home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава XI. Снова на корабле

Этот последний выстрел Зауггуга оказал бандитам плохую услугу: Дарту бластерный луч вреда не причинил, зато выжег в боку цистерны отверстие, в которое можно было просунуть руку, а также распорол кожаные ремни, связывавшие пленника. Дарт неожиданно почувствовал, как ослабли путы. А когда его металлическая тюрьма вывалилась из шлюзовой камеры, он успел, высунув руку, схватиться за какую-то скобу. Бандиты этого видеть уже не могли — цистерна с Дартом висела в космосе, не отрываясь от борта звездолета благодаря цепким пальцам пленника.

Некоторое время Дарт размышлял, осваиваясь с ситуацией. Положение его было незавидное: цистерна была узкая, в ней почти невозможно было повернуться; к тому же через отверстие, в которое он успел просунуть руку, нельзя было рассмотреть, за что именно он держится. Память нарисовала ему внешний вид бандитского звездолета, каким он запомнился Дарту, когда комиссар притягивался к нему в челноке. А расслышав слева от себя гул вырывавшегося из сопла пламени, ему окончательно стало ясно, что он держится за один из выступов шлюзового оперения звездолета.

Все эти выступы, как он помнил, сходились к середине днища — туда, откуда била огненная струя. Ничего другого ему не оставалось, как, постепенно, передвигая пальцами по этому выступу, начать движение в сторону сопла. В состоянии невесомости, когда тело Дарта и цистерна ничего не весили, проделать это было несложно.

Через несколько часов упорной работы пальцами, для которых неведома была усталость, цистерна с левого бока начала плавиться. Нарастали гул двигателей и бешеный рев огня. Наконец, продвинувшийся еще на метр, Дарт совершенно избавился от цистерны и ремней. Сумасшедшая температура возле сопла сделала свое дело: цистерна расплавилась. Высвободилась и вторая рука Дарта. Он еще крепче ухватился за скобу и быстрее пополз навстречу потоку огня.

Комиссар смело вошел в бьющее пламя, держась за ребристые плиты огнеупорных покрытий. Огненный вихрь на мгновение ослепил, но тотчас глаза освоились, и Дарт уверенно двинулся против течения слепящих струй. Напор пламени был настолько силен, что смельчак несколько раз срывался, рискуя вместе с потоком огня быть унесенным в космос. И все же он пробился сквозь ад корабельного сопла и вновь оказался в фотонном реакторе. Комиссару некогда было нежиться в его мягких струях — он сразу поплыл к основанию трубы, откуда начинался путь к внутренним отсекам корабля. Дорога Дарту была знакома, и меньше чем через час он приподнял плечами крышку люка, куда его однажды уж сбросили бандиты.

В каюте, спиной к люку, сидел здоровенный ящерообразный гуманоид и громко чавкал, что-то поедая. Кроме него в помещении никого не было. Бандит захрипел, когда две сильные руки неожиданно стиснули ему гордо. Но справиться с ним Дарту оказалось не так-то просто. Туловище гуманоида оказалось скользким и твердым, а руки были, хоть и короткие, но сильные и проворные. Он вывернулся, метнулся на Дарта, напором своего мощного тела бросил комиссара на пол и, навалившись на него, вцепился ему в грудь своими когтями.

Некоторое время противники катались по полу, хрипя и стискивая друг друга в объятиях. Комиссару стало ясно, что голыми руками ящера не одолеть. Не обладай Дарт бессмертным телом, он был бы уже неоднократно убит, и все же он чувствовал, что и бандиту не так-то просто подмять его под себя — комиссар уворачивался, наносил внезапные удары и ногтями раздирал кожу на брюхе гуманоида. Важным преимуществом Дарта была его неутомляемость. Бандит уже начал выбиваться из сил, а Дарт был по–прежнему бодр и только и ждал случая вырваться из лап противника.

