home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


«Том III: Великий союз», «Том IV: Поворот судьбы»

В третьем и четвертом томах повествование становится менее личным и более официальным. Над мемуарами работала команда, которую направлял Черчилль. Помощники собирали документы, писали под его диктовку и набрасывали черновики. Так появился труд, в котором Черчилль выступал одновременно автором, темой, инструктором и редактором. Дэвид Рейнолдс, историк из Кембриджа, написавший прекрасную книгу о том, как создавались эти мемуары, пришел к выводу, что Черчилль «руководил большой, прекрасно финансируемой группой исследователей, не уступающих по своему уровню мэтрам современной науки. Он не делал лично всю работу, но задавал параметры и направление и контролировал ее ход»[950].

Итогом обязательных включений и коллективного редактирования стало то, что мемуары Черчилля постепенно приобретали полуофициальный характер. Вот типичный пример: «К югу от британского сектора 19-й французский корпус занял Джебель-Фкирин, в то время как на севере американский 2-й корпус, предприняв атаку 23 апреля, неуклонно продвигался к Матёру»[951]. Этого, разумеется, следует ожидать, когда труд разрастается до четырех с лишним тысяч страниц.

Иногда команда авторов допускает мелкие небрежности. Глава о первых победах американцев на Тихом океане завершается выражением признательности ВМФ и ВВС США, однако американская авиация в этой главе ни разу не упоминается[952]. На одной странице вторая речь Черчилля в Конгрессе датируется 19 мая 1943 г., шестью абзацами ниже – уже 20 мая[953].

Некоторые неточности были неизбежны. Психологическую мощь его повествования о первых годах войны было невозможно сохранить. В 1940 г. Черчилль оказался в западне. Он бился за сохранение Британии и собственное выживание. Он обуздал пораженцев и заставил британскую военную машину работать на полную катушку. Начиная с 1942 г. ему оставалось поддерживать эту машину на ходу, а также пытаться ориентировать американцев наилучшим, на его взгляд, образом.

К слову сказать, некоторые ошибки возглавляемой Черчиллем фабрики по написанию мемуаров были ужасны. Особенно выделяется в этом отношении краткий отчет о важнейших «американских морских победах» из главы 14 тома IV. Это славная история, но к Черчиллю она не имеет отношения, поэтому в названии главы имеется занятный знак пунктуации: «Глава 14. Американские победы на море*». Звездочка относится не к характеру побед на Тихом океане в 1943 г., а к источнику сведений, которые сообщает Черчилль. Он написал «лишь малую часть “Американских побед на море”, – отмечает Рейнолдс. – Он переписал начало и заострил несколько фраз, а в остальном положился на Гордона Аллена, который, в свою очередь, по большей части переписал четвертый том написанной Сэмюэлем Элиотом Морисоном истории военно-морских операций США во Второй мировой войне»[954]. Это породило проблемы, поскольку история Морисона, хотя и написанная при участии официальных лиц, не была правительственной публикацией и защищалась авторскими правами, в отличие от истории войны, составленной под эгидой армии США, официальной публикации, не обремененной авторскими правами.

Морисон сам обнаружил это заимствование[955]. Прежде чем эта часть воспоминаний Черчилля вышла книгой, фрагменты из нее печатались в The New York Times. Читая газету в октябре 1950 г., Морисон с изумлением увидел собственные мысли и выводы, опубликованные от имени Черчилля. Например, Морисон писал: «Битва в Коралловом море навсегда запомнится как первая морская битва с участием исключительно авианосцев, в которой все потери были причинены действиями с воздуха и ни один корабль с обеих сторон не взял на прицел ни одного надводного корабля врага»[956]. Вот что говорится у Черчилля о битве в Коралловом море: «Ничего подобного прежде не происходило. Это была первая битва на море, в которой надводные корабли не обменялись ни одним выстрелом»[957].

Морисон позвонил своему адвокату, тот связался с американскими издателями Черчилля. Результатом их переговоров и стала странная звездочка в названии этой главы, поспешно добавленная как замаскированное признание заимствования. Внизу страницы значилось: «См.: С. Э. Морисон. “Коралловое море, Средний Восток и действия субмарин”». Было также добавлено предложение в раздел благодарностей, в котором Черчилль отметил: «Я хотел бы признать свой долг перед капитаном Сэмюэлем Элиотом Морисоном, резервистом ВМФ США, чьи книги о морских операциях дают четкую картину действий флотов Соединенных Штатов». Это указание на книгу другого историка, по словам Рейнолдса, «уникально для книг Черчилля, но тогда было принципиально важно избежать неприятного обвинения в плагиате». Морисон великодушно счел вопрос исчерпанным и никогда не обсуждал его публично.

В качестве последнего победного «ура» Черчилль в конце третьего тома вспоминает о своем триумфальном обращении к трем тысячам британских и американских солдат в огромном римском амфитеатре в Карфагене возле Туниса: «Аудитория рукоплескала и ликовала так же самозабвенно, как их предшественники две тысячи лет назад, наблюдавшие за поединком гладиаторов»[958].


«Том II. Их звездный час» | Черчилль и Оруэлл | «Том V: Кольцо смыкается», «Том VI: Триумф и трагедия»







Loading...