home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

— Тебе точно не по зубам, Хмырь. Остынь.

— А что, думаешь, ты лучше меня? Думаешь, раз тебе уделили внимание, то ты особенный? Ох, я тебя расстрою, ты по-прежнему никто, ноль без палочки, — ухмыльнулся разбойник под одобрительные смешки товарищей.

— Какая собака тебя покусала, Хмырь? — я остановился и взглянул на заводилу. — Дружки с утра не подлизали, где нужно?

Я понимал, что затевать потасовку с этим типом очень опасно. Несмотря на многочисленные недостатки, разбойник был первоклассным бойцом. Но разум оказался бессилен перед эмоциями, подсознательно я хотел этой стычки, хотел выплеснуть раздражение.

Хмырь словно почуял мою слабину, резко вскочил с лавки, обнажая парные кинжалы. Кривая ухмылка на лице разбойника обещала мне новую порцию боли и унижений.

— Так я не только языком трепать умею, — приторно ласковым тоном произнес Хмырь. — Ты что-то хотел мне показать или зассал? Капитан…

Последнее слово он выплюнул с едва скрываемым презрением.

— Остынь Хмырь, здесь все свои, — вмешался Сайден, заметив назревающую заварушку.

— А ты не лезь не в свое дело, некрофил, — гаркнул Хмырь. Он медленно поднял кинжал вверх, держа лезвие параллельно земле – известным всей Сфере жестом вызова на поединок.

Игрок Хмырь вызывает вас на дуэль! Да/Нет?

Вызов был брошен, отступить, не потеряв уважение наблюдавших за перепалкой товарищей, я уже не мог. Ситуация складывалась противоречивая. Составив о Хмыре определенное мнение, я никогда не выбирал его в качестве партнера для спарринга. Сейчас я понимал, что это было ошибкой. Мне пригодилась бы любая информация о хамоватом разбойнике. С другой стороны, в памяти еще не остыли уроки Сатира, а тело помнило незамысловатую методику.

Я вытащил Раззар, принимая боевую стойку. Зеваки моментально разошлись в стороны, освобождая пространство для поединка. Хмырь широко улыбнулся и, выпрямившись, медленно начал обходить меня по кругу. Я прекрасно понимал, что им движет – зависть и гордыня. Может быть, он винил меня за смерть в руднике, а может, просто завидовал пристальному вниманию состоявшихся игроков. Он привык быть в центре событий и часто играл на публику. В этом была его слабость, но поможет ли она одолеть искусного противника в бою?

Не дожидаясь, пока разбойник соизволит приступить к поединку, я первым кинулся в бой. Пара пробных ударов, сопровождаемых финтами, не доставили противнику никаких проблем. Его основным атрибутом была Ловкость, навыки Уклонения, Мобильности, Акробатики на порядок превосходили мои. Противник без труда уворачивался, проваливая мой натиск в пустоту. Он двигался чертовски быстро, и вскоре сумел нащупать брешь в моей защите. Я даже не понял, что именно Хмырь сделал, какой трюк позволил ему оказаться за моей спиной и издевательской подножкой опрокинуть на землю. Будь на его месте кто-то более прагматичный, я бы уже не поднялся, но Хмырь лишь презрительно загоготал, красуясь перед зеваками.

Разбойник был настолько самонадеян, что дал мне спокойно встать на ноги, а затем набросился с новой силой. К черту. Я собрался, отбросил все мысли и с головой окунулся в схватку, используя все уловки, которым обучил меня Сатир. Не смотря на разницу в прокачке и навыках, мне показалось, что в какой-то момент я сравнялся со своим противником. Его удары больше не доставляли мне проблем, зато мои выпады стали пробивать его защиту. Тело словно уловило ритм сражения и бросилось в смертельно опасный танец ближнего боя.

Несмотря на иммунитет к замедлению, Хмырь начал сдавать позиции и после очередного моего “Гамбита” использовал козырь. Его фигура подернулась сероватой дымкой, скрывая противника с глаз. Невидимость, классовая способность разбойников.

Ну уж нет! “Ультиматум Древних” выдернул противника обратно и оглушил, заставляя застыть на месте. В отличие от поединка с Сатиром, меня не сковывали правила. Одно из главных отличий между нубом и профи – это правильная подготовка. Я давно определил для себя, какие расходники должны лежать у меня в инвентаре. Среди них была и ловчая сеть.

Не дав Хмырю опомниться, я укутал его сетью, лишая подвижности, и повалил на землю при помощи мощного “Рывка”. Меня окутал “Щит Лавы”, Раззар отправился в инвентарь, а в руках занялось яркое сияние. Запрыгнув на Хмыря сверху я буквально вонзил руки в его тело.

Знакомьтесь, мое самое любимое заклинание после экзотического арсенала Морпуса, называется “Адский Жопожог” или “Термальный Бур”. Имея довольно узкий спектр применения и крайне неприятные побочные эффекты – это заклинание все же смогло найти свое место в моем арсенале. Бур формировал узкий конус раскаленной плазмы, наносящей чудовищный урон, увеличивающийся с каждой секундой. Заклинатель также получал возрастающий урон от Огня, но в моем случае большую его часть поглощал “Щит Лавы”.

Хмырь отошел от контроля и заорал от боли, попутно пытаясь забить меня кинжалами, но тщетно. Без надлежащей защиты Бур быстро разворотил его тело, выжигая внутренности. Мой Щит отказал, руки покрылись волдырями, но я продолжал жарить противника, пока тот не испустил дух. Уровень здоровья опасно замер в красной зоне, интерфейс сигнализировал о серьезных ожогах, но бой был выигран.

Наблюдавшие за схваткой игроки разразились одобрительными криками, в то время как дружки Хмыря тихо ретировались прочь, не желая привлекать внимания. Дрожащей рукой я достал Раззар и нанес решающий удар. Опустившаяся на арену тишина буквально кричала, что я допустил серьезную оплошность.

Капитан Пантера (Эвтаназия) убивает игрока Хмырь(Эвтаназия).

— Дебилы, вы что творите? Зачем портите клану киллрейтинг?! Завершение поединков окончательной смертью запрещено, — свирепым голосом сообщил Арранкар, расталкивая зевак. — Это черным по белому написано в общепринятом своде правил, с которым ты должен был ознакомиться.

— Не смог отказать себе в удовольствии, — признался я.

— Ну тогда и я не стану отказывать себе в удовольствии, — подытожил Арранкар. — За грубое нарушение правил клана даю четыре часа работы в стойлах. Если логофнешься, обратно можешь не заходить. За такое наказывают всех, будь ты хоть сам господь бог, все равно отправишься разгребать дерьмо. Вперед.

— Мне бы руки залечить, босс, — возразил я, показывая обожженные ладони. —Травма, “Ожоги”...

— Залечишь, — холодно ответил воин, удаляясь. — Через четыре часа.

— Я бы так же сделал, Пантерыч, — сочувственно произнес Сайден, хлопая меня по плечу. — Этот мешок говна давно заслуживал хорошей трепки. Черт, культяпки тебе знатно ошпарило!

— Стой, — выкрикнула Мираби, направляясь ко мне.

Девушка не церемонясь взяла мои воспаленные от ожогов руки в свои ладони. Сперва я почувствовал приятную прохладу и нежность ее темной, словно ночь, кожи, а затем меня окутало черное пламя, и боль усилилась многократно. Рядом охнул Сайден.

— Твою мать, Мираби! Тебя не учили спрашивать разрешения, перед тем как делать такие штуки? — огрызнулся некромант, потирая виски.

— Я и так борюсь с искушением выдоить тебя досуха, Сайден, может, тогда ты, наконец, заткнешься? — фыркнула Мираби и перевела взгляд на меня. — Темное исцеление сработало, боль скоро отступит, но до конца залечить ожог может только спец. Не благодари, Хмырь уже многих успел достать.

Не говоря больше ни слова, темная целительница развернулась и зашагала прочь. Сайден слегка склонил голову на бок, присматриваясь к соблазнительно покачивающимся бедрам девушки. Тлен и Отчаяние за спиной друга попытались исполнить страстный поцелуй, но Тлен не рассчитал силы и ударом черепа выбил Отчаянию челюсть. Отчаяние в ответ вырвал компаньону руку и отвесил тому знатную пощечину.

— Черт, она будет моей, клянусь! — с томным вздохом заметил некромант и, пожелав мне удачи, поспешил за объектом своего воздыхания.

— Пантера!!! — раздраженный рык Арранкара прогремел над ареной, сигнализируя начало нового захватывающего дух предприятия.


Глава 13 | Пандорум | Интерлюдия: Санта







Loading...