home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Возвращение

Я долго не мог забыть те первые несколько минут, пока я выбрался на поверхность, у меня не было времени посмотреть на всё происходящее вокруг. Но даже сквозь фильтры противогаза этот воздух был гораздо приятнее, чем затхлый и спертый воздух метро. Видимо те фильтры, которые были установлены на вентиляции метро, действительно уже ни от чего не защищали. Старик проговаривал что в данном случае ничего хорошего жителям метро не светит. Ведь никакой защиты от внешних воздействий у них просто не было. Всё это я прекрасно теперь понимал. Множество звуков обрушилось на мою голову. Самые невероятные шорохи и шелест листвы, которая тихо передвигалась в движении воздуха, который известен как ветер. Я до сих пор не мог забыть своё первое впечатление после выхода на поверхность. Кто-то бы сказал, что Старик тогда совершил просто невероятную глупость, когда вывел десятилетнего пацана наверх и показал ему город. Но в этом был какой-то очень понятный только ему одному смыслу. Старик надеялся, что таким образом я действительно быстрее пойму смысл жизни поисковика. И не только смысл, но также и само это занятие было для меня теперь чем-то невероятным. Но из-за того, что я буквально только что попал на поверхность, и мне сейчас нужно было быть очень невероятно внимательным, и позволяло мне хоть как-то не реагировать на всё это. В первую очередь я думал только о том, каким бы образом мне выжить и добраться до подъезда. И только потом, когда уже остановился на ночлег, я стал прислушиваться и присматриваться. А также даже принюхиваться. Благодаря этому впечатлений и эмоций от всего происходящего у меня было просто немерено. Одно только отсутствие крыши над головой, заставило меня едва ли не прижиматься к земле. Старик говорил об этом, говоря, что это какая-то из разновидностей психического заболевания. Я помнил, как в первый раз, когда вышел на поверхность, боялся того, что у меня могут оторваться от земли ноги, и я улечу вверх. Теперь конечно я уже знал о том, что ничего подобного не произойдет. Но всё равно, первое мгновение было даже страшновато. В данном случае, в мою пользу сыграло то, что боятся этого было просто некогда. По той причине, что боятся нужно было чего-то другого. Твари! Эти существа были готовы напасть и уничтожить кого угодно и как угодно. Именно поэтому мне пришлось очень сильно беспокоится в отношении своих действий и возможностей. Конечно, немного позже, когда я уже освоился с поведением на поверхности, и сделал подряд несколько выходов наверх, у меня уже появилось желание прислушиваться и присматриваться к происходящему в мире, не обращая внимания на некоторые сложности этого процесса. Кто-то наверняка бы сказал, что ничего в этом сложного нет. А вы никогда не проводили всю свою жизнь в метро? Тем более в вентиляции? И такие выходы для вас были бы сегодня праздником? Нет? А я так провёл… всю жизнь… Хотя и пока короткую… и поэтому все мои эмоции сейчас были направлены именно на вот это не скрываемое ощущение Свободы. Вокруг не было стен. Не было потолков. Конечно, я отлично понимал, что находясь на открытом месте, я сам себя подвергаю невероятное опасности. Но чем больше я выходил наверх, тем чаще мне хотелось задержаться, чтобы подышать воздухом, посмотреть на деревья… Главная проблема в решении этого вопроса могла быть в том, что среди деревьев также появились хищники. И это не настраивало на легкое и веселое настроение. Именно поэтому я был вынужден более внимательно обращаться с оружием, а также и быть более осторожным. В данном случае осторожность для меня была даже важнее всех этих неожиданных для меня эмоций. Хотя возвращаться в метро теперь уже не сильно хотелось, но я всё-таки вынужден был жить там. Так как отлично понимал то, что на поверхности выжить мне будет гораздо сложнее. Взять хотя бы ты уже еду. Откуда я знаю, какие твари на поверхности съедобные? А там, у меня под рукой всегда крысы… Конечно, в последнее время появились рядом и люди, которые решили поохотиться на крыс. Но они делали это осторожно, видимо прислушавшись к моим предупреждениям. Именно поэтому, сейчас у меня ещё и была возможность выживать в метро. Старик говорил о том, что люди обычно цепляются за привычное. И поэтому для многих то, что произошло на поверхности, было просто Катастрофой. Учитывая это, старик всегда говорил о том, что люди по своей сути трусы. Трусы, которые боятся всего неизвестного. Даже себя самого старик называл трусом. Видимо он отлично понимал то, что он тоже многого боится. Когда я у него спросил, почему он так говорит, этот старый поисковик сказал мне, что у него была возможность всего лишь противостоять ученым на станции Исторический музей. Благодаря этому ничего бы подобного со мной не произошло бы. Но сейчас уже было поздно говорить о чем-либо подобном. Достаточно было знать то, что в результате подобных действий ему пришлось бежать, вместе со мной. И теперь всю оставшуюся жизнь я обречён проживать в вентиляции. Кто знает, как развивалась бы моя жизнь, если бы он тогда проявил больше смелости? Может быть я бы сейчас спокойно жил на довольно богатой и густонаселенной станции. А может быть его вместе со мной отправили бы на опыты… Сейчас никто не может сказать точно о том, что могло произойти там, на этой станции… Именно поэтому я так же понимал и то, что всё это, особенно всякие оправдания и пояснения, выглядят со стороны просто невероятной глупостью. Но как я уже говорил, утверждать что-либо сейчас уже было поздно.

