home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 28

Смирнов уже четверть часа стоял под горячим душем, прислушиваясь к ноющей боли в голове. Он сбрасывал с себя усталость, недомогание и лень. Развязка дела, которое он расследовал, приближалась, так что отлежаться, без спешки привести мысли и тело в порядок не удастся. Медлить нельзя. Похоже, события развиваются стремительно.

Посещение Старицы и Рыбного открыло ему глаза на некоторые факты.

Его падение с кручи никакая не случайность и не оплошность неопытного исследователя обрывистых речных берегов в непогоду. Да, он мог поскользнуться… но его толкнули в спину, явно! Тут нет сомнений. Нападавший надеялся, что приезжий либо сломает себе шею, либо разобьет голову, — видимо, тот был неплохо осведомлен и о засыпанных снегом скальных выступах, и об узких, опасных зимой террасах. Значит, скорее всего, он местный.

— Кто же знал о моем приезде? — спросил себя сыщик, подставляя под сильную струю то одно плечо, то другое. Душ шумел, и от этого тоже начинало в ушах шуметь. — Здорово все же я треснулся головой. Если бы не снежная подушка, смягчившая удар… Так, не будем о грустном!

Он поразмыслил и сделал вывод, что о его приезде знал Хромов, который был посвящен в план по поводу Старицы; знала Федотья Хлебина… которая могла сообщить в Рыбное зятю и дочери. Как? Это уже технические детали. Была бы необходимость, а способ найдется. Николай Драгин куда-то ушел после обеда: вечером и половину ночи его дома не было. Получается, и алиби Насти подтвердить некому, разве что детям. Жаль, Ромка слишком мал, а о братике и говорить не стоит: младенец еще.

Стоп! У Хромова в Старице осталась любовница — некая Лидия Семенцова, он вскользь упоминал о ней. Что, если это она? Мог Валерий по телефону уведомить ее о приезде сыщика из столицы? Запросто.

«А могли за мной следить из самой Москвы? — подумал Всеслав. — Вряд ли. Я бы заметил, почувствовал».

Он вспомнил, как по дороге к Кудеярову дереву почудился ему чей-то пристальный взгляд, будто крался кто-то по пятам, невидимый в снежной мгле. Потом не до того стало, торопиться надо было, чтоб до темноты успеть на берег.

— Значит, где-то в Старице или уже в Рыбном появился наблюдатель, — вслух произнес Смирнов. — Ах я шляпа! Провели меня, как новичка.

— Не будешь таким самоуверенным! — заявила Ева. Она принесла полотенце и стояла, глядя на его развитое, с выпуклыми твердыми мышцами, тело, блестевшее в струях воды. — Давай вытирайся. Обедать пора. Ого, какой у тебя синяк на спине!

Ева уже выслушала все подробности злоключений сыщика, только одну деталь он представил мягче: опасное падение и удар головой. Ей незачем расстраиваться, когда все позади.

Есть не хотелось, аппетит не появился даже после рюмки холодной водки. Славка жевал мясо и салат, чтобы не огорчать Еву.

— Хромов вчера не мог быть в Рыбном, — без предисловия сказала она. — Мы с ним встречались, вспоминали разговор с монахом. Представляешь? Это был не сон, точно! Монах говорил про склеп, где покоилось тело, дескать, «он открылся» и через одиннадцать лет закроется. Понимаешь? Вот что означает условная фраза: «Он открылся». Склеп! Они должны успеть.

— Кто?

— Ну… я пока только догадываюсь.

— А что именно «им» нужно успеть? Тоже догадываешься?

— Смутно. Я тебе потом объясню.

— Отлично. И что за склеп? Чей? Уж не гробница ли фараона Тутмоса?

— Не совсем. Хотя Тутмос имеет к этому прямое отношение.

Всеслав схватился за голову.

— Ох-хо-хо! Этого я больше всего и боялся! Тутмос! Без него не обошлось. Ева, ты решила меня добить? Склеп, между прочим, не вагон метрополитена: «Осторожно, двери закрываются!» Как он, по-твоему, может закрыться?

Ева пропустила мимо ушей его раздраженную иронию.

