home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

Мистер Форкл прибыл в Хэвенфилд с отпечатком ладони на левой щеке, а идущая позади Гризель явно была крайне довольна собой.

А вот Сандор был ходячим ураганом и мгновенно сосредоточил весь гром и молнии на Софи – расслабился он только рядом с ней, бормоча себе под нос о двуличности эльфов.

Вольцер с Луиз выглядели озадаченными – но, скорее всего, потому что они практически не общались с мистером Форклом и его множественными личностями. Да и Кадок тоже – поэтому, пока остальные пытались обработать новую информацию, они втроем стояли в стороне.

А обрабатывать было что – хотя взрослые отреагировали на грандиозное возрождение Форкла, как его окрестил Киф, поразительно одинаково. Они хватали ртом воздух. Кричали. Кидались обнять детей, чтобы убедиться, точно ли они в порядке – или, в случае Джулин, разговаривает ли с ней Декс. А затем последовало множество вопросов. И хотя разговор был практически повторением всего, что мистер Форкл уже обговорил с Софи и друзьями, внимание Софи привлекли два новых момента.

Отец Декса Кеслер, с каким-то патологическим интересом потребовал рассказать, что случилось с телом другого Форкла, которое спрятала Орели.

Как оказалось, тот мистер Форкл сообщил Орели, как связаться с «Черным лебедем», и Призрак проник в руины и забрал тело в убежище, где Микстура позаботилась о надлежащем погребении.

Второй вопрос задала старейшина Орели, стоящая в дальнем углу огромной гостиной Хэвенфилда. На ней было надето розоватое платье, но бросалось в глаза, что в светлых локонах нет украшенного драгоценностями обруча.

– Смогу ли я заслужить ваше прощение? – прошептала она.

Мистер Форкл подошел к ней и коснулся хрупкой дрожащей руки.

– Прощать нечего, Орели. Я бы поступил так же, как и мой брат. И вы эмпат, поэтому знаете, что я не лгу.

Эмпаты зачастую служили живыми детекторами лжи, с помощью своих способностей считывая эмоциональные изменения и оценивая честность слов.

В затененных синих глазах Орели блеснули слезы.

– Но если бы…

– Мне пришлось столкнуться с тем, – перебил мистер Форкл, – что вам известно лучше многих: как же легко вспоминать трагедию постфактум и думать, что ее можно было остановить.

– Да, – прошептала Орели. – Это точно.

Софи чувствовала, что Орели говорит в том числе и о дне, забравшем у них старейшину Кенрика. Она давно подозревала, что Кенрик с Орели любили друг друга, но ничего не предпринимали.

– Хочу заметить, что в убийстве моего брата виноват лишь тот, кто заколол его, – добавил мистер Форкл. – А остальные «а если бы», которые привели его к этому моменту… с ними ничего не поделать. Лишь прошлое постоянно в нашем неопределенном мире, и в какой-то мере это утешает.

– Каким образом? – поинтересовался Тэм.

– Оно дает нам фиксированный момент, от которого можно оттолкнуться. Плохо ли, хорошо ли – но эта потеря, как и все остальные, делает нас сильнее, умнее, и мы как никогда готовы сражаться во всю мощь. Но чтобы все получилось, нам нужно забыть о сожалениях, – его голос дрогнул, и он отвернулся, стирая слезы тыльной стороной ладони. – Часть меня всегда будет жалеть, что я не прислушался к мисс Фостер и не допросил Гетена жестче. Но… лучше я направлю эти эмоции на наше дело. Надеюсь, вы поступите так же, Орели. Нам пригодится старейшина на нашей стороне, особенно сейчас.

– Я и так на вашей стороне, – прошептала Орели, скользя пальцами по лбу, где обычно лежал ее обруч. – И если кого-то из вас беспокоит мое присутствие, – ее взгляд задержался на Кеслере и Джулин, – то могу поклясться, что никогда не выдам то, что увидела и услышала. И учтите: баланс в Совете меняется. Те, кто не доверяют вашему Ордену, оказываются в меньшинстве. Подозреваю, скоро старейшина Эмери предложит вашему Коллективу объединиться по-настоящему. Просто сначала мы пытаемся уладить дела с остальными лидерами. Нападение на Люменарию обернулось дипломатическим кошмаром.