В один из моментов борьбы, повернув голову, Дарт увидел справа чернеющую пасть люка, из которого он только что выбрался. Решение созрело мгновенно. Дарт удвоил усилия, и через несколько минут дерущиеся подкатились к люку. Миг — и они оба рухнули в него.

Полчаса спустя из люка вылез один Дарт. Бандит сгорел на пути в реактору и от него не осталось абсолютно ничего.

Дарт обнаружил в углу каюты металлоидную куртку убитого и в ее кармане — портативный лучевой пистолет. Куртку пришлось отбросить — Дарт не смог бы в нее пролезть даже при всем желании, а пистолет он взял. Оружие придавало уверенность — как-никак, он был один на огромном вражеском звездолете.

Держа пистолет наизготовку, Дарт выглянул в коридор. Несколько мягких прыжков — и он на лестнице. Путь к каюте Зауггуга ему был известен. Теперь главное — не дать себя обнаружить раньше времени.

Комиссару пришло в голову, что если он сейчас проберется в рулевой отсек и изменит курс корабля, то этого, пожалуй, никто и не заметит. На корабле половина экипажа находилась под наркотическими парами, а другая половина занималась распутством. Никому и в голову не придет что-либо заподозрить…

Уже в следующую минуту он получил подтверждение своим мыслям. Из каюты, мимо которой он проходя, доносился шум возни, какие-то бессвязные крики и стоны. Похоже было, что там кого-то пытают… Комиссар приоткрыл дверь и глазам его представилось самое отвратительное зрелище, какое он когда-либо видел. Человек восемь бандитов, притащив сюда обожженные трупы своих товарищей, предавались групповому некрофильству. Сбившись с трупами в одну грязную кучу, они в садистском исступлении раздирали ногтями мертвые тела, дергались, извивались, хрипели, сладострастно вскрикивали и чуть ли не зубами рвали горелое мясо. Все это походило на скопище прожорливых трупных червей на гниющей туше.

Дикую картину озаряла большая сфера под потолком, висевшая на проводе. Дарт поднял пистолет и ударил по проводу огненным лучом. Брызнули искры, погасшая громада рухнула вниз. Чудовищное напряжение в электрическом шаре исторгло дикий рев из всех восьми глоток; спустя несколько мгновений рев оборвался и всякое шевеление под упавшей люстрой прекратилось. Каюта стала быстро наполняться смрадным дымом…

Дарт вышел. Захлопнув за собой дверь, он привалился к ней спиной. Если бы он был простым смертным, его бы сейчас стошнило. Это был поистине звездолет садистов, как и вся их Темная Империя, для которой не существовало ничего человеческого!

Пройдя незамеченным несколько винтовых лестниц и поднявшись на нужный этаж, Дарт услышал мерное гудение работающего кибера. Именно здесь, в этом коридоре, несколько часов назад устроили на него засаду, здесь недавно бушевал пожар. К этому времени огонь был потушен, но бандиты и их металлические слуги еще бродили здесь, приводя все в порядок. Ясно, что незамеченным к рулевому отсеку не подойти, надо подождать, пока тут закончат уборку и разойдутся…

Неожиданно один из киберов направился в дальний конец коридора, где грудой лежали шланги и отработанные огнетушители. Скрипя своими нечищеными суставами, он проследовал мимо затаившегося Дарта.

Кибер принялся укладывать шланги на тележку, повернувшись к Дарту спиной. В этом конце коридора не было ни души; бандиты, переругиваясь, работали за углом… И Дарт, воспользовавшись этим, выскочит из своей засады. Металлический увалень не успел даже разогнуться, как комиссар отключил его. На ввод новой программы в его компьютерный мозг потребовалось не более пяти минут, ведь подобные киберы производились в Конфедерации и в их устройстве разбирались все уважающие себя звездолетчики. С этого момента кибер должен был отзываться только на его, Дарта, радиосигналы и выполнять его команды.

Первый приказ, который получил кибер — это напасть на двух своих металлических товарищей. Дарт захлопнул крышку в его боку и отскочил. Кибер угрожающе загудел, раскинул мощные руки, двинулся по коридору к суетившимся бандитам.

