home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ЭПИЛОГ

Я спускался по узкой винтовой лестнице в компании верховного консула. Шэдоу сдержал свое слово. Весна все это время находилась в “Атросити”, томясь где-то в застенках мрачной цитадели. Совпадение или случайность? Ведь она оказалась именно там, где подошла к концу многоходовая партия моего компаньона. Я больше не верил в совпадения. Шэдоу был заядлым игроков, не скупясь ставить на кон все, начиная с золота и заканчивая чужими судьбами. Он играл превосходно, отдаваясь игре целиком и без остатка. Никогда не оставлял ничего на волю случая. Я знал, что он знал, и он знал, что я знал. Игра разумов в действии. К сожалению, я не чувствовал себя победителем.

Лестница внезапно закончилась, открывая доступ к просторному помещению, покоящемуся где-то в недрах цитадели. Посреди мрачного зала, отделанного обсидианом, сиял огромный, многогранный желтоватый кристалл, по форме напоминавший сердце. Внутри застыли десятки неясных силуэтов, слово насекомые в янтаре, но я не решался судить кому именно они принадлежали. Слишком расплывчаты были детали. Игровой интерфейс услужливо вывел описание.

Сердце Древних

Замковый артефакт. Качество – уникальный. Размер – огромный.

Мастер: Ни-Эл, корантир Кости.

«Войди Внутрь» — удерживает внутри неограниченное количество разумных.

«Гипноз» — погружает вошедшего внутрь в состояние, сходное с трансом, открывая его разум

«Восхищение» — поднимает репутацию вошедшего внутрь к фракции-владельцу Сердца до «Восхищения». Эффект действует только в локации нахождения Сердца.

«Великий Экспандер» — усиливает природные способности вошедшего внутрь случайным образом. Внимание: усиление не имеет пределов и может быть разрушительно!

«Притяжение» — необоримый зов Сердца, который будет преследовать каждого вошедшего внутрь, призывая вернуться.

Когда Бледная Кость была сильна, а Раг-Амон сиял тысячами граней, великий корантир Ни-Эл создал Сердце. Оно красиво и смертельно. Оно дарует силы и очищает разум. Как огонек светоча, оно притягивает к себе. Но берегись – однажды вкусивший его силы вечно слышит Зов…

— Мы на месте, Пантера, — произнес Шэдоу, прислонившись к одной из стен и скрещивая руки на груди.

В его тоне больше не чувствовалось приветливости, с которой он беззаботно рассказывал мне об устройстве “Атросити” еще несколько минут назад. Взгляд консула был задумчив и немного печален, словно он только что сбросил с себя последнюю маску, скрывающую нечто холодное и неприятное. Я невольно напрягся, мне совсем не понравилась перемена в настроении спутника. Мое сердце, еще секунду назад тревожно бившееся в предвкушении волнующей встречи, сейчас словно замерло.

Что-то было не так, что-то, о чем Шэдоу предпочел не рассказывать, всецело пользуясь моим расположением в собственных целях. Я перевел взгляд обратно на кристалл, пытаясь вглядеться в его алое нутро. Сначала ничего не происходило, но затем я заметил силуэт, постепенно проявляющийся в глубине Сердца. С каждой секундой он становился все осязаемее, пока наконец не обрел форму. Я застыл, не в силах пошевелиться.

Мягко ступая по черным плитам обсидиана ко мне шла Весна, такая же какой я запомнил ее в момент нашей последней встречи. Длинные черные волосы, ручьями обтекали молочно белые плечи, не скрываемые легкой голубоватой блузкой, плавно переходящей в платье. Такая изящная, такая хрупкая и такая желанная. Но что-то было не так, воздух словно наполнился густой смолью, стало труднее дышать. Взгляд ее голубых глаз… Она смотрела сквозь меня, словно не замечая.

— Что… Что с ней такое, Шэдоу? — произнес я голосом, показавшимся мне чужим.

— Сердце, — коротко ответил консул. — Уникальный артефакт, созданный Древними, найденный и восстановленный нашими кудесниками. Он позволяет удерживать души НПС, обладающих редким даром “Ген Древних”, многократно усиливая их способности. Дурманит рассудок, делает податливыми и послушными. В правильных руках, это настоящая золотая жила и грозное оружие. Об этой вещице знают лишь единицы, теперь знаешь и ты.

— Мне плевать, Шэдоу. Что с ней?! — крикнул я, хватая Весну за плечи, прижимая к себе всем телом.

— Дурман, — скупо ответил консул. — Подожди пару минут, ей станет лучше.

Она была холодна, словно не живая, но и мертвой назвать ее я не решился. Закопавшись лицом в волосы Весны, я вдыхал знакомый аромат лаванды, пробуждающий давно забытые чувства и воспоминания дней, давно ушедших. Не знаю, сколько прошло времени, но Весна вдруг встрепенулась и, вздрогнув, посмотрела мне в глаза. Как и пророчил Шэдоу, дурман медленно отступал, взгляд девушки стал осмысленным.

