home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 30

Леди Каденс рассмеялась – такой реакции на угрозу убийства Софи точно не ожидала. Особенно учитывая, как низко ладонь короля Димитара нависала над рукоятью его шипастого меча.

– Не слушай его, – сказала леди Каденс Софи, приглаживая пучок, каким-то образом оставшийся безупречным, и оборачиваясь к огрскому королю. – Димитар каждый раз приветствует меня одинаково. И до сих пор не воплотил угрозу в жизнь.

Димитар хрустнул костяшками.

– Все бывает в первый раз.

Леди Каденс подошла ближе – так близко, что ее мог достать взмах меча, – а затем преклонила колено и склонила голову.

– Рада видеть, друг мой. Спасибо, что согласился встретиться.

Димитар попросту заворчал.

Он перевел взгляд на Софи, с черной одежды которой до сих пор капала вода, и та поспешно опустилась на колено, пытаясь повторить позу леди Каденс – на куда более безопасном расстоянии. Стоящий рядом Блик последовал за ней, хотя по его размытому телу понять это было сложно.

Киф остался стоять.

Его волосы липли к лицу, одежда промокла, и его до сих пор подташнивало. Но он, расправив плечи, смотрел прямо на огрского короля.

– И что это, демонстрация храбрости? – поинтересовался король Димитар. – От юного эльфийского лорда, у которого хватает наглости надо мной насмехаться?

– Пф, как будто Совет пожалует мне титул лорда, – фыркнул Киф. – Хотя, «лорд Киф» неплохо звучит.

– Что ты делаешь? – шепотом прошипела Софи. – Нам же нужно, чтобы все прошло хорошо.

– Знаю, – отмахнулся Киф. – Но я наш меркадир. А меркадиры не кланяются. Они салютуют.

– Откуда мне вообще знать, кто такие меркадиры? – спросила Софи, когда Киф вскинул левую руку к носу зигзагообразным движением.

– Вообще-то, салют выглядит по-другому, – поправила поднявшаяся леди Каденс, похожим зигзагом проводя рукой от носа к груди. – И неудивительно, что ты про них не знаешь, Софи. Странно, что Киф в курсе. Меркадир – военный статус огров. В армии Димитара нет званий – все солдаты отвечают непосредственно перед ним, – но у него есть приближенная группа, отвечающая за проверку исполнения приказов. Эти солдаты – его меркадиры.

– Что не дает им власти, – добавил король Димитар, пристально глядя на Кифа. – Если тебе нужна именно она.

– Нет, не она, – ответил Киф, повторяя показанный леди Каденс салют. – Если что-то пойдет не так, я хочу, чтобы наказание понес я – а не она.

Он указал на Софи.

– Мы так не договаривались! – воскликнула та.

– Возможно. Но я не хочу, чтобы ты пострадала из-за него, – Киф вытащил из плаща свиток матери, и у Софи раскрылся рот. Когда он успел его украсть?

Неужели разыграл морскую болезнь, чтобы подобраться ближе и залезть к ней в карман?

– Полагаю, это мое, – произнес Димитар, протягивая руку.

Киф спрятал свиток.

– Заберете, как только подтвердите, что я меркадир.

Димитар поскреб острый серый зуб длинным черным ногтем.

– Такое ощущение, будто ты хочешь, чтобы все закончилось плохо.

– Нет, я хочу, чтобы вы отдали нам звездный камень и показали, как вернуться домой не на корабле – и еще, пожалуй, парочку статуй в нашу честь. Но когда дело касается мамы, я привык готовиться к худшему. Поэтому если от ее послания у вас слегка так потяжелеет подгузник, я хочу оградить Фостер от последствий. Отыграйтесь на мне – вряд ли вы сильно расстроитесь. По вам уже видно, что вы хотите мне врезать.

– На вашем месте я бы поостереглась, мистер Сенсен, – предупредила леди Каденс. – Наказание меркадира гораздо суровее удара. Откуда вы вообще про них узнали?

– От вас. Нашел отчеты по огрской культуре, которые вы посылали в Совет, пока жили в Равагоге. Кажется, Алвар прятал их ото всех.

Леди Каденс вздохнула.

