home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


IV

Утром они попрощались, и Ник вышел из дому. На оригинальной ограде висела не менее оригинальная табличка с надписью: «улица Коммунистическая № 8». Ник посмотрел на дом, в котором он провел семь лет своей жизни и к которому привык. Но уже минуту спустя шел к автобусной остановке.

Прибыв в небольшой провинциальный городок, в котором он часто бывал, парень прямиком направился на вокзал. В зале ожидания была куча народу и Ник, выбрав себе место в углу, присел, ожидая поезд на Москву. Из Усмани в столицу было попасть гораздо легче, чем в Липецк, областной центр, в который входил Усманский район со всеми своими селами и деревнями, в том числе и легендарным селом Октябрьским, где проживал парень.

Привязав сумку к руке, он задремал, пока скучный голос диктора не прогнусавил:

— Скорый поезд Воронеж — Москва прибывает на 2-ой путь первой платформы. Повторяю…

Ник встал и побрел к выходу. Найдя свой поезд, он устало взобрался и сразу же лег на обтянутую желтым дерматином полку.

Три часа поезд плелся, громыхая колесами, пока в окнах не закачалась белокаменная столица. Ник проверил вещи и документы, готовясь выйти.

Поезд, заскрипев тормозами, вздохнул и остановился. Ник легко спрыгнул на мокрый крупный гравий и, перепрыгивая рельсы, направился к рядам такси.

Целый день он носился по Москве, заверяя визу и загранпаспорт, пока, наконец, вечером не сел в поезд, отправляющийся в Варшаву.

— Так, купе № 4. — Ник нашел нужную дверь и, отодвинув ее, протиснулся внутрь. Купе была шикарным. Отделанное под орех, оно успокаивало взгляд и даже как будто согревало. Две черные, обтянутые натуральной кожей полки свидетельствовали, что купе двухместное.

На одной из полок сидел одетый в белое человек. Он задумчиво смотрел в окно. Когда вошел Ник, незнакомец вздрогнул и обернулся.

— Здравствуйте! Примите попутчика? — Ник широко и приветливо улыбнулся, ставя сумку в багажный отсек. Настроение у него было отличное. Разве не о таких приключениях он мечтал всю жизнь?

Незнакомец тоже улыбнулся, но как-то неуверенно, словно был не здесь, а где-то в другом месте.

— Проходите… — Пробормотал он и снова повернулся к окну.

Ник присел на мягкую полку и стал осматриваться. У незнакомца было немного вещей, почти столько же, сколько и у него самого. На столике стоял коньяк. Еще какая-то книжка. От нечего делать парень внимательно пригляделся и удивился — называлась книга: «Сны человеческие», а автор-то был ни кто иной, как Владислав Панфилов. Вот уж не думал Ник, что кто-то кроме него может знать его и его произведения.

— Извините, хоть это и не тактично с моей стороны, но, скажите, Вам нравится эта повесть?

Незнакомец, не ожидавший такого вопроса, опять вздрогнул и, запинаясь, ответил.

— Ах, это? Да, знаете ли… А Вы, если не секрет, откуда знаете?

— О «Снах…»? Ну-у, сколько раз я ее читал! Отличная вещь! — Ник пытался разговорить спутника.

— Вам действительно нравится, э-э..?

— Ник, Ник Юрков.

— Да, Вам действительно нравится повесть, Ник? — спросил незнакомец уже с интересом.

— Конечно, извините, не знаю, как Вас зовут.

— Меня, Влад. Очень рад с Вами познакомиться. — Они пожали руки, хотя Ник несколько насторожился, какая-то догадка вертелась у него в голове, но он боялся в нее верить.

— Может выпьем за встречу? — Влад указал на бутылку.

— Можно, но потом попробуем и моего. — Ник достал из сумки неизменный французский «Наполеон».

Они выпили, и когда поезд тронулся, немного поговорив, легли спать. Через полчаса Ник услышал шорох и чуть приоткрыл глаза. Привыкнув к полутьме, он увидел, как Влад что-то достает из сумки. Ник не шевелился, ожидая, что будет дальше. Влад подошел к столику и, нагнувшись, стал откручивать крышку электронагревателя, находившегося под ним. Сделав это, Влад взял предмет, который он достал из сумки, и осторожно засунул его в полую часть нагревателя.

Ник, наконец, все понял и, привстав, тихо сказал:

— Ну, здравствуй, Влад! Вот я тебя и нашел.

Влад испуганно обернулся и, выхватив блестящую полоску стали, вскочил.

— Опусти меч, Влад. Сейчас я тебе все расскажу. Успокойся, братишка… — Когда тот сел, Ник продолжил. — Да, я не оговорился, мы с тобой духовные братья. Уже одно то, что мы с тобой здесь, в этом вагоне, доказывает это, ведь я не искал тебя специально, лишь знал, что ты есть мой брат.