— Все сходится, — она понизила голос и доверительно наклонилась вперед. — Разве можно было какому-то незаметному пророку Амона, без всяких прав на трон, не только стать мужем красавицы-принцессы и перейти из безвестности во дворец фараонов, но затмить своим правлением блистательную Хатшепсут и сотворить первую в истории великую империю? Тутмос III стал всесильным правителем, египетским Наполеоном и Александром Македонским в одном лице! Он даже превзошел их: прожил долгие годы, в отличие от Александра, и не был никем побежден, в отличие от Бонапарта. Ему благоприятствовали сами звезды, и во всех хрониках он фигурирует как Тутмос Великий.

— Ты слишком легко увлекаешься, — осторожно сказал сыщик. — На что ты намекаешь?

— Этот человек обладал… какой-то тайной. Он владел скрытым от непосвященных знанием. Бог Амон покровительствовал ему! Амон буквально означает «сокрытый» и «потаенный» — вот в чем штука. Если Амон в египетской мифологии олицетворяет Солнце, то о какой сокрытости и потаенности идет речь? Правда, Амон отождествлялся с Ра — видимым воплощением солнечного божества.

— Египетская цивилизация создала такие сложные культы, что ученые до сих пор головы ломают, пытаясь в них разобраться. А ты хочешь с помощью сомнительной истории про Тутмоса III распутать не только прошлую детективную интригу, но и нынешнюю. Тебе не кажется…

— Надо дерзать! — перебила Ева. — Видишь ли… сыск привлекает меня открытиями. В конце концов, я пойму что-то главное и важное о жизни, я нащупаю двигающие ее спрятанные от глаз механизмы, обнаружу ее «серых кардиналов». Людям пора прекратить изучать Луну, Марс, космические туманности, мертвые планеты и взяться за самих себя. Познав свой внутренний мир и его законы, они гораздо быстрее смогут ответить на множество вопросов.

— Перед нами пока стоят вполне земные прозаические вопросы, — возразил сыщик. — Куда делась Марина Комлева? Кто убил Веронику и Яну? Кто покушался на Стаса? Кто пытался столкнуть меня с обрыва? И — что весьма существенно — зачем? С какой целью? Согласись, дорогая, все перечисленные особы, в том числе и твой покорный слуга, никоим образом не связаны с фараоном Тутмосом.

— Ты уверен? А письмо, которое Яна Хромова оставила в магазине для неизвестного адресата? Я была у Веры Петровны и заставила ее признаться: письмо она прочитала. Давно собиралась и, когда хозяйку убили, не выдержала.

— Ты имеешь в виду, директорша читала письмо? — перестал улыбаться Всеслав.

— Да. И скопировала его содержание, на всякий случай. Уж очень оно ее поразило!

— И что же там было написано?

— «Это я, о Ра! — с пафосом произнесла Ева. — Я — твой сын! Я здесь, рядом с тобою, где ты укрылся для отдыха. Я Тутмос, отворяющий врата Дуата, удостоверяющий и свидетельствующий».

— Ты шутишь? Эта твоя директорша, наверное, рехнулась. Или ты меня разыгрываешь? Не самое подходящее время! — рассердился сыщик.

Она оставила без внимания его недовольство.

— Текст набирали на компьютере и взяли в кавычки. А за кавычками добавили приписку: «Тутмос ждет того, кто переведет миллион долларов на счет…» — Ева протянула Смирнову листок с текстом и цифрами. — Вот номер счета на предъявителя, реквизиты банка и анонимный электронный адрес для связи.

Он, беззвучно шевеля губами, перечитал странное содержание письма. Если Вера Петровна его не придумала… впрочем, такое не придумаешь. Тутмос! Директорша не обладает столь изощренной фантазией.

Сыщик молча обдумывал новую информацию: признаться, она его шокировала. Бред какой-то!

— Нечем крыть? — торжествовала Ева. — Тутмос оказался «при чем»! Он требует миллион долларов!

— Мелочь… — скрывая растерянность, заметил сыщик. — Мог бы и миллиард запросить. Владыка Египта как-никак.

— Угадай, что еще называется Ра, кроме общеизвестного египетского бога-Солнца?

— Что? — переспросил окончательно сбитый с толку Смирнов.

