home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

Вечером того же дня Смирнов и Ева сидели в кабинете и рассматривали старые вышивки на пожелтевших кусках шелка и льна. Время не повлияло на яркость красок, на художественный замысел, тонкость исполнения и мягкие оттенки цвета.

— Хватает же терпения у людей! — восхищалась Ева. — Красота какая. Откуда они у тебя?

— Хромов дал.

Она удивленно подняла брови.

— Шутишь?

— Вовсе нет. Его покойная жена, Яна, в детстве увлекалась вышиванием, умела плести кружева. Ее растила одинокая мать, было трудно, и она отправляла девочку на лето к родственникам, на Волгу, в деревню Рыбное под Старицей. Там о Яне заботилась пожилая женщина, Лукерья Ракитникова, искусная рукодельница. Некоторые вышивки сделала она, некоторые, видимо, девочка под ее руководством.

— Лукерья… — задумчиво произнесла Ева. — Теперь так не называют. Расскажи мне еще о жизни Хромовой.

Смирнов передал ей первую часть беседы с мужем убитой.

— Выходит, Яна разбогатела? — удивилась Ева. — И после ее смерти на овдовевшего супруга свалилось неожиданное наследство? А почему же она… продолжала жить в маленькой квартирке, работать в киоске продавцом? Ясно, что имущество принадлежало кому-то другому.

— Хромов тоже так считает. Но если настоящий хозяин не заявит о себе в положенный срок, деньги и недвижимость перейдут к наследнику на законных основаниях.

— Заявит! Такое состояние никто просто так не подарит постороннему человеку. Владелец может быть в отъезде и не иметь понятия о том, что подставное лицо приказало долго жить. Рано или поздно до него дойдет эта информация.

— По логике вещей, да. Однако Хромов оказался пытливым мужиком: он не верит в случайную гибель бывшей жены, чувствует — за ее убийством что-то скрывается. Ему, например, не дает покоя книжный магазин «Азор», купленный Яной около полутора лет назад. Дескать, во всех его отделах стоит целый ряд вот таких книг. — Сыщик показал Еве купленный экземпляр. — Такую же книгу Хромов нашел в квартире Яны.

— И что тут странного? — недоуменно пожала плечами Ева. — «Египетский крест»… сейчас писать и читать о Древнем Египте модно. Вечная цивилизация! Из нее, как из плодородной почвы, выросли многие искусства и науки. Бог египтян Осирис научил людей почти всему, что они умеют. Ничего удивительного…

— Ева! — остановил ее Смирнов. — Речь идет об убийстве, а не о богах Египта. Хотя… на одной из страниц книги кто-то сделал надпись карандашом. Хромов предполагает, что Яна.

— Надпись? Какую?

— Там есть закладка.

Ева открыла нужную страницу и увидела слово Ра.

— Люди часто делают заметки на полях, — сказала она.

— Понимаешь… вот представь, что ты читаешь о… Луне! И вдруг берешь и пишешь на полях — Луна. Да еще дважды. О чем это говорит?

Ева немного подумала.

— Значит, слово «Луна» навело меня на какую-то мысль или… напомнило что-то. Мелькнула догадка, которую я отметила таким образом. Возможно, чтобы вернуться и подумать над этим.

— Молодец.

Она подняла на него чуть раскосые, большие глаза с горящими, как у кошки, зрачками, улыбнулась.

— Что, по-твоему, могло напомнить Яне Хромовой слово Ра? — смутился Славка.

Когда у Евы появлялся этот огонь во взгляде, ему становилось не по себе. Словно она насквозь, до самого дна освещала все запутанные коридоры, выстроенные его логикой, все его скрытые мысли. Такие моменты случались редко, вспышками полного, беспощадного прозрения.

— Нужно знать ее внутренний мир, — сохраняя на губах ироническую улыбку, сказала Ева. — У женщин он иррационален и туманен, в отличие от четкого и обманчиво ясного мира мужчин. Потому-то вы обожаете судачить о пресловутой «женской логике» и слегка презирать ее.

— Думаешь, ясность обманчива?

— Как и логика, мой дорогой. Нельзя вымерять линейкой аромат цветов или очарование вальса. Если в деле замешана женщина — прощай, здравый смысл! Вот скажи, что тебе подсказывает логика по поводу Ра?

— Это бог Солнца у древних египтян.

— Молодец, — передразнила его Ева. — Гигант мысли! Сам великий Аристотель дрожит от зависти. То есть Яна читает книгу о египетской культуре, ей встречается в тексте слово Ра, которое напоминает ей о… боге Солнца. Пораженная этим открытием, женщина импульсивно черкнула карандашом на полях, дабы догадка не ускользнула от нее!

В устах Евы подобное рассуждение выглядело смешно и глупо.

