home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 37

– Для той, которую создали в лаборатории, ты слишком уж удивлена, – нарушила леди Гизела тишину, повисшую в спальне Софи. – Особенно учитывая, что идея пришла ко мне как раз благодаря твоим создателям. Учти, я не сторонница изменения генома нашей расы – но я сочла, что создать более примитивное животное будет полезно.

Софи до сих пор пыталась осознать сказанное, но до Фитца дошло кое-что другое.

– То есть, вы хотите сказать, что не ставили над Кифом генетических экспериментов?

Леди Гизела рассмеялась.

– Ну конечно, я не изменяла ДНК собственного сына. Вы явно слишком много общаетесь с орденом, не уважающим эльфийскую генетику. Да, они дали тебе невероятные способности, Софи, но я все равно думаю, что в итоге их изменения приведут к каким-нибудь неожиданным последствиям.

Софи тоже этого боялась – но в данный момент ее волновало кое-что другое.

– Что за зверя вы создали? – спросила она. – Точнее, зверей, видимо.

Когда леди Гизела ответила, голос у нее был почти мечтательный.

– Я зову их своими горгодонами. Сопротивление огню у них от флэродонов. Клыки – от горгонопсов. Размах крыльев – от аргентависов. И жалящие хвосты – от эвриптеридов. Они прекрасно чувствуют себя как на земле, так и в воздухе, и в воде…

– А разве они не должны назваться горгентаверидонами? – перебил Фитц. – Нельзя же исключить из названия эвриптеридов и агрентависов.

Леди Гизела вздохнула.

– Не удивительно, что вы с моим сыном ладите.

Фитц пожал плечами.

– Эй, я же не виноват, что вы выбрали дурацкое имя – и, кстати, оно слишком похоже на горгонопсов.

– Может, вернемся к теме? – вклинилась Софи. – Хотите сказать, что вы вырастили трех мутантов…

– Они вылупились, – поправила леди Гизела. – В огне. Тебе же было интересно, какую роль играло Вечное пламя? Вот и ответ.

– Это так вы их создали? – У Софи было много предположений, но она никогда не думала о «выведении мутантов».

– Так они вылупились, – поправила леди Гизела. – Сами яйца я произвела много лет назад, но не могла найти подходящий источник тепла для их инкубации. На самом деле, я сдалась, пока Финтан не предложил использовать Вечное пламя. Сначала мы попробовали обжигать их напрямую, но яйцам нужно было тепло, которое может принести только настоящий неконтролируемый пожар. А поскольку Брант и так планировал устроить огненную бурю, мы разожгли десять очагов специально для инкубации яиц.

– Десять, – повторила Софи. – Я думала, вы сказали, что их три.

– Все пошло не совсем так, как я ожидала, – признала леди Гизела. – Генетика… сложная наука. Несмотря на тщательные исследования, у горгодонов появилось оперение аргентависов, а не флэродонов. Поэтому, когда яйца треснули, большую часть детенышей поглотило пламя. Финтан с Брантом сумели сдержать огонь, а Руй закрыл свое яйцо силовым полем, пока пожар не отошел. Но все остальные, включая меня, могли лишь смотреть, как появляется и исчезает жизнь. Хотя, честно говоря, нам повезло. Горгодоны куда опаснее, чем я ожидала. У них ядовитые клыки, ядовитые когти и ядовитый шип на хвосте – а еще они могут летать, дышать под водой, взбираться по стенам и скрываться из вида.

Гризель выдохнула что-то неразборчивое, но Сандор отчетливо пробормотал:

– Какая мерзость.

– И при этом ты готов рискнуть жизнью, чтобы защитить настолько же противоестественное создание, – указала ему леди Гизела.

Софи стоило бы обидеться, но в голову постоянно лезли мысли о том, как должны выглядеть горгодоны. Как бы она ни скрещивала разных животных, в итоге получались огромные чудища.

Фитц, к счастью, мыслил яснее.

– Постойте, – сказал он. – Пожары начались значительно позже воспоминания Кифа, в котором вы приводите его в Сумрак и запечатываете вход его кровью.

– Да, я уже говорила, что горгодоны появились позднее.

– Но как вы попали туда без Кифа? – спросила Софи. – Или вы снова стерли его воспоминания?

– Нет. К тому времени, как детеныши достаточно окрепли, Киф стал слишком несговорчивым и перестал мне помогать – по крайней мере, осознанно. Но мне просто нужна была его кровь. И он так расстроился после посадки твоего дерева, Софи, что мне даже не пришлось убеждать его выпить снотворное.

У Софи остановилось сердце.