— Это древнее название реки… Волги. Ра-река! По крайней мере, в византийских и арабских письменах она так именуется. Существует легенда, будто бы бог Ра любил большие реки. Раньше он «работал» в Ниле, а теперь отдыхает в своей Ра-реке… изменив ее название с тем, чтобы никто не мог его побеспокоить. Огромная змея охраняет его. Кстати, есть версия, будто бы и древние славяне называли так бога-Солнца, — Ра. В какой-то точке все мифы сходятся!

Ева увлеклась. Мифы были ее коньком. Сыщик молча слушал — упоминание о реке Волге и огромной змее, охраняющей место отдыха солнечного бога, изменило его подход к делу. В хаосе и нагромождении всевозможных данных начал проклевываться росток истины.

— А при чем тогда монах? — улучив момент, вклинился он в монолог Евы.

— Если верить директорше, за письмом приходил еще один человек, монашенка. Что подтверждает слова Хромова о монахе! Не могут же Вере Петровне сниться почти такие же сны, как и Валерию? Она вообще не спала: сидела в своем кабинете, занималась бумагами.

— Допустим. Получается, таинственные «они» не согласовывают свои действия?

— Или в письме заинтересованы разные люди! Хотя откуда им известен пароль? Здесь все так тщательно продумано, что условную фразу мог знать только кто-то один.

— Да, пожалуй. Как же поступит тот, кто не получил письма?

— Правильный вопрос, — кивнула Ева. — Я подумала, что разгром в сарае Драгин устроил неспроста. В этом есть скрытый смысл!

— Конечно, — согласился сыщик. — Спрятанная от бдительного ока супруги бутыль с самогоном.

На самом деле у него были по поводу сарая свои соображения, о которых он предпочел умолчать. Пусть Ева мыслит самостоятельно, без наводящих на определенное толкование фактов. Свежий взгляд всегда полезнее предвзятого.

— Самогон — прикрытие! — возразила она, схватила со стола книгу «Египетский крест» и потрясла ею в воздухе. — Ты все внимательно прочитал?

— Я просмотрел.

— Вот-вот! Просмотрел. То есть ничего не понял. Я читала два раза, кое-что до меня дошло… но все равно пришлось разговаривать с автором. Умнейший человек, между прочим, историк и египтолог Дмитрий Бальзаминов, охотно поделился со мной своими идеями и теми выводами, которые в книгу не вошли. Он не иронизировал, как ты! Бальзаминов был в восторге от моего предположения по поводу неожиданного взлета и триумфального правления фараона Тутмоса III. Такому поразительному успеху должно было сопутствовать нечто необыкновенное. Я думаю, будучи жрецом-оракулом в храме Амона, Тутмос каким-то образом завладел магическим символом из тайных святилищ Тота.

— Началось! — простонал Смирнов. — С чего ты взяла?

— Слушай, в книге Бальзаминов описывает символ анкх, пытается проследить его происхождение. Все фараоны заботились о своей загробной жизни, и в их саркофаги обязательно клали этот амулет. Вот смотри, «его величество Хеопс… потратил все свое время, пытаясь отыскать тайные гробницы святилища Тота». Как ты думаешь, будет фараон с подобным рвением заниматься ерундой? Значит, он искал что-то очень ценное. Это не сокровища и не золото — ни в том, ни в другом у владык Египта нужды не было. Бог Тот с головой ибиса олицетворяет медицину, астрономию и магию, является светом Ра в его ночном аспекте, его миссия — посвящать в тайны. Поиски Хеопса, судя по всему, оказались напрасными. То же можно сказать и о других царях, кроме…

— Тутмоса Великого! — расхохотался Всеслав. — Я сразу понял, к чему ты клонишь. Но раз всем усопшим правителям в их роскошные могилы обязательно клали этот анкх, то…

— Не торопись! Речь идет о другом качестве широко известного и почитаемого в Египте символа. То был не простой анкх! Когда он попал к Тутмосу, с тем начали происходить поразительные метаморфозы. Его вдруг провозглашают царем в храме Амона, но он остается в тени. Затем мы видим, что после кончины Хатшепсут, благодаря браку с которой он получил право на трон, Тутмос не теряет власть, как его отец после смерти царицы Яхмос. Наоборот! При нем Египет становится невиданно могущественным и процветающим государством, а все предпринятые им военные кампании завершаются блестящими победами. Все! Более того, хроники того времени, называемые «Папирус Тулли», повествуют о странном событии: над армией фараона в определенный момент появилось несметное количество огненных кругов. «Они сияли в небе ярче солнца небесного… величествен и страшен был их строй. Войско фараона смотрело на это. Его величество был в центре войска».