— А тебе что напоминает это слово? — разозлился сыщик.

— В первую очередь время фараонов. Еще… была такая папирусная лодка! На которой Тур Хейердал со своим экипажем пытался доплыть… куда, не помнишь?

— Кажется, из Африки в Америку, — повеселел Смирнов. — Точно, «Ра»! Но… какое отношение имеет парусная лодка к убийству Хромовой?

— Наверняка никакого, — пробормотала Ева, погружаясь в раздумья. — Погоди… что-то крутится в уме… Ра… Ра. Ладно, не будем спешить. Потом нужная мысль сама придет. Продолжай про Хромова, зачем он дал тебе старые вышивки?

— Я сам попросил. Видишь ли, Яна познакомилась с будущим мужем в Старице, на свадьбе дальней родственницы, и с тех пор больше там не появлялась. По крайней мере, так думал Валерий. Супруги Хромовы жили в Москве, в Кунцеве, и даже когда Валерий проведывал мать, Яна наотрез отказывалась его сопровождать. Потом они рассорились, разъехались и пять лет не поддерживали отношений — не встречались, не писали и не звонили друг другу. А сейчас Хромов узнает, что около двух лет назад его бывшая жена ездила в Старицу… вернее, в Рыбное, где она маленькой девочкой проводила летние месяцы.

— Пока непонятно, куда ты клонишь, — вздохнула Ева. — Захотелось женщине вспомнить детство. Ностальгия! Я бы тоже с удовольствием побродила по бабушкиному саду.

— Лукерья Ракитникова умерла, Хромов ее в глаза не видел и про то, что Яна умела плести кружева и вышивать, понятия не имел. При нем она брала иголку в руки с чисто практическими целями: что-то пришить, заштопать.

— Со временем увлечения меняются. Яна выросла и забросила вышивание, обычное дело. Ты в детстве марки коллекционировал?

— Да, — улыбнулся Славка. — И значки.

— А где теперь твои коллекции?

— Ребятам соседским подарил. Я не спорю, Яна в этом смысле не исключение. Интересно другое! Приехав в Рыбное, она много разговаривала с Лукерьей, перебирала вместе с той залежалое старье из сундука, а несколько вышивок взяла с собой, на память. Хромов когда это услышал, вспомнил, что натыкался на них у Яны в шкафу, хотел выбросить, да не успел. Его удивило, что за любовь к прошлому проснулась в его бывшей жене? Он вытащил вышивки, из любопытства начал их рассматривать со всех сторон… ничего заслуживающего внимания не обнаружил.

Щеки Евы порозовели, она придвинулась к столу. Свет лампы падал на вышитые цветы, птичек колибри, лесной пейзаж, лодки на воде, одинокое дерево на обрывистом берегу реки, храм с золотыми луковицами куполов… Чего только не было на этих потемневших от времени кусках ткани с обтрепанными краями. Вышивки предназначались для маленьких подушечек, косынок, салфеток, которые так и не обрели своей формы.

— Что же Хромов надеялся на них увидеть?

— Если бы он знал, — вздохнул сыщик. — Показалось, померещилось, будто Яна ездила в Рыбное неспроста. А коль привезла только вышивки, следовательно… это было для нее важно.

— Почему же столь дорогие для нее, памятные вещи в таком неприглядном виде? — глубокомысленно изрекла Ева. — Потрепанные, мятые… небось валялись как попало.

— Вот именно! Выходит, ошибся Хромов. Поддалась Яна минутной слабости — детство вспомнила, бабушку Лукерью, прослезилась, а потом вернулась в Москву, и все встало на свои места. Вышивки оказались на нижней полке шкафа, Яна даже не потрудилась их выстирать и выгладить.

— Ты-то зачем их сюда принес? Ладно Хромов… он хоть муж бывший, его раскаяние гложет: не любил Яну при жизни, не понимал. Не разойдись они, может, и не случилось бы беды. Теперь запоздало пытается наверстать упущенное, разобраться в причинах ее смерти.

— У него другая забота: как бы свою голову уберечь, — возразил сыщик. — Убийца и до него может добраться. «Алая маска» — явление непознанное, а Яна Хромова, возможно, не случайная жертва.

Смирнов и сам не отдавал себе отчета, чего вдруг попросил у Валерия разрешения взять вышивки с собой, подумать над ними. «Черт их, баб, разберет! — выругался Хромов. — Наломают дров, а нам расхлебывать. С кем она связалась? Кому дорогу перешла? Поди догадайся! О мертвых плохо говорить грех… только ведь она и меня подвела под монастырь».

Ева думала о другом: поездка Яны в Рыбное, старые вышивки и прочие подробности ее частной жизни вряд ли помогут разгадать загадку ее смерти. Да и существует ли загадка? Разве что подозрительное «наследство» настораживает: чем не мотив для убийства?