Поэтому, я снова оглянулся, старательно высматривая каких-нибудь тварей, находящихся поблизости или любопытных поисковиков. Я отлично понимал, что их просто не может быть рядом! Дело в том, что выход на поверхность был достаточно далеко, и поэтому можно было со спокойной душой заявить, что рядом людей просто не может оказаться. Но кто знает, на что способны люди? Эти же два поисковика, которых я довёл до станции, каким-то невероятным способом добрели до неё? Может быть они бы и не дошли, если бы не моё вмешательство? Но как я уже утверждал, мне было нужно это сделать! Ведь так они уже не только сами, но и даже жители станции уверились в том, что поблизости живет Отшельник, который проявляет к людям заботу и внимание. А значит, врагом его считать не имеет смысла. Я отлично понимал то, что люди рано или поздно могут действительно посчитать меня врагом, и тогда ничего хорошего мне не светит. Но я отлично понимал так же и то, что в любой момент могу просто в тоннеле подстрелить какую-нибудь крысу… И не добью её до конца. И тогда разъярённая стая крыс, услышав визг раненой, бросится в этот тоннель. Я знал то, как крысы старательно мечутся по территории. Они наверное, сразу обнаружат блокпост людей, который привлечет внимание. А за блокпостом и сама станция. Может быть нападение группы крыс они и смогут отбить. Только проблема в том, что крысы будут на них нападать отнюдь не одной небольшой группой из нескольких особей. Нападение будет происходить большой, и довольно опасной стаей тварей. Поэтому как-то предвзято относиться к этому им не стоило. Кто-то сказал бы наверняка, что это жестоко с моей стороны заранее планировать подобные расправы над людьми. Но в этом не было ничего особо жестокого. Если эти люди запланировали в отношении меня какие-либо пакости, пусть не удивляются тому, что я отвечу тем же. Естественно, чтобы использовать я буду все подручные средства. Конечно, можно было бы в таких случаях устроить своеобразную блокаду. Вылавливать их поисковиков на поверхности, и уничтожать. Более-менее разобравшись с местностью, в данном случае для меня не было никаких проблем. Проблемы были в том, что устраивать подобную охоту я просто не собирался. Да и зачем мне это делать? Гораздо хуже для этой станции будет именно единовременная атака крыс. Да, я отлично понимал, что после всего этого я в ближайшее время не смогу охотится там. Но в этом пока что не было никакой нужды. И поэтому я мог с помощью петель из тонкого троса, который обнаружил в квартире погибшего военного, устроить охоту с силками на крыс, не расстреливая их. Тот выстрел с помощью глушителя в крысу, был для меня всего лишь пробой. Я не собирался тратить такие ценные патроны на охоту. Именно поэтому у меня сейчас с собой была целая бухта тончайшего троса. Его прочности должно было хватить для того, чтобы поднять тушку крысы передавив ей горло в вентиляцию. Здесь я её разделаю, и внизу не прольется ни капли крови. А значит мои запасы мяса будут гораздо более полные, чем было до этого времени. Учитывая всё это, я превосходно понимал также и то, что сделав крупные запасы пищи, я смогу месяца два провести в вентиляции, не охотятся. А имея в запасе еще и запасные фильтры для противогаза, я понимал теперь также и то, что поиск для меня может стать вторым смыслом жизни. Всё-таки, Старик не зря говорил, что тот, кто проведет на поверхности несколько дней подряд, уже просто не хочет возвращаться обратно под землю! И я его теперь полностью понимал! Это была просто невероятная свобода, и возможность идти туда, куда ты хочешь… конечно то, что приходится всё это делать в противогазе, вынуждало меня к тому, что в данном случае у меня просто нет выбора. Возможно когда-нибудь, люди всё же смогут выйти из подземелья. Только расслабляться им не стоит. На поверхности Земли людей ожидает просто невероятно большое количество Сюрпризов. Причём эти сюрпризы были практически все смертельные. Охотящиеся на них твари, могут воспринять появление людей, как всего лишь еще одну дополнительную кормушку. И тогда наверняка люди, которые надеются, что сумеют противостоять всем этим угрозам, поймут главную свою проблему. А эта главная проблема заключается именно в том, что все эти люди всего лишь обречены. Обречены по той причине, что местные твари абсолютно равнодушны к людям, которые могут попасть в их лапы. Судьба всех этих людей сейчас находится не в их собственных руках, как обычно говорили различные политические шишки, из прошлого мира. В первую очередь, люди сейчас практически полностью зависят от того, как сумеют выживать. Я это всё отлично понимал. Понимал, и принимал!

Поэтому, тяжело вздохнув, я снова нырнул в трубу, которая вела меня в Метро. Я вернулся домой!

Домой, где я мог спокойно снять противогаз и эту плотную, так надоевшую мне за последние несколько дней, одежду.