Его нападение на двух других электронных монстров было внезапным и яростным. На металлические головы обрушился град сокрушительных ударов. Подвергшиеся нападению поначалу не сопротивлялись, но затем сработала система самозащиты. В гулком просторном коридоре, к ужасу и изумлению бандитов, разгорелась неистовая драка стальных гигантов. Люди не смели к ним приблизиться — наоборот, им пришлось отбежать подальше, чтоб не угодить под чудовищную ногу или руку.

На корабле зазвучала сирена тревоги. Срочно связались по видеофону с Зауггугом, доложив, что один из киберов вышел из строя, взбесился, набросившись на своих собратьев.

Воспользовавшись тем, что бандиты покинули опасный коридор, Дарт, прижимаясь к стене, проскользнул мимо дерущихся. Пустынным переходом он добежал до дверей рулевого отсека. Они оказались незаперты.

Рулевой отсек представлял собой просторную овальную каюту, в которой половину стены от пола до потолка занимал громадный мерцающий лампами и экранами пульт. Перед пультом в вертящихся креслах сидели три пилота. Дверь была за их спинами, и Дарта в первый момент никто не заметил.

Комиссар неслышно подошел к одному из пилотов, приставил к его затылку пистолет и выстрелил. Огненная струя насквозь прожгла череп, тело сползло, и в следующий момент Дарт полоснул лучом по второму пилоту. Тот вскрикнул, откинувшись с обожженной грудью. Третий пилот успел нырнуть за спинку кресла, вскидывая на ходу бластер. Из-за кресла вырвался ответный луч, но с Дартом он ничего поделать не мог. Единственное, что удалось бандиту — это прицельным огнем вывести из строя лучевой пистолет комиссара.

Дарт отбросил ненужное оружие и, не скрываясь, пошел прямо на огонь. Бандит палил по нему в упор, луч дымился на груди Дарта, но комиссар не чувствовал ничего, кроме гнева и желания расправиться с бандитом. Подойдя, он вырвал у него из рук бластер и размахнулся, готовясь опустить приклад на его голый череп, как вдруг вспомнил, что находится на звездолете, созданном вне Конфедерации, странном и незнакомом, с системой управления которого ему одному, пожалуй, справиться будет нелегко…

Бандит, скрючившись, жался к основанию пульта и маленькими глазками, в которых застыл ужас, поглядывал на Дарта.

— Вставай, — приказал Дарт.

Бандит поднялся. Это был невысокий антропоморфный гуманоид с крупной головой, узкими глазками, одним носовым отверстием посреди лица и круглым ртом, из которого вырывались гортанные звуки на галактическом эсперанто.

— Звездолет идет на сверхсветовой скорости и через час погрузится в субпространство, — сказал пилот. — Любая неосторожность в управлении чревата мгновенной гибелью. Тебе настанет конец вместе с нами.

— Именно для того, чтобы этого не случилось, я и оставил тебя в живых, — холодно ответил комиссар. — Итак, показывай: где расположена система ввода в субпространство? Как осуществляется связь с компьютерным центром? Где информация о маршруте? Если ты не ответишь на эти и другие мои вопросы, то мне все-таки придется тебя убить. О моем присутствии на корабле еще никто не знает, и, сам понимаешь, я не могу позволить себя обнаружить… Для всех вас я мертв, меня не существует, я болтаюсь где-то в космосе! И чем дольше я буду оставаться покойником, тем больше будет у тебя шансов выжить. А когда на звездолете появится полиция, я, так и быть, замолвлю за тебя слово… Так что думай.

— Система управления звездолетом при переходе через субпространство сосредоточена вот здесь, — проговорил гуманоид после некоторого замешательства. Затем он показал код, посредством–которого осуществлялась связь с компьютерным центром. Именно там хранилась вся информация о маршруте корабля. Не спуская с него бластерного дула, Дарт велел ему отойти и сесть напротив него. У него не было оснований сомневаться в правдивости объяснений пилота, ведь от того, как Дарт будет обращаться со звездолетом, зависела и его жизнь.

