнял ее за талию.

Она изумленно распахнула глаза, но он лукаво подмигнул, и она не смогла не улыбнуться. Вальсируя, они выскочили в будущий обеденный зал. Джаспер сильно раскрутил Джейн, так что ее юбка взвилась, открывая щиколотки, и выпустил. Сделав несколько грациозных оборотов, она остановилась.

– Нет, мы не будем устраивать в клубе танцы. Мы же не хотим отвлекать джентльменов от того, чтобы они тратили деньги, – хихикнула Джейн и прижала ладонь к губам.

Неожиданно Джаспер так ясно представил ее девчонкой, как будто это было вчера. Как блестели ее глаза, когда они тайком пробирались на рынок Клаб-Роу-Маркет, чтобы покормить щенков, выставленных на продажу! И как потом их поймал владелец.

– Но наши цены будут ниже, чем обычно, и еще нам нужен очень хороший повар. Тогда клиенты станут приводить своих партнеров сюда, вместо того чтобы устраивать ужин дома.

– Прекрасная идея. Предоставляю выбор повара и составление меню тебе, поскольку ты лучше знакома с лондонскими вкусами, нежели я.

Джаспер подбросил шляпу и поймал ее. Он словно наяву увидел зал, заставленный столами с белоснежными льняными скатертями, хорошее вино и отлично приготовленное мясо, а также коммерсантов, оживленно рассуждающих о контрактах и торговле. А он, Джаспер, гордо стоит среди них вместо того, чтобы прятаться в ночной тени. К этому времени с игорным домом его будут связывать только поступающие деньги – их страховка против бедности.

– Я уже знаю, что у нас будет особый редкий сыр, настоящий деликатес – такое соблазнит кого угодно. Еще мы должны решить вопрос с отделкой. Клуб должен выглядеть респектабельно. Нам требуется сдержанная роскошь… а не стиль колониального борделя, – не удержалась Джейн, еще раз хихикнула и снова обвела комнату взглядом. – Можешь закрывать игорный дом прямо сейчас. Мы продадим обстановку, чтобы заплатить за мебель и все остальное.

Джаспер так сильно стиснул шляпу, что погнул поля, и даже не заметил этого.

– Я не могу.

Джейн резко развернулась.

– Почему? Я думала, ты хочешь с ним покончить.

– Хочу, но из вежливости и чувства долга я должен сначала предложить мистеру Бронсону перекупить его. И не стану же я продавать ему пустое помещение.

Джейн чуть прищурилась, как будто не совсем поверила в намерения Джаспера.

– Ты говорил с ним? Возможно, игорный дом ему не нужен.

– Я с ним говорил, и он выразил желание его купить. – Хотя бы это являлось правдой.

– А ты сохранишь за собой часть выручки?

Черт, она слишком проницательна. Он не был готов к спору на эту тему, но, похоже, его уже не избежать.

– Да.

– Невозможно очистить совесть, продолжая сидеть на двух стульях сразу.

– Я не могу рисковать. Если клуб прогорит, мы останемся банкротами.

– Клуб не прогорит. Мы не позволим ему прогореть, учитывая, что нам обоим ясно: от него зависит наше благосостояние.

Джаспер, однако, не разделял ее уверенности. Он сотни раз наблюдал, как за одну игру человек превращается из богача в бедняка, не имеющего за душой ничего. Он промолчал, и воодушевление Джейн чуть угасло.

– Мы ведь сумеем заинтересовать достаточно клиентов, чтобы клуб процветал… верно? – Она неуверенно покрутила пуговку на перчатке, и Джаспера словно ударили по лицу; Джейн никогда не сомневалась в своих планах.

– Конечно. Мистер Бронсон расскажет о нас посетителям, особенно влиятельным. Мы предложим им членство в клубе на особых условиях, они не смогут его не принять. А за ними потянутся и другие. В Саванне это всегда срабатывало.

– Правда?

– Как привлечь людей – этому искусству меня научил дядюшка Патрик. И я в нем более чем преуспел. Как, по-твоему, мне удалось так быстро набрать столько желающих спустить деньги в моем игорном доме?

Джаспер с удовольствием вспомнил ночи, когда за столами в заведении не было ни одного пустого места и вдобавок за каждым игроком стояла очередь из двух-трех человек. Однако он тут же спохватился. Он должен не гордиться, а стыдиться. Единственным утешением ему было то, что скоро он сможет применить свои навыки не в дурном деле, а в хорошем.

– Тогда мы обязательно обретем успех и в Лондоне.

Ее вера в него была так трогательна… и в то же время это тревожило Джаспера. Дядюшка верил в него, и он его подвел. Как долго он продержится, прежде чем люди, которые на него полагаются, тоже разочаруются?

– Есть здесь кто-нибудь? – раздался вдруг громкий голос мистера Бронсона.

– В столовой! – крикнул в ответ Джаспер и обернулся к двери. – Мы как раз говорили о вас. Я рассказывал мисс Рэтбоун, как прекрасно мне с вами работается, – сообщил он вошедшему компаньону.