– Вы опоили его и украли его кровь после моих похорон?

– Нет. Я предложила ему единственное возможное утешение – ночь забытья без сновидений. И он согласился. С радостью. А на следующий день вновь умолял о нем. И на следующий тоже. Бедняга был раздавлен.

– И мы тоже! – выплюнул Фитц.

– А вы все время знали, что мы живы! – добавила Софи.

– Ну да, но ведь не могла же я об этом рассказать? К тому же, ваша судьба все равно была предрешена.

Софи вспомнила ужасный момент, когда Брант приказал убить их с Дексом, и в ту же секунду Фитц приобнял ее за пояс.

– Я и не думала, что вы настолько бессердечная, – Софи старалась сдержать клубок эмоций в груди.

– Сказала та, кто вызвала меня с помощью крови моего сына.

– Но не я ее пролила! – огрызнулась Софи.

– Но взяла – ты. И использовала тоже. Как жестоко. Но не надо стыдиться. Приятно видеть, что надежда еще есть.

– Какая надежда? – не поняла Софи, сама не зная, почему ее это волнует.

Разумеется, леди Гизела ответила:

– Ты все еще не готова принять ответ.

– Мы отвлеклись, – заметил Фитц, притягивая Софи ближе. – Раз по Сумраку бегают ваши чудища, то как «Незримые» вошли?

– У горгодонов есть уязвимость – та же, которая уничтожила оставшихся семерых. Именно поэтому мы с Финтаном договорились, что, когда придет время использовать Сумрак, он запрет их за стеной колдовского огня у единственного входа в комплекс, чтобы без нашего разрешения никто не вошел и не вышел. Сомневаюсь, что он отошел от плана – особенно учитывая, что нужно было готовиться к похищению твоей семьи.

– А другого пути нет? – спросил Фитц.

– Нет. Дворфы, которые помогали построить комплекс, приняли все возможные меры, чтобы в него нельзя было попасть из-под земли. Вам придется воспользоваться главным входом и пройти мимо горгодонов незамеченными.

– Или пустить меня на охоту, – предложила Гризель.

Живот Софи скрутило.

Горгодоны были, конечно, ужасны, но убивать их не хотелось – особенно учитывая, что они делали то, для чего были созданы.

Тошнота усилилась, когда леди Гизела обратилась к Гризель:

– Ты умрешь задолго до того, как взмахнешь мечом. У вас один выход: обойти их, и это не так сложно, как кажется. Просто нужно спрятать свой запах так же, как сделала я, когда подкинула в Хэвенфилд послание.

– С помощью пепла? – предположил Сандор.

– Пепла Вечного пламени, – уточнила леди Гизела. – После него остаются соединения, не присущие обычному огню, и благодаря этому пепел перекрывает другие запахи. Натритесь им с ног до головы, не пропустив ни участка. Выглядеть будете нелепо, да и отмываться придется несколько часов, зато горгодоны вас не учуют. И не забудьте захватить пепел для твоей семьи, а то они выдадут вас, когда вы пойдете обратно. И лучше идти группой как можно меньше. Советую идти вчетвером, не больше – и без гоблинов. Их запах куда сильнее нашего.

– Без меня никуда не пойдете, – сообщил Сандор.

– Если тебя волнует жизнь твоей подопечной, – продолжила леди Гизела, – лучше ко мне прислушаться. Понимаю, вы надеетесь придумать другой план, но я очень хорошо проработала меры безопасности.

– Если это правда, – по тону Гризель было понятно: она вовсе не рада такому предположению, – разве они не окажутся запертыми в том же пламени, что и горгодоны?

– Ищите огонь, который поднимается выше остальных – он иллюзорный. Проход будет слишком узкий для горгодонов, но вы поместитесь, если пойдете по одному.

– И вы думаете, что мы пойдем прямо в пламя, просто потому, что вы так сказали? – спросил Фитц.

– Да. Потому что я хочу, чтобы вы выжили. Если бы мне хотелось вас убить, зачем предупреждать про горгодонов, согласитесь?

– Логично, – решила Софи. – Когда мы войдем, куда идти дальше? У вас есть карта?

– Финтан может держать твою семью только в одном месте. На четвертом этаже есть комната наблюдения.

Софи забыла как дышать.

– За ними наблюдают? Почему?

