home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 28

Киф заметил парные браслеты секунд через десять после того, как появился в Хэвенфилде – несмотря на тунику с длинными рукавами, которую надела Софи, чтобы их спрятать. И он вытащил из нее абсолютно все, закидав кучей вопросов.

Но, вопреки ожиданиям Софи, дразнить ее он не стал.

Вместо этого понизил голос и спросил:

– Как там Декс?

– Надеюсь, нормально, – она оглядела чистую гостиную, радуясь, что никто пока не пришел.

Ночью мама Кифа действительно сумела обойти все ловушки Сандора, оставив за собой лишь легкий запах пепла, запечатанный черный свиток в центре кухонного стола и поднос покрытых карамелью булочек – к которым, разумеется, никто не притронулся. С самого утра Сандор с Кадоком обыскивали местность, пытаясь понять, как леди Гизеле удалось пройти. А Грейди с Эдалин сидели в кабинете Грейди и изучали свиток на предмет скрытой опасности – скорее всего, заодно пытаясь каким-нибудь образом прочесть послание.

– А ты как? – спросил Киф, указывая на темные мешки под глазами Софи. – Не смогла спать, разбив хрупкое Дексово сердечко?

– Не разбила я его, – буркнула она, пиная крепким черным сапогом пол.

По крайней мере, она на это надеялась.

Киф, видимо, ощутил ее сомнения, потому что придвинулся ближе.

– Я же шучу. Ты просто доказала теорию моего отца.

Софи не сразу поняла, что речь идет про книгу лорда Кассиуса – «Эссенция сущего», – в которой он писал, что сердцу и разуму присущи разные эмоции.

– Когда это ты начал с ним соглашаться? – спросила Софи.

– После того, как ты усилила меня в Люменарии.

Она вскинула брови.

Киф пригладил темно-синюю жилетку, которая так обтягивала плечи, будто тренировки у «Незримых» помогли нарастить мускулы.

– Я думал, что усиление помогает ощущать все ярче обычного. Но позже понял, что уловил чувства, непохожие на привычные «эмоции Фостер», которыми ты меня постоянно закармливаешь.

– Эмпаты, – проворчала она, заворачиваясь в плащ, как будто он мог скрыть ее эмоции. Сегодня утром она решила надеть черные штаны и тунику, понадеявшись, что так Димитар воспримет ее всерьез.

– Эй, я не виноват, что ты швыряешься в меня своими чувствами, как будто в салочки играешь, – заявил Киф. – Я бы тебя игнорировал, если б мог.

– А я бы тебя заблокировала, если б могла.

Киф рассмеялся.

– Кажется, выбора у нас нет. Но, если тебе станет легче, оказывается, мне доступен только кусочек «загадки Фостер». Я мельком видел общую картину, и… скажу так… она была весьма занимательной.

Софи уставилась на радужные блики, отражающиеся на мраморном полу от люстры.

– В каком смысле?

– Не, я тебе не скажу.

– Эм, это же мои чувства.

– Да, но как только ты о них узнаешь, все… изменится. Теория отца это упускает. Он не объясняет, почему сердцу и разуму присущи разные эмоции. Но я понял. Дело в том, что мы знаем о вещах, творящихся здесь, – он постучал себя по виску, – поэтому можем неуловимо контролировать свои чувства. Мы выбираем эмоции, которые нам нравятся, и боремся с остальными. Но здесь, – он прижал ладони к груди, – контролировать ничего не получается. И как только ты осознаешь свои чувства…

Он вскинул руки, демонстрируя взрыв.

– Сама подумай, что стало с Дексом, – добавил он. – Разумом он так хотел дать жизнь парочке Дексфи, и продолжал бороться, даже когда стало ясно, что ничего не получится. Но глубоко-глубоко в душе он понимал, что вам лучше оставаться друзьями, и твой поцелуй помог осознать это чувство. И теперь он о нем знает, поэтому больше никогда не посмотрит на тебя так, как прежде.

Его слова ранили слишком уж сильно.

– Хмм, – буркнул Киф. – Только не говори, что теперь захотелось того, что не сможешь получить.

– Нет!

Хотя, может, и захотелось – просто не того, о чем он говорил.