— Нельзя ли ближе к теме? — не выдержал Всеслав. — Огненные круги в небе могут заинтересовать поклонников НЛО, а не нас с тобой.

— Я уже подбираюсь к сути дела. Огненные круги были побуждающим знаком! Понимаешь? Видимо, так сам Амон дал о себе знать фараону, — незримый, всесильный покровитель.

— Сложные способы выбирают боги для общения со смертными, — невинно заметил сыщик. — Огненные круги! А как-нибудь попроще можно вступать в контакт?

— С богами?! Ты в своем уме? — возмутилась Ева. — Разве обычный человек в состоянии лицезреть божественную сущность? Греческий бог Солнца Аполлон, например, разговаривал с людьми через оракула в Дельфах. И вообще, существа высшего ранга подают знаки, а не вступают в банальные беседы. Пора бы знать!

Смирнов картинно прижал руки к груди и покорно склонил голову.

— Каюсь. Не успел освоить все тонкости подобного этикета.

— Не паясничай! Огненные круги — не выдумка, раз о них упоминают древнеегипетские писцы. Бальзаминов тоже считает, что они неспроста появились над войском Тутмоса: он являлся избранным. Сразу после этого владыка созвал тайный совет. Неизвестно, о чем там говорили и какое решение приняли. Есть мнение, будто бы на том совете фараон и его приближенные жрецы положили начало тайному братству. Члены братства собирались в особых помещениях, совершали какие-то действия и занимались постижением знаний. Кстати, некоторые исследователи знаменитых египетских пирамид полагают, что эти сооружения не предназначались для погребения. Может быть, в пирамидах и были расположены тайные помещения для…

— Сейчас пошла мода на разные «тайные общества», — не дослушал сыщик. — Тамплиеры, масоны, храмовники… что-то религиозное? Тогда монахи и монахини вписываются в твою версию. Надеюсь, она единственная?

Ева слегка растерялась, опустила глаза.

— Нет, — без прежнего воодушевления вымолвила она. — Еще я думаю… могло быть, что сначала Хатшепсут владела магическим анкхом. После ее смерти — возможно, насильственной — анкх попал к Тутмосу. Не исключено, что из-за этого царицу и отправили в царство мертвых. Фараон приказал уничтожить любое упоминание о ней, чтобы лишить ее загробной жизни и никогда больше с ней не встретиться. Разумеется, это догадки: спустя три с половиной тысячелетия истину установить сложно.

— Час от часу не легче! — воздел руки к потолку сыщик. — Оказывается, ты просто в неведении, как сей загадочный символ попал к Тутмосу: из храма Амона или от почившей супруги. Маленькая загвоздка! Возвращайся с берегов Нила в Москву, дорогая.

— А я к чему веду? Нам все равно, каким образом анкх очутился у Тутмоса. Главное, выяснить, где он находится сейчас.

— Слава богу! Мне не придется искать убийцу царицы Хатшепсут. Уже легче.

— Ты рад? — улыбнулась Ева. — Тогда возвратимся к братству. При Тутмосе Великом были созданы школы мистерий Осириса, куда не было доступа непосвященным. Они считаются колыбелью Ордена Розы и Креста. Некоторые исследователи идут дальше, называя основателями ордена чуть ли не жрецов Атлантиды. Менее вызывающе выглядит древняя легенда о падении замка Монсегюр в 1244 году, после чего четверо уцелевших хранителей некой святыни и таинственного свертка, «ставшие невидимыми и практическими бессмертными», основали орден в Европе. Один из них якобы назвался Христианом Розенкрейцером.

— Так речь идет о розенкрейцерах? Длинное предисловие к общеизвестной вещи. Даже если орден дотянул до наших дней, эти люди не станут убивать.