– Причин много. И если из-за них волноваться, ничего не изменится. Если хочешь помочь семье, вытащи их из Сумрака. Вы войдете на втором этаже, поэтому придется подняться всего на два. Чтобы дойти до лестницы, всегда поворачивайте направо. Не открывайте двери, мимо которых будете проходить – сработает сигнализация. И ни в коем случае не поворачивайте налево – заблудитесь так, что не выберетесь. И это не шутка. Я знаю, что вы думаете, и знаю, что вы не хотите мне доверять. Но мне тоже нужно вывести твою семью из Сумрака. Поэтому не придерживайтесь главного коридора, идите только по правой стороне, а как только дойдете до четвертого этажа – вот тогда сверните налево. Вы поймете, когда найдете комнату наблюдения. Скорее всего, она будет под замком, но кровь Кифа – ключ от всего.

– А если мы встретимся с «Незримыми»? – спросил Фитц.

– Что-нибудь придумаете, учитывая, на какой хаос вы способны. К тому же, зная Финтана, он поручит охранять Сумрак Рую, пока остальные будут работать над другими частями плана. Уж с одним-то псионипатом вы справитесь.

Фитц склонился поближе к Софи.

– Наверное, нужно позвать Тэма.

Софи кивнула.

Тени Тэма могли бы проломить силовое поле Руя.

– Значит, пойдем мы, Тэм и Гризель? – шепнула она в ответ.

– Плохая идея, – раздался за их спинами высокий голос, и все вздрогнули, увидев в углу появившуюся Биану. – Если нам важна скрытность, может, стоит взять того, кто умеет исчезать?

– Ты что, все время подслушивала? – спросил Фитц.

Судя по всему, Биану это совершенно не смутило.

Сандор вздохнул.

– Где твой охранник?

– Вольцер не виноват. Вы бы тоже меня не остановили. Здесь-то вы меня не заметили, согласитесь?

– Одеколон твоего брата заглушает остальные запахи, – проворчал Сандор.

Биана ухмыльнулась.

– Я же говорила, ты перестарался.

– Эй, а мне нравится, – возразила Софи и моментально вспыхнула.

– Сделаю вид, что не слышала, – хмыкнула Биана. – Но признайте, в Сумрак логичнее взять меня, а не Фитца. Знаю, он начнет твердить про когнатов, но что важнее? Телепатические штучки, которые вам не понадобятся? Или та, кто может сделать так?

Она вновь исчезла и появилась на другом конце комнаты.

– Ты вообще сможешь исчезнуть, обмазанная пеплом? – поинтересовался Фитц.

– Одежда-то исчезает. Чем пепел хуже?

– Сначала проверьте, – предостерегла леди Гизела. – Как я уже говорила, пепел Вечного пламени отличается от обычного.

– А где именно нам его найти? – спросила Софи.

– Как будто его мало. Просто сходите на любое пожарище, где нет цветов.

Софи выпрямилась.

– Почему без цветов?

– Потому что, насколько мне известно, люди съезжаются туда полюбоваться чудесами природы, а вам нужно действовать незаметно.

Причина была логичной – но леди Гизель поколебалась с долю секунды перед тем, как назвать ее.

– А если серьезно, почему вы не хотите, чтобы мы туда шли? – надавила Софи.

– Я такого не говорила. Я сказала, что пепла вы там не найдете. Его попросту не осталось.

– Думаете, я поверю, что вы собрали весь пепел с двадцати пожарищ? – поинтересовалась Софи.

– Кто сказал, что его собрала я?

– Значит, «Незримые»?

Единственным ответом стала тишина, но она сказала Софи достаточно.

– Ты знаешь, про какие цветы они говорят? – шепнула Биана брату.

– Квинлин нашел статьи, – пояснила Софи, – где написано про феномен, который люди назвали «Необыкновенным цветением». На пожарищах начали расти редкие цветы, и никто не знает, в чем дело.

– Зачем сажать какие-то цветы? – спросил Фитц у леди Гизелы.

– На эту информацию наша сделка не распространяется, – ответила та. – Надеюсь, вы не настолько глупы, чтобы из-за цветов забыть про Сумрак.

– А что? – заинтересовался Фитц. – Какая вам разница?

– Я ж говорила: мне нужно понять, что там делают «Незримые». А особенно: есть ли двери, на которых горят руны, и если есть, то какие.

– На это наша сделка тоже не распространяется, – напомнила Софи. – И даже не думайте угрожать, что не расскажете нам про Сиру.

– Мне и не нужно. Как только ты найдешь родителей, то тут же прибежишь ко мне за очередной сделкой.

– С чего такая уверенность? – поинтересовался Фитц.

– С того. Если я правильно понимаю, что Финтан делает с ними в Сумраке, без моей помощи вы не восстановите их рассудок.


Глава 36 | Пепел Атлантиды | Глава 38







Loading...