А ты думал, что ты один в этом мире? Когда-то я тоже так думал, пока не встретил девушку, похожую на меня, а еще позже узнал, что есть ты, как две капли похожий на нас с ней.

И если ты еще не убедился в том, что мы идентичны мыслями и делами, то я скажу тебе: ты мудрый, как и я, добр, как я, стремишься к подвигам, приключениям, к свету, как и я, ведь так?

Влад задумчиво кивнул.

— Ты хочешь сделать мир чище и добрей, а сейчас, в одиночку, избавить его от великой опасности, которая погубила уже половину всех стран. А я еду за этим же. — Ник убеждал его, приводил еще множество примеров, пока тот не выдохнул.

— Ник… я знал, я… я верил, что есть мои единомышленники, мои братья на Земле… — Я рад… я счастлив! — Они обнялись — эти два богатыря, едущие спасать мир.

— Да, братишка, я тоже чувствовал это, когда встретил тебя и Ирину, Валерку… Я и сейчас чувствую и радость, и счастье. Вот, значит, как судьба решила. А я уже отчаялся найти тебя.

— Валерка и Ирина?

— Да, тоже твои брат и сестра. Валерку я, как и тебя, потерял, а жаль — хороший боец. А малышку оставил дома.

— Да-а, в один день найти двух братьев и сестренку — это что-то. Давай выпьем!

Они наполнили стаканы коричневой жидкостью и, произнеся тост: «За встречу!», одним махом осушили их.

Потом Ник рассказывал ему об Ирине, о Валерке, о себе, а в окне поезда проносились маленькие станции, освещенные тускло-фиолетовыми фонарями. Поезд приближался к украинской границе.

Влад и Ник засиделись и не заметили, как пролетело три часа.

— Ну что ж, давай-ка уберем мечи в тайник, а то в Польше таможенники — сущие звери.

— Мечи?

— Да, а ты думал, что я сунусь в это пекло совсем без оружия? Кстати, не везешь ли ты другой какой контрабанды, а не то придется сражаться не только с неизвестностью, но и с таможенниками?

— Да ну! Покажи свой меч?

Ник расстегнул сумку и достал тяжеленный, изукрашенный платиной и камнями клинок. Влад взял его бережно, взвесил на руке, проверил балансировку и восхищенно выдохнул.

— Вот это да! Меч богов! Где ты его достал?!

— Самодельный. — Ник явно был горд своим оружием. — Я работаю в институте лазеров, и месяц занимал печь, пока не изготовил все четыре.

— Четыре?! Так у тебя четыре таких красавца?

— Угу. Если хочешь, я подарю тебе один. Правда, выбрать тебе сейчас не удастся, я взял лишь один запасной. Так что… — парень достал из сумки еще один меч и вручил обрадованному Владу. — Я же не знал, что встречу тебя. — Но оправдывался он зря — меч ничуть не уступал его собственному, в чем Влад и убедил его, описав вокруг себя сверкающую сталью восьмерку.

— Класс! Как по мне сделан. Спасибо тебе, брат. Они пожали друг другу руки, и Влад с сожалением положил все три клинка в их импровизированный тайник. Поезд упорно тянул их в ту сторону, откуда приближалась «Линия».

В окнах проносились стайки белых березовых рощ, перемежающиеся с черными полями. Ник посмотрел в окно и сказал.

— Давай немного подумаем парень, а то скоро Варшава, а там думать будет некогда.

Влад закрутил последний винт и, наполнив стакан, сел на свою полку.

— Теперь пусть поищут, собаки. — Немного помолчав, он добавил. — Хорошо. Что мы имеем на этот момент?

— Очень мало сведений и очень много слухов. Люди болтают разное, но я думаю, что это не какое-нибудь стихийное бедствие — это осознанное уничтожение людей кем-то или чем-то. У меня есть кой-какие факты, на основе которых я сделал некоторые выводы.

Во-первых, уничтожение ведется вне России. Почему — не знаю.

Во-вторых, — последовательно, то есть уничтожается территория, а в остальных странах все тихо, потом часовой перерыв и уничтожается другая территория. Я думал над этим и пришел к выводу, что, если в уничтожении виновны какие-то силы, то эта сила одна единственная.

В-третьих, я полагаю, что стена огня лишь прикрытие, ведь тела… трупы абсолютно необгорелые после его прекращения, Это своего рода силовое поле. — Ник помолчал. — Ну вот, пожалуй, все, что мне удалось разузнать. А что у тебя?

— У меня тоже кое-что есть. — Влад достал смятый листок и, разворачивая его, продолжил. — Мне повезло — я встретил очевидца.

— Очевидца?! Вот это класс. Вот это уже кое-что. Продолжай?

— Ну так вот, я встретил очевидца. Он в то время был в Неаполе, отдыхал, когда до них дошла весть о продвижении «Линии». Тогда-то он и решил убраться из Италии обратно на родину — в Россию. Но не успел. В пути-то его и застал очередной скачок «Линии».

