home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1. Засада у астероида

На центральный экран проецировалась щербатая, изрезанная трещинами и выступами поверхность астероида — одинокого небесного странника, голого и мертвого, летящего в кромешном мраке космоса вдали от звезд и планетных систем. Именно на таких случайных объектах, отсутствующих в галактических каталогах, чаще всего устраивают перевалочные базы космические пираты и контрабандисты. Здесь они прячут награбленное, сюда слетаются после удачных набегов, делят добычу, зализывают раны, готовятся к новым походам. Дарт повернул на пульте рукоятку трансфокатора, усиливая разрешающую способность электронного телескопа, и поверхность астероида на экране увеличилась. Стали видны разломы и ноздреватые выбоины. Мертвое каменное тело проплывало перед глазами комиссара…

Сколько бы Дарт ни вглядывался в него, он не замечал никаких следов воздействия разумных существ на эту безжизненную глыбу. Повстречайся такой астероид ему в пути, он бы и бровью не повел в его сторону. И все же координаты этой, мертвой с виду, небесной скалы указал секретный осведомитель на Кеерферре. Но главным доказательством того, что именно здесь бандиты устроили свое логово, был едва прослушивающийся пеленг, который исходил отсюда, от этой летающей громадины. Сомнений быть не могло. В полой внутренности астероида оборудована перевалочная база черного звездолета, выныривающего из субпространства то у одной, то у другой обитаемой планеты между звездным треугольником Ильтгер и двойной звездой Шабур — то есть в том сферическом секторе галактики, где нес патрульную службу комиссар Гиххем Дарт. Известно было имя капитана черного звездолета — Зауггут; Дарт знал даже имена многих членов его банды, которых Зауггут навербовал среди самых отчаянных головорезов, отбывавших наказание на Йокрианской каторге. Зауггут совершил внезапный налет на Йокр, и до того, как туда подоспел Дарт, разгромил тюремные постройки и освободил каторжников; теперь численность его банды достигала пятисот человек, а сверхсовременное вооружение и технологическое совершенство его звездолета, не уступавшее звездолету Дарта, делало его самым опасным среди всех звездных бандитов во вверенном комиссару секторе.

Неимоверно трудно было напасть на след Зауггуга. Временами комиссар приходил в настоящее отчаяние, черный звездолет казался ему космическим призраком, фантомом, которого поймать вообще невозможно. Зауггут всегда появлялся там, где его не ждали, наносил быстрый удар, грабил, завладевал сверхсекретной технической документацией, важнейшими военными материалами, уничтожал после себя все — будь то небольшое поселение или целый город, и исчезал, растворялся в космосе… Лишь после долгих месяцев выслеживания, погонь и кропотливого изучения оставленных Зауггугом следов комиссару удалось, наконец, ухватиться за верную нить в поисках. Бандита выдал его сообщник, работавший на военно–космической базе Звездной Конфедерации на Кееферре и незадолго до описываемых событий перевербованный Дартом. Равным, что удалось узнать от него, были даже не координаты астероида, а радиокод маяка, установленного на нем. Благодаря этой едва уловимой пульсирующей струйке, пробивавшейся в верхних частотах субпространственного регистра, комиссар через необозримые бездны космоса привел сюда свой звездолет.

Со дня на день, если не с часу на час, здесь должен был появиться корабль Зауггуга. Только что по каналу субпространственной связи пришло известие, что Зауггуг совершил нападение на военный полигон на Иоратмее, погрузил в свой корабль секретные приборы и сгинул в субпространстве. Ясно, что его путь лежит сюда, на базу.

Исследование астероида проникающими лучами выявило в нем обширные пустоты, в которых имелись какие-то постройки, напоминающие причал для ремонта космического корабля… Дарт по внутрикорабельной радиосети объявил состояние повышенной боевой готовности. Члены экипажа заняли места за пультами, телескопами, у аннигиляционных мортир и у батарей–антигравитаторов. Все нити управления сходились в командирскую рубку, где перед экранами в напряженном ожидании сидел Дарт.

