home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 20

Хмельное веселье не прошло для меня даром, я почерпнул много интересного о новых товарищах. Сайден, впрочем, как я и подозревал, оказался молодым подростком, выходцем из Средней Азии. Судя по его бахвальству, проблем с финансами у него не было, и он отрывался в Сфере все свое свободное время. Блат представился американцем, вдоволь наслаждающимся виртуальными утехами после третьего по счету развода с любимой женщиной. Хотя громила клятвенно утверждал, что любимыми были все, просто его непостоянную натуру сложно обуздать. Могучий воин громко горланил пошлые песни и к концу банкета затеял увлекательную драку с группой из трех крысолюдов. Хотя дракой это назвать было сложно, Блат в одиночку отделал их по полной и даже не запыхался.

Йота долго сопротивлялся, но тройной дозе грога все же удалось пробить прочную эмоциональную броню северянина. Трагедия, с которой ему пришлось столкнуться в реале во время одного из природных катаклизмов, не могла оставить равнодушным никого. В один миг потерять жену и детей… такое может пережить не каждый. Я тоже потерял близкого мне человека в реале и отчасти понимал его как никто другой, хотя детей у нас не было. Посмотрев в холодные голубые глаза Йоты, подернутые пеленой хмельного дурмана, я увидел в них бескрайний океан боли и пустоты. Виртуальный наркотик стал для него утешением, как когда-то стал им и для меня. Йота отдался игре целиком и полностью, проводя в Сфере сутки напролет. Боль и нечеловеческая самоотдача выковали из него настоящего элитного бойца, идеально выполняющего свою работу.

Награду вечера под названием “мисс неприступность” выиграла Мираби, девушка предпочла не раскрывать свои карты и остаться загадочной особой. Сколько грога ни подливал ей Сайден, алкоголь действовал на заклинательницу крайне слабо. Думаю, здесь не обошлось без какой-то магии или зелья. На вопрос, что с ней не так, Мираби ответила, что Моргана преподала ей хороший урок, и впредь она не желает терять над собой контроль. Я чувствовал, что за ее словами тоже скрывается немало боли, но давить не стал. У каждого есть право на свои секреты.

В целом вечер удался. Конечно, не обошлось без дебоша и членовредительства, но такой аттракцион пришелся захмелевшим Пандам по вкусу. Чего нельзя было сказать о следующем утре. Виртуальное похмелье накрыло с головой, безжалостно атакуя все мозговые рецепторы организма.

И даже после приема “Антихмеля”, услужливо одолженного у Мираби, моя скорость и реакция оставляли желать лучшего. Это стало ясно как божий день, когда Сатир умело разделал меня три раза подряд, пытаясь обучить новому приему. Суть я, конечно, уловил, но уязвленная гордость давала о себе знать.

Сразу же после спарринга с мастером меня прихватил Шэдоу. Мы начали с анализа моих способностей и архетипов, а закончили небольшим импровизированным побоищем с участием крохотных элементалей в роли войск. Шэдоу принес с собой небольшие артефакты под названием “Легионы Джеро”, эпического качества. Они походили на игральные кости и позволяли призывать несколько десятков сущностей, управлять ими, создавая интересную симуляцию баталий.

К сожалению, на этой тренировке меня тоже ждал провал. Шэдоу эффективно использовал имеющиеся ресурсы и, несмотря на мое мнимое превосходство на поле боя, в один момент сумел перехватить инициативу, атаковав меня сразу с нескольких флангов. Я предпочел использовать стандартное боевое построение, выдвинув на первый план пехоту и оставить магов в тылу. Но пехота растянулась и не смогла вовремя перегруппироваться, чтобы защитить более “мягкий” тыл от дерзкой атаки. Вскоре схватка была завершена.

— Поймал-таки рыбку в мутной воде, да, Капитан? — усмехнулся консул и, заметив мой недоуменный взгляд, добавил: — двадцатая стратагема Сун Цзы, советую почитать на досуге. На сегодня хватит, у меня дела, увидимся позже.

Ближе к вечеру, спустя долгие часы тренировок, мы с ребятами сидели на арене, обсуждая тактику ведения боя против нежити, когда в форте внезапно показались новые лица.

Форт “Мизери” словно пробудился ото сна. Над ним парили звенья “птичек”, и не каких-нибудь, а драконов и протодраконов, боевых летающих маунтов эпического ранга. К нам прибывали десятки новых игроков, причем не новичков, а закаленных в боях профессионалов. Все как на подбор, из кланов “Обливион” и “Железные Пауки”. Я заметил, что все они были в полной рейдовой выкладке и вооружены до зубов артефактным оружием, излучающим волшебное сияние.