– Ты не скучаешь по времени, когда влюбленность была просто глупым мелким секретом? – тихо спросила она. – Все внезапно становится таким… реальным. И я не только про Декса. Ну… Фитц уже закончил заполнять анкету для брачного агентства. А тебе пора заняться своей, если ты уже не озаботился этим вопросом.

Киф усмехнулся.

– Так ты поэтому всю ночь ворочалась? Гадала, зарегистрировался я на подбор пар или нет?

– Уф, я вообще про другое.

– Ну коне-е-е-е-е-ечно.

Софи хотела было закатить глаза и отвернуться, но он схватил ее за руку.

– Не хочу, чтобы ты мучилась, Фостер. Поэтому вбей в свою умненькую головушку: я не регистрировался. И спешить не собираюсь.

– Почему?

Он пожал плечами.

– Хочу посмотреть, как пойдут дела.

Софи понятия не имела, о чем он говорит, но не собиралась доставлять ему удовольствие и спрашивать.

– Ну, чтоб ты знал, круги под глазами – это из-за моей сестры. Я позвонила ей после ухода Декса, и она заставила меня сидеть допоздна и все рассказывать.

– Вообще все? – уточнил Киф. – Даже…

Он громко и противно изобразил поцелуй.

Софи пихнула его.

На самом деле, она действительно рассказала сестре про Декса, и все прошло на удивление неплохо. Как оказалось, Эми умела выслушать – но Кифу об этом было знать не обязательно.

Он подскочил обратно к Софи.

– Ладно-ладно, вижу, ты хочешь серьезного разговора. Мне это не нравится. Но так и быть. Потому что я понимаю, о чем ты, Фостер. Вся эта… ерунда. От нее только хуже.

Софи кивнула.

– Я просто не хочу потерять то, что для меня важно, понимаешь?

– Ты не потеряла Декса, – заверил Киф. – Слово эмпата! – Она не улыбнулась, и он, склонившись, прошептал: – И можешь поверить: меня ты точно не потеряешь. Чем бы вся эта «ерунда» не обернулась.

Он говорил мягко. Практически нежно. И на мгновение у Софи перехватило дыхание.

Но тут он отодвинулся и добавил:

– Мне слишком нравится тебя доставать.

Софи вздохнула.

– У тебя талант.

– И ты меня за него обожаешь. А вообще, может, выясним, не предназначены ли мы друг другу?

Он сложил губы трубочкой, и Софи пихнула его сильнее.

– Эй, а чего это Декстинатора ты поцеловала, а меня нет? Ты же понимаешь, что из-за тебя наш милый невинный Декс уже целовался, а я еще нет? И ты тоже!

– Серьезно? – выпалила Софи. – Ни разу?

– Понимаю, сложно поверить, учитывая… – он указал на себя, как будто достаточно было посмотреть на его внешний вид. – Не пойми неправильно – мне предлагали, просто…

Он пожал плечами.

– А как же Биана? – спросила Софи. – Ты же говорил, что поцеловал ее «в основном в щеку».

Он был на сильных обезболивающих, когда признался, но Софи видела, что он не врал.

– А. Не считается. Во-первых, она взяла меня на слабо. А в уголок губ я ее поцеловал только потому, что она в последнюю секунду повернула голову. К счастью, я не закрывал глаза, а то был бы полный кошмар.

Он устало выдохнул.

– Знаешь, что, Фостер? Ты куда храбрее меня. Это и так понятно, учитывая, сколько раз ты почти умирала. Но… мне не хватает смелости быть таким же честным, как ты с Дексом. Я постоянно думаю, что если не буду реагировать, то все пройдет. И это помогает, но…

Софи поборола желание спросить, правильно ли она его понимает. Одну дружбу она уже едва не испортила – и точно знала, что Биана не обрадуется вмешательству в ее личную жизнь.

К тому же, в последнее время она флиртовала с Кифом чуть меньше. Может, ее влюбленность действительно проходила.

И все же Софи не сдержалась:

– Пожалуйста, не давай ей ложной надежды.

– Ну конечно. Почему, по-твоему, я с ней не флиртую? Я ведь вешаюсь на всех вокруг, кроме нее, чтобы было совсем очевидно, понимаешь?

– Да, – растерянно кивнула Софи, пытаясь справиться со странным болезненным чувством.

Ну наконец-то она поняла, почему Киф так часто ее дразнил.

Нужно было догадаться, что есть причина.