— Пантера? — тихо прошептала Вес’Надаль. — Ты ли это? Я так долго тебя ждала. Где же ты пропадал, мой Капитан?

— Это я, — слова давались нелегко, слезы сами собой навернулись на глаза. — Я пришел, я заберу тебя отсюда, слышишь? И никогда не оставлю. Ты… Ты только подожди, я сейчас.

Она нежно обняла ладонями мои щеки и поцеловала в губы. На мгновение я потерялся, не в силах оторваться, не желая отпускать прекрасное мгновение. Но все это было слишком правильно, так правильно, что я отказывался в это верить. Шэдоу, бессердечный ты ублюдок.

— Это… это точно она, Шэдоу?

— Даю слово. Возможно, Сердце усиливает не только способности, но и чувства, эмоции, — задумчиво произнес консул. — Это мощный резонатор, он приумножает все аспекты сущности НПС. Похоже твоя подруга не на шутку в тебя влюблена. Кто бы мог подумать…

— Как мне вытащить ее из этой штуки?

— К сожалению, мой друг, это невозможно. Сердце впускает души НПС, но не выпускает их обратно. Брось, не надо сверлить меня гневным взглядом! Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. Внимательно посмотри на шкалу ХП артефакта и на уровень его сопротивлений. “Пандорум” в полном боевом составе может неустанно колупать этот камень неделями, прежде чем появится хотя бы трещина!

— Ты… ты знал, что она в плену у этой... Этого... Проклятого камня! Знал и не сказал мне!

— Каюсь, виновен, — консул поднял обе руки вверх, признавая мою правоту. — Но все же рекомендую тебе уделить время своей подруге. Сердце имеет еще одну неприятную особенность: оно затягивает своих обитателей обратно, тем сильнее, чем дольше они находятся за его пределами. Ваше время истекает.

Я обернулся к Вес’Надаль, прижимая ее к себе. Так мы и стояли, не смея обронить ни звука, наслаждаясь близостью наших тел. Пока, наконец, ее тело не начало терять осязаемость, истаивая клубами багрового тумана. Я поцеловал ее на прощание.

— Я вернусь за тобой, слышишь? Я не знаю, как, не знаю, когда, но я обязательно вернусь, — мой шепот предназначался только ей одной. — Верь мне и не забывай.

Она вспыхнула, истаяв в воздухе словно ее никогда здесь не было. Я все еще стоял, прикрыв глаза, стараясь сдержать предательские слезы. Не хотелось показывать свои чувства Шэдоу, только не сейчас, после того как он подарил мне надежду и тут же жестоко отобрал ее. Столько сил потрачено, столько переживаний. И все для того, чтобы потерпеть поражение где-то на забытом богами осколке скалы?

— Что будешь делать? — как бы невзначай, осведомился консул.

— А у меня есть выбор?

— У всех есть выбор, мой друг, абсолютно у всех. Возможно ты считаешь меня сволочью и ублюдком, не достойным дышать одним с тобой воздухом, но это твое право. Для меня ты по-прежнему остаешься хорошим товарищем… возможно даже другом. И поверь мне, я говорю это далеко не каждому. Я вижу в тебе потенциал, огромный потенциал и мое предложение все еще в силе.

— Сейчас я хочу лишь крови, Шэдоу. Может быть твоей, может быть нет, даже не важно чьей.

— Не я скормил ее душу Сердцу, Пантера. Но я привел тебя к ней, дал шанс увидеть и пообщаться. Ты можешь приходить сюда в любое время и видеться с ней, если позволяет кулдаун артефакта. Не знаю, какие отношения связывают тебя, игрока, с этой прелестной НПС, но если ты покинешь “Пандорум”, то больше никогда не увидишь ее. Я знаю это тяжело принять, но я готов дать тебе столько времени, сколько посчитаешь нужным. Подумай, взвесь все “за” и “против”, а потом возвращайся ко мне.

Не знаю, ушел Шэдоу сразу или стоял еще какое-то время глядя в спину. Мне было все равно, я просто смотрел в завораживающий омут Сердца и чувствовал лишь гнев.

Яростный, всепоглощающий гнев, с которым я не мог справиться в одиночку. Сам не знаю точно, как я нашел нужную дверь, бесцеремонно распахнул ее. Моргана удивленно вскинула брови, но я не дал ей проронить ни слова, грубо схватив за горло и прижав спиной к прохладной каменной стене. Девушка охнула, и я впился в нее страстным поцелуем, целиком и полностью отдаваясь бушующим чувствам. Ее руки обхватили меня, впиваясь ногтями в спину.