— А кто говорит, что они убивают? Наберись терпения, пожалуйста. Бальзаминов мне объяснил, что орден, владеющий колоссальным количеством тайн, не мог исчезнуть. Обычно биография этой организации начинается с «Парижского манифеста 1622 года». Летним утром 1622 года на стенах домов города Парижа появились загадочные листки от имени «братьев Розы и Креста, пребывающих видимыми и невидимыми в этом городе», которые заявили о себе и предложили желающим вступать в их ряды. Эти обращения к парижанам вызвали неприкрытый гнев инквизиции, однако ни отыскать, ни учинить расправу над членами братства не удалось. Они словно в воду канули. Таким образом, в семнадцатом веке Орден Розы и Креста стал официально известен. Тебе ничего не приходит в голову по этому поводу?

Смирнов пожал плечами. Ева водрузила на стол рядом с книгой Бальзаминова вазу с увядшим цветком.

— Смотри!

— Что я должен увидеть?

— Вот он, цветок, рожденный из крови богини Венеры, — роза. А магазин Хромовой как называется? «Азор»! Если читать наоборот — роза. На книге, которая стоит во всех отделах, присутствует изображение креста. Пусть египетского, но креста. Роза и Крест! Это условные знаки. У членов братства они символизируют духовное и земное. Крест — тело человека, а если брать шире, материальный мир; роза — душа, которая расцветает, воплощаясь снова и снова, дух, которым пронизан этот мир.

Ева говорила о возвышенном, Всеслав думал о насущном.

— И кому, по-твоему, Хромова подавала знаки? — спросил он.

— Очевидно, тому, кто мог понять. Что написано в рекламном тексте магазина? Тот, кто предан цветку… то есть розе, и этому дивному миру… то есть кресту. Тот найдет в нашем магазине ответ на свой вопрос. Ясно, обращение адресовано адептам ордена! А перечисленные чудесные свойства? Ими могут обладать только необыкновенные люди. Бальзаминов подтвердил, что такие сведения распространялись инквизицией о членах братства. Их называли «учениками Дьявола», «посланцами Сатаны» и приписывали им умение переноситься, как по волшебству, в любое место; увлекать лукавой мудростью людей; маскироваться под жителей любой страны; иметь кошельки, полные золота, благодаря бесовским занятиям алхимией. Разве не о том же пишется на электронной страничке?

Сыщик вынужден был согласиться с ее доводами.

— Ученый растолковал и значение фресок на стенах торгового зала, — продолжала Ева. — Ты их видел? Египетские писцы, древнегреческие философы и средневековые астрологи-алхимики!

— Писцы и алхимики… это понятно. А философы?

— Я задала тот же вопрос. Оказывается, именно древнегреческие Фалес и Пифагор распространяли повсюду знания, полученные ими в Египте. Фрески — дополнительные знаки, призванные убедить пришедшего в том, что он не ошибся и прочитанный текст привел его куда надо.

Пока они говорили, солнце разгоралось все ярче и теперь падало через окна в комнаты, заливая их золотыми лучами. Над городом стоял сине-белый ясный морозный день, с хрустом снега, сверканием инея и льда.

— Хорошо, — сдался Смирнов. — Пусть так. Давай отталкиваться от розенкрейцеров. Предположим, что Хромова открыла магазин не столько для бизнеса, сколько со значением: подать знаки тому, кто их ждет. Название магазина и книги Бальзаминова могут навести на мысль о Розе и Кресте, а фрески на стенах подтвердят эту догадку. Человек, прочитавший текст в Интернете, идет в «Азор», видит все признаки, на которые ему намекнули, и убеждается в правильности своего поступка. Теперь ему нужно произнести условную фразу-пароль… и получить письмо. К кому он отправится за посланием? Понятно, что не к продавцам. Директор — вот подходящая кандидатура: он всему голова, и кому, как не руководителю, быть ключевой фигурой в таком важном деле. Посетитель идет в кабинет к многоуважаемой Вере Петровне, говорит два заветных слова «Он открылся», получает конверт и удаляется. Причем если даже постороннее лицо проявит любопытство и прочитает письмо, это не повредит общему замыслу. Тот, кто зашифровал все предыдущее, позаботился и о тексте послания. Правильно я изложил ход событий?

— Угу, — согласилась Ева. — Мало того! Участники сего запутанного действия должны были знать о нем заранее. То есть… что-то началось до того, как у книжного магазина появилось новое название, «Египетский крест» во всех отделах и тому подобное. Я полагаю — и Бальзаминов разделил мое мнение, — что вся процедура связана с неким таинством братства розенкрейцеров. Монах, приходивший к Хромову, говорил о склепе.