— А как же погибшая Вероника Грушина? — спросила Ева. — Она ни в какое Рыбное не ездила, кружев не плела, наследства не оставила, а с жизнью рассталась. А ее исчезнувшая подруга Марина? Между прочим, твоя задача — найти именно Комлеву.

— Да знаю, знаю. Завтра Стас выходит на работу, придется подстраховать его. Он ужасно напуган.

— Будешь его охранять?

— Наблюдать.

Сыщик рассказал о похоронах Вероники. Церемония прошла обыкновенно, ни одного факта для расследования не представила — пустая трата времени.

За окнами свирепствовала метель. Лампа мигала — падало напряжение. На столе, накрытом бархатной скатертью, стояли свечи. Ева держала их на случай отключения электричества. От свечей шел слабый запах парафина.

Смирнов задержал взгляд на черном квадрате окна, встал, закрыл шторы. Его потянуло в сон. В морозную ночь, после чашки чая с медом, сладко спится в тепле, в мягкой постели, рядом с любимой женщиной.

— Как называется книжный магазин Хромовой? — зевая, поинтересовалась Ева. — «Анкор»?

— «Азор». Что это означает, по-твоему?

— В Атлантическом океане есть Азорские острова, — поразмыслив, сказала она. — Может, там пиратский клад зарыт? Из-за него и весь сыр-бор?

Всеслав усмехнулся:

— Пиратские сокровища? Это в твоем духе, дорогая. Другие версии есть?

— Азор… Азор… кажется, существует такое имя. В переводе с испанского «ястреб». Наконец пригодилось мое знание испанского языка! — обрадовалась Ева. — Азор — ястреб! Не очень подходящее название для магазина.

— Да уж. Надо бы выяснить, магазин и раньше так назывался или оригинальное словцо придумала Хромова?

Блаженную дрему прервал звонок «наследника». С другого конца города по каналу телефонной связи доносились вибрации лихорадочного волнения.

— «Они» дали о себе знать! — выпалил Валерий. — Твердят о каких-то условиях! Что мне делать?

— Кто? — не сразу понял Смирнов.

— «Они»! Настоящие хозяева! Вернее, я предполагаю, что звонили по поводу имущества. Они чего-то хотят, но говорят не прямо, а обиняками. Мол, послание получено… Какое послание?

— Не паникуйте. Вы ведь ожидали этого? Хозяева намерены вернуть права на свою собственность, только и всего.

— Меня не убьют?

— Помилуйте, как же тогда вы сможете вернуть им деньги и недвижимость?

— Почему-то я не испытал облегчения от ваших слов, — пожаловался Хромов. — Какие условия «они» имеют в виду?

Сыщик посмотрел на часы — поздновато. Лучше поговорить завтра, на свежую голову. Так он и сказал Валерию, пока просто не зная, какой дать совет.

— Разве у меня есть выбор? — недовольно буркнул тот.

Ева, сонная, поднялась, взяла второе одеяло и ушла спать в кабинет. Ночные звонки лишали ее покоя.

Смирнов лежал с открытыми глазами, думал: «Объявились владельцы подозрительного имущества. Что за этим последует? Какая ниточка связывает убийство Яны и Вероники? А если этой связи нет? Мне просто хочется, чтобы она была… иначе придется начинать все заново, искать другие подходы».

Сон как рукой сняло. Всеслав вскочил, прошел в гостиную, щелкнул выключателем — яркий свет резанул по глазам. На столе валялись разбросанные вышивки: ювелирная гладь, аккуратный крестик… миниатюрные картины, «нарисованные» иголкой и нитками. Зачем Яна привезла их из Рыбного? Еще один ложный след или…

Он набрал номер Киселева. Тот тоже не спал.

— Марина и Вероника не занимались вышиванием? — спросил сыщик.

В трубке раздался нервный смешок Стаса.

— Нет. По крайней мере, я не замечал.

— А вышитые вещицы у них были? Подушечки, салфеточки… кошельки?

— По-моему, на вас плохо подействовали похороны, — съязвил Стас. — Бессонница, болезненные фантазии. Какие, к черту, подушечки и кошелечки?! Мне завтра… пардон, сегодня… на работу идти. Насчет метро, это обязательно?

— Мы же договорились! — повысил голос Смирнов. — Нужно проверить, не следит ли кто за вами. И вообще, у меня есть свои профессиональные тайны.

Он сам до конца не понимал, зачем ему наблюдать за Киселевым. На всякий случай!

— Вы уверены, что я доберусь до банка живым? — спросил тот.

— Абсолютно.


* * * | Хозяйка книжного магазина | * * *







Loading...