– Так и знала, что этому наглому мальчишке нельзя доверять.

Софи допустила ту же ошибку, о чем горько жалела. Она даже попросила Алвара показать им дорогу, когда они проникли в столицу огров, – и он скорее всего планировал их предать. Кто знает, что случилось бы, не смени она планы на середине пути?

Кстати об этом…

– Когда вы заключили союз с «Незримыми»? – спросила она Димитара.

– Не вашего ума дело.

Леди Каденс нахмурилась.

– Я еще жила в Равагоге?

Король красноречиво промолчал.

– Поэтому в последние месяцы вы отменяли наши еженедельные встречи? – спросила она. – Я думала, это из-за того, что я рассказала Совету про сопоридин.

– Из-за него тоже. Мальчишка явил себя после нашей с тобой ссоры. Сказал, что «обо всем позаботится».

– Так вы поэтому согласились сотрудничать с их орденом? – ахнула леди Каденс.

– Что такое «сопоридин»? – спросил Блик, не успела Софи задать такой же вопрос.

– Кажется, какой-то белок, – вклинился Киф. – Она написала о нем целый отчет, но он был длинным и скучным, с кучей всяких научных слов, поэтому я не особо вчитывался.

– Это аминокислота, – поправила леди Каденс, с прищуром глядя на короля огров, – которую выделяют баколлоцизии, бактерии, экспериментально выведенные ограми.

– Вот видите? – сказал Киф, пародируя храп.

– Поверьте, открытие оказалось отнюдь не скучным, – сказала леди Каденс. – Сами бактерии безвредны – но сопоридин, который они выделяют, обладает самым сильным снотворным эффектом, что я видела. На мою кожу упала всего капля, а я проспала три дня. Без мыслей, без сновидений. Даже пульс изменился. И разбудить меня было невозможно. Я очнулась только потому, что сопоридин выветрился. Подвергнись я большему воздействию – могла бы никогда не проснуться.

– Просто от соприкосновения? – удивилась Софи, и когда леди Каденс кивнула, дыхание сбилось. – То есть, его можно использовать в качестве оружия?

– Сколько паники, – сказал Димитар с легким рычанием в голосе. – Каденс не хуже меня понимает, что из-за неустойчивости бактерии сопоридин практически невозможно вырабатывать в больших количествах.

– «Практически невозможно» и «невозможно» – разные вещи, – заметила Софи.

– Слова той, кто не разбирается в микробиологии, – ответил Димитар. – Бактериям нечем питаться, поэтому они умирают через несколько секунд после появления – большинство даже не успевает выделить сопоридин.

И все равно, с нужной долей настойчивости производить жуткое снотворное было возможно.

Видимо, леди Каденс тоже так думала, потому что подошла ближе.

– Раз сопоридин такой пустяк, почему ты связался с «Незримыми», чтобы скрыть его от Совета?

– Я связался с «Незримыми», потому что они поддерживали мое право не докладываться Совету, – огрызнулся Димитар. – Вы, эльфы, обожаете раздавать миру указания и думать, будто оказываете ему невероятную услугу. Но ваши правила только и делают, что препятствуют прогрессу.

– И какой же прогресс был по сопоридину? – поинтересовалась леди Каденс.

Димитар стиснул зубы.

– Как оказалось, он влияет и на нашу расу – именно поэтому я попросил придержать информацию, пока мои исследователи не поймут, с чем мы имеем дело. И после многих лет совместной работы я надеялся на поддержку. Но ты повела себя так же ограниченно, как и твои сородичи.

– И поэтому ты сговорился с кровожадными безумцами и напал на невинных, – выплюнула леди Каденс. – Прекрасное решение.

– А вы еще спрашивали, зачем нам меркадир! – воскликнул Киф, когда Димитар схватился за меч.

– Не надо, – попросила Софи, но Димитар уже оглядывал Кифа с таким лицом, что было видно: он успел оценить Кифа и нашел его… невпечатляющим.

– Этот титул не для эльфов.

– Поэтому вы дали его маме? – поинтересовался Киф. – Я видел ее раны. Они изогнутые, как будто их оставил… не знаю, как правильно произносится. Шамкнив?