Телескопы обшаривали не только молчащую поверхность астероида, но и космос вокруг корабля. Черный звездолет Зауггуга мог вынырнуть из субпространства в любую секунду и в любом месте. И надо было немедленно, в считанные доли секунды насыть его сеткой антигравитационных лучей, не давая ему снова скрыться в субпространстве, и лишь затем начать обстрел торпедами. Засада длилась уже третьи сутки. Дарт все это время не смыкал глаз. Главное в охоте за черным звездолетом — это вовремя засечь его появление, не пропустить момент. 99% успеха в предстоящем поединке зависело только от этого. Положение осложнялось тем, что на звездолете Дарта было выведено из строя несколько наружных антенн. Они-то больше всего и беспокоили комиссара…

Дело в том, что, направляясь, к астероиду, Дарт получил по каналу субпространственной связи неожиданное сообщение о заварушке в системе звезды Эуртрир. Там снова что-то не поделили колонисты с Аррона и местные аборигены–гуманоиды. Между обоими звездными цивилизациями разыгралось настоящее сражение с применением боевых звездолетов и ядерных бомб. Устав космической патрульно–полицейской службы требовал от комиссара немедленно вмешаться и погасить конфликт. Пришлось лететь к Эуртриру. Конечно, обе враждующие стороны не обладали боевым потенциалом развитых миров галактики, представителем одного из которых был Дарт, и с ними нетрудно было справиться, накрыв и тех и других антигравитационным излучением. После того, как были прекращены военные действия, Дарту, как главному блюстителю порядка в этом галактическом секторе, пришлось вникать в разногласия и мирить драчунов. А это было не таким простым делом, тем более что противники и не помышляли о примирении. Стоило кораблю Дарта ослабить гравитационный контроль над их боевыми звездолетами, как обе враждующие стороны, не сговариваясь, обрушили на него целый шквал торпед и снарядов, от которых звездолет Дарта едва успевал отбиваться антиснарядами. Пришлось срочно связаться с Карриором и запросить подмоги. Дожидаясь прибытия полицейских звездолетов, Дарт несколько суток сдерживал пыл обеих космических эскадр, держа их в сетке антигравитационных лучей. И все же его звездолет пострадал. Несколько выведенных из строя наружных антенн — вещь, казалось бы, пустяковая, требующая лишь небольшого ремонта; но времени на ремонт не было. От Эуртрира через субпространство пришлось срочно перемещаться к бандитскому астероиду.

Корабль Дарта был оснащен двумя сотнями наружных локационных антенн. Повреждение полутора десятков из них в других обстоятельствах не играло бы никакой роли, но сейчас для комиссара это стало навязчивой головной болью. Каждые полчаса он связывался по видеофону с главным бортмехаником.

— Алло, Зистен! Долго еще вы будете их чинить, черт побери?

— Люди работают в три смены. Дайте нам пять часов, и…

— Вы с ума сошли! Пять часов!..

— Но, комиссар, раньше нам никак не управиться…

— Пошлите еще людей. Отправьте за борт все технические бригады, какие есть на корабле!

— Это ничего не даст. В сущности, антенны уже в порядке, осталась только наводка…

— И все же поторопите людей, Зистен. Пять часов меня никак не устраивают.

— Но это предел, комиссар!

— Зауггут может появиться в любую секунду, — Дарт в нетерпении сжал кулаки, — и все ваши усилия полетят к чертям!

— Мы торчим здесь уже четвертые сутки, а его все нет… — откликнулся бортмеханик. — Так, может, он повременит еще несколько часов?

— Это дьявол, Зистен, поймите! Он появляется всегда в самый неподходящий момент, в самый неподходящий!

— У нас достаточно исправных локационных антенн, чтобы вовремя засечь его появление…

— Но мы не можем контролировать весь космос вокруг себя, пока вы налаживаете эти несколько антенн! Что, если звездолет Зауггуга вынырнет из субпространства как раз с той стороны, куда обращены эти проклятые неисправные антенны?

— Вероятность этого слишком мала, комиссар…

— Но мы не имеем права ею пренебрегать. Промедление на считанные доли секунды может обойтись нам очень дорого!

— Мои люди понимают это.

— Почему тогда они столько возятся с этими антеннами?

— Их невозможно наладить быстрее. Работа требует большой точности и аккуратности. Пять часов — это минимальный срок…

Дарт, застонав от досады, стукнул кулаком по панели пульта.

— И все же — скорее, Зистен, скорее!..

С этими словами он отключил видеофон и откинулся на спинку кресла. Перед ним на экране по–прежнему проплывала ребристая, изувеченная временем поверхность астероида. Вглядываясь в нее, наметанный глаз Дарта различил среди скалистых выступов пирамидальный штырь радиомаяка, а рядом зиял черный вход в пещеру, такую просторную, что в нее без труда смог бы войти звездолет… Дарт подумал о том, что после, разделавшись с Зауггугом, он непременно проникнет внутрь этого загадочного космического объекта.

