home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 27

Проснулся я, когда Морганы уже и след простыл. Как рыжеволосая фурия успела слинять, причем незаметно, я так и не понял. Но в целом подозревал, что жрица обязательно выкинет нечто подобное. Мне встречались женщины с подобным характером в реале, самоуверенные и гордые львицы, для которых минуты сладкой слабости были подобны божественному нектару. Но стоило испить его до дна, как они тут же испарялись, выстраивая между нами непроницаемую стену. Моргана была сильной и независимой, в этом у меня не было сомнений.

Поднявшись с кровати, я почувствовал легкую ноющую боль в области шеи. Конечно, после диких ночных скачек я мог чувствовать еще и не такое, но ощупав проблемную область, я наткнулся на нечто странное. Осмотрев себя с помощью первого попавшегося зеркала, я обнаружил на тыльной части шеи небольшой ожог в форме пирамиды, объятой пламенем. Сфокусировавшись на нем, я получил следующую информацию.

Метка Астарты: Пылающий Бастион

Малая уникальная татуировка

???

???

Описание: вы получили особый знак почета богини Астарты, Матери Пламенеющего Легиона.

Описание метки не прояснило ровным счетом ничего. Значит, эта инфернальная “наездница” клеймила меня как какого-то вшивого барана? Что это вообще? Знак отличия? Жучок для слежения? Или я вообще теперь ее собственность? Мне предстоял серьезный разговор с рыжеволосой любовницей, но попытки связаться с Морганой не увенчались успехом, девушка находилась вне сети.

Размышляя над событиями минувшей ночи, я не спеша оделся, подготовил экипировку и лишь потом вспомнил про Лафета. Паренек в ошейнике с затуманенным взглядом так и сидел на стуле, едва дыша. Эффекты “Рабства” полностью лишили НПС собственной воли, превращая в безвольную, покорную куклу.

Разговор с пленником не пролил свет на интересующие меня вопросы, похоже, Лафет говорил правду, он уже рассказал все, что знал. Тем не менее нам удалось прочитать еще несколько отрывков из легендарной книги. Мионис обладал воистину выдающимися познаниями в магии Разума, его тексты были сложны и неоднозначны. Но чем больше я узнавал, тем больше верил в то, что книга – это ключ к развитию моих способностей. Архетип “Загробника” был мощным инструментом, но зная, на что были способны ткачи душ, я ощущал себя ребенком, только начинающим свой путь в новой жизни. Помимо прочего, найденный фолиант работал еще и как Книга Навыков, попутно обучая Первозвуку, древнему эльфийскому наречию, распространенному в Верхних Мирах.

Воспользовавшись материалами в Винете и подсказками Лафета, за несколько часов кропотливой работы я успешно поднял навык до второго ранга. Не знаю, как именно система прокачивала этот показатель, но использование листов с подсказками из глобальной сети ощутимо ускорило процесс. Мне удалось узнать, что архетип “Загробника” можно улучшить при помощи упомянутого в тексте ритуала. Для его исполнения требовалась упомянутая ранее реликвия под названием ha’Raj лича, а также рукотворные реагенты: сфера artu стихий и эликсир вечного narlabi. Текущего уровня навыка все еще было недостаточно для дословного перевода, но даже намек на упомянутый харадж лича не сулил ничего хорошего. Личи – высшая каста нежити, обладающая самосознанием. Любое столкновение с таким противником – задача для подготовленной группы, а в том, что лич готов будет отдать тот самый харадж без боя, я сильно сомневался.

Перевода каверзных словечек в сети я не нашел, а изучение языка оказалось процессом настолько скучным, что я решил немного срезать путь, обратившись за помощью к друзьям и знакомым. Нацепив на Лафета ошейник, я прошелся по всем возможным контактам. Древнего эльфийского наречия Таэрланда, к сожалению, никто не знал. Пришлось задействовать смекалку.

Первым делом я связался со Светильником. Будучи экспертом в мастерстве алхимии, мой старый товарищ авторитетно заявил, что под описание эликсиров подходят как минимум четыре рецепта: вечного пламени, вечного сна, вечного слияния и вечного ужаса. Причем три из них редкого качества и один эпического. Не сомневаясь в собственном везении, я обратил внимание на последний. Эликсир Вечного Слияния служил своего рода клеем для других рецептов широкого спектра профессий, позволяя совмещать свойства ингредиентов, несовместимых при обычном использовании. Стоимость ингредиента выливалась в копеечку, но Светильник обещал похлопотать и заверил, что сможет подготовить все четыре эликсира через несколько дней.