– «К» не произносится, – сказала леди Каденс, все еще сверля Димитара взглядом. – «Шам-нив».

– Хорошо, шамнив, – повторил Киф. – А судя по отчетам, шамнив используется, только когда нужно наказать провалившего задание меркадира.

– Ты про него? – король Димитар достал из скрытого отделения своей брони клинок размером с кинжал. Короткое тяжелое лезвие из черного металла загибалось полумесяцем, и Софи затошнило, стоило ей увидеть подсохшую кровь на рукояти.

– Да, именно, – подтвердил Киф.

Димитар поднес клинок прямо к его лицу.

– Никто не знает, что у шамнива зазубренное лезвие, пока оно не вопьется в кожу. Зубцы всегда оставляют шрам. А если меркадир сильно меня разочаровал, я окунаю клинок в плотоядные бактерии.

Киф тяжело сглотнул.

– Как хорошо, что я не планирую вас разочаровывать.

– Все эльфы меня разочаровывают.

– В данный момент могу сказать об ограх то же самое, – произнесла леди Каденс.

На мгновение Софи показалось, что Димитар сейчас ударит ее клинком по лицу – и она, видимо, пришла к такому же умозаключению, потому что подошла ближе и коснулась руки Димитара.

– Но мы с тобой всегда находили общий язык. Даже в самых трудных ситуациях.

– Например, когда дети, разрушившие мой город, приходят просить о помощи, захватив послание эльфийки, не справившейся с заданием? – спросил Димитар.

– Ну, если так на это смотреть… – сказал Киф.

Шутка повисла в воздухе.

– А леди Гизела точно вас подвела? – спросила Софи. – Я думала, они изначально планировали отдать нам Гетена.

– Она разочаровала меня не этим.

– А чем? – спросил Блик.

– И почему ее наказали строже остальных? – добавила леди Каденс. – Ты знаешь, я никогда не одобряла использование шамнива. Но обычно в первый раз ты ограничивался всего парой порезов.

Димитар убрал шамнив в скрытые ножны.

– Ты так говоришь, будто ее наказал я. Будто я вообще имел отношение к ее приговору.

– Тогда кто? – спросила Софи.

– Не вашего ума дела. Но это был эльф – вот вам пример, почему я не вижу смысла верить вашему народу. Вы столько говорите о мире, но при этом допускаете подобное зверство. Вы так сильны, но при этом власти у вас нет даже над собственным народом. – Он повернулся к Кифу. – Назови хоть одну причину дать тебе титул меркадира.

– Легко, – Киф продемонстрировал палец, который вчера порезал – бинта на нем уже не было. – Чтобы попасть сюда, я пролил кровь.

Рана почернела от струпьев, и Софи засомневалась, правильно ли она подобрала бальзам – а может, стоило вызвать Элвина? Но сама по себе ранка казалась бумажным порезом, притворяющимся боевым шрамом.

И все же король Димитар сказал:

– Редко встретишь эльфа, готового пролить кровь – пусть даже свою собственную.

– И не зря, – заметил Блик.

– А, да, как же я забыл про ваши хрупкие чувства? Бедный несчастный эльфийский разум не выдерживает насилия и крови.

– Истинная сила заключается не в насилии, – возразил Блик, – а в способности найти мирное решение.

– Да, я уже слышал это оправдание. В устах того, кто прячется за маскировкой, ему еще меньше цены.

– Причина не в страхе. Маскировка несет в себе смысл – как и ваша броня, – Блик обвел расплывчатой рукой металлический подгузник Димитара, – которую вы носите, чтобы показать народу, что их королю не нужна защита на поле боя. Я же желаю показать своему народу, что готов пересечь любые границы в лучших интересах нашего мира.

– Все равно похоже на оправдание труса, избегающего ответственности. Даже у этого нелепого пацана хватило смелости показать лицо.

– То есть, вы согласны назначить меня меркадиром? – спросил Киф.

Димитар вновь оглядел его, а затем обернулся к расселине, из которой вышел.

– Титул твой. Посмотрим, сколько еще крови ты сегодня потеряешь.


Глава 29 | Пепел Атлантиды | Глава 31







Loading...