— Ого, кажется, намечается что-то интересное, — пророкотал Блат, наблюдая за вновь прибывшими. — Гляди, открывается Астральный Портал!

Небеса разверзлись и показались корпуса летающих кораблей, идущих на посадку где-то за территорией форта. Мы следили, как завороженные, за парусной армадой, астральные корабли всего полгода появились в Сфере. Я знал, что Панды обладают сильнейшим в Сфере флотом, но в таком количестве корабли еще не видел. Целая эскадра. Тем временем игроки все прибывали.

— Похоже, часть кланов перебрасывает сюда свои силы, но зачем? — нахмурился я, поглаживая эфес Раззара.

— Может, учения? — выдвинул теорию Сайден.

— Это же не “Эвтаназия”, у демонов и пауков свои логова, а значит, намечается что-то крупное! — с воодушевлением ответил Блат, потирая руки. — Наконец-то!

— Что крупного может намечаться в этой глуши? — с сомнением изрекла Мираби. — Панды давно крепко взяли Таэрланд в кулак, здесь нечего захватывать.

— Думаешь, будут воевать против неписи? — уточнил я, поглядывая на заклинательницу. — Затея не совсем по профилю альянса, тебе не кажется?

— Скоро узнаем! — бодро вклинился в разговор Сайден, кивая в сторону. — Смотрите, кто идет.

Прибытие Арранкара вызвало в наших рядах смешанные чувства. С одной стороны, у нас появилось новое назначение. С другой, это же самое назначение больше походило на армейский наряд. Нам было приказано помочь с возведением дополнительного плацдарма для союзных войск, в который планировали превратить наш форт.

Работы было невпроворот. Несмотря на то, что флот привез целую орду разнокалиберных НПС-рабочих, от гоблинов до великанов, дело нашлось всем и каждому. В основном – по разгрузке и перемещению штабелей дерева, камня и железа из судовых трюмов. Апгрейд форта до третьего уровня, задуманный нашими стратегами, требовал огромного количества ресурсов. Не знаю зачем, но “Пандоруму” вдруг понадобился крепкий оплот в сердце Древнего Леса.

Бойцы “Обливиона”, возбужденные внезапным переездом, шумно обустраивались в новом лагере. Кому повезло, заняли свободные номера в таверне и наших бараках, кому не очень – устраивались в походных шатрах и палатках. После нескольких коротких разговоров с союзниками я выяснил, что им тоже ничего неизвестно об этом маневре. Блат был прав, намечалось что-то интересное.

— Да уж, ну и соседушки нам достались, — скривился Сайден, поглядывая на лагерь. — Я, конечно, сам не прочь пошалить, но у этих ребят репутация конченых ублюдков. Дикие байки о них рассказывают…

— Например? — уточнил я.

— Читал как-то мемуары одного разбоя, — ответил некромант после небольшой паузы. — То, что они творят с НПС, это даже по меркам “Пандорума” – дичь полная! Одно дело просто прибить бездушного, другое – медленно резать, с извращениями. Я, конечно, понимаю, у них там демонический ролеплей…

— Не знаю, как у НПС обстоят дела с душами, но боль-то они чувствуют, — ответил я, наблюдая за реакцией паренька.

— Да ладно, еще скажи, что они живые, — фыркнул Сайден. — Это игра, очень реалистичная, но все же игра! Здесь есть только мы, Пантера! Остальное лишь плод электронной фантазии “процедурника”!

— А что делает нас живыми Сайден? — продолжил я, стараясь не перегнуть палку. — Эфемерная душа? Живое тело? Первого я не видел, а второго здесь нет и все равно мы называем себя живыми. Парадоксально.

— У нас есть память, воспоминания о настоящем мире, — уверенно заявил некромант. — Мы знаем, что мы живые и знаем, что они – нет! Это же всем понятно.

— У них тоже есть память, Сайден, — ответил я, стараясь не выдать своего разочарования. — Но такими, как мы есть, нас сделала боль. Весь наш жизненный опыт, все знания и яркие впечатления определены этим противоречивым чувством. Мы живем, если способны испытывать его. Если они чувствуют боль, если учатся на своих ошибках, живые они или нет?

— Черт, Пантера, оставь ты эту философию ботанам! — отмахнулся некромант, глядя на меня с недоумением. — Мне дерьма в реале хватает, друг. Здесь я отрываюсь, и мне этого достаточно. О, в форте, кажется, что-то намечается, погнали!

Верно говорят: подобное притягивает подобное. В Пандорум стремились люди со схожим мировоззрением, иные здесь не приживались. И если некромант предпочитал не думать о последствии своих решений, это было его выбором, и я никак не мог на него повлиять. Общество не терпит вольнодумцев, Панды не исключение.