Первым делом комиссар направил в компьютерный центр запрос о маршруте. Вскоре на экране дисплея замелькали строчки цифр. Переведя их на знаки общеупотребительного кода Конфедерации, Дарт даже привстал от неожиданности. Выходило так, что звездолет через субпространство направлялся в созвездие Деки, то самое созвездие, откуда началось распространение Рассадура! И планета, в окрестностях которой он должен был вынырнуть, явно была центром Империи, ее сверхзасекреченной столицей!.. Одно только знание ее координат могло решить исход предстоящего единоборства в пользу Конфедерации…

Дарт тяжело задышал. Если его предположения справедливы, то информация, которая светится сейчас перед ним на экране, была поистине бесценна. Несколько раз военные экспедиции Конфедерации вторгались в созвездие Деки, но разве можно среди сотен тысяч и миллионов планет разыскать одну–единственную, на которой находится резиденция кровавых владык Рассадура? Может быть, Дарт ошибается, и планета, возле которой должен был вынырнуть из субпространства Зауггут, являлась всего–навсего перевалочной базой, заправочной станцией, мелкой рассадурской колонией, каких немало в космосе? Но даже если это и так, то все равно найден настоящий, осязаемый след, который неминуемо приведет к сердцу зловещей Империи!..

Цепкая память Дарта ухватила информация и надежно спрятала в своих недрах. Теперь надо было решить, что делать дальше. Прежде всего необходимо было остановить звездолет, пока еще он не ушел из пределов космоса, контролируемых Конфедерацией. А тогда уже можно будет связаться по субпространственной связи с Карриором…

Дарт положил руку на кнопки, ответственные за торможение, и сидевший дотоле неподвижно гуманоид встрепенулся. Его глаза вперились в руку Дарта. Помедлив, Дарт отошел от пульта. Он понял, что ему самому вряд ли удастся благополучно справиться с управлением, лучше предоставить это пилоту. Он дулом бластера показал гуманоиду на кресло, где только что сидел сам. Пилот опасливо приблизился к пульту.

— Сейчас ты повернешь корабль и направить его в ту точку пространства, координаты которой я задал, — сказал комиссар ледяным голосом. — И не вздумай дурить. Знай, что я слежу за тобой и при малейшем намеке на обман уложу тебя рядом с твоими дружками. Начинай.

Длинные гибкие пальцы пилота забегали по кнопкам; на экранах засветились изломанные линии, в мониторах поползли бесконечные вереницы цифр. В работу включился компьютерный центр, каждые несколько секунд передававший пилоту необходимые данные. Наконец бортовые приборы показали, что корабль произвел маневр и начал торможение. Гася сумасшедшую скорость, звездолет направился туда, куда наметил комиссар: к звездной системе Карриора, к одной небольшой безжизненной планете, на которой имелась база карриорцев с несколькими патрульными полицейскими звездолетами наготове.

Пока все шло удачно. Дарт подсел к передатчику субпространственной связи и начал быстро передавать на Карриор маршрут движения звездолета и общую ситуацию на нем. В эти мгновения пилот незаметно сполз со своего кресла и опрометью ринулся к двери. Не отрывая одной рукой от передатчика и продолжая отбивать сигналы, Дарт, почти не целясь, выстрелил ему вслед и промахнулся. Только отстучав радиограмму, он вскочил и кинулся к двери, но пилота уже и след простыл.