– Представляю, – тихо сказал мистер Форкл. – И мы готовы помочь Совету по первой просьбе. А пока знайте: мы будем негласно делать все, на что способны. Более того, насколько я вижу, у мисс Фостер появились весьма интересные планы.

Софи распахнула глаза.

– Вы что, прочли мои мысли?

Он кивнул, и она закрыла уши руками. Это бы его не остановило, но почему-то так было легче.

– Не помню, чтобы я вам разрешала, – заметила она.

– А разрешили бы, если бы я попросил?

– Да. Но это не значит, что можно просто влезать!

– Пожалуй, вы правы. Как бы то ни было, я просто пытался проверить, смогу ли я пройти ваш блок, или точка доверия изменилась из-за произошедшего. А как только я оказался внутри, то заметил отголосок того, что у вас на уме, и – пусть это меня не оправдывает – мне стало интересно. Поэтому должен спросить… вы действительно собрались идти в Равагог?

Его слова стали спичкой, брошенной в коробку с фейерверками.

– Кажется, мне стоило выразиться точнее, – перекричал мистер Форкл гвалт. – Их текущие планы нехарактерно разумны.

Все затихли достаточно, чтобы Софи смогла рассказать про милейший разговор с леди Гизелой и про то, что они с Кифом, Бианой и Тэмом хотят попросить леди Каденс организовать встречу с королем Димитаром. И раз уж зашла речь, она рассказала, что Фитц проанализирует информацию о пожарах и обыщет Канделшейд, Декс займется тайником Финтана, а Лин сходит к Вайли. Не рассказала она только про свою сестру.

– Кажется, нужно подчеркнуть, насколько опасна информация, содержащаяся в тайниках, – произнесла Орели, когда Софи закончила. – И, если вы все же сумеете достать ее, надеюсь, вы мне сообщите.

Софи кивнула.

– Декс считает, что тайны охраняются паролями. Он прав?

Орели нахмурилась.

– Я знаю лишь то, что тайны можно достать. Но нам никогда не объясняли, как именно. Для доступа к тайнику нужно единогласное голосование, и я всегда считала, что после него нам все расскажут. Могу поспрашивать других старейшин, но, скорее всего, о тайниках знает только Бронте, и я сомневаюсь, что вы хотите оказаться у него под подозрением.

– Давайте, я сначала сам с ними поиграю, – потребовал Декс.

– Если хотите помочь, – влез Фитц, – то я собирался спросить, как звали гоблинов, работавших в Люменарии со сбежавшей заключенной. Вдруг они что-нибудь о ней знали.

– Почему вы считаете, что это женщина? – спросила Орели.

– Мама сказала, – ответил Киф. – Сомневаюсь, что стала бы врать о такой мелочи.

– Да, пожалуй, – сказала Орели. – Странно. Такое ощущение, что я не помню ни единого упоминания о Древней преступнице. Кем бы она ни была, ее полностью стерли. Я составлю список стражи. А еще советую поговорить с Фэллоном Вакером.

При звуке его имени по комнате пробежала дрожь.

Софи мало о нем знала – лишь то, что он был пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра-прадедушкой Фитца и одним из первых членов Совета.

– Он… редко принимает гостей, – тихо заметил Алден.

– Поэтому мы никогда с ним не встречались? – уточнила Биана.

– Вы не встречались со множеством родственников, – напомнил ей Алден.

– Правда? – спросила Софи. Она до сих пор не свыклась с бесконечной жизнью эльфов, но всегда думала, что они общаются со своими многочисленными родственниками – особенно такая легендарная семья, как Вакеры.

– Большинство Древних ведут уединенный образ жизни, – объяснил Алден. – Им тяжело находиться в обществе из-за времени и жизненного опыта.

Это многое объясняло – но Алден так сжал зубы, что Софи задумалась, нет ли других причин. Особенно учитывая слова Алвара, сказанные, когда выяснилась его принадлежность к «Незримым».

«Ты поймешь, когда увидишь настоящее наследие Вакеров».

– А хотя бы попросить Фэллона о встрече можно? – надавила Биана.

Алден вздохнул.

– Попытаюсь. Но я бы сильно не надеялся.