Поискав в сети информацию про сферы стихий, я пришел к выводу, что данный реагент является плодом кропотливой работы зачарователя. В окружении старых друзей искусного мастера в данной области не нашлось, зато я приятно удивился навыкам Мираби, оказавшейся зачарователем седьмого ранга. Прослушав скрупулезную и до жути скучную лекцию про сферы стихий, я все же узнал, что ей известно всего два варианта, подходящих под описание: сфера четырех стихий и сфера отрицания стихий. Оба реагента использовались крафтерами для создания мощных зачарований, нацеленных на непосредственно урон или сопротивление широкому спектру стихийного урона. Определиться с правильным выбором реагентов я затруднялся, поэтому попросил Мираби приготовить оба, пообещав возместить все расходы и не остаться в долгу. Просьба не вызвала у девушки восторга, но она все же согласилась, не забыв упомянуть, что обязательно спросит с меня этот самый должок.

А вот с ha’Raj лича у меня ничего не вышло, вариантов было очень много, к тому же реликвия могла принадлежать к любому возможному классу предметов. Помучавшись еще немного с книгой, я наконец захлопнул опостылевший талмуд и взглянул на Лафета. Шэдоу просил присмотреть за ним, какая судьба ждет парня после допроса консулом “Пандорума”? Скорее всего, пустит в расход, а душу скормит своему “пожирателю”. Немного жаль его... Невольно подумалось, что бы предложила сделать Вес’Надаль? На душе стало тоскливо.

Я достал Раззар и положил руку на прохладное лезвие своего клинка. Помедлив всего секунду, я вновь проделал ритуал, раз за разом начинавший каждый мой новый день в Сфере.

Искатель Сердец ищет цель: Вес’Надаль…

Цель не найдена.

Помедлив еще немного, я выполнил новый запрос.

Искатель Сердец ищет цель: Дэво…

Цель не найдена.

Попытка не пытка, значит, маг находится сейчас в другой провинции. Было бы неплохо его разыскать, но у меня имелись другие задачи первостепенной важности. Например, спросить с Шэдоу за помощь в Библиотеке. Командир разведки “Пандорума” будто бы услышал мои мысли. Гонец просигнализировал сообщением о входящем звонке.

Шэдоу: Не спишь? Отлично! Есть разговор. К тому же не стоит забывать про тренировки, парень. Жду тебя на крыше. Сейчас. Что? Нет, НПС пока оставь у себя.

Не дав мне вставить ни слова, Шэдоу отключился, ясно давая понять, что это не просьба, а приказ. Я поднялся на крышу и приятно удивился, обнаружив там широкую плоскую веранду, убранную подсыхающими голубыми цветами. С веранды открывался захватывающий вид на город, по большей части лежащий теперь в руинах. Где-то еще догорали пожары, оскверняя небеса столбами серого дыма, по улицам сновали игроки в поисках остатков от вкусной наживы.

— Предвосхищая ненужные вопросы, — отозвался Шэдоу, осматривая захваченную твердыню. — Чего ты хочешь, Пантера?

— Мне нужно разыскать одну НПС, — ответил я, присоединяясь к собеседнику. — Девушку по имени Вес’Надаль. По моим сведениям, ее душу захватил Пандорум при помощи пожирателя.

— Интересно, — задумчиво произнес консул, постукивая кончиками пальцев по подбородку. — Выполняешь цепочку заданий? Или у тебя шкурный интерес?

— К чему вопросы, Шэдоу? Или ты хочешь поговорить о содержимом шкатулки? — парировал я, переводя взгляд на собеседника.

— Ха-ха, я понял намек, — рассмеялся Шэдоу, искренне хлопая в ладоши. — У каждого свои тайны, ты хорошо усвоил этот урок. Знаешь, какой следующий?

— Не доверять никому, даже собственной тени, — без запинки откликнулся я.

— Браво, браво, мой друг, — с легкой усмешкой изрек консул, продолжая свою мысль. — Но не каждый задумывается над последствиями данной аксиомы. Как бы иронично это ни звучало, в мире, где нельзя доверять никому, самой ценной валютой становится именно доверие. Как сказал Архимед, “дайте мне точку опоры, и я сдвину землю”!