Дальше его слова во многом подтверждают твои выводы.

Он говорил, что: «Стена огня прошла сквозь меня и машину и, не причинив вреда, пронеслась далеко вперед». После этого, по его словам, с неба стал спускаться огромный огненный шар. И вот тут-то началось самое странное и страшное. Из шара стали появляться… кто бы ты думал?

— Инопланетяне! — догадался Ник.

— Может быть и так, но посмотри, на кого они были похожи. — Влад протянул листок, который держал в руке. — Это я нарисовал со слов этого самого очевидца.

— Неужели черти?!

— А то кто же! Люди, конечно, в панику, а черти начали косить их, как сухую коноплю.

— А что же они не сопротивлялись, или хотя бы не убегали к «Линии».?

— Некоторые пытались сопротивляться, но черти были неуязвимы, — пули их не брали. А некоторые — на машины и к «Линии», но, подъехав, они со всего размаху врезались в нее. Похоже на силовое поле.

— А как же твой очевидец выбрался?

— Он, видя неудачи своих предшественников, на малых оборотах к «Линии» подъехал и стал потихоньку двигаться вперед, но ничего не получилось. Тогда он выбрался из машины и попробовал прорваться пешком. Но выйти снова не удалось, лишь голова и руки прошли сквозь стену огня, хотя, как он говорит, это был и не огонь вовсе. Очевидец мой оказался сообразительным и, раздевшись, вырвался за границу «Линии Уничтожения», едва не попав на нож к тройке чертей.

— Почему же он не рассказал никому?

— Не Знаю. Может подумал, что его сочтут за сумасшедшего. До этого случая он был другим — мы работали вместе, — а потом стал диким, неразговорчивым, странным каким-то… но это неважно.

— А почему рассказал тебе?

— Я узнал откуда он приехал, долго за ним наблюдал и постепенно вытянул все эти сведения.

— Да-а, нам повезло, — протянул Ник. — Информации предостаточно.

— Но мы не знаем главного — как убивать эту нечисть. — Влад удрученно покачал головой.

— Да, для этого нам придется найти подопытный экземпляр черта.

— Да уж.

Во время разговора они и не заметили, как выпили уже две бутылки коньяка. В голове приятно разливался туман.

— Ну что, Влад, на боковую? — Ник стукнул ногтем по бутылке. — Отличная штука, но мало.

— Но мало. — Сказал Влад в один с ним голос. Они оба улыбнулись и стали готовиться ко сну. Но поспать им не удалось. Через час дверь отодвинулась, и туда протиснулась взлохмаченная голова с рыжими космами волос, торчащими из-под каски защитного цвета.

— Извиняйте, украинска таможня, — протянула она. А затем в купе вошел и сам ее обладатель.

— Черт, совсем забыл про этих. Суверенные. — Сказал Ник по-французски.

— Хорошо, что успели, а то бы сейчас привязались, уроды. — Проговорил Влад в тон ему.

— Tu parle France?[2] — Ник удивился.

— Oui, Nick[3]. — Ответил Влад, но тут в разговор вмешался таможенник.

— Извеняйте, господа, ваши документы?

Ник и Влад отдали ему документы и стали переговариваться на французском.

— Извольте произвесть досмотр? Запрещенное везете?

— Нет, мсье, — ответил Ник, а Влад улыбнулся. Они вышли из купе, пока таможенник копался в их вещах. Не найдя ничего, он вышел и отдал им паспорта и визы.

— Извиняйте. Доброго здоровия! — И отодвинул дверь в соседнее купе. Ник с Владом вернулись на свое место.

— Вот, собака, разбудил, — недовольно пробормотал Влад.

— Ну нет! Я спать буду. — Сказал Ник и растянулся на полке. Влад тоже лег и с открытыми глазами пролежал полчаса, но все-таки бессонная ночь дала о себе знать, и он провалился в черноту.

Оба очнулись от толчка. Поезд остановился и зашипел. Ник выглянул в окно и увидел деревеньку, с захудалой станцией.

— Еще наш родной СНГ.

— А Польша когда? — Влад зевнул. Ник посмотрел на часы и сказал.

— Через полчаса граница.

Они пошли умываться, бриться и чистить зубы — провозились до самой границы. Пройдя таможню, парни снова обговорили план действий. Решили после прибытия в Польшу двигаться прямо к «Линии» и попытаться захватить черта, хотя бы одного, чтобы выведать у него информацию.

В общем, план был тот же, что и вчера, но только они теперь утвердили его на трезвые головы.

В окнах уже проносились чужие поля и рощи. Чужая земля недружелюбно поливала поезд крупными каплями дождя. Поезд же, посерев и съежившись, продолжал нестись вперед, везя в себе двух исполинов-богатырей, бросивших вызов самому Дьяволу.


предыдущая глава | Приключения, фантастика. 1996 № 06 | cледующая глава







Loading...