Но почему-то было… неприятно.

За последние два дня ее гордость пострадала дважды.

Теперь можно было и Фитцу признаться, чтобы сорвать джек-пот по унижениям.

– Эй, – спохватился Киф. – Я…

Грейди, спускающийся по лестнице, бросил на Кифа такой взгляд, что тот попятился.

Идущая за ним Эдалин виновато улыбнулась.

– Закончили проверять свиток? – спросила Софи, пытаясь придать лицу такое выражение, по которому бы читалось: «Не смотрите на нас так, мы точно не говорили о поцелуях!»

– Мы не нашли ничего опасного, – заверила ее Эдалин.

– За исключением одного: мы понятия не имеем, что внутри, – возразил Грейди, встряхивая свиток. – Ведь не зря люди говорят, что гонцов казнят, не забывайте.

– Леди Каденс их защитит, – напомнила Эдалин. – Когда Димитар застукал Софи за чтением его мыслей, он был готов утащить ее в трудовой лагерь, а леди Каденс его отговорила.

– Да, мне стало куда спокойнее, – проворчал Грейди.

– Понимаю. Но у нас нет выбора, – Софи повторила все причины, по которым согласилась на условия леди Гизелы, – и не только ради того, чтобы успокоить отца.

Она не могла забивать голову мыслями о Дексе – или о других мальчиках. У нее были проблемы посерьезнее. Даже помимо спасения родителей.

Вчера Эми рассказала, пока они с Квинлином читали статьи о пожарах в человеческих газетах, то обнаружили, что на двадцати пожарищах начало расти небывалое количество редких цветов – списать их появление на естественные причины не получалось. Даже люди окрестили явление «Необыкновенным цветением».

Софи не понимала, зачем «Незримым» сажать в человеческом мире цветы, причем на конкретных пожарищах. Но за последние несколько лет она видела достаточно, чтобы не верить в совпадения.

Именно на таких моментах нужно было сосредоточиться – а не на мелких проблемах.

– Все готово? – спросила она, протягивая руку за свитком леди Гизелы.

– Я думал, вы ждете кого-то из Коллектива, – заметил Грейди.

Они ждали. И Софи думала, что придет Гранит, потому что обычно именно он заменял мистера Форкла.

Но через несколько минут сквозь дверь Хэвенфилда прошла цветная смазанная тень.

– Коллектив счел меня лучшим кандидатом, – пояснил Блик. – Если леди Каденс переоценила щедрость короля Димитара, я позабочусь, чтобы мы не ушли без звездного камня. – Он еще раз прошел сквозь стену, демонстрируя возможности. – Но я лишь запасной план, – пообещал он Грейди. – Все готовы идти в Спейтсвел?

– Разве мы не поплывем на Ривердрифте? – спросил Киф.

– Поплывем. Леди Каденс перевела его на другую реку, как только принесла клятву. Видимо, через Спейтсвел можно попасть в Равагог напрямую.

– Значит, она теперь официально состоит в «Черном лебеде»? – спросила Софи.

– Да. И мы уже трижды выслушали ее лекции про огров.

За их спинами раздался громкий вздох, и, обернувшись, они увидели стоящего в дверях кухни Сандора. Его тяжелый взгляд лег на Кифа.

– Если на Софи появится хоть одна царапина, я попрошу Гризель придумать тебе наказание. Поверь, оно будет очень креативным и запоминающимся.

– «Бойся страшной подружки», – пробормотал Киф. – Понял.

– И ужасающего отца, – добавил Грейди. – По сравнению со мной даже король Димитар покажется милашкой.

– Эм, извиняюсь – если со мной что-то случится, виновата буду я, – сообщила им Софи.

– Хорошо сказано, – согласилась Эдалин, крепко обнимая дочь. – Но работайте сообща, чтобы ни с кем ничего не случилось, хорошо?

Она притянула к себе Грейди, и тот неохотно приобнял Кифа.

– Ах, я как будто уже часть семьи, – фыркнул тот, получив в ответ ворчание.

Блик рассмеялся.

– Ладно, по крайней мере, скучно нам не будет. Пойдем, ребята. Посмотрим, сможете ли вы так достать короля Димитара, что он отдаст нам все, что нужно.


Глава 27 | Пепел Атлантиды | Глава 29







Loading...