Я обнаружен, — меланхолически подумал Дарт. — Слишком рано. Корабль только начал торможение, его скорость еще достаточно велика и его в любую минуту можно ввести в субпространство… Придется разбить пульт с системой ввода в него… Тогда бандитам некуда будет деваться и их неминуемо догонят полицейские звездолеты. Но это произойдет не раньше, чем через двенадцать часов! Именно столько мне придется отбиваться от людей Зауггуга, чтобы снова не попасть им в руки… Тогда уж мне, чувствую, не избежать быть выброшенным в открытый космос…

Дарт поторопился отогнать страшные мысли. Надо действовать, и немедленно! Прежде всего он захлопнул и запер дверь рулевого отсека, задвинул засов и опустил перед дверью металлическую решетку. Дверь производила довольно внушительное впечатление: она была толщиной в сорок сантиметров и снабжена изолирующим покрытием, позволявшим в случае аварии на корабле полностью отрезать отсек от внешнего мира и перевести его на сепаратное жизнеобеспечение. Высадить ее бандитам будет непросто.

Вернувшись к пульту, он включил на нем экраны, показывающие отсеки и коридоры звездолета. На одном из экранов виден был коридор, где происходила драка стальных гигантов. К этому времени она почти закончилась: кибер, перепрограммированный Дартом, успешно справился со своей задачей. Два других болвана, страшно искореженные и разбитые, лежали посреди коридора. Бандиты держались от победителя в отдалении, полагая, что он взбесился. Агрессор, действительно, никак не мог остановиться: в слепой ярости он бил и крошил поверженные тела своих противников, пока Дарт по радио не связался с его электронным мозгом. Уловив условный сигнал, который был известен только ему и Дарту, кибер замер и некоторое время оставался в неподвижности, ожидая новой радиокоманды от комиссара.

Дарт лихорадочно соображал, как, находясь в рулевом отсеке, лишить корабль управления. Разбить пульт? Но это вряд ли поможет. У таких мощных звездолетов всегда имеются запасные или аварийные каналы связи с двигательной системой. Идеальным вариантом было бы вывести из строя компьютерный центр или систему жизнеобеспечения; но ни того, ни другого комиссар сделать был не в состоянии…

Стоп, — сказал себе Дарт. — А кибер? До компьютерного центра болван вряд ли доберется, а вот уничтожить силовую установку, ответственную за систему жизнеобеспечения, ему, кажется, вполне под силу… Если снять создаваемое установкой защитное поле, то в корабль ворвется космос, мгновенно убив на нем все живое. Всему его преступному экипажу сразу настанет конец. Остается только разыскать местонахождение силовой установки на общей схеме корабля, которая имеется здесь же, на одной из панелей пульта…

Найти ее не составило особого труда, и комиссар тотчас связался по рации с кибером. Металлического болвана он переключил на непосредственное подчинение сигналам из рулевого отсека. Гигант выпрямился, развернулся и зашагал туда, куда направлял его комиссар.

Дарт следил за его передвижением по экранам на пульте. Экраны показывали, как бандиты в страхе разбегались перед неуправляемым кибером, спеша дать ему дорогу. Иные из них палили по нему из бластеров, но огненные лучи не оказывали на гиганта никакого воздействия. Дарт заставлял его поворачивать из коридора в коридор, спускаться по винтовым лестницам и переходить из отсека в отсек, для чего иногда приходилось взламывать запертые двери. Кибер легко справлялся с препятствиями. Запертые двери он выбивал одним ударом металлического кулака.

Он был на полпути до цели, когда на дверь рулевого отсека внезапно обрушился страшной силы удар. Бандиты начали штурм.

Перед Дартом загорелся экран видеофона. В нем возникла перекошенная от ярости физиономия Зауггуга.

— Полип? Ты?!. — только и смог выдавить из себя главный бандит.

Он пожирал глазами Дарта, не веря, что перед ним его заклятый враг, которого он считал заживо погребенным в пустынных просторах космоса. Комиссар не без удовольствия отметил на его лице, помимо ярости и изумления, еще и выражение дикого ужаса.

— Что, не задал? — спросил он, усмехнувшись.

— Ты дьявол, Дарт! Как тебе это удалось?

— А уж это мое дело.

— Ты все равно не уйдешь от меня, — сквозь зубы шипел Зауггут. — И твои чертовы ищейки, которых ты пустил по моему следу, меня не достанут!