– Выручка за прошлую ночь столь велика, что я решил передать ее вам как можно скорее. – Мистер Бронсон протянул Джасперу кожаный бювар, наполненный банкнотами.

– Спасибо, но как вы меня нашли?

– Сначала я зашел к вам домой, и мне сказали, что вы здесь.

Мистер Бронсон уже не в первый раз приходил в особняк Чартонов. Он познакомился со всем семейством вскоре после возвращения Джаспера и часто заезжал и увозил его с собой под предлогами различных «дел». Они как раз работали над основанием игорного дома.

Джаспер представил Бронсона Джейн.

– Счастлив с вами познакомиться. – Мистер Бронсон сорвал с головы шляпу и отвесил низкий поклон.

Джейн присела в реверансе.

– Расскажите мне о Джаспере. Он так мало говорит о жизни в Саванне. Мне любопытно, каким он был там.

Мистер Бронсон и Джаспер обменялись обеспокоенными взглядами.

– Да мне, в сущности, и нечего рассказывать. Там он был таким же, как и здесь. Так же любил красивые вещи, элегантную одежду, хорошие вина. Но за самой прекрасной невестой ему пришлось отправиться в Лондон.

К удивлению Джаспера, Джейн покраснела.

– Я вам не верю. Мне все же кажется, в Саванне он вел себя по-другому.

Мистер Бронсон вытащил из кармана кисет с табаком.

– Что ж… Джаспер, пожалуй, чаще посещал театр… ну и, конечно, был еще и игровой дом.

Он в красках описал Джейн зал для игры, сверкающий от зеркал и позолоты, подавляющий своим великолепием, не забыл упомянуть, где сидели дядюшка Патрик и Джаспер, долго распространялся о представлениях в театрах и торжественных приемах в лучших домах Саванны, куда звали только самых богатых и влиятельных представителей города. Сам Джаспер едва помнил веселого, беззаботного молодого человека, каким он был до эпидемии.

– Я и понятия не имела, что Джаспер являлся таким уважаемым членом общества или что он широко вращался в аристократических кругах, – весело сказала Джейн, когда мистер Бронсон завершил свою речь.

Джаспер покачал головой.

– Все было не совсем так.

– Или ты просто скромничаешь?

– Он прав, мисс Рэтбоун. Я немного приукрасил, но мне хочется, чтобы вы видели своего будущего мужа в самом лучшем свете. Джаспер – славный джентльмен. – Он похлопал компаньона по спине. – А теперь прошу еще раз меня извинить – меня заждалась моя мягкая постель.

Он снова низко поклонился и вышел.

– Для человека, погрязшего в пороках, он очарователен. Я понимаю, почему ты сделал его лицом вашего предприятия, – заметила Джейн. – И ты совершенно прав. Было бы несправедливо не предложить ему первому купить дело. Я возьму свои собственные деньги, чтобы заплатить за мебель и все необходимое.

– В этом нет нужды. У меня более чем достаточно средств. Я переведу их тебе, и ты сможешь начать покупать все, что требуется. А как только мы поженимся, также предоставлю тебе право заключать контракты на поставки и распоряжаться моими деньгами. Если хочешь, можно и не дожидаться свадьбы. Завтра мы нанесем визит моему поверенному, мистеру Стиду, и все устроим.

– Да, я хочу приступить тотчас же, пока ты еще владеешь игорным домом. Тогда вы оба, и ты, и мистер Бронсон, сможете рассказывать клиентам о нашем клубе.

– Мы уже этим занялись. Кстати, я еще могу продать ту мебель и безделушки, что остались на складе. Уверен, ты не пожелаешь видеть все это в нашем доме. – Джаспер сделал шаг вперед и положил руки Джейн на талию.

– Ты прав. Я не хочу, чтобы он напоминал дворец «короля-солнце».

– Очень жаль. Знаешь ли, та кровать довольно-таки крепкая. И мягкая. – Он привлек ее ближе.

Джейн положила руки ему на плечи и нарочито игриво взмахнула ресницами.

– О, в самом деле?

Джаспер наклонился к самому ее уху и коснулся его губами.

– Очень, – жарко выдохнул он.

Джейн почувствовала, как по всему ее телу пробежала сладкая дрожь, и закрыла глаза.

– В таком случае мы, возможно, все же оставим ее себе. – Она легко провела кончиком пальца по лацкану его сюртука, продолжая игру.

Джаспер уже готов был принять приглашение и припасть к ее губам, но вдруг зазвонили колокола церкви Сент-Брайдз, и Джейн отпрянула.

– О, у нас ведь назначена еще одна встреча.

Он все же не удержался и поцеловал ее в шею.

– Ты уверена, что хочешь туда отправиться?

Она вырвалась из его объятий и улыбнулась. Деловая женщина восторжествовала над обольстительницей.

– Мы еще не женаты, и, кроме того, нас ждет торговец сыром.


* * * | Тайна брачного соглашения | * * *







Loading...