Смирнов вздрогнул и напрягся.

— Только не гробница Тутмоса, умоляю! — сложил он руки в молитвенном жесте. — Во-первых, она слишком далеко от Москвы, а во-вторых, давай оставим в покое этого великого фараона. Пусть его мумия лежит спокойно в своих трухлявых пеленах.

— Я и не собиралась касаться царского погребения, — милостиво улыбнулась Ева. — Не пугайся. Я о другом! Братство Розы и Креста в силу своей независимости от религий, государств и политики нередко становилось неугодным и подвергалось преследованиям. Розенкрейцеры провозгласили идею развития сверхъестественных возможностей у своих адептов и посвящения их в тайные знания. Прошедшие все ступени инициации члены братства приобрели способность находиться в двух мирах — физическом и тонком, или астральном, как принято называть мир без временных и пространственных ограничений. Другими словами, девять розенкрейцеров-палладистов — Высших Посвященных — пребывают в ином измерении. Вот почему исследователи, которые стремились разгадать загадку местонахождения ордена, так и не смогли этого сделать.

— В ином измерении! — передразнил ее сыщик. — Так я и думал. Неплохая идея! Только нам-то что с этим делать? Убийца, к сожалению, орудует не в астральном мире, а тут, рядом с нами.

— Ты опять не дослушал. Остальные члены братства живут и действуют среди людей. Чтобы оградить их от опасности и свести риск к минимуму, Орден Розы и Креста установил периодичность в своей активности. То есть на протяжении ста восьми лет они осуществляют намеченное, а следующие сто восемь лет «спят».

— Как это?

— Условно, разумеется. Просто орден перестанет быть явным, уйдет со сцены, — терпеливо объясняла Ева. — За такой срок много воды утечет, враги перейдут в мир иной, окружающие тоже. Современный цикл братства начался в 1909 году и продлится до 2017 года. Выходит, до периода «спячки» остается одиннадцать лет! Об этом и говорил монах.

— Погоди… значит, «он открылся» и через одиннадцать лет «закроется»? Речь идет о периоде активности ордена? А склеп?

— Это часть ритуала братства. Когда подходит время, появляется манифест, в котором сообщается об открытии «склепа», где покоилось «тело» Великого Магистра вместе с реликвиями, манускриптами и прочими сокровищами ордена.

— Магистр что же, воскресает из мертвых?

Ева развела руками. Она не знала ответа, не знал его и ученый Бальзаминов.

— Нет, наверное… не в общепринятом смысле этого слова. Автор книги много занимался историей этого тайного общества и пришел к выводу, что само существование Христиана Розенкрейцера, официально известного родоначальника братства, — аллегория, миф, выдумка. Скорее всего, такого человека не было. Но ведь после ста восьми лет члены ордена как-то начинали новый период деятельности, как-то появлялся Великий Магистр… вот и назвали это открытием «склепа». Так что фраза узкоспецифическая, ее трудно спутать с чем-либо.

— Да… ну и винегрет получается.

Всеслав взял листок с «посланием» и прочитал его вслух. Он не верил ни глазам, ни ушам. Уж очень невероятно все это выглядело, особенно содержание письма. Опять Тутмос! И не просто так он заявляет о себе, а требует миллион долларов. Абсурд и нелепость!

— Все замыкается на Тутмосе! — сказала Ева. — Все указывает на него как на основателя ордена. Жрецы назначили его наследовать трон, он пережил Мистическое откровение, получил обладание Мистическим символом и стал первым Великим Магистром тайного братства.

Сыщик обреченно кивнул:

— Готов согласиться. Но при чем здесь Хромова? При чем Вероника, Марина, Стас, наконец? Что за дьявольский узел завязался?!

— Насчет остальных не знаю, а Хромова, очевидно, заплатила жизнью за свою тайну. Только кто ее убил?

— У меня появился десяток вопросов, — загорелся Смирнов. — Откуда у Хромовой имущество на немалую сумму? Откуда она знала все эти тонкости про знаки? Кто составил текст письма и почему покойная не передала его сама? Не была уверена, что за ним придут? Или опасалась чего-то? Но директорша могла сказать, кто оставил ей послание. Значит… Яна Арнольдовна была уверена, что ее жизни ничто не угрожает… ведь только она одна обладала весьма ценной информацией. Той, ради которой и затевалась эта зашифрованная игра. А ее все же убили… и тем самым оборвали ниточку, ведущую к цели. Лишено логики!