— К чему все эти крылатые фразы, Шэдоу?

— О, все очень просто. Я хочу, чтобы ты стал моей точкой опоры, Капитан, — усмехнулся Шэдоу, наблюдая за моей реакцией. — Видишь ли, как бы ни был силен “Пандорум”, он по-прежнему всего лишь организация, в основе которой стоят люди. Со всеми своими пороками и обидами. Кадры решают все! Мне нужны люди, Пантера, мои люди.

Он сделал ударение на “мои”, пристально глядя мне в глаза. Шэдоу имел на меня виды, он явно вел свою игру и искал точку опоры, создавал фундамент игроков, на которых мог положиться лично.

— Трезвый взгляд человека, еще не успевшего с головой окунуться в этот омут, бывает очень полезен, — продолжил консул. — Понимаешь, о чем я, Пантера?

Сами слова и откровенность, с которой они были произнесены, насторожили меня. Складывалось ощущение, что Шэдоу пытается затащить меня в какую-то свою игру, правил и расклада которой я не понимал. Военная кампания “Пандорума”, ключи, шкатулка, Дэво… было ли все это связано каким-то неуловимым для меня смыслом? Если Шэдоу действительно хочет сблизиться, это будет мне только на руку, ну а если захочет использовать, в чем я был больше уверен, я смогу использовать его в ответ.

— И снова предвосхищая вопросы отвечу прямо, — продолжил Шэдоу. — Ты обладаешь ценными талантами, которые сам еще до конца не осознал. И я не говорю про редкие архетипы и навыки, нет. Я имею в виду твои личные качества, как человека и как игрока. Признаюсь, я думал, что ты шпион Хирда или Роя, слишком уж необычный типаж для “Пандорума”, но теперь я вижу, что тебя привело к нам нечто иное.

— В одном ты прав, Шэдоу, меня не слишком интересуют шпионские игры, — усмехнулся я, прикидывая в уме варианты. — Если уж мы начали говорить начистоту, эта НПС, которую я разыскиваю, представляет для меня личный интерес.

— Откровенность за откровенность – залог настоящей дружбы, — немного насмешливо произнес Шэдоу. — Шкатулка, которую ты вынес из обители Дэво, должна была стать апогеем легендарной цепочки заданий, прорабатываемой мной уже не первый месяц. К сожалению, судьба-злодейка подложила мне очередную свинью. Вместо искомого предмета, в шкатулке находился еще один ключ. А если есть ключ, то должна быть и замочная скважина, значит, поиск еще не окончен.

— И как же в твой план вписывается наша с тобой откровенность?

— Несмотря на все мои старания, время поджимает, — после длительной паузы ответил Шэдоу. — Учитывая то, с чем мне пришлось столкнуться, твои навыки и архетип “Загробника” могут оказаться весьма полезны в скором будущем. Я уже подключил оракулов с целью отыскать старика Дэво, его нашли в Аэллифарне. Что насчет того мальчишки, выбил из него что-нибудь интересное?

— Он ничего толком не знает, упомянул только о каком-то ритуале в Аэллифарне, который готовили волшебники аэлли и моанни, — ответил я. — В этом плане наши с тобой цели совпадают, Шэдоу. Мне тоже интересно побеседовать с этим магом, у меня есть к нему пара вопросов о премудростях магии разума.

— Тогда по рукам, — с готовностью откликнулся консул. — Я постараюсь разузнать об этой твоей Вес’Надаль, хотя ты сам понимаешь, эта просьба скорее напоминает поиск иголки в стоге сена. Может быть, оракулы что-нибудь прояснят. А ты держи меня в курсе, если разузнаешь что-нибудь о Дэво.

— Я уже пробовал и оракулов, и провидцев, без толку, — хмуро откликнулся я.

— А ты не думал, что твоя цель может быть мертва?

— Ты предлагаешь мне сдаться, Шэдоу? Это не в моих правилах, к тому же ее ранг не подразумевает окончательную смерть, значит, она жива.

Впервые за долгое время у меня появился реальный шанс продвинуться в своих поисках, уже начавших казаться мне тщетными. Сердце тревожно забилось в груди, и мне пришлось приложить усилия, чтобы не выдать своих чувств перед собеседником.

— Как знаешь, как знаешь, — откликнулся консул, хлопая меня по плечу. — Ну что, время продолжить наш маленький урок?


Глава 26 | Пандорум | Глава 28







Loading...