Но вначале надо нейтрализовать черный звездолет! Это было тем более важно, что Зауггут был не только пиратом и убийцей, но и, по всей видимости, агентом Рассадура — таинственной звездной империи, стремительно расширявшей сферу своего влияния в Метагалактике…

Экспансия Рассадура началась около тысячи лет назад, считая по унифицированному метагалактическому времени, а до той поры никто о Рассадуре ничего не слышал. Вначале было захвачено созвездие Деки, насчитывавшее свыше миллиона звезд. Именно там, где-то в глубинах этого созвездия, находился центр мрачной державы, планета, откуда началось движение загадочных существ, называвших себя Владыками Вселенной. После Деки пало еще несколько созвездий. Высокоразвитые миры и целые сообщества миров гибли под ударами безжалостной и всесокрушающей силы, достигшей невероятно высокого технического уровня и обратившей свое совершенство во зло. Население свободных миров, попав под власть Рассадура, в считанные месяцы возвращалось в первобытное состояние, люди становились безмозглой скотиной, роботами, безропотно исполняющими чужие приказания. Владыки Рассадура обладали поистине магической способностью воздействовать на сознание покоренных народов, превращая их либо в покорную рабочую силу, либо в солдат, используемых для покорения Вселенной. Рассадур, расширяя свои пределы, в конце концов достиг периферии великого сообщества космических миров, называвшегося Звездной Конфедерацией. Конфедерация охватывала свыше тысячи галактик, в каждой из которых существовали десятки и сотни тысяч цивилизованных планет. Уровень развития на них не везде был одинаков, и отдельные, наиболее развитые миры над менее развитыми. Последних было во много раз больше, среди них не редкость были цивилизации агрессивные, доставлявшие немало неудобств своим более мирным соседям. Поэтому развитым цивилизациям приходилось постоянно контролировать ситуацию в прилегающих к себе участках галактик. Карриор — планета, откуда был родом комиссар Дарт, являлась одной из самых развитых в Конфедерации, она держала под контролем вверенный ей Советом Конфедерации определенный участок космоса, и комиссар Дарт был ее посланцем в одном из сферических секторов этого участка. Но этот сектор, по масштабам галактики — крохотный, охватывал десятки тысяч звезд и звездных систем! Рассадур был в неимоверной дали отсюда, и все же дыхание начавшейся межгалактической войны ощущалось и здесь. Карриор, как и другие миры, составляющие костяк, основу Конфедерации, спешно вооружался, изыскивая средства для эффективного ведения боевых действий в космосе, изобретая новые виды оружия, которые могли бы противостоять военной мощи Рассадура.

Начало войны складывалось для Конфедерации неудачно. За последние сто пятьдесят лет боевых действий от нее отпало двадцать четыре галактики. Летающие армады Рассадура объявились и в десяти других галактиках, успешно вытесняя оттуда флотилии конфедератов. Неизвестно, где, в какой области Метагалактики можно было ожидать от них нового удара — корабли Рассадура могли погружаться в субпространство, а это значило, что их боевая эскадра могла совершенно неожиданно возникнуть где угодно. Стратеги Рассадура действовали всегда по одному сценарию: вначале в том районе Конфедерации, где они решили начать боевые действия, появлялся их корабль–разведчик; он занимался пиратством на звездных торговых трассах, а заодно собирал сведения о боевом потенциале развитых миров этого района. Дарта больше всего тревожило то, что черный звездолет, за которым он гонялся все эти месяцы, очень походил на такого бандита–разведчика, мрачного предвестника ужасающих событий, которые могли разразиться здесь в самое ближайшее время…

Комиссару не хотелось верить в это, но все подтверждало его страшные предположения. Звездолет Зауггуга по своей боевой мощи и техническим возможностям ни в чем не уступал космопланам Карриора и Шабура — двух самых развитых миров в этой части галактики; он обладал секретами гравитации, мог погружаться в субпространство, на его вооружении находились торпеды с антивеществом. Реально справиться с ним в этих местах мог только патрульный звездолет Дарта. Звездолеты всех остальных миров порученного комиссару сектора, даже относительно высокоразвитых, были бессильны против бандита. Зауггут не случайно избегал встречи с полицейским! Открытый бой со звездолетом комиссара мог кончиться для него поражением. Поэтому бандит не задерживался на местах своих кровавых деяний: захватив добычу, он торопился поскорее нырнуть в субпространство, где его разыскать было невозможно. Вынырнуть же оттуда он мог где угодно, в любой точке космоса. Недаром Дарт так торопил с наладкой выведенных из строя антенн: звездолет Зауггуга мог неожиданно материализоваться из пустоты буквально в нескольких десятках километров от его корабля, и если этот момент пропустить, промедлить хотя бы несколько мгновений, то можно было не сомневаться, что бандит первым нанесет удар, а это означало неминуемую гибель полицейского крейсера.