— Возможно, люди не собирались платить миллион, вот и расправились с Хромовой. Хотя… вряд ли. Тогда они еще не читали письма.

— Если эта курица Вера Петровна не разболтала о его содержании, — заметил Смирнов. — Где гарантии, что она не вскрыла конверт давным-давно? Ее могли припугнуть, шантажировать. Тебе удалось вынудить ее признаться? Могло получиться и у других. Теперь дама дрожит от страха и наверняка глотает на ночь снотворное.

Он рассуждал, анализировал, сопоставлял факты. Ева не возражала, молча слушала.

— Бальзаминов был поражен текстом письма. Правда, из того варианта, который я ему показывала, фразу про миллион пришлось убрать, — сказала она, дождавшись паузы.

— Мудро. И что осталось? — оживился сыщик. — Давай посмотрим. «Это я, о Ра! Я твой сын! Я здесь, рядом с местом, где ты укрылся для отдыха». Если Ра — древнее название Волги… то первая фраза указывает не только на бога, но и на определенное место. Бог укрылся в реке для отдыха и… кто-то находится рядом.

— Тутмос! Кто же еще? Послание не позволяет толковать его двусмысленно, оно прямо говорит: «Я Тутмос, отворяющий врата Дуата, удостоверяющий и свидетельствующий». Дуат — это обитель мертвых у древних египтян.

— Подразумевается, что Тутмос умер, — он открывает врата Дуата… удостоверяющий… и свидетельствующий… собственную кончину, что ли? Чепуха! Гробница Тутмоса Великого очень далеко от берегов Волги. А в письме указано — рядом с местом, где укрылся для отдыха бог Ра. Кстати, почему фараон называет себя сыном бога? Так у них положено?

Ева кивнула. У нее начала болеть голова, а мысли перепутались.

— Все фараоны Египта провозглашали себя живыми богами, — подтвердила она. — А по поводу гробницы… ты прав: искать ее на берегах Волги бесполезно. Бальзаминов как-то интересовался местами под Старицей в связи с ливонскими рыцарями, даже ездил туда, изучал каменоломни. Разумеется, никто не ожидал обнаружить там саркофаг Тутмоса! Однако историк сделал одну подсказку: согласно обычаям того времени было принято любое культовое сооружение или предмет называть именем царя. Например, осадную стену воины именовали «Тутмос, осаждающий азиатов», а установленные в честь фараона обелиски — «Тутмос, пересекающий Евфрат могущественно и победоносно».

«Старица, Рыбное, каменоломни! — отметил про себя Смирнов. — Ниточка ведет туда, я не ошибся».

Вслух он спросил другое:

— Чем же является «Тутмос, отворяющий врата Дуата, удостоверяющий и свидетельствующий»? Ключом?

В его памяти вдруг всплыли слова Федотьи про ключи от смерти, которые охраняет полоз. «Змеиное» дерево, вышивки… тут прослеживается целая цепочка.

— Нет, — разочаровала его Ева. — Бальзаминов говорил о печати. Именно этот предмет предназначен своим оттиском «удостоверять» и «свидетельствовать». Так что речь идет не о гробнице Тутмоса III или его мумии, а о его личной печати. По мнению ученого, она не только является мистическим символом Великого Магистра… но и обладает чудесными свойствами. В любом случае это редчайший артефакт.

Смирнов вскочил и зашагал по комнате. От его стремительных движений всколыхнулись пылинки, закружились в солнечных полосах.

— Кто у египтян был богом мертвых?

— Анубис… — прошептала Ева.

— Помолись ему, дорогая. Нам придется иметь дело с его подопечными.

Сыщик забыл об усталости и ноющей боли в спине и затылке, выскочил в прихожую и через пару минут уже стоял, одетый, у двери.

— Ты куда? — растерялась Ева. — Я еще не все рассказала.

— В морг.

— Мы совсем забыли о Зеленой Роще, — пробормотала она вслед Смирнову.

— Потом!


Глава 27 | Хозяйка книжного магазина | Глава 29







Loading...