Орели пообещала вечером прислать Фитцу список гоблинов, и Сандор предложил связаться с его королевой и узнать, не вернулись ли они в Гилдингхейм.

– Раз уж мы заговорили о планах, – произнесла Делла, появляясь и исчезая с каждым шагом по комнате, – я хочу пойти в Равагог с вами.

Пусть из-за темных волнистых волос, идеальных черт лица и зеленого узкого платья с широким подолом она походила на диснеевскую принцессу, Софи однажды видела, как она на каблуках повалила мистера Форкла на землю, даже не вспотев.

– Думаю, это решит леди Каденс, – предупредила Софи. – Если она согласится помочь, у нее явно будет свое мнение: кому можно идти, а кому нельзя.

Делла кивнула.

– Тогда я хочу пойти к ней с вами.

– Я тоже, – вклинился мистер Форкл. – А еще буду ждать от вас подробностей следующего разговора с леди Гизелой.

– А я хочу знать, что она расскажет о смерти Сиры, до того, как вы скажете Вайли, – добавил Тирган. – Знаю, мой сын просил сообщать ему все новости. Но он все еще не отошел от потрясения после похищения. Я хочу удостовериться, что ему не станет хуже.

– Конечно, – пообещала Софи.

– Ну, ладно, – произнес мистер Форкл, – у нас много дел. Пожалуй, пора перейти к похоронам моего брата.

– Только если ты готов, – сказал ему Тирган.

– Как никогда.

– Тогда я передам Блику и Призраку ждать нас на месте, – предложила мама Декса. – И я кое-что принесла, – она достала из кармана плаща изящную зеленую бутылочку.

Кеслер покосился на жену.

– Ты что, стащила ее из «Хлебни да рыгни»?

Джулин вспыхнула, но осталась стоять с гордо поднятой головой.

– Аптека наполовину моя, поэтому ничего я не стащила.

Кеслер заворчал что-то о бесконечных секретах, но приобнял жену и прижал ее к себе, убирая янтарные локоны за ухо.

Софи не знала, что именно было в бутылке, но видела такие же на других похоронах. И от этого закололо сердце.

– Присоединяйтесь, если хотите, – предложил мистер Форкл старейшине Орели.

– Я бы с радостью. Но тогда мое отсутствие заметят. Сегодня старейшина Терик встречается с Элвином – и с группой технопатов, – чтобы подправить новую ногу, и остальной Совет выступает в качестве моральной поддержки.

Софи глянула на Декса.

– Я думала, ты помогаешь с протезом.

– Помогал. Но он хотел, чтобы я разработал что-нибудь с постоянным креплением, а это… слишком сложно.

– Скорее, глупо, – поправил Кеслер и сразу же извинился перед Орели.

– На самом деле, я согласна, – ответила та. – Думаю, Терик надеется, что ему создадут ногу, которая позволит жить в точности так же, как до Люменарии – и я не могу винить его за это. Но техника – не плоть. Ему было бы лучше, если бы он позволил телу адаптироваться.

– Но это сложно, – тихо заметил Грейди. – Особенно учитывая, сколь немногие способны понять, через что он проходит.

– Может, ему стоит пообщаться с семьей Редек? – предложил Алден. – Знаю, травмы Каприс сильно отличаются, а трудности возникают в основном с эмоциями. Но они как минимум понимают, каково сталкиваться с резкими изменениями в физическом состоянии.

Орели явно заинтересовалась идеей, но Софи не смогла проследить за разговором. Она очень жалела о разрушившейся дружбе с Мареллой Редек – особенно учитывая, что в прошлую их встречу Марелла умоляла мистера Форкла пробудить ее талант в надежде стать эмпатом и помочь маме.

– Ребят, вы не знаете, у Мареллы проявилась способность? – шепнула Софи друзьям, но они покачали головами, и ей стало одновременно легче и тяжелее.

Вскоре после этого Орели собралась уходить, вскинув блестящий амулет к свету.

– Я была невероятно рада вас видеть, – сказала она мистеру Форклу охрипшим голосом.

Он кашлянул.

– Я рад, что меня можно увидеть.

Как только Орели исчезла, он достал из кармана синий проводник и протянул Софи руку.

– Давайте попрощаемся с моим братом.


Глава 19 | Пепел Атлантиды | Глава 21







Loading...