Арена форта “Мизери” сейчас больше походила на бойцовский клуб. Обливиону и Паукам не терпелось помахать кулаками, и помериться силой с братьями из “Эвтаназии”, чем они и занимались. Десятки поединков сменяли друг друга под ободряющее улюлюканье толпы. Пиво текло рекой, пока братья по оружию что есть сил мутузили друг друга, проверяя на прочность.

Тренировки меня порядком вымотали, так что не было ни малейшего желания участвовать в этой вакханалии. Впрочем, от кружки пива я не отказался.

— Скучаешь, Пантера? — спросила Моргана, внезапно появляясь рядом.

— Изучаю новых друзей, — ответил я, кивая в сторону арены. — Как по мне, так у них чересчур много энтузиазма.

— Обливион, — задумчиво произнесла девушка, скрещивая руки на груди, отчего глубокий вырез ее красного платья стал еще соблазнительнее, чем прежде. — Они слишком долго сидели у себя в Бездне, смена обстановки опьяняет. Несмотря на то, что большинство из них крайне недальновидны, они отличные бойцы. Хоть и сношаются с демонами.

— И это говорит жрица Астарты? — поинтересовался я, приподнимая одну бровь.

— Ты меня совсем не знаешь, — холодно улыбнулась Моргана.

Ее рука скользнула по моей броне, едва касаясь дубленой кожи. Глаза жрицы внезапно вспыхнули ярким пламенем и так же стремительно погасли.

— Может быть, однажды я покажу тебе, что скрывается на темной стороне любви… — загадочно произнесла Моргана и направилась на арену, волнующе покачивая бедрами. — Ну а сейчас пора задать жару на унылой вечеринке.

Игроки расступились, пропуская девушку на арену. Бойцы “Эвтаназии” взорвались воодушевляющими криками, в то время как жители Бездны зачарованно следили за безупречной грацией жрицы.

Неистовое пламя, вырванное из недр самой Бездны, взметнулось к небесам, озаряя окрестности алыми отблесками. Одежды Морганы вспыхнули и преобразились. Теперь ее укутывал огненный саван.

Жрица начала танцевать, и с каждым ее движением пламя разгоралось все ярче. Ее движения очаровывали. Крики стихли, бойцы все как один наблюдали за безумным танцем. Я тоже был не в силах оторвать взгляд от безупречно грациозного танца Морганы.

Когда свечение пламени стало невыносимым, оно взметнулось ввысь и взорвалось в небесах, очерчивая над фортом лик дьявольски прекрасной демонессы. Это лицо я уже видел. Астарта, богиня стихии Огня, Великая Искусительница и Мать Пламенеющего Легиона.

Вы получаете эффект “Адреналин”!

Вы получаете эффект “Ускорение”!

Вы получаете эффект “Сила духа”!

Вы получаете…

Божественное заклинание накрыло форт, вызывая настоящий шквал положительных эффектов в строках боевого лога. “Пандорум” взревел, чествуя лик могучей богини.

— А теперь бейтесь! Кромсайте и убивайте друг друга во имя великой богини Астарты! — прокричала Моргана. — Да начнется бой во славу Огня!!!

Панды определенно знали толк в развлечениях. Толпы игроков с диким ревом схлестнулись друг с другом в безумной бойне. Эффект “Адреналина” заставлял виртуальные сердца биться чаще, я тоже не смог устоять и с энтузиазмом бросился в мясорубку.

Драка вышла на славу, а когда все изрядно подустали, начался праздник живота. Спиртное лилось рекой, широкие столы, услужливо расставленные гоблинами, ломились от яств. Незаметно для себя я втянулся во всю эту вакханалию и вместе с товарищами, новыми и старыми, предался наслаждению необычным вечером.

Но все изменилось, когда на арену вытащили девушку. Темные волосы, рваная одежда и ошейник рабыни, сковывающий горло. Я узнал ее, именно с ней столкнулась наша группа в желтой зоне, именно ее я спас от садистских утех Йоты и Блата. В душе внезапно всколыхнулись чувства, так заботливо упрятанные подальше. Костяшки руки, сжимающей кружку, побелели от натуги.

— Смотрите, что мы нашли! — проревел один из игроков, огромный орк с топором. — Шлялась по лесу на ночь глядя! Ха-ха!

— Далековато забрела, жестянка! — загоготал другой игрок, в облике крылатого демона.

Орк сильно дернул поводок, и девушка рухнула на колени.

— Сними с нее эту дрянь, Волтун! — прохрипел демон, указывая на ошейник. — Когда они послушные, это вообще не весело.