Руки сами задрали алое платье и бесцеремонно скользнули меж обнаженных бедер. Моргана сладко выгнулась, с тихим утробным рычанием, покусывая мою шею. Она не сопротивлялась, напротив, прильнула еще сильнее, издав протяжный стон, отдаваясь силе всепоглощающей страсти. Откровенный наряд истаял в воздухе, обнажая манящее, пышущее жаром тело молодой жрицы. Сегодня она была моей и только моей. А потом нас охватило неистовое пламя, напрочь выжигая все тревоги и сомнения. И я отдался ему без остатка. Целиком и полностью.

***

Мир: Андорал

Локация: Пылающий Череп, обитель Пламенеющего Легиона

Тонкий, острый коготок лениво прошелся по подлокотнику, вырезая стружку из кости давно умершего Древнего. Мать Пылающего Легиона вальяжно расположилась на троне, предаваясь сладким думам. Когтистая ступня богини бесцеремонно вдавливала в пыль младшую демонессу, недавно провалившую свою инициацию. Дуреха не смогла раздобыть свежей крови, и сама едва не подохла от рук залетных игроков, чем изрядно разгневала сестер “Багрового Ковена”. Впрочем, игрушка из нее получилась совсем не плохая. Прелестный голосок суккубы, полный боли и отчаяния, радовал слух, а кровавые раны на теле источали превосходный аромат.

Но Астарта не была бы богиней, если бы так легко даровала свою милость. Ее было очень непросто ублажить. Впрочем, “ему” это удалось. Сегодняшняя ночь была не похожа на тысячи и тысячи ночей, что были до нее. Первая Искусительница блаженно улыбалась, предвкушая события, что еще не произошли, но обязательно нагрянут, вольются в реку времени, словно водопад раскаленной лавы. Ее тонкий черный хвост, оканчивающийся острый лезвием, небрежно ласкал содрогающееся в агониях тело игрушки, оставляя на ее теле кровавые полосы.

Внезапно что-то изменилось, воздух сгустился, низшие демоны хлынули врассыпную, в ужасе забиваясь в самые затхлые норы, пока зал окончательно не опустел. Астарта улыбнулась. Пламя бездны вспыхнуло перед ее троном, на глазах обретая форму могучего шестилапого демона. В руках гиганта полыхал золотистым огнем клинок из чистого пламени.

— Я услышал твой зов сестра-жена, — пророкотал Баалор, заставляя клинок исчезнуть. — И я хочу знать, что заставило меня покинуть недра Бездны, оставить мой легион без присмотра.

— О, у меня отличные новости, муж мой, — игриво проворковала Астарта, впиваясь острыми коготками в могучие мускулы гиганта. — Свершилось то, что предрекало Вечное Пламя. Момент, который изменит все.

— Невозможно, — пробасил Властелин Огня, застыв в нерешительности.

— Для нас нет ничего невозможного, муж мой, — обольстительным тоном изрекла Астарта.

Ее ладонь взяла крепкую руку бога и положила себе на животик. Могучий Баалор, погибель всех смертных, тысячи лет не ведавший страха, вздрогнул. ЭТО было немыслимо, но он чувствовал ЭТО. Жизнь… дикая, неукротимая, немыслимая, расцветала глубоко в утробе его богини.

— Это наш ребенок, муж мой. Первый и единственный в своем роде. Наследник, о котором иные не могут и мечтать.

— Сын? — прошептал Баалор, не смея скрыть изумления.

Астарта виновата пожала плечами, не переставая плутовато улыбаться. Не важно, сын — это будет или дочь, она знала лишь одно — ее ребенок будет особенным. Баалор взревел, издав оглушительный рев ликования, от которого задрожали вечные камни.

— Мой поход еще не окончен, — изрек Повелитель Пламени. — Храни его как саму себя и жди моего возвращения. Я вернусь с триумфом!

Баалор вспыхнул и исчез, взорвавшись мириадами ослепительных искр. Астарта расхохоталась, не в силах больше сдерживаться. Ее рука почти нежно поглаживала животик, еще не подающий признаков так внезапно наступившей беременности. Глупый, наивный Баалор, а ведь он даже не спросил кто будет отцом ее ненаглядному чаду. Астарта прикрыла глаза, смакуя страстные мгновения минувшей ночи. Жрица была неплоха, не хуже и не лучше других, но “он” … Он был особенным, она всегда знала это и вот ее уверенность окупилась сполна.

Младшая демонесса жалобно заскулила, возвращая Астарту к реальности. Богине не нравилось, когда ее сладкие мечты прерывало какое-то отребье. К тому же эта сучка и так слышала слишком много. Быстрым ударом хвоста она отсекла игрушке голову и вновь предалась своим грезам, наслаждаясь незабываемым ароматом свеже пролитой крови.


Глава 57 | Пандорум |







Loading...