Дарт не без оснований полагал, что эта засада у астероида — его единственная и наверняка последняя возможность захватить неуловимого бандита. Все данные, которые находились в распоряжении комиссара, указывали на то, что Зауггут в основном выполнил свою миссию в этом районе галактики; сведения, собранные бандитом, представляли почти исчерпывающую картину состояния боевых сил конфедератов во всем районе, относимом к сфере влияния Карриора. Зауггугу здесь уже нечего было делать. В самое ближайшее время его звездолет вообще исчезнет отсюда, а это означало, что практически тотчас из субпространства вынырнет целая эскадра черных звездолетов, и тогда…

Нет, лучше не думать, что произойдет тогда! Этого никто не мог предугадать. Известно было только то, что рассадурцы еще ни разу не терпели поражения… Предотвратить появление здесь рассадурской эскадры могло только уничтожение ее посланца — звездолета Зауггуга. И то, вероятнее всего, отсрочка будет недолгой. Но это даст Карриору передышку, необходимую ему для подготовки вместе с другими развитыми мирами Конфедерации к полномасштабной войне с зловещей империей.

Зауггуга необходимо нейтрализовать. В крайнем случае — ликвидировать. Дарт бросил беглый взгляд на часы. Ударил пальцем по кнопке монитора видеосвязи.

— Долго еще? — почти крикнул он, увидев появившееся на экране лицо главного бортмеханика.

— Еще час, — ответил Зистен. — Осталось сделать наводку по главной оси — и антенны заработают.

— Торопитесь, Зистен. Без этих антенн корабль лишен десяти процентов своей боеспособности, а это очень много!

— Я понимаю, комиссар. Мои люди спешат…

Экран видеомагнитофона еще не успел погаснуть, как вдруг на пульте загорелась красная лампа.

Дарта словно швырнуло к пульту. Все мышцы в его теле напряглись глаза забегали по экранам, руки протянулись к кнопкам. Случилось самое худшее! Черный звездолет вынырнул из субпространства в нескольких сотнях километрах от корабля Дарта, причем с той его стороны, где находились неисправные антенны!

Дарт похолодел. Пальцы его дрожали, лихорадочно бегая по кнопкам. Так и есть: сверхчуткая электроника не успела вовремя среагировать на появление объекта, и залп из мортир правого борта был сделан без точной наводки, а это все равно, что стрелять из пушки по стае летящих воробьев…

По экранам правого борта ходили волны и сверкающие полосы помех; силуэт большого звездолета едва проступал сквозь них.

— Торпеды, еще торпеды… — в отчаянии, сквозь зубы, шептал Дарт, понимая, что это уже не поможет.

Без этих пятнадцати антенн вся автоматика правого борта была полуслепа, и чтоб противостоять Зауггугу, надо было развернуть весь корабль хотя бы на 45°, а на это уже не было времени…

Центральный экран показывал, как со стороны приближающейся черной громады полыхнуло пламя.

— Все кончено… — прошептали побелевшие губы Дарта. Пересиливая оцепенение, он наклонился к микрофону радиосети.

— Все в аварийные зонды! Скорее!.. — его крик походил на сдавленный шепот. Он задыхался, пот застилал ему глаза.

Он без сил откинулся в кресло, и тотчас опомнился: это среагировал на его полуобморочное состояние автоматический нейрорегулятор, подключенный к сиденью. Получив в спину несколько электрических уколов, приведших его в чувство, Дарт вскочил, кинул быстрый взгляд на экраны локаторов. Сноп светящихся лучей, протянувшихся от бандитского звездолета, опутал полицейский корабль. Один за другим на пульте гасли обзорные экраны. Внезапно пропала сила тяжести. В последний момент Дарт успел дернуть аварийный рычаг и вместе с креслом перевернулся, рухнув куда-то под пол командирской рубки. Перед его глазами вспыхнули зеленые лампы, свет окончательно погас и в следующее мгновение звездолет сильно встряхнуло. Автоматическая аварийная система сбросила Дарта в кабину космического челнока; это произошло в тот миг, когда звездолет резко затормозил под действием гравитационных волн, посланных с бандитского корабля. При толчке Дарт не смог удержаться в кресле, его швырнуло головой на штурвал и он лишился сознания. Но автоматика, работавшая на автономном режиме, все сделала без него: космический челнок, кувыркаясь, отделился от днища звездолета…

И спустя несколько секунд ужасающий взрыв потряс полицейский корабль. Фотонная торпеда, пущенная со звездолета Зауггуга, разнесла и разметала его на мелкие обломки. Они разлетелись в разные стороны, и вместе с ними, хаотично переворачиваясь, летел космический челнок, в кабине которого без сознания лежал комиссар Дарт.


Приключения, фантастика 1994 № 1 | Приключения, фантастика. 1994 № 01 | Глава II. На мертвой планете







Loading...