— Они, возможно, и не достанут, — спокойно ответил Дарт, — зато достану я.

Зауггут натужно расхохотался.

— Ты? — взревел он, резко прервав смех. — Неужели ты надеешься в одиночку одолеть меня и моих молодцев? Да будь ты хоть трижды дьявол, тебе не справиться со мной! И на этот раз я тебя так просто не выпущу!..

— Да? — ударом по кнопке отключил видеофон. Времени на препирательства у него не было: надо было следить за кибером. Отчетливо видимый на одном из экранов, гигант приближался к помещению, в котором находилась силовая установка…

— Скорее, скорее… — нетерпеливо шептал Дарт, вперив взгляд в экран.

Но кибер, изрядно помятый в драке, быстро двигаться не мог. Одна рука его почти совершенно отказала, ноги еле волочились, из-под подбородка валил дым. Да и бластерные лучи, которыми непрерывно поливали его бандиты, тоже ослабляли его жизнеспособность. Уже вышел из строя один окуляр; на грани выхода был второй.

Между тем в рулевом отсеке с грохотом вылетела дверь. Дарт скорее догадался, чем почувствовал, что по нему и его креслу ударило сразу несколько огненных струй. Но он даже не оглянулся, поглощенный ответственнейшим моментом: кибер приближался к двери, за которой работала силовая установка!

Бандитов теперь отделяла от комиссара только металлическая решетка. Они сосредоточили бластерный огонь на стальных прутьях, и решетка начала быстро плавиться.

Экран показывал, что кибер наконец достиг нужной двери. Дарт послал ему последний приказ: выломать ее и разрушить находящийся за ней механизм. Тем временем за спиной самого комиссара прогрохотал взрыв — это бандиты, штурмующие отсек, догадались швырнуть гранату. Решетку вышибло, и она с лязгом отскочила к дальней стене.

Взрывная волна опрокинула кресло с сидевшим в нем Дартом; комиссар, в падении подхватив бластер, откатился от пульта и лежа принялся бить лучом по ввалившимся в отсек бандитам.

Человек пять рухнуло замертво в первые же секунды. Остальные залегли. Дарт непрерывно поливал их огнем, успевая при этом следить за действиями кибера на экране.

Тот, дымясь, видимо действуя на пределе своих возможностей, взламывал своей уцелевшей ручищей корпус силовой установки. За его спиной бандиты торопливо разворачивали гранатомет.

В рулевом отсеке появились головорезы, закрывавшиеся огнеупорными щитами. Они надвигались на комиссара так стремительно, что уже через минуту ему ничего не оставалось, как использовать бластер в качестве дубинки. Он ударил по одному из щитов, разбив его вдребезги, а затем по голове прятавшегося за ним бандита. Но тут на него набросились со всех сторон. Комиссар отчаянно отбивался. Прежде чем его стиснули щитами и повалили на пол, он успел раскроить еще несколько черепов…

Кибер наконец выломал крышку силовой установки и обрушил кулак на открывшееся скопление электродов. Брызнули искры. И в тот же миг гранатомет выплюнул ему в спину заряд. Грянул взрыв и кибер упал, не успев нанести по установке второго удара, — но и одного оказалось достаточно.

Мгновенно на всем корабле погас свет. Дико завопили бандиты, навалившиеся на Дарта. Физиономии их исказились от нестерпимой боли, глаза выпучились, конвульсивно задергались конечности. А еще через две минуты по странной тишине, воцарившейся в отсеке, Дарт понял, что нападавшие мертвы. С исчезновением силовой защиты в звездолет ворвался открытый космос, стремительно уничтожив атмосферу и понизив температуру почти до абсолютного нуля.

Дарт даже не почувствовал этой перемены, он догадался о ней лишь по застывшим телам своих противников. Значит, кибер успел все-таки вывести из строя силовую установку!

Дарт выбрался из-под груды мертвых тел и подошел к пульту, который тоже погрузился во тьму. На нем не горело ни одного экрана, светилось лишь с десяток контрольных ламп, питавшихся от аварийных батарей. Дарт поставил упавшее кресло, сел.

Прежде всего он выяснил, уцелел ли компьютерный центр корабля. Было бы весьма прискорбно, если бы он погиб, потому что вместе с ним исчезла бы ценнейшая информация. К счастью, с ним было все в порядке. Главный компьютер защитило автономное силовое поле. Постепенно включились в рабочий режим локаторы и внутренняя телесеть. Компьютерный центр звездолета принял на себя основную работу по восстановлению главных узлов управления полетом и основных механизмов, подключая их к аварийным батареям. Один за другим загорались экраны, на которых виднелись темные отсеки и коридоры, заваленные трупами.

Смерть настигла бандитов внезапно. Многие видимо даже не успели понять, что произошло. Теперь это был мертвый звездолет, летевший по инерции. Дарту оставалось лишь ждать появления полицейских кораблей, которые возьмут его на буксир. Он выполнил свою задачу. Зауггут уже не вернется к своим хозяевам на Рассадуре. К тому же комиссар дарит Карриору рассадурский звездолет — первый и пока единственный, доставшийся властям Конфедерации.

Он взглянул на показатель скорости. Дрожащая стрелка явно стремилась к нулю, хотя была еще довольно далека от него. Магнитные дюзы быстро гасили инерционное движение. Еще час, и звездолет неподвижно зависнет в пространстве…

По субсвязи Дарт установил контакт с радистом на Карриоре. Тот сообщил, что патрульно–десантные корабли уже стартовали с Брельта и взяли курс на звездолет Зауггуга. Пеленг работал устойчиво, так что полицейских следовало ждать с часу на час.

Комиссар так и не решился в своем донесении на Карриор сообщить о странной метаморфозе, которая произошла с ним. Радист мог не поверить, а то и вовсе решить, что Дарт повредился в рассудке… В самом деле: положение комиссара было незавидное, хоть он и вышел победителем в схватке с бандитским экипажем. Звездолет Дарта уничтожен, погибла вся его команда, а сам он должен внятно и правдоподобно объяснить причину странного преображения своего тела. Но как он его объяснит, что напишет в рапорте, который начальство потребует от него? Ведь никто на Карриоре не поверит, что на планете, где цивилизация погибла сотни миллионов лет назад, нашелся какой-то ученый, который одним прикосновением металлического стержня обессмертил его… А самого ученого нет, он летает где-то в космосе, попробуй найди его…

И все же облако досады не могло затмить радостного чувства удовлетворения от одержанной победы. Вся банда с ее кровожадным главарем уничтожена начисто. Комиссар выполнил свое обещание лишить их такой роскоши, как суд и тюремная отсидка!

Он несколько раз щелкнул клавишей на пульте, пытаясь включить экран, показывающий внутренность капитанской каюты. Однако связь с логовом Зауггуга почему-то оказалось блокированной…

Дарт удивленно выпрямился, протянул руку к кнопкам связи с компьютерным центром. Тот, получив запрос, немедленно выдал требуемую информацию. Из нее комиссар узнал, что в тот миг, когда отключилась общая силовая установка, командный отсек автоматически перешел на аварийную систему жизнеобеспечения, и что в настоящее время в отсеке не только держится атмосфера и давление, но и имеется достаточный запас провизии. А это означало, что Зауггут жив!..

Дарт в гневе сжал кулаки. Он будет считать себя проигравшим, если этот кровопийца предстанет перед судом!

Комиссар схватил бластер, стремительно вышел из рулевого отсека и по темным безмолвным коридорам, заваленным трупами, зашагал к каюте главаря. Дверь в нее, как он и ожидал, оказалась наглухло запертой.


Глава X. Коварство Зауггуга | Приключения, фантастика. 1994 № 01 | Глава XII. Смерть Зауггуга







Loading...