home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Интерлюдия: Мозгоправ

Разговоры, разговоры… длинные вереницы слов, сшитые воедино невидимой нитью смысла. Иногда эта нить осязаема, и слова собеседника врываются в разум, формируя образы и понимание. Иногда же смысл ускользает, заставляя разум блуждать в потемках, побуждая его искать выход. Ведь сознание не терпит неопределенности так же, как вселенная не терпит пустоты.

Эта аллегория нравилась Мозгоправу. Будучи мастером своего дела, он понимал ее как никто другой. Слова давались ему легко и непринужденно, долгие годы психиатрической практики не прошли даром. Обывателям было неведомо, какую сложную работу выполнял его собственный разум, анализируя и раскладывая по полочкам все аспекты сущности под именем Рокси.

Его работа была куда важнее глупых игр, в которые играли миллионы недалеких умов. Таким же он считал и Проксимо, но необходимость в материале и финансировании накладывала свои ограничения на его работу. Ультиматум, предъявленный лидером альянса, висел над ученым, словно дамоклов меч. Время неумолимо истекало, а решение проблемы все еще не было найдено.

Как бы ни старался Мозгоправ, сколько бы ни пытался выделить стабильный алгоритм работы с виртуальным сознанием, процедурный генератор всегда ставил палки в колеса. Рабочие сутки увеличились до восемнадцати часов, ученый работал на износ, стремясь добиться заветной цели.

И тем не менее кое-чего он все же добился. Самая неприятная, но крайне важная работа была сделана. Пытки не доставляли ему наслаждения, но были необходимы для процесса изучения псевдоличности. Искины Сферы, имитирующие поведение НПС, были удивительно похожи на паттерны человеческого сознания, глубина их проработки казалась невозможной. К счастью, с его новой куклой в них больше не было нужды.

— Итак, моя дорогая, на чем мы остановились? — произнес Мозгоправ, рассеянно поправляя очки.

— Я… ничего не скажу тебе, — устало вымолвила девушка, прикованная к широкому наклонному столу.

— Скажешь, конечно, скажешь, — ласковым голосов продолжил ученый.

— Ты…

— Я друг, — быстро, но все так же ласково ответил Мозгоправ. — Вспомни летнюю ночь под сенью Великого Древа.

— Друг… — растерянно произнесла девушка, устремляя взгляд в бесконечность. — Я помню летнюю ночь…

Ключевая фраза, внедренная в искусственный разум, сработала идеально, возвращая подопытную в нужное состояние сознания. Один неверный шаг, и защитные алгоритмы процедурного генератора выключат его маленькую куклу. Мозгоправу очень не хотелось начинать все сначала. Нащупать нужные точки, расшатать виртуальное сознание, создавая искусственную брешь в ее разуме – все это требовало титанических усилий. Старые воспоминания, замененные новыми ключевыми фрагментами, исправно возвращали девушку в прошлое, меняя восприятие текущей реальности.

— Вспомни, как я поклялся тебе в вечной любви.

— Я помню… — на глаза девушки навернулись слезы. — На веки веков, пока последний лист не падет с ветвей Аэллара…

Поздравляем! Ваша репутация с Рокси Сияние Рассвета увеличивается на 2000 единиц!

Мозгоправ устало рассмеялся, снимая очки и откидываясь на спинку старого деревянного стула. Реакция системы была не совсем той, на которую он рассчитывал, но и с этим уже можно работать. Ученый поднялся со стула и достал жезл “Тысячи Молний”. Посмотрим, удастся ли повторить этот трюк еще раз.

Тусклая молния ударила девушку в живот, оставляя глубокий черный след. Рокси выгнулась от боли, насколько позволяли кандалы, и пронзительно вскрикнула. Глаза девушки яростно заметались, пока наконец не сфокусировались на Мозгоправе.

— Ты, монстр! — с отвращением выплюнула эльфийка, но тут же смутилась. — Но… Такое странное чувство… Я не могу любить тебя, ты чудовище!

— О, моя дорогая, не зря говорят, от любви до ненависти – один шаг, — усмехнулся психиатр.

— Таким, как ты, не место в нашем мире…

— Вашем? — рассмеялся Мозгоправ, убирая жезл. — Этот мир, вся вселенная, все это наше… Ты тоже моя, и нас с тобой ждут долгие часы кропотливой работы.

— Ты…

— Друг, — быстро ответил ученый. — Вспомни летнюю ночь под сенью Великого Древа.

— Друг… — растерянно произнесла девушка, устремляя взгляд в бесконечность.

Мозгоправ удовлетворенно кивнул. Начало положено, но этого еще мало. Простой набор репутации Проксимо не обрадует, нужно нечто большее, нечто фундаментальное. И для этого брешь в ее разуме необходимо увеличить, расшатать основы и посеять новые ключевые фрагменты. Так много работы и так мало времени. Тяжело вздохнув, ученый снова присел на стул и продолжил тридцать четвертую сессию с подопытной по имени Рокси.


Глава 20 | Пандорум | Интерлюдия. Блэк Нова







Loading...