Домой, где я мог спокойно спать, не ожидал любой момент нападения какой-нибудь твари.

Домой, где воздух хоть и был затхлым, но при этом таким желанным и вкусным…

Одним словом – я был дома… Возможно именно поэтому Старик и утверждал, что люди постепенно превращаются либо в червей, либо в кротов. Всё зависело от того, будешь ли ты сожран кротом, или же сам будешь жрать таких червей? Я понял так, что Старик пытался таким образом вырастить из меня хищника. Того самого хищника, который может постоять за свою территорию, не задумываясь о последствиях. Поселившихся на станции людей было слишком много. Но в ближайшее время мне либо придется самому им починиться. Либо их нужно будет подчинить себе! Второй вариант мне нравился больше! Пусть думают, что Отшельник опасен, но при этом Справедлив. Если они будут прислушиваться к моим советам – пусть живут! А если нет… Крыс-то же надо чем-то кормить! Если их не кормить, то они могут попытаться найти пищу где-то ещё. И не факт, что они не прокапают себе какой-нибудь тоннель именно в вентиляцию! Старик рассказывал мне о том, как эти твари, еще будучи размером с ладонь человека, умудрялись прогрызать железобетонные стены! И таким образом пробираться в дома. Сначала я в это не верил. Но когда я увидел, что в тоннеле появился новый ход, который явно отдавал крысиным запахом, то понял всю опасность происходящего. Старик рассказывал о том, что раньше с этими тварями можно было бороться определенным способом. Вариантов было два.

Первый способ, это было замуровывать норы таких крыс битым стеклом и цементом. Если стекло достаточно маленькое, крыса просто не сможет грызть такой бетон. И в результате, не сможет заново прогрызть нору в том же самом месте. Старик рассказывал о том, что крысы очень любят свои норы, и поэтому как не замуровывают им ходы, они всё равно прогрызают их там же. Но вот такой способ, с битым стеклом, заставлял их искать направление в другом месте. Ведь они в таком случае могли порезать свою пасть, разгрызая подобный бетон. Но он так же рассказывал и об одном случае, когда сам попытался с помощью цемента и битого стекла замуровать одну нору. Результат был плачевным. На следующий день, когда он подошёл к тому месту, чтобы проверить… Дикий хохот разлился по его квартире. Крыса выгрызла свою нору там же. А битое стекло, которое видимо было не слишком мелким, сложила ровной кучкой возле своей норы. Словно издевалась над человеком. Говоря ему – попробуй ещё!

Именно поэтому Старику тогда пришлось применить второй способ. Он убил одну из проникших в квартиру крыс, и засунул её обратно туда в нору. А саму нору замуровал. И в этот раз цемент был обычным, без каких-либо вкраплений стекла или еще чего-либо. Хитрость этого способа заключалась в том, что как я уже говорил ранее, крысы очень хорошо чувствуют смерть себе подобных. И в этом случае крысы больше не приближались к тому месту, где лежал высохший труп крысы. Этого им хватило. Но с этими существами, как говорил Старик, ничего подобного делать не стоит. Ведь они наверняка слишком уж изменились. Да и трупы своих товарищей крысы сжирали прямо на моих глазах. Мне пришлось в этом убедиться, когда я убил крысу, и не успел её поднять наверх. Появившийся патруль крыс, абсолютно не задумываясь, разорвал убитую мной крысу, и продолжил свой путь, как будто ничего не случилось. В данном случае кто-то мог бы заметить, что я обычно утверждал, что в случае смерти крысы другие крысы не дадут мне возможности охотиться в этом тоннеле в ближайшее время, так как будут искать убийцу. Да, я это говорил. Но ситуация в этом случае была немного другой. Крысы увиделись убитую свою подругу, и сами её сожрали. В этом случае у них не возникло никаких подозрительных ассоциаций, которые могли бы указывать им на то, что кто-то здесь им мог помешать или же как-либо наносить вред стае. Возможно именно это их отношение к произошедшему и подтолкнуло меня к мысли о том, что крысы не настолько разумны, как опасался Старик. Но было достаточно понять то, что они достаточно опасны. Именно поэтому я не собирался больше проливать их кровь. если есть возможность охотиться без крови, я этим займусь. Всё-таки задушенная крыса погибает не благодаря тому, что сдохла самостоятельно. А именно благодаря моему вмешательству. А значит мясо её можно употреблять в еду. Кроме того, мне нужно было убедиться в том, что жители станции продолжают жить, прислушиваясь к моим советам. Возможно мне нужно будет появится в тоннеле, заставив их одуматься, если они совершают такие глупости. Я почему-то был убежден в том, что рано или поздно жители станции решат, что в тоннеле для них нет ничего опасного. А этого нельзя было допускать! Они должны были знать то, что им в данном случае угрожает довольно большая опасность.

Именно поэтому после того как я выгрузил все свои трофеи и рассортировал их, в течении одного дня, я направился снова к станции. Благо, что у меня была возможность, это делать при помощи ходов в вентиляции.


Высотка | Отшельник. Одиночество | Станция







Loading...