Ошейник упал на землю, девушка встрепенулась и закричала. Огромный кулак орка заставил ее поперхнуться собственным криком и упасть навзничь. Демон рывком схватил ее за волосы и поднял над ареной, пока орк одним резким движением сорвал с нее блузу.

— Зачетные сиськи! В Бездне такие телочки на вес золота, а здесь их дофига! — довольно пророкотал Волтун, лапая девушку за грудь.

Та начала вырываться, остервенело рыча и извиваясь всем телом. Иконка начала видеозаписи моргнула и сделалась серой. Заработали внутриигровые фильтры 18+.

— Смотри-ка, эта та самая! — взревел захмелевший Блат, указывая на девушку. — Черт, а она подоступнее многих! Другие бы не дались или убились уже!

— Убились? — тихим голосом спросил я, не в силах оторвать взгляд от волнующей сцены.

— Ну да! Ты, я погляжу, не любитель? — рыкнул Блат, хлопая меня по спине. — Есть шлюхи, они всегда доступны! С обычной неписью сложнее, у всех настройки разные! Попытаешься принудить ее к тому, на что она не рассчитана – обязательно выкрутится! Вырвется или убьет себя, такая вот игра! Ха-ха!

В это время, Волтун попытался схватить девушку и сорвать с нее, платье, но черновласка каким-то непостижимым образом вырвалась и ударила несостоявшегося маньяка в пах.

— Ах ты, (нецензурно)! — взревел Волтун и быстрым ударом топора отсек девушке руку.

Та охнула, но могучая хватка демона не дала ей упасть. Я с трудом сдержал порыв встать и броситься на ублюдков. Разум взял верх над эмоциями. Пустое геройство ничем мне не поможет, только погубит и без того шаткую репутацию.

Демон произнес какое-то заклинание, прижигая истекающую кровью конечность. Девушка снова закричала, но игроки и не думали останавливаться.

— (Нецензурно), прыткая какая! — осклабился орк. — Мне нравится!

— Отруби ей ноги, может, так даст! — выкрикнул чей-то пьяный голос и заржал, словно конь.

— Иди на хрен, Малек! — огрызнулся Волтун. — Это я уже пробовал в бездне, не помогает, она просто сдохнет!

— Ну тогда тебе и здесь ничего не светит, ха!

Перехватив оружие покрепче, орк отсек девушке вторую руку и, схватив истекающий кровью трофей, бросил Мальку.

— Да ты бабы отродясь не щупал, (нецензурно)! — крикнул орк. — Держи, может, хоть эта ручка тебя ублажит! Ха-ха!

Игроки взорвались пьяным хохотом, наблюдая за покрасневшим то ли от стыда, то ли от ярости Мальком. Девушка умирала, истекая кровью. Конечно, после смерти НПС ждало воскрешение и новая жизнь. Но неужели у нее не останется психических травм? Или об этом позаботится процедурник? Я не знал ответа на этот вопрос, но если кто-нибудь решил бы провернуть подобное с Весной, ему бы не поздоровилось.

Закрыв глаза, я сделал пару глубоких вдохов. Вечеринка больше не казалась мне веселой, хотелось просто напиться подальше от посторонних глаз. Я встал и направился к казармам. Девушка снова вскрикнула. Я невольно обернулся и увидел, что ее мучения подошли к концу. Отсеченная голова черновласки красовалась в огромной лапе орка.

— Не хочешь по-хорошему, будет по-моему, крошка! — пьяным голосом взревел Волтун. — У нас с тобой еще есть пара минут до того, как это милое личико исчезнет…

Мне стало до горечи противно, и я поспешил прочь, стараясь не думать о том, как вирт способен вывернуть наизнанку самые темные уголки нашей души. Уйдя с головой в мрачные думы, я не заметил пару пристально следящих за мной глаз. Шэдоу молча проводил меня взглядом, но останавливать не стал.

Раздался звук боевого горна, сигнализируя о всеобщей тревоге. Я остановился, проклиная все на свете. Кажется, капсуле полного погружения придется впрыснуть мне в кровь очередную дозу энергетика.

— Заканчиваем! — прокричал Шэдоу, усиливая голос заклинанием. — Продолжение банкета будет уже в бою. Раньше, чем планировалось! Центурионы, раздать всем “Антихмель”, бойцы нужны мне трезвыми через двадцать минут!

Игроки засуетились и, приглушенно ропча, начали готовиться к рейду. Я встретился взглядом с Шэдоу, но тот не произнес ни слова, лишь кивнул в сторону казарм. Веселье кончилось, началась война.


Глава 19 | Пандорум | Интерлюдия